Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ВЛИЯНИЕ НА АНАЛИТИКА




 

Тип переноса, описанный выше, вызывает ответный контрпе­ренос аналитика и ставит под угрозу его творческие способности.

Прежде всего, поскольку у таких пациентов не появляется глу­бокого эмоционального отношения к аналитику, создается впечат­ление, что перенос вообще не развивается. Неопытному аналити­ку или кандидату кажутся непонятными и страшными пациенты, не лишенные способности к свободным ассоциациям, которые вроде бы могут погружаться в примитивные фантазии и детские воспоминания, выражать эмоции и у которых в то же время не про­исходит развития переноса. Ситуация сильно отличается от рабо­ты с обсессивным пациентом, которому интеллектуализация, ра­ционализация, реактивное образование или другие защиты высшего уровня мешают выражать эмоции, при том, что сам пациент глу­боко погружен в перенос.

Во-вторых, такие нарциссические пациенты постоянно и подо­зрительно наблюдают за интерпретациями терапевта, неустанно “интерпретируя” все его комментарии, и это может надолго пара­лизовать аналитика в его коммуникации. Это более эффективный способ контроля, чем обычная тенденция нарциссических пациен­тов раскладывать интерпретации аналитика по полочкам, следя, чтобы его слова не были неожиданными (что пробудило бы зависть пациента) или такими, которые слишком легко обесценить (что вызвало бы у пациента тяжелое разочарование). В отличие от та­кого “распределения по рангам”, ограничивающего восприятие слов аналитика, пациенты, о которых мы говорим, все выслушивают, стремясь нейтрализовать или устранить непосредственное эмоцио­нальное впечатление от интерпретации. У аналитика остается впе­чатление, что он разговаривал сам с собой или что произнесенные им слова растворились в воздухе, не достигнув пациента.

Кроме того, постоянное придирчивое наблюдение за аналити­ком приводит к тому, что пациент внимательно изучает его “реаль­ные” черты, его особенности и странности. У аналитика создает­ся неприятное ощущение, что он подвергнут доброжелательному, несколько ироническому и веселому или же явно подозрительному наблюдению, и такой контроль разрушительнее, чем другие его формы, встречающиеся в аналитических взаимоотношениях.

Кроме того, эти пациенты “изучают” язык аналитика, его тео­рию и его любимые выражения в совершенстве, и потому они мо­гут сочетать описания с интерпретациями настолько искусно, что аналитик перестает отличать эмоции от интеллектуализации или регрессивные фантазии от психоаналитической теории. Фактически и сам пациент не может отличить подлинно свое от того, чему он научился, общаясь с аналитиком. Все это создает такую психоло­гическую структуру, которая мешает пациенту или аналитику по­нять бессознательные аспекты патологии пациента. В конечном итоге пациент сам становится жертвой своей неспособности быть зависимым от аналитика.

Под влиянием таких взаимоотношений аналитик может потерять свою спонтанность. Вместо того чтобы работать, равномерно рас­пределяя свое внимание, он, защищаясь, начинает контролиро­вать свои коммуникации. Отсутствие отношений переноса и его динамики в течение долгого времени вызывает у аналитика обес­кураживающее чувство, что на самом деле ничего не происходит, а он не может понять, почему. В конце концов он может почув­ствовать себя парализованным, а свою работу — бесполезным за­нятием. Он даже может заключить бессознательную сделку с паци­ентом и отщеплять один сеанс от другого, снова и снова принимая свое поражение и пытаясь начать все сначала.

 







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 117. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.001 сек.) русская версия | украинская версия