Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Судьба беглецов




Сотрудники фонда обычно стараются поймать беглецов. Проводят свои расследования. Созваниваются с родителями, которые сдали своих детей в центр. В этом им помогают сведения, собранные о «наркоманской жизни» реабилитанта:

· «Сейчас нам надо все бросить и их искать»[83].

· «Несколько дней бросили все дела - занимались поисками. Вернули всех, кроме Юли. Юлю прячет родная бабушка и дает ей деньги на наркотики. А нам врет, что ее нет дома»[84].

· «Из трех сбежавших вернули двоих. Все кололись "крокодилом", "тропикамидом"[85].

После того как беглецы пойманы, их наказывают.

· «Хакера с Костеном выпороли» [86].

· «Его, конечно, тут же поймали, всекли и пристегнули наручниками к оконной решетке»[87].

Наказание в первые годы работы центра было очень суровым. Сотрудники центра, обычно бывшие реабилитанты, часто с судимостями, применяют в воспитательных мерах, скорее тюремные методы: унижения, избиения. Евгений Ройзман объясняет, что это единственный способ контролировать большое количество криминально настроенных реабилитантов[88]. В 2002 году беглецов наказали так, что один из них умер прямо в реабилитационном центре:

«17 мая скончался один из воспитанников. Причина смерти не установлена. Этому событию предшествовали следующие обстоятельства. В 2:00 ночи сбежали трое наркоманов. Побег готовили неделю (подпилили решетку в туалете). Один убежал домой в Пышму, двое других поехали на какую-то дискотеку. Попали в драку. Кололись или нет – неизвестно. В 6:00 их поймали и вернули. В 17:00 одному из беглецов стало плохо – вызвали скорую помощь. 40 минут делали искусственное дыхание и массаж сердца. Скорая не успела. Он скончался.»[89].

В бюллетене, вышедшем в месяц смерти реабилитанта, сотрудники фонда опубликовали большую подборку якобы лживых обвинений в адрес сотрудников центра в избиениях, содержании в подвале (холодная) и т.д.

Последние слова этого текста были:

«Да мы, в общем-то, не жалуемся. Просто обидно. Да и подвала-то у нас никакого нет»[90].

Нельзя сказать, что Ройзман забыл о начале реабилитации в подвале у Варова. Через 7 месяцев он сам об этом напишет:

«Когда-то еще в 1999 году, когда еще все начиналось, в подвале у Варова было 7 человек <…> Его ломало так, что он перевернулся в наручниках и когда мы зашли в подвал, обнаружили его стоящим на голове»[91].

Видимо, после убийства, нужно было отвлечь общественность от рассказов бывших реабилитантов. У сотрудников фонда еще была надежда списать смерть на передозировку наркотиками во время побега. Выбрали простой способ дискредитировать любые показания бывших реабилитантов. А в смерти сотрудники фонда обвинили самого убитого:

«Не побежал бы, ничего бы не случилось»[92].

Дело о смерти реабилитанта тянулось достаточно долго. Почему так произошло, пусть объясняет прокуратура. Руководителя центра фонда «ГБН» Максима Курчика объявили в розыск только через полтора года после смерти реабилитанта. Возможно, свидетели стали давать показания только после разгрома реабилитационных центров фонда в 2003 году, когда сотрудники органов МВД пообещали обеспечить их безопасность.

Но к этому моменту произошло еще одно убийство, уже в филиале фонда, расположенном в городе Пыть-Ях Тюменской области:

«Генпрокуратура РФ предъявила обвинение по статьям 117 УК РФ («Истязание») и 111 УК РФ («Причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть») руководителю екатеринбургского реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков» Максиму Курчику и руководителю пыть-яхского центра «Мой город без наркотиков» Станиславу Абазьеву, которые санкционировали наказание реабилитантов. Обвинение также было предъявлено Александру Терешонку, Александру Заворотневу, Алексею Сорокожердьеву и Ивану Кустову, участвовавшим в избиениях»[93].

Выдержки из материалов дела, опубликованные в средствах массовой информации[94]:

«В частности, один из свидетелей по эпизоду обвинения Максима Курчика, Алексей Степанов, показал, что Илью Букатина избивали отрезком металлического троса в оплетке длиной около 80 см. Каждый беглец получил больше 60 ударов, потом их заставили сделать по 250 приседаний»

«Закончив "воспитательную акцию" Букатина, по указанию Курчина, приковали наручниками к водопроводной трубе в туалете и только после жалоб на онемение конечностей его перенесли на кровать. <…> Степанов также подвергся избиению, после которого был прикован наручниками к верхнему ярусу двухэтажной кровати. В таком положении реабилитант находился около пяти часов… <…>

Сначала Абазъев с подельниками избили Костяна до смерти, а затем сожги его тело в лесу <…>

Приговором Пыть-Яхского городского суда Курчик получил 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, Абазъев - 6 лет, Заворотний - 5 лет, Терешонок - 7 лет 6 месяцев, Сорокожердьев - 5 лет, Крахмалев - 7 лет. Приговор вступил в законную силу».







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 127. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.03 сек.) русская версия | украинская версия