Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Алкоголь и преступность.




Ясно, что эти две вещи как-то должны быть связаны, но почти никто не знает, как. В прошлом году вышла книжка Борзенкова «Роль права в профилактики правонарушений». Там приведена статистика преступности по Союзу и убедительно доказало, что в основе 85% таких страшнейших преступлений, как убийства, изнасилования, грабежи и разбои – лежит алкоголь. А хулиганство –100 % пьяное! Трезвого хулиганства вообще не бывает. И вот этот самый алкогольный график, заполняет нашими молодыми людьми тюрьмы. И с каждым годом всё больше и больше. Ведь самое страшное то, что всех, кто туда попал, сделал преступникамиалкоголь.

Недавно я был в Топчихе Алтайского края. Там в прошлом году открыт новый детский дом. 95% несчастных ребятишек, которые находятся в этом детском доме – это дети родителей, лишённых родительских прав за пьянство и алкоголизм. У нас 40 лет, как война кончилась, мы – по всей стране сейчас методично открываем новые сиротские дома!

Мне некоторые умники говорят: «Ты бы лучше там стекляшки свои исследовал, чем вот так вот ходить народ пугать». Я готов каждого, кто так говорит, взять за шиворот, отвести в Топчиху в детский дом – пусть он посмотрит своими глазами на горе народное.

 

Самая большая неправда, которая у нас существует об алкоголе – это отсутствие всякой правды о «сухом законе». Я почти уверен, что никто из вас не слышал до вот этой антиалкогольной кампании, что в нашей стране 11 лет прекрасно, успешно существовал «сухой закон». Я лично никогда не слышал. А ведь «сухой закон» для нашего народа не был чем-то надуманным, извне привнесённым. Стремление народа к трезвости у русского народа было всегда. Ещё в середине прошлого века (XIX века – ред.) в 50-е года по всей России прокатилась мощнейшая волна крестьянских антиалкогольных бунтов. Крестьяне просто изгоняли назад за границу иноверцев, которые пришли организовывать винную торговлю и спаивать наш народ. Вынуждено было вмешаться царское правительство – силой подавить эти бунты. Только осуждено было 111 тысяч крестьян по этим антиалкогольным делам!

В конце прошлого века началось замечательное антиалкогольное движение русской интеллигенции. Учителя, врачи, техническая интеллигенция – по всей стране создавали тысячи библиотечек для народа, где показывалась вся пагубность увлечения алкоголем, разъяснялся механизм эксплуатации народа с помощью алкоголя. Во главе этого трезвеннического движения стоял Л.Н.Толстой. Именно он в конце прошлого века написал 13 мощнейших антиалкогольных статей. Я вам оставлю одну из них здесь. У нас до революции в стране выходило более 10 печатных изданий: газета «За трезвость», «Трезвый быт», журналы «Трезвость и культура» и т.д.

В начале века в эту антиалкогольную кампанию активнейшим образом включились большевики во главе с Лениным. Большевики всегда стояли на принципиально трезвеннических позициях. Сам В.И.Ленин никогда в жизни не пил и не курил. Именно благодаря инициативе большевиков и крестьянских депутатов дебаты о «сухом законе» были перенесены из Государственной думы в Государственный совет. Бешеное сопротивление оказывали представители эксплуататорских классов, во главе которых стоял тогдашний премьер–министр Витте, сам крупный виноторговец нашей страны.

И всё-таки, несмотря на такое сопротивление, «сухой закон» в нашей страде был принят. Как такового закона в Своде законов Российской Империи вы не найдёте, потому что закона-то и не было. Просто царь в связи с началом 1-й Мировой войны дал право местным органам самоуправления на их усмотрение запрещать винную торговлю в их местностях. И, к величайшей чести нашего народа, все до единого винные магазины по всей стране были закрыты. Все до единого. Вот вам и конец сказки о том, что, дескать, мы без водки и дня не проживём. И наступил «сухой закон».

Большевики, придя к власти в 17-ом году, естественно, продлили этот «сухой закон». Они ему придали статус государственного закона: 5 лет тюрьмы за самогоноварение, год исправительных работ за появление в нетрезвом состоянии. А мы с вами можем увидеть фильмы молодых, преступно безответственных кинорежиссёров, которые нам показывают, как там пьяные матросики за советскую власть сражались. Это, товарищи, просто клевета на наших прадедов. Вот такого точно не было. Красная армия – не пила. Белая армия пила, Красная – не пила. Может быть, и поэтому тоже она победила. В Красной армии был просто неписаный закон: если комиссар был замечен пьяным, он подлежал расстрелу. Вот так большевики блюли эту самую народную трезвость.

Я хочу вам заметить, что величайшую в истории человечества революцию мы совершили в самый трезвый период нашей жизни, когда у нас был «сухой закон», когда у народа мозги не были затуманены и одурманены алкоголем.

Интересна и показательна судьба царских винных подвалов в Петрограде. Царские подвалы – это был резерв контрреволюции. Эсеры, анархисты, меньшевики – натравливали народ взломать эти подвалы, раздать людям алкоголь. Они прекрасно понимали, какое это оружие массового уничтожения нашего народа, они прекрасно сознавали, какой это козырь в борьбе против большевиков. Трижды собирался Петроградский Совет. Троцкисты, имевшие там сильное влияние, предлагали: давайте оставим, потом продадим на Запад, валюту получим и т.д. И, благодаря позиции истинных большевиков, было принято единственно правильное решение: уничтожить весь винный запас, и конец на этом.

Кстати, недавно в «Международной панораме» показывали одну африканскую страну, в которой произошёл военный переворот и одна из первых акций, которую провели молодые агрессивные военные власти, была такая: они собрали алкоголь по всей стране, вывезли на бетонную площадку и трактор ездит, утюжит этот алкоголь. И. наш комментатор говорит: «Вы посмотрите, какая богатейшая страна! На несколько миллионов долларов алкоголя она сейчас уничтожает?!..» А потом подумал и, одумавшись, всё-таки заметил: «Нет, наверно, это всё-таки очень бедная, но очень умная страна. У неё просто нет желания поить свой народ алкоголем».

В самый трудный год нашей молодой Советской Республики, в мае 21-го года, выступая на Х-ой партийной конференции РКП/б/, В.И.Ленин говорил: «...я думаю, что в отличие от капиталистических стран, которые пускают в ход такие вещи, как водку и прочий дурман, мы этого не допустим, потому что, как бы они ни были выгодны для торговли, но они поведут нас назад к капитализму, а не вперёд к коммунизму». (В.И.Ленин, ПСС, т.43, с.326).

И всё-таки, после смерти В.И.Ленина, «сухой закон» в нашей стране был отменён. На отмене «сухого закона» настаивали, прежде всего троцкисты. Это злейшие враги нашего народа. Это враги, которые ставили своей целью физическое уничтожение всего русского народа. Они к тому времени сумели захватить огромное количество руководящих постов в армии (сам Троцкий был министром), в экономике, в планировании, в средствах массовой информации и медицине. Именно благодаря их вредительской деятельности партия была поставлена перед дилеммой: либо мы идём занимать деньги на развитие индустрии к капиталистам, либо мы временно, ограниченно пускаем в ход водку и прочий дурман. И партия в те годы выбрала из двух зол, как казалось, меньшее. Известно, что «сухой закон» был отменен в 25-м году как «мера необычного свойства» вопреки мнению очень многих членов ЦК и старых большевиков. Сталин, от имени партии, обещал отменить монополию на водку и запретить продажу «алкогольных напитков», как только изыщутся другие средства для развития индустрии. Так писалось в 25-м году.

Отмена «сухого закона» была страшно непопулярной мерой в народе. Нарком здравоохранения Семашко в своих воспоминаниях пишет: «Наркомат здравоохранения был буквально завален письмами. «Кто отменил «сухой закон!?», «Почему разрешили продавать водку?», «Расстреляйте этих врагов, которые начали снова спаивать народ!». Нашлись и апологеты, защитники отмены «сухого закона». В частности, в 20-е годы два «ученых», два, так сказать, алкоголизатора нашего народа – Гуревич и Залесский, а в более поздние, 60-е годы, – отец и сын Левины из Ленинграда, сумели протащить в наше общественное сознание тезис о том, что, дескать, «сухой закон» на примере России, как и на примере других капиталистических стран ничего хорошего не дал.

Это мнение, этот тезис, он сейчас кажется смешным и наивным, если бы он не был в корне преступным. Как можно утверждать серьезно, что «сухой закон» ничего хорошего на примере нашей страны не дал, если объективно посмотреть на его результаты. Понадобилось 40 лет, прежде чем в 64-м году в нашей стране начали пить столько же, сколько пили до введения «сухого закона». 50 лет – с 14-го по 64-й год – у нас действовал «сухой закон» и продолжалось его последействие. Все это время у народа держался трезвеннический настрой, заданный всего 11-ю годами «сухого закона».

А вот, послушайте что писали о «сухом законе» его современники. Я зачитаю вам очень хорошую выдержку из газеты «Правда». Послушайте тех, кто жил при «сухом законе»:

«Два года спустя, после введения «сухого закона», в 16-м году, по инициативе членов Государственной Думы крестьян Евсеева и Макагона в Думу было внесено законодательное предложение об утверждении в Российском государстве трезвости на вечные времена». В объяснительной записке авторы пишут: «Высочайше утвержденным положением Совета министров 27 сентября 1914 года городским думам и сельским общинам, а положением 13 октября того же года и земским собраниям на время войны предоставлено было право запрещать торговлю «спиртными напитками» в местностях, находящихся в их ведении. Волею Государя право решения вопроса быть или не быть трезвости во время войны было предоставление мудрости и совести самого народа.

Сказка о трезвости – этом преддверии земного рая стала на Руси правдой: понизилась преступность, затихло хулиганство, сократилось нищенство, опустели тюрьмы, освободились больницы, настал мир в семьях, поднялась производительность труда, явился достаток. Не смотря на пережитые потрясения, – а два года шла война, – деревня сохранила и хозяйственную устойчивость и бодрое настроение. Облегченный от тяжкой ноши пьянства, сразу поднялся и вырос русский народ. Да, будет стыдно всем тем, которые говорили, что трезвость в народе немыслима, что она не достигается запрещением. Не полумеры нужны для этого, а одна, решительная, бесповоротная мера: изъять алкоголь из свободного обращения в человеческом обществе».

Вот, товарищи, что писали два крестьянских депутата, два государственных человека!

Мы с вами пережили революцию, три страшнейших войны, у нас сменилось три поколения, прежде чем мы пришли к парадоксальнейшей ситуации, когда собирается сотня взрослых разумных людей, и никто из них ничего не слышал хорошего о «сухом законе» в нашей стране. Все знают про американский – десятки литературных произведений: как он там вводился, как отменялся, срывался – всё прекрасно знаем про американский «сухой закон», про свой «сухой закон» вообще никто ничего не знает. О нем, кстати, до сих пор что-нибудь хорошее писать запрещено. Ругать – пожалуйста.

 

И еще одна, самая страшная ложь об алкоголе, ложь провокационная. Именно «благодаря» ей мы с вами выскочили на такие «ведущие позиции» по пьянству в мире. Это ложь о том, что если пить «культурно», если пить «умеренно», то никакого пьянства, никакого алкоголизма не будет. А вот те, которые спились – пьяницы-алкоголики, – они сами виноваты. Они пили некультурно, пили неумеренно, потому и спились. Давайте, мы их спишем, а сами будем; стремиться пить «культурно» и «умеренно».

Если бы я сюда к вам сейчас пришел и начал говорить: «Товарищи, давайте – пить! По субботам – пить, когда гости придут – пить, все праздники – пить, пить, пить!» Да вы бы тут же позвонили куда надо и сказали: «Это человек, наверное, не из Ученого дома, а из с какой-то психбольницы сюда прибежал, с «цепи» сорвался».

А вот если я к вам приду, да по-другому скажу: «Товарищи, давайте пить, но – умеренно. Давайте пить, но культурно, под умный разговор, из красивых бокалов, за красивым столом...». Так вы же скажете: «Ну, это совсем другое дело!» Ведь вас уже вроде как не пить призывают, а вас к культуре зовут.

Товарищи, призывать людей пить «культурно» и употреблять алкоголь «умеренно» – это лженаучно и глубоко преступно! Ведь речь-то идет о наркотиках. И призывать «культурно» употреблять наркотик – это просто провоцировать наших детей, которые никогда в жизни его не пробовали. Чтобы они его попробовали и втянулись в пьянство. Говорить о «культурном» употреблении, «культурном» питие так же глупо и бессмысленно как говорить, скажем, о «культурном» хулиганстве или «культурной» наркомании. Ну, скажем, я бы пришел к вам и сказал: «Товарищи, давайте раз в месяц укол морфия себе делать? Ох, как расслабляет! Да куда там водке с вином! Если раз в месяц, «культурно» – никакого морфинизма не будет. А если раз в недельку нюхать порцию героина? Да по телевизору бы нам показывали, как там его главные герои все нюхают. Да, в ларьках его по 15 копеек пустить за порцию... Да мы через год все наркоманами с вами станем! Но ведь алкоголь – это точно такой же наркотик!

Все эти призывы употреблять алкоголь «культурно», пить «умеренно» ещё ни одного пьяницу, ни одного алкоголика ни на миллиграмм пить меньше не заставили, но всех остальных в пьянство вовлекают. Этот призыв действует абсолютно безотказно. Люди слышат: пить можно, если «культурно», если «умеренно», это допустимо, – так почему бы, собственно говоря, и не выпить? Потому-то, все и запили.

И эта, товарищи, политика... И разговоры-то эти начались в конце 50-х годов. Даже я, молодой человек, помню эту статью Левина «Сухой закон» или культурное употребление?» – её все обсуждали. В этой статье Левин писал и «научно» доказывал, что надо бороться за «культурное потребление». Вот с этого разговора о «культурном потреблении» мы с вами и взлетели на «передовые» позиции потребления – пришли к тому, что сейчас имеем.

Эта политика, товарищи, «культурно-умеренного употребления» алкоголя привела к тому, что в нашей стране не осталось трезвых людей, мы стали самой пьяной страной. И статистика трезвости убедительнейшим образом это показывает.

В 1913-ом году провели социологическое обследование среднерусских губерний и выяснили: 43 % русских мужчин были трезвенники. Каждый второй мужчина никогда не брал в рот спиртного. В 79-ом году в тех же областях таких трезвых мужчин оказалось 0,6 %. Практически все мужчины пьют.

Женщины... Женщин трезвенниц на Руси было 90 % – никогда не бравших в рот алкоголя. В 79-м году таких женщин оказалось 2,4 %. 97,5 % женщин у нас пьют. Товарищи, это самый страшный итог, который мы имеем на сегодняшний день – у нас пьют женщины. Это значит, что конец наш, он уже виден – вот он! Вот он уже конец! Мы к нему уже идём, в эту пропасть сваливаемся, срываемся! У нас пьют женщины.

Кстати, в истории человечества уже был пример подобного пьяного безумия. Ещё Энгельс об этом писал. Когда европейские колонисты захватили Америку – в Америке жили многомиллионные племена индейцев. Вспомните историю! Это был физически крепчайший народ. Древнейшая культура! Цивилизация своеобразнейшая! Воевать с ними было бесполезно. Победить их было просто невозможно. Так догадались, пустили туда алкоголь. Одновременно, начали пить и мужчины, и женщины. Прошло два поколения – от этих индейцев вообще ничего не осталось. Сейчас жалкие остатки доживают свой век в резервациях за колючей проволокой... Нас ведь, товарищи, то же самое ждёт буквально через поколение. У нас запили женщины. Вот посмотрите здесь на этот график дебилов: чуть-чуть он немножко начал загибаться сюда, а потом опять вверх полетел! Это начали «культурно» пить женщины. Подключились, так сказать, к этой политике.

 

Алкоголь и дети – это самый сейчас у нас страшный и больной вопрос. Самый страшный и самый больной вопрос.

В 13-ом году 95 % юношей и девушек до 18 лет никогда в жизни не пробовали алкоголя.95 %! В 79-ом году таких оказалось меньше 5%. Меньше 5 %!

Товарищи, произошла какая-то, совершенно для меня сейчас непонятная, метаморфоза. Наши «тёмные», «неграмотные», «лапотные», «невежественные» прадеды знали абсолютно точно: ни в коем случае нельзя пить алкоголь детям, ни в коем случае нельзя пить алкоголь молодым людям в возрасте до 35–40 лет, пока они не нарожали нового здорового потомства. Мы-то что сейчас с вами делаем?!

Когда этих мужчин – 99 %, которые пьют, обследовали в среднерусских наших областях, выяснили: 36% из них алкоголики и пьяницы. Каждый третий мужчина в возрасте от 20 до 50 лет. Когда ему только то и давать отдачу народу, он уже алкоголик или пьяница... Он уже сейчас с разрушенным здоровьем...

Когда этих пьяниц спросили: вы, ребята, когда ж пить-то начали? Выяснилось: 31% из них начали пить в возрасте до 10 лет и спились. А 65% – с 10 до 15 лет и спились. И только 4 % – оставшихся – начали пить в возрасте после 15 лет и спились.

Всё по науке, товарищи! Наука так и утверждает: чтобы взрослому человеку после 20 лет спиться, надо систематически пить 10-12 лет. Ребенок спивается за 3-4 года.

У нас в стране прошла уже очереднаяВсесоюзная, научная конференция по профилактике детского алкоголизма.

Вы только представьте, в какую мы с вами пропасть летим: уже собралась куча людей, которые изучают научно этот вопрос!?.. Детский алкоголизм.

Вот в этой газете – «Неделя» №8 за этот год – есть статья «Выпей, Вовик, глоточек», называется. Страшная статья, товарищи. Эта статья о 4-х летнем алкоголике. Вы её почитайте... Как это делается.

 

«Кто виноват?»

«Кто виноват?» – товарищи, вопрос, как всегда, самый сложный и, не поняв его, наверно, трудно понять с кем и с чем нужно бороться.

Понятно, если бы я сюда пришёл к вам рассказывать о каких-то наших грандиозных успехах, думаю, там, на проходной – толпа бы себя в грудь била и кричала: «Мы к успехам привели!» В этом же вопросе те, кто привёл нас к такой ситуации – они сюда, на свет божий, не лезут. Они там где-то... Не афишируют свою деятельность.

Ясно одно, товарищи: то, что в нашей стране происходит с пьянством на протяжении последних 20 лет, это как раз то, о чём, только могли мечтать наши самые злейшие враги. В частности, Гитлер. В 20-е годы, когда он писал свой знаменитый программный труд «Майн кампф», там он, касаясь своей будущей политики на завоеванных восточных территориях, писал так:

«Для них (для славян, т.е. для нас с вами) никакой гигиены, никаких прививок. Только водка и табак».

«Только водка и табак», – всё! Гитлер прекрасно знал, чего он хотел. Ведь он прекрасно понимал, что водка и табак выведут этих ненавистных славян с лица земли через одно поколение! Без всяких газовых камер. И у-ух, как мы с вами начали этот изуверский его план выполнять в последние 20 лет! Как бы он сейчас бедолага порадовался! Не дожил он до таких «светлых» дней!

В 53-м году на своё срочное, сверхсекретное совещание собрались высшие чины Центрального Разведывательного Управления и Совета Национальной Безопасности США. Начали решать вопрос, что же делать с нами. Умер Сталин, растерянность, междувластие... Вот тут-то бы нас и ударить!?.. Единогласно решили: «нет, в открытой войне победить их (то есть – нас) не удастся. Их можно только разложить изнутри». Опять же, с помощью того же табака, водки и разврата. И, товарищи, в последние десятилетия на наше с вами разложение изнутри Центральное Разведывательное Управление тратит ежегодно десятки миллиардов долларов. И у-ух, как эти денежки результат-то какой прекрасный дают, а?! Как они сидят там и ручки-то потирают?! И думают: да когда ж они, дураки, там спохватятся? Да когда ж они от пустых разговоров о борьбе с пьянством к этой самой борьбе и придут?.. А они, товарищи, ни одного центика, ни одной копеечки на ветер просто так не бросают.

Как сказал в своей лекции в Доме учёных академик Углов: «Те, кто в очередной раз будет наливать «винцо» и попивать, вы знайте и помните, что вы выполняете изуверский завет Гитлера для нашего народа. Вы пьёте во славу и здравие Центрального Разведывательного Управлений. А они-то там, будьте спокойны, каждую нашу рюмочку себе в актив записывают, каждого нашего ребёночка, вовлечённого в пьянство. Всё это им бальзам на их израненную душу. Воевать они с нами не собираются. Они с надеждой ждут: когда же мы здесь все сопьёмся. «Культурно», так сказать, сопьёмся».

 

«Кто виноват?»

Конечно, виновата наша медицина и средства массовой информации. Вот книжка «Алкоголизм», издательство «Медицина», 83-й год. У вас, наверно, здесь вот, рядом в «Технической книге» полно этих книжек было. Товарищи, все цифры, которые я вам сейчас называл-приводил, всю эту статистику я взял из этой книжки. Они все здесь есть. Не так, конечно, как я их вам преподал-преподнёс. Одна цифра здесь, другая – там, пятая, десятая. Мы их, когда на график выписали, у нас волосы зашевелились!

Так что же нам предлагает наша медицина?

А медицина предлагает два кардинальных пути борьбы с пьянством и алкоголизмом в нашей стране. Первый путь: расширять и укреплять наркологическую службу и второй путь – расширять сеть школ-интернатов для дебильных детей.

Вы представляете, товарищи, медицина направлена не на борьбу со страшной нашей трагедией, с алкоголем! А направлена она на борьбу с последствиями употребления алкоголя – алкоголизмом?!.. Мы, мол, этих алкоголиков чуть-чуть подлечим, они у нас ещё полгодика за станком постоят. Мы этих дебильных ребятишечек изолируем, чтобы они нам совесть не бередили, глаза не мозолили...

А ведь, товарищи, эта наркологическая служба, – я не знаю, какая от нее польза, но вред она приносит просто колоссальный. Ведь эта служба создает у людей опаснейшую иллюзию, что от алкоголизма можно вылечиться. Вылечиться-то ведь от этого невозможно. Ведь человек, которому под страхом смерти зашили ампулу и сказали: «Выпьешь – умрешь»,– ведь это совершенно не тот человек, который был, если бы он до сих пор дожил и ни разу не выпил. Это человек с разрушенным здоровьем, с разрушенным мозгом... И ведь 90 % после дорогостоящих курсов лечения снова начинают пить в течение года, а остальные 10 % в течение последующих 4 лет. Удерживаются только единицы. Эффективность этой службы нулевая. Она просто показывает видимость борьбы с пьянством в стране. Только и всего. В этом её единственное предназначение.

Вот, товарищи, журнал «Наш современник». Запомните, пожалуйста, этот журнал. Это единственное в стране печатное издание, которое по-ленински, по-партийному поднимает вопросы о пьянстве и трезвости. Все остальные газеты и журналы, во главе с Литературной газетой, призывают нас пить «культурно», пить «умеренно». В частности, в 1981-м году в номерах 6, 8 и 11 этого журнала был опубликован ряд статей о трезвости. Так, в номере 6 Николай Мошавец, – это молодой журналист, вы его, наверное, знаете, он иногда ведет передачи «Мир и молодежь», – в своей статье «О трезвости» пишет:

«Скажем, открываешь, целиком посвящённую здравоохранению 12-ю страницу «Литературной газеты» за 3 сентября 1980 г. и читаешь следующее заявление академика В.Петровского...», – (Петровский – это бывший министр здравоохранения нашей страны, который все эти 20 лет сидел там, в кабинете министров, заседал с портфелем. Так что же пишет этот самый бивший министр, вы послушайте), – «Прежде всего, следует отметить, что если в капиталистических странах потребление алкоголя продолжает расти быстрыми темпами, то в нашей стране наблюдается значительное замедление роста потребления «спиртных напитков»…».

Товарищи, это пишет министр здравоохранения СССР. Пишет на страницах 5-ти миллионной, «Литературной газеты». Пишет в тот самый год, когда мы достигли беспрецедентного вообще за всю нашу историю уровня потребления алкоголя?!..

Товарищи, но ведь, это же матерый враг! Мы себе ясно должны отдавать отчет, что это просто матерый враг, этот самый Петровский! Ведь этот человек лично ответственный за всю эту алкогольную трагедию. Ведь этот человек – член правительства, – он ставит этот алкогольный вопрос перед нашим правительством! Ведь он информирует ЦК партии по этому вопросу! И он же пишет на страницах «Литературной газеты» что проблемы вовсе нет?! А среди вас наверняка найдутся люди, которые до сих пор верят тому, что пишет «Литературная газета». А что же мы читаем в «Литературной газете»: у них там растет, у нас – падает. Все нормально. Интеллигент на стороне, народ – спивается. Дело сделано.

А вы послушайте, что дальше этот самый Петровский пишет в следующем абзаце:

«Как ни парадоксально это звучит, но нас радует, что по статистике наблюдается увеличение количества больных алкоголизмом, потому что такое увеличение обусловлено более интенсивным выявлением этих больных» (смех в зале).

Вы представляете, министра радует, что у нас растет количество больных алкоголизмом?!.. Он не в силах удержать в себе эту радость! Он её даже на страницы «Литературной газеты» выплёскивает.

Так что, товарищи, я хочу оказать, что для нас время хлопать ушами в этом алкогольном вопросе да-а-вным-давно прошло, и отдавать этот вопрос на откуп «специалистам» – просто нельзя. Как нам сейчас советуюут в газете «Советская Россия» Левины, чтобы этот вопрос изучали специалисты – вот она, эта работа этих специалистов за 20 лет. Мы видим. «Прекрасная» работа. Вы её каждый вечер на улицах города видите, работу этих самых «специалистов».

Странную позицию заняли в этом вопросе наши средства массовой информации. Я вам о газетах вкратце сказал. А к телевизору своих детей я просто боюсь подпускать! Ведь там идет сплошной перекур и звон бокалов. А ведь телевидение сейчас – самый эффективный канал воздействия на умы и, прежде всего, на умы нашей молодежи.

В этом году на Новый год центральное телевидение 8-й раз подряд, – вот характерный пример, – 8-й раз подряд на Новый год на всю нашу огромную страну показывало фильм «Ирония судьбы или с легким паром». 8-й раз подряд!

Первый раз показали – ах, сколько разговоров было там об этом фильме. Второй раз – ах, как все там прекрасно, хорошо и т.д. Я в этом году первый раз посмотрел этот фильм трезвыми глазами. О чем, собственно говоря, фильм-то этот? То есть, какие же жизненные пласты Рязанов и Брагинский подняли в этом фильме?

Сюжет фильма, товарищи, исключительно простой. Человек пошел в баню с друзьями... В бане напился до чертиков. И нашел свое счастье. И ведь какое счастье-то! Каждый бы с удовольствием такое счастье нашел?

Заметьте, товарищи, человек пошел в баню и в бане напился до чертиков. Это смертельно опасно для человеческого здоровья. У нас 26 января на антиалкогольном семинаре выступала профессор мединститута, – я забыл ей фамилию, – она буквально со слезами на глазах умоляла нас: «товарищи, где только можно, кому только можно – говорите: это смертельно опасно для здоровья пить перед баней или после бани!»

За эти 8 лет, что показывали этот «веселый фильм» по нашему телевидению, только в Новосибирской области по этой причине погибло, погибло около 1,5 тыс. человек. Молодых. Ох, какой интересный фильм-то получается, а?

А вы умножьте эти 1,5 тысячи на 90 наших областей и краев! Да этот фильм у нас в стране за 8 лет миллионы молодых жизней унес! Ин-те-ресная получается арифметика...

Ну ладно, они скажут: мы не думали, что какой-то дурак, посмотрев фильм, напьется... Они-то найдут что сказать.

А кто же там напился, в фильме? Какой дурак?

А напился там врач! А кто там так весело пьёт-то в Новом 74-ом году? А пьют там – учителя! А эта красавица, Барбара Брыльска, в самый переживаетельный момент – папиросу в зубы и – закуривает! Это учительница русского языка и литературыу нас с экрана закурила...Ей миллионы девчонок с тех пор подражать начали.

Товарищи, это доллары работают... Мы должны ясно себе отдавать отчёт: это работают доллары.

Или возьмите фильм «Семнадцать мгновений весны». Все ведь его смотрели? Все смотрели. И тоже «Ленинскую премию» не жаль за такой фильм дать. А на каком фоне там народный герой Штирлиц-то воюет с этими немцами и нужен ли вообще был этот фон? Он там постоянно курит и пьет коньяк. И побеждает этих «дураков» немцев. Причём, накурится-напьется, и всё равно видит на 20 ходов дальше любого... Какой там Мюллер, какой Шелленберг, – он всё равно видит дальше всех! Но ведь, это же у нас дети смотрят! У них-то нет критическогло анализа и формируется установка: чтобы побеждать – надо пить и курить. Надо пить и курить, раз уж народный герой Штирлиц курит – им сам бог велел!..

Или возьмите нашу эстраду, товарищи. Что делает наша эстрада?

Ведь быть алкоголиком это самая страшная трагедия в жизни человека. Это страшнее смерти. Намного страшнее смерти. Причем, не только для самого человека – для окружающих его людей.

Один мой товарищ (у него отец алкоголик) говорит (ну, я не знаю, крик души у него):

«Ну, что я своим-то детям про их деда скажу?! Ну, погиб у меня отец на фронте, так я б гордился – у меня ж отец герой. Сейчас-то дети спрашивают, кто у них дедушка... Что я скажу, что до 15-ти лет он жизнь нам травил?! Пока из дому не разбежались...».

А что делает эстрада? Эту трагедию человека превращает в какую-то комедию... А ведь выставить страшную социальную проблему смешной – это значит – создать видимость, что она не опасна. Ну, посмотрели, ну похохотали, магнитофоны послушали и все. Прошли мимо и не задумались...

Несколько слов об антиалкогольной пропаганде.

Я уверен, что напиши год назад вот такое красочное объявление – «лекция об алкоголе», – ну, 5 человек, может быть бы пришло. Я почти уверен, потому что антиалкогольная пропаганда себя полностью дискредитировала. Это уже всем совершенно ясно. Мы, кстати, проанализировали эту пропаганду, и единогласно, единодушно пришли к выводу, что под прикрытием разговоров об антиалкогольной пропаганде все эти годы в нашей стране шла разнузданная пропаганда «культурного» пьянства. Просто шла пропаганда пьянства и все, больше ничего. Никакой антиалкогольной пропаганды и в помине не было. И научный семинар, который был у нас 26 января, он это прекрасно и отлично продемонстрировал.

Мы, люди новые в этой пропаганде, совсем, недавно включились, ошарашенные полученной информацией, начали разбираться с этим вопросом. Нам звонят из областного общества «Знание» и говорят: «У нас будет семинар, вы приезжайте, вас сразу научат, вы будете знать, что делать. Войдете в курс дела».

Мы приехали. Семинар был действительно интересный. Первым выступал Ц.П.Короленко. Вы его, наверное, знаете – профессор мединститута. Он у нас самый видный специалист в области алкоголизма. Вот в этой книге его цитируют через страницу. Ссылаются на его, так сказать, исследования и труды. Вышел Цезарь Петрович и сказал:

«Товарищи, мы уже 25 лет изучаем этот вопрос». (25 лет изучают!). «И пришли к выводу, что эти пьяницы-алкоголики, те, что под забором валяются, это не пьяницы, не алкоголики, это люди списанные. Вылечить их – невозможно. Я, как самый главный специалист, говорю: вылечить их медицина просто не может. А, собственно, алкоголизм, как выяснила наша Новосибирская алкогольная школа, он в себе заключает всего две стадии. Первая: психическая зависимость от алкоголя и вторая: физическая зависимость от алкоголя. Психическая – это когда человек хочет выпить, а физическая, когда он уже не может не выпить. Так вот, диагностировать, распознать эти две стадии чрезвычайно трудно. Заставить человека лечиться – абсолютно невозможно. Ну, как заставить человека нормального, не алкоголика, не пьяницу, которому ещё только хочется выпить, а его же уже надо лечить?!.. Лечиться его заставить – невозможно. Поэтому нам надо расширять и углублять наши исследования этой сложной проблемы».

Далее он сказал, – на семинаре было 120 человек со всей области, – он сказал:

«Товарищи, здесь вот в кулуарах идут разговоры о «сухом законе». Товарищи, это всё ложь. Это всё неправда. Никогда ещё нигде запретительные меры никакого хорошего эффекта не давали. Становилось только хуже. В нашей стране в годы военного коммунизма, в 19-20 году пытались ввести «сухой закон», ой, что началось! Такое самогоноварение! Исчез сахар!.. В экономике – одно потянешь, сразу другое развалится. В частности, вот недавно в Польше пытались ввести «сухой закон». Видели, к чему это привело?.. Поэтому, никаких «сухих законов», товарищи»…

Глубоко уважаемый Цезарь Петрович был дважды, мягко говоря, не прав.

Во-первых, в нашей стране не «пытались ввести в 19-20 году», а у нас 11 лет существовал «сухой закон».

И во-вторых, что касается «сухого закона» и самогона, то, здесь ситуация прямо противоположная. Когда в 23-м году был «сухой закон», провели обследование некоторых среднерусских губерний и выяснили: за целый год на душу населения было выгнано по 200 г. самогона. Это нуль, товарищи! Это вообще ничто. Когда же отменили «сухой закон», и в 27-м году провели там же такое же обследование, выяснили, что в 27-м году было выгнано самогона по 7,5 л. на душу населения. Сам факт отмены сухого закона привел к такому дикому росту самогоноварения, о котором просто никто и подозревать не мог. В 36 раз возросло самогоноварение!

Оно и понятно. Кто гнал самогон? Всё те же преступники. Много ли среди нас с вами найдется преступников? Да, я думаю, что не так уж и много. Но когда отменили «сухой закон», так, значит, спиртное появилось в магазинах. И начали его гнать все. Естественно. Зачем он пойдет эту бутылку покупать, когда он из бурды сам нагонит с таким же успехом.

Вот такая получается «интересная» картина.

Потом выступил профессор Загоруйко. Он, к сожалению, сегодня не смог приехать – он улетел срочно в командировку в Москву. Он выступил, рассказал примерно то, что я вам до сих пор рассказывал. Ему долго хлопали, много вопросов задавали... Потом выступил Леонид Яковлевич Меерович. Он доцент педагогических наук. Я вам о нём уже упоминал. Он вышел и сказал: «Товарищи! Сегодня самый счастливый день в моей жизни — столько у меня в зале единомышленников». Первый его тезис был.

Второй тезис: «Я вас, товарищи, научу, как надо читать-строить лекции по антиалкогольной пропаганде.

1. Надо напугать народ страшными социальными последствиями алкоголизма. У нас в стране в прошлом году 16,5 % детей родились дебильные».

У нас волосы зашевелились. Ну, думаем, наш человек! Ну, как это так?! Это ж секретные цифры, ведь их же нигде не публикуют?!.. Им только в Академии педнаук сообщили. С уха на ухо. Ну, ладно.

Следующий его тезис: «Товарищи! Человечество ещё 150-200 лет не расстанется с алкоголем».

Профессор Загоруйко сидит и говорит: «Расстанется!»

«Нет, не расстанется!»

«Нет, расстанется! – говорит Загоруйко, – Либо сгинет вместе с этим алкоголем наше человечество».

«Ну, не знаю, – говорит Меерович, – А вот «Литературная газета» много раз писала, что человечество с алкоголем не расстанется. И поэтому, – он говорит, – товарищи, мы должны быть с вами реалистами, мы должны смотреть правде в глаза, мы должны вести в наших школах антиалкогольное воспитание. Мы обязаны подготовить наших школьников, детей в школах к «культурной» встрече с алкоголем. Мы обязаны научить их «культурно» пить. Не на троих в подъезде из бутылки, из горла, а за красивым столом, с красивым бокалом, под умную музыку, под хороший разговор... Вот так, как по телевизору нас учат, так мы и должны это всё делать».

Ну, всё ясно. Тут вопросов Леонид Яковлевичу не задавали никаких. Позиция его предельно ясна.

После него выступил Евгений Михайлович Завтер. Он доцент юридических наук. Он сказал:

«Товарищи, вы здесь специалисты по алкоголю больше меня. Я вам лучше расскажу про те законы, которые в нашей стране приняты и направлены против пьяниц и против алкоголиков. Если все эти законы выполнять, никакого пьянства, никакого алкоголизма у нас в помине не будет. В частности, – он сказал, – есть такой закон: если соседи напишут на соседа-пьяницу заявление и этого соседа-пьяницу поместят в ЛТП – в лечебно-трудовой профилакторий, – а сеть этих профилакториев у нас расширяется по стране с каждым годом. Товарищи, – он говорит, – не думайте – это не считается за судимость, но побег оттуда приравнивается к побегу из тюрьмы. И если туда всех пьяниц-алкоголиков поместить, проблема пьянства у нас будет решена».

Я спрашиваю:

«Все 40 миллионов туда поместить?»

Он говорит:

«Ну, сорок не сорок... В общем, всех». (Смех в зале). «Кстати, – он говорит, – у нас принят страшный закон – до 5 лет тюрьмы за спаивание несовершеннолетних».

Вопрос ему тут же из зала:

«А скажите, не пора ли глубоко уважаемого Леонид Яковлевича привлечь к уголовной ответственности, ведь он же предлагает наших детишек в школах начать спаивать?»

«Ну, что вы, – говорит, – товарищи! Как всегда всё не так понимаете!? Ведь если ребёнок – 16-17 лет – на дне рождения выпьет фужер шампанского, так это ж никакое не пьянство? Это всё «культурно», это всё хорошо. А вот если он напьётся до безобразия да под забором будет валяться, вот это – пьянство, и вот за это мы должны судить».

Вы чувствуете этот красный канат «культурно-питейщины», который через все эти три доклада проходит? Я там не выдержал. Встал. Выступил.

 

«Что делать?»

Вопрос «что делать?» – вопрос, как всегда, тоже не простой... Коммунисты нашего института автоматики из КБ научного приборостроения, когда к нам попал доклад академика Углова, – он был в институте размножен, роздан всем коммунистам, – все коммунисты ознакомились с этим докладом, и подняли этот вопрос на своём ближайшем партийном собрании. Подняли принципиально, так сказать, по-партийному. Обсудив этот вопрос, они пришли к единогласному мнению: мы обязаны послать такое антиалкогольное письмо. Это письмо было написано и отослано на имя Генерального секретаря ЦК КПСС Андропова и Председателя комитета партийного контроля – Соломенцева. Это письмо длинное и я не могу все его зачитать из-за нехватки времени. Можно будет его оставить, потом ознакомитесь... Я могу вам зачитать, чем письмо заканчивается:

Внимательно обсудив сложившуюся ситуацию на своём отчётно-выборном партийном собрании и осознавая её чрезвычайную опасность, коммунисты института просят Центральный Комитет принять самые решительные меры, чтобы предотвратить угрожающую нашему народу всеобщую необратимую алкоголизацию.







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 206. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия