Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Эффективность реабилитации




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Методы реабилитации в фонде «ГБН» не раз становились причиной заведения уголовных дел. Вынесено 2 судебных решения по доказанным фактам похищения, насильственного удержания, издевательствам и убийствам реабилитантов. Но может быть все эти методы приносят очень положительный эффект в избавлении от химической зависимости? Сотрудники фонда крайне противоречиво высказываются по поводу результатов своей реабилитационной программы:

· «Через реабилитационные центры фонда прошли более 6500 (шести с половиной тысяч) человек, большинство из которых перестали употреблять наркотики»[108]

· «Как просчитывать количество бросивших колоться - не понятно. Обзвон бесполезен. Да я и не буду этим заниматься. Времени нет. Чтобы что-то понять - надо тестировать»[109].

Настораживает одновременное существование двух противоречивых высказываний: «Большинство перестали употреблять» «Как подсчитывать – не понятно». Возникает вопрос – «считали или нет?». Это хорошо поясняет следующее высказывание Евгения Маленкина:

· «Звонит Евген(Евгений Гопта- Президент Фонда «Трезвый Город») :
- Ты что опять в газете написал?
Я говорю:
-Что такое?
-Какие 40% у нас после реабилитации избавляются от алкоголизма?
-Ну 20% точно избавляются, а в остальных, я просто в них верю, что у них получится»[110].

Никто ничего не считал. Просто сотрудники хотят верить, что их метод помогает при химической зависимости. При этом у сотрудников фонда, даже не из числа реабилитантов, бывают существенные проблемы с химической зависимостью:

«Запил переводчик Галиев»[111]

«Санников занялкруговую оборону – он запил»[112].

Мало данных о наркоманах, находящихся после фонда «ГБН» в устойчивой ремиссии. Ройзман пытается рационально обосновать отсутствие этой информации[113]. Чаще пишут о срывах после реабилитации:

· «Один попал к нам еще в 2000 году. Он был одним из самых талантливых камнерезов на Урале, и прозвище у него было Камень. Пробыл почти год. Три года не кололся. Когда пошла новая волна, его снова унесло»[114].

· «В 2001 году заплыл к нам на реабилитацию, после не кололся до 2006г. Потом снова начал и сам пришел, опять год не кололся. Но у него брат наркоман, сдернули друг друга и понеслось»[115].

Бывшие реабилитанты периодически задерживаются сотрудниками фонда «ГБН» уже за наркоторговлю:

· «С Лупашкой мы не справились. Выгнали мы его. Он принялся торговать. В декабре мы его приделали»[116].

· «Раньше он торговал травой и гашишем, а в последнее время перешел на фен. Торговал мелким оптом от 5 грамм. <…> В 2004 году побывал у нас на реабилитации, был очень худой и бледный. За четыре года эта свинья разжился и наторговал на Volkswagen»[117].

Нам представляется очевидным, что после пребывания на реабилитации в «ГБН» наркоманы не испытывают желания общаться с фондовцами. Поэтому о продолжительности их ремиссии ничего не известно. Однако в «ГБН» работают оперативники фонда, из числа бывших в реабилитации наркоманов. Соответственно, о них информации много. Судя по записям в ЖЖ, их ремиссия также неустойчива:

· «У нас был момент, когда мы все боролись только с Хакером. Но мы ведь его победили!<…> Хакер остался у нас работать…»[118].

Через 9 лет Ройзман напишет следующее:

· «И вдруг он начинает рассказывать, как он был в Фонде в 2000-ом году и при нем до полусмерти избили каких-то людей, в том числе одного, по прозвищу "Хакер". И я даже растерялся, потому что Хакер точно был у нас, а потом его мать забрала, он убил свою собственную бабушку и получил тринадцать лет»[119].

· «В 2000-х попал к нам парень, реабилитировался и остался в работать Фонде. В какой-то момент почувствовал, что может жить самостоятельно. И, действительно, у него получилось. Но ненадолго, к сожалению. Стандартная схема - алкоголь, запои. В конце запоя, чтобы не было похмелья, укол героином»[120].

· «Парень с нами работал. С 2000 года не кололся. И вот в 2007 году что-тот произошло. Был нормальный человек. В глаза смотрел. А тут какой-то мутный стал, и глаза прячет. И мать еще его позвонила. Тоже подозрения появились. Ну и все подтвердилось. Действительно, несколько месяцев тщательно конспирируясь, кололся винтом»[121].

· «У нас бывали раньше такие случаи, что кто-то из наших начинал колоться (бывшие реабилитанты, оставшиеся на оперативной работе). Да, они срывались, снова попадали в центр, а потом снова выходили на работу»[122].

· «Вчера ночью звонят двое наших оперативников:

Евгений Вадимович, у нас тут работа пошла. Деньги срочно нужны на закупку!

- Ладно, подъезжайте.

Приезжают ко мне и что-то вроде не то. Что-то суетятся как-то больше обычного. Проявляют рвение и нетерпеливо сучат ногами. У одного только сошел фингал, а у другого зуб выбит.

- Это,- говорит,- он у меня сам выпал.

- Ага, - говорю, - молочный.

В общем, дал им денег. Ночью не отзвонились. Утром загасились. Телефоны не берут. Все понятно - пропили деньги, полученные на оперативные расходы»[123].

· «Один из оперативников не приехал - у жены вчера день рождения был, выпивал накануне, оказался не в состоянии. Ну ладно, выяснили. Еще одного нет. Что такое? Мнутся и ничего не говорят. Начал выяснять - оказывается, ему третий по тыкве настучал. Так, по дружбе. Но это еще полдела. Тот, который настучал, пришел в таком состоянии, что лучше бы не приходил. Как из винной бочки. А самый взрослый вообще всем гол забил. В праздники пьяный сел за руль - машину отняли и права отняли»[124].

· «В декабре были вынуждены провести чистку среди своих оперативников. Выгнали пятерых человек. Все бывшие реабилитанты»[125].

Самым верным представляется следующий вывод: у Ройзмана, Кабанова и другихнет никаких данных об эффективности модели реабилитации, существующей в фонде «ГБН».Учитывая, что условия пребывания в фонде «ГБН» максимально приближены к тюремным[126], то можно утверждать, что после фонда бросают употреблять такое же количество наркоманов, как и после тюрьмы. То есть – очень небольшое. Теоретическое обоснование этому дал еще в 1997 году врач-нарколог Сергей Белогуров:

«То же относится и к попыткам вылечить наркомана "через тюрьму" – они обречены на провал. Во-первых, в большинстве тюрем достать наркотики все-таки можно, хоть и трудно. Во-вторых, тюремная жизнь настолько жестока и подавляюща, что сама по себе для наркомана является мощнейшим стимулом для поиска и употребления наркотических средств. Да и окружение - уголовники и охранники - не способствует изменению наркоманского мировоззрения».

Пример оценки эффективности реабилитационных мероприятий фонда «ГБН», основанный на опубликованной статистике, приведен в Приложении №3.

Похищения, удержания, допросы, проверочные закупки, избиения…. Егор Бычков и его помощники были осуждены за такие методы. Почему не осудили Кабанова и Ройзмана? Почему заступничество Ройзмана и Кабанова привело и к замене реального срока Бычкову на условный? Возможно, это могут объяснить слова Андрея Кабанова.

«Через нас прошли тысячи людей. У нас были дети прокуроров, милиционеров, были сами милиционеры, у нас были дети судей, бизнесменов, депутатов Госдумы — все они через нас прошли. Если мы их соберем, все обалдеют»[127].







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 271. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия