Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 7. Я сидела в середине библиотеки среди всех тех учеников, которые пришли чтобы поглазеть




 

Я сидела в середине библиотеки среди всех тех учеников, которые пришли чтобы поглазеть. Там я не могла сосредоточиться. Следовательно я начала искать стол среди рядов полок в задней части библиотеки, в углу рядом с витриной, в которой стоял странный меч.

Я бросила сумку на стол, подошла к витрине и посмотрела вниз на меч. Оружие выглядело также как и прошлой ночью. Серебряный металл, длинное лезвие с бледной надписью, человеческое лицо высеченное на рукоятке.

Я подождала минуту, но глаз на набалдашнике не открывался для того, чтобы посмотреть на меня. Отлично. Возможно я все же не становилась сумасшедшей.

Я села за стол, достала свою записную книгу из сумки и начала записывать все, что я знала о Жасмин Эштон. Чем больше я записывала, тем проще было узнать почему вчера вечером она была в библиотеке, и кто ее убил.

Я знала не много.

Жасмин была красивой, популярной и очень подлой. Валькирия, которая любила дизайнерские шмотки, и семья которой имела очень глубокие кошельки. И.. и... это все. Это все, что я могла о ней сказать. Это было общее суммирование ее существования, насколько это меня касалось. Я даже не знаю, каким был ее магический дар в дополнение к силе Валькирии.

На одно мгновение я была подавлена. Это было глупо. Это не было так, будто я была Шерлоком Холмсом или Бэтменом, или кем-нибудь ещё в этом роде. Кем-то, кто способен, с помощью пары подсказок полностью разгадать тайну. Возможно, какой-то случайный злодей действительно убил Жасмин, какой-нибудь Жнец Хаоса, который пришел только за Чашей Слез, чтобы сотворить с ней злые вещи.

Но потом я подумала о своей маме. Что-то в этом я чувствовала неправильное, а моя мама всегда говорила доверять своим чувствам, доверять своему цыганскому дару. Кроме того Грэйс Фрост было бы не так просто провести расследование смерти Жасмин. И мне тоже не проще.

Окей, я нуждалась в большей информации о Жасмин, и я знала место, где я могла её найти – это интернет.

Я вытащила свой ноутбук из сумки и открыла его. Академия Мифов предоставляла только лучшее для своих учеников, в том числе и бесплатный интернет на всей территории Академии, нажатием двух щелчков моей беспроводной мышки я подсоединилась к школьному веб-сайту. Теоретически каждый ученик Мифа имел свою персональную страницу, чтобы делиться своими интересами, картинками или чем-нибудь ещё с одноклассниками. Это похоже на Фейсбук, только для учеников. Но некоторые люди, в том числе и я, не вели эту страницу. Я не имела друзей в Мифе, кто станет читать мою писанину?

Жасмин, конечно же, имела свой блог, и на ее странице было около двухсот друзей. Я прокрутила страницу вниз и бросила взгляд на ее блог, но там ничего не нашла. Только злобные комментарии о том, кто что носит, наряду с несколькими мечтательными записями, какой отличный парень Сэмсон Сорензен. Типичная богато-известная-девочка-средней школы. Или чем такие занимаются.

Кроме того, было очень много фотографий Сэмсона в его маленьких плавках во время различных соревнований. Парень обладал идеальным прессом с шестью кубиками. Да, я просматривала эти фотографии немного дольше остальных.

Но Жасмин ничего не размещала на своей странице, что могло бы мне лучше узнать ее личность, и еще меньше это помогло мне понять, почему она была вчера ночью в библиотеке. Это значит, что мне был нужен другой источник информации.

Как, например ее ноутбук. Там можно было найти много хороших вещей. Там определенно что-то есть. Собственно, в моей старой школе всегда были люди, которые просто сходили с ума, если теряли ноутбук, потому что они всегда думали о обличающих вещах, которые мог кто-то узнать. Как, например, электронные письма о том, как сильно они с друзьями напились в выходные, пока их родители думали, что они в групповом лагере. Статьи, с которых они списали задание по английской литературе. Порно.

Я стучала пальцами по столу и думала о вчерашнем вечере, вызвала воспоминания о месте происшествия и пробежалась по ним, используя свой дар. Определенным образом моя психометрия была лучше чем просмотр фильма, так как цвет, качество изображения и звук были каждый раз идеальны.

Я не заметила рядом с Жасмин ни сумки, ни компьютера, только этот чистый кинжал с рубином в тетради. Но я знала, что у нее был ноутбук, так как видела ее вчера во дворе вместе с ним. Лучшее место, чтобы поискать его, наверное, ее комната в общежитии.

Я бросила еще один взгляд на интернет-страницу. Согласно ее профилю, Жасмин жила в кампусе Валгаллу. Я вздохнула. Конечно. Там жили все принцессы Валькирии. Это же было самым аристократическим и элегантным местом среди всех общежитий школы.

Если верить слухам, которые я слышала сегодня, комната Жасмин была заперта, до тех пор, пока не приехали ее родители, чтобы забрать ее вещи. Я не была великолепным агентом, как моя мама, но слухи подсказали мне две вещи. С одной стороны: комната Жасмин должно быть пуста. А с другой: если я хотела ворваться в нее, чтобы украсть компьютер, мне нужно было поторопиться, прямо сейчас. Прежде чем ее родители сядут на обратный рейс из Греции или возможно магически телепортируются домой, или что-то в этом роде.

И главное, прежде чем я потеряю терпение.

Я задержалась ещё на минуту, раздумывая, не схожу ли я с ума. Я по-настоящему подумывала о том, чтобы ворваться в комнату мертвой девочки и украсть ее компьютер, только чтобы увидеть, какая информация там содержится. Просто, чтобы узнать, почему она была вчера ночью в библиотеке. Только, чтобы приоткрыть ее тайны.

Я всхлипнула. Опять всё продолжается. Я думала о тайнах другой девочки и о том, как я могла бы об этом разузнать. Иногда я действительно была больной. Вопреки всему, что уже произошло со мной, мне все еще нравился мой цыганский дар, и мне нравилось, что он подсказывал мне такое о людях, что открывало их истинную сущность, показывал мне их настоящие чувства. Чувства, которые они отчаянно пытались скрыть. Как например избыток чувств Дафны к Карсону. Моя психометрия была единственная разновидность власти, которая была у меня в мифе, неважно,что она была такой незначительной.

Но холодная, жестокая правда была в том, что моя жажда узнать тайны, мое собственное, идиотское любопытство убило мою маму. Возможно, тогда мама не работала бы так долго, и в нее не въехал бы этот пьяный водитель, если бы я не хотела узнать правду о Пейдж.

Возможно, моя мама все еще была бы жива. Вероятно, мы сидели бы в этот момент вместе за ужином. Взяли барбекю с собой от Pork Pit, который бы мы ели вместе на уютной кухне в нашем старом доме, как мы делали хотя бы раз в неделю. Мама рассказала бы мне с печальными фиолетовыми глазами о своем дне, и меня бы это рассмешило и прогнало бы тень с мрачного лица мамы.

Потом она бы спросила о моем школьном дне или узнала бы о новом комиксе, а может и поддразнила бы меня из-за мальчика, который мне нравился. Вероятно, мы проделывали бы все эти вещи в данный момент, в эту секунду, если бы все произошло иначе.

С другой стороны, отчим Пейдж все еще издевался бы над ней.

Возможно, возможно, возможно.

От чувства вины и скорби из-за смерти моей матери мое сердце сжалось, и я потерла ноющую грудь. Иногда я больше не знала, что было правильно и что ошибочно, или должна ли я была начинать использовать свой цыганский дар. Глубоко в душе я была убеждена в том, что он был предназначен не для того, чтобы находить потерянные мобильные телефоны и скомканные лифчики до конца жизни. Но все же я не знала, должна ли я вмешиваться в дела других людей.

Это была извечная дилемма человека паука, это показывало, что с большой властью приходит большая ответственность. Не то, чтобы я считала мою психометрию лучшим даром на свете. Я не была так тщеславна или ослеплена. Прежде всего, не после того как я увидела, что умели некоторые из других учеников Академии.

Возможно... возможно я должна забыть весь этот сумасшедший план и позволить делать профессору Метис то, что должны делать преподаватели в подобных случаях, чтобы найти убийцу Жасмин.

Но тогда всплыло другое воспоминание, и я снова видела Жасмину перед собой, как она лежала на полу, посреди своей собственной крови. Она выглядела такой спокойной и такой мертвой.

Я думала о злых вещах, которые слышала сегодня от других учеников. Вероятно, все это было правдой, но все же должно кого-то огорчить, что Жасмин мертва. И похоже, что этот кто-то – я. Теперь было самое время действительно что-то предпринять, мне безразлично насколько небезопасно это было и поступала ли я правильно.

По меньшей мере, это было начало, и это было лучше, чем сидеть между затхлыми книжными полками и размышлять о моем цыганском даре и смерти моей матери, пока я наблюдала краем глаза за мечом и спрашивала себя, ответит ли он снова на мой взгляд. Расследовать смерть Жасмин, таким образом, казалось настолько неправильным, что все остальное было намного заманчивее.

Я собрала вещи и покинула библиотеку.

Я была дольше в библиотеке древностей, чем я думала, так как, когда я вышла через дверь, уже смеркалось. Я посмотрела на свои часы. Уже больше шести, занятия закончились, и кроме нескольких учеников, которые шли к библиотеке или удалялись от нее, лужайки были пусты. В это время большинство учеников были заняты встречей в клубе, спортом или тем, чтобы добыть какой-нибудь еды в столовой, прежде чем вернуться в комнату и начать делать домашнее задание. Но я не обращала внимание ни на полумрак, ни на пустой двор. Мрачное спокойствие подходило лучше всего для незаконного проникновения.

Я шла торопясь мимо 5 центральных зданий и следовала по извилистому пути, который вел к общежитию Валгалла. Это здание из серого камня было трёхэтажным и как каждый дом Академии плотно покрыто разросшимся плющом. Согласно интернет-профилю комната Жасмин находилась на втором этаже, что означало, что я не могла просто проникнуть через открытое окно. Оно и понятно, что судьба не собиралась облегчить мне задачу.

Я даже не пыталась обойти здание вокруг, чтобы пройти через задний вход. Я знала об общежитиях Стикса, там околачивались все курильщики и потягивали сигареты или иногда косячёк. Чтобы войти в Стикс нужно было пробираться через облака дыма и тогда ты так невыносимо провонял табаком, что нужно было принимать душ. Это совершенно того не стоило.

Но все двери в общежитие оснащены сканерами, к которым ученики должны подносить свои удостоверения личности. По соображению безопасности и чтобы разделить мальчиков и девочек, или, по крайней мере, ограничить контакт между ними, карта давала доступ только к личному общежитию. Это значит, что моя карта не откроет дверь в Валгаллу. Разочарование поднималось во мне. Можно было бы попросить других учеников открыть дверь, позвонив в звонок, но, конечно, у меня не было друзей в этом общежитии, которые впустили бы меня. У меня вообще не было друзей.

Но я все еще не была готова сдаваться. Мой взгляд блуждал по тропинкам, окружавшим общежитие. Через десять секунд я заметила доверительное лицо – маленькая Валькирия, которая со мной сидела на уроке английской литературы. Девочка, которая до этого наверное никогда не замечала меня и совершенно не знала, кто я, и которая совершенно не знала, что я не живу здесь. Это стоило попробовать.

Я поднялась по ступеням к входной двери и начала рыться в сумке, как будто искала свою карту. Через несколько секунд Валькирия тоже поднялась по лестнице. Я повернулась к ней и отступила на шаг в сторону.

– Я снова забыла свое удостоверение личности, – проговорила я веселым голосом и улыбнулась. – Могла бы ты впустить меня?

Девочка бросила на меня странный взгляд, но вытащила свою карту и поднесла к сканеру, открыла дверь и вошла. Так много фантастических мер безопасности, о которых профессор Метис рассказывала мне вчера. Я последовала за Валькирией в дом.

Внутри Валгалла в общих чертах была похожа на мое общежитие. На первом этаже находился ряд общих комнат, в том числе и большая гостиная, в которой я на данный момент стояла. Она была, в общем, намного красивее, чем Стикс, с хорошим, довольно дорогостоящим оборудованием. Около трёх гигантских телевизоров сгруппировалось много диванов и кресел. На одном из телевизоров шло плохое реалити-шоу, и девушка, сидящая перед ним была больше заинтересована своими СМС-ками,чем передачей.

Я не растрачивала время на изучение комнаты, а поспешила вместо этого на второй этаж. Удача была со мной, и я не столкнулась ни с одной Валькирией. Хорошо, что почти все были на территории кампуса, и в общежитии было спокойно и почти пусто.

Я стремительно дошла до комнаты 21 В, где согласно профилю жила Жасмин. Дверь была закрытой, но не было никаких признаков того, что эта комната принадлежала мертвой девушке. На двери не было желтых лент. Я не хотела жаловаться, что это было немного странным – как и всё остальное в Мифе.

Я осталась стоять и просто уставилась на дверь, в то время я себя спрашивала, действительно ли я поступаю правильно. Но я уже зашла слишком далеко, чтобы можно было отступить. И да, мне было немного любопытно, как выглядит комната Жасмин. Все всегда говорили, какой она была отличной. Кроме того, позади у меня было огромное количество взломов – сейчас я могла совершить взлом с кражей. Поэтому я глубоко вздохнула, потянулась к ручке двери и повернула её.

Закрыто. Черт.

Конечно, я ожидала, что дверь будет закрытой, но часть меня всё-таки надеялась, что великие и могущественные сделали ошибку и дверь оставили открытой.

Я наклонилась вперед и осмотрела замок более внимательно. Как и двери в моем общежитии, они были не так шикарны и устойчивы, как могли быть, и оставался небольшой зазор между дверью и рамой. Так что я засунула свою руку в карман и рылась внутри, пока не нашла мои водительские права.

Я была в восторге, когда получала права в прошлом году, и я даже откладывала деньги с подработок, чтобы купить машину. Но я больше не ездила, так как пошла в Академию – и по кампусу я везде могла ходить пешком, а автобус в сторону горы Кипарис проезжал непосредственно мимо дома бабушки Фрост. И после того, как моя мама, которая получала от вождения одно удовольствие, погибла в автокатастрофе. Но водительские права имели огромное количество возможностей, и одно из них мне показала мама.

Я вставила ламинированную карту между дверью и рамой и медленно провела ею до замка. Мне потребовалось немного усилий, но мне удалось втиснуть водительские права между замком и рамой так, чтобы засов открылся.

Дверь подскочила и открылась вовнутрь.

Прежде чем я успела подумать о чем-то большем, что я сделала и правильно ли я сделала, я зашла в комнату и закрыла за собой дверь. К моему удивлению комната была светлой, так как на столе стояли лампы Тиффани теплого цвета. Я просто стояла и смотрела вокруг, потому что я пыталась развить чувство, которое помогло бы понять, кем была девушка Жасмин Эштон – и кто ее убил.

Комната в общем выглядела так, как я себе ее представляла. У Жасмин была личная комната, и похожа она была скорее на комфортабельные апартаменты, чем на комнату общежития. В углу стояла кровать, на которой лежало синие одеяло от Ральфа Лаурена, вместе с кучей соответствующих подушек и различными мягкими игрушками. Преимущественно кошки. Львы, тигры и пантеры, насколько я вижу.

У противоположной стены большое, белое трюмо для макияжа со стеклянной поверхностью и скамейкой перед ним. Зеркало было окружено маленькими лампочками. Кисточки, флаконы духов и другие косметические средства стояли на стеклянной столешнице, а под золотую раму зеркала были вставлены различные фотографии. Я просмотрела их. На большинстве, кажется, была изображена Жасмин, а не ее семья или друзья. Видимо кто-то любил полюбоваться собой. Наверное, мне бы тоже это нравилось, если бы я была такой же красивой.

Одна из дверей вела в большой шкаф полный дизайнерских тряпок, обуви и сумочек, которые были отсортированы по цвету. За другой дверью находилась уборная. Я заглянула в ванну и открыла шкафчик над раковиной, но там не было ничего интересного. Только дорогие шампуни и крема. Ни презервативов, ни таблеток.

Возможно, слухи, которые утверждали, что Жасмин хранила девственность и не хотела так быстро ее потерять с Сэмсоном Сорензеном, были верны. Я спрашивала себя, как на это смотрел Сэмсон. Вчера, когда массировал ей плечи, он выглядел довольно счастливым. Наверное, Жасмин обвела Викинга вокруг пальца, так что он хотел всегда того же самого, что и она. Даже, если это значило повременить с сексом.

Как только закончила исследовать комнату, я направилась к тяжелому деревянному письменному столу, который стоял рядом с большим дорогим телевизором и несколькими книжными полками. Письменный стол был тем местом, где всегда можно было найти интересные вещи. Книги, статьи, ручки, модные журналы. Весь стол был завален, и там же находился ноутбук Жасмин, наполовину спрятанный под стопкой тетрадей.

Я натянула рукава пуловера вниз, пока они полностью не закрыли мои руки, схватила портативный компьютер и забросила его в сумку на плече. Я еще не хотела касаться компьютера. Не здесь. Я не знала, что именно увижу, и я не хотела делать глупостей, например, кричать, если компьютер покажет что-то ужасное. Я точнее рассмотрю его позже, когда вернусь в свою комнату. Тем более я была здесь уже несколько минут, и каждая следующая, проведенная в этом месте, увеличивала риск быть кем-нибудь пойманной.

Убрав компьютер, я коротко открыла ящики стола, стараясь не касаться ничего голыми руками. Но не нашла ничего, чего не должно было бы быть, а также ничего, что по моему мнению, могло бы вызвать видение.

Итак я осматривалась дальше и начала проверять книжные полки на стене. К моему удивлению, у Жасмин была довольна большая коллекция книг. Я не относила ее к числу тех, кто любит читать. Но особенно было странно, что большинство книг... казались скучными. Учебники и словари с заголовками "Частые силы Валькирий" или "Улучши свою магию".

Однако, возможно не было ничего странного в том, что Жасмина владела всеми этими книгами. Вероятно помимо своей силы, она обладала еще и даром, магией, которая позволяла ей вызывать молнии или превращать людей в лед одним взглядом. Конечно, большинство популярных девушек обладали способностями, но в Академии была пара учеников, которые в самом деле могли превратить любого в ледяной блок, если бы захотели. Я попыталась вспомнить, но ничего не приходило на ум, чтобы доказывало, что Жасмина обладала подобной способностью.

Я еще никогда не видела, как действует магия. Как заставляют двигаться по небу грозовое облако или заклинают туман. Все равно, никакая из книг не говорила о том, что читала Жасмин для удовольствия. Вероятно, они стояли здесь для показухи. Я не могла представить себе Жасмин, обучавшуюся колдовству, изучающую магию или чтобы она делилась с кем-то о своем природном даре.

Я как раз хотела отвернуться от полки, когда одно название бросилось в глаза "История главных Артефактов". Тогда я кое-что поняла. Прошлой ночью тренер Эйджекс назвал Чашу Слез Тринадцатым Артефактом, тринадцатым с большой буквы, а это что-то да значило.

С любопытством я вытащила, опять же при помощи рукавов, книгу с полки. Наверху виднелась синяя закладка. Я опустила тяжелый том на письменный стол и открыла его на заложенном месте, передо мной предстала картина с изображением Чаши Слез, далее несколько страниц, которые занимала история артефакта и описание его мифологически-магической силы.

Я прищурила глаза. Вероятно, Жасмин не была такой уж невинной жертвой, как я считала до этого. Наверное... наверное, она помогала кому-то украсть Чашу Слез, прежде чем ее убили. Профессор Метис рассказывала мне, что ученики Академии уже давно сотрудничают со Жнецами. Почему же еще Жасмин обладает такой книгой, с закладкой на Чаше Слез, если она не впутана в историю с кражей? Я убрала книгу в сумку, куда до этого положила компьютер.

Затем я направилась к последнему предмету в комнате, в который я хотела заглянуть – мусорное ведро под письменным столом.

Моя мама всегда говорила, что люди оставляют в мусорном ведре массу интересных вещей. Вещи, о которых они думали, они избавились, прежде чем агенты не ворвались в дом в поисках доказательств преступления. Моя мама утверждала, что они просто бросали вещи в ведро и забывали об этом, как будто было все равно бросить это в мусор или сжечь.

Итак, я вытащила ведро из-под стола и занялась его содержимым, но мои рукава не давали разуму прикоснуться к мусору. Это было довольно таки обычный скучный мусор. Наполовину израсходованный тюбик с блеском. Несколько скомканных носовых платков. Пустой пакет из под чипсов. Но одна вещь была интересной: фотография, которая лежала на самом дне.

Фотография была разорвана пополам. Я подняла обе части, повернула их и поднесла друг к другу.

К моему удивлению на фото была не Жасмин. Вместо нее там улыбались Морган МакДугал и Сэмсон Сорензен. Они обнимали друг друга и ухмылялись в камеру. Выглядело так, как будто ее сделали весной, так как за ними на деревьях распускались свежие листья.

Я наморщила лоб. Почему Жасмин разорвала эту фотографию? Было что-то между Морган и Сэмсоном? Согласно слухам, Морган теперь, так как Жасмин была мертва, положила глаз на Сэмсона. Но эта фотография была разорвана вчера вечером, итак, до того как Жасмин была убита.

Ничего из этого не имело смысла. В данный момент у меня было больше вопросов чем ответов – и меня разозлило бы еще больше, если бы меня кто-нибудь поймал бы.

Я убрала разорванную фотографию к другим вещам в сумку. И тогда на цыпочках направилась к двери, внимательно прислушиваясь к голосам или шагам снаружи. Все было тихо, поэтому я открыла дверь и двинулась в прихожую.

Я покинула общежитие тем же путем, которым пришла, поспешила по лестнице вниз и пересекла холл. Между тем еще несколько девочек возвращалось в общежитие, но никто из них не обратил на меня внимание, когда я проходила мимо. К счастью, мне не нужна была карта, чтобы покинуть здание, итак я просто открыла дверь, спустилась вниз по ступенькам и добралась наконец до мощеной дороги.

Я осмотрелась вокруг, чтобы быть уверенной, что никто не наблюдает за мной, и тогда обошла каменное здание, чтобы пройти через двор и выйти на дорогу к моему общежитию.

Я практически оставила Валгаллу позади, когда на втором этаже открылось окно, наружу выпал рюкзак и приземлялся прямо передо мной. Как-то я умудрилась подавить крик. Особенно, когда примерно через одну секунду прямо передо мной на корточки приземлился парень. Он без проблем поднялся на ноги, как будто бы прыжок с высоты шести метров был полным пустяком. Тогда я поняла, кто это был.

Проклятый Логан Куин.

Между тем было скорее темно, чем светло и Спартанец выглядел еще опаснее в тени. Бледная, молочного цвета луна заставляла сиять синие пряди в его кудрявых черных волосах. Логан стряхнул несколько листьев с дизайнерских джинсов, а затем посмотрел наверх и заметил, что я пристально смотрю на него. Тонкое лицо стало жестоким, и он прищурился.

– Так-так-так, не это ли девочка-цыганка, которая бегает здесь одна в темноте, – голос Логана был одновременно глубок и пагубен. – Что ты здесь делаешь?

Я прижала свою сумку к груди, как будто она могла защитить меня от способности Спартанца убить меня одним мизинцем.

– По крайней мере, я не выбираюсь из комнаты какой-то девушки, как ты.

Он подошел ближе, но я не давала запугать себя и не сделала ни шагу назад. Губы Логана снова растянулись в веселой улыбке. Он должно быть, несмотря на мой злой ответ, заметил, что я боюсь его.

Но я лишь немного его боялась, пыталась я убедить саму себя. И это только потому, что Жасмин была убита, а я нашла ее труп. И да, возможно потому что только что ворвалась в ее комнату и несла ее ноутбук у себя в сумке. Хорошо, вероятно, у меня было несколько хороших причин, чтобы нервничать, несмотря на тот факт, что я стояла с Логаном Куином в темноте. Невероятно привлекательным, невероятно опасным Логаном Куином.

–Ты права, – сказал он. – У меня была встреча. А ты? Что ты здесь делаешь?

Я еще крепче ухватилась за сумку с украденным компьютером.
– Ничего. Просто иду в свое общежитие. Правда, совсем ничего.

Мы пристально смотрела друг на друга. Глаза Логана, теперь скорее серебряные чем голубые, сверкали также бледно, как и лунный свет на его лице, в то время как кожа была похожа на мраморные статуи, которые всюду стояли на территории кампуса. Холодные. Неприступные. Жесткие. Идеальные.

– Итак, я думаю, что мне больше нечем заняться, – сказал Логан. – Наверное, пойду в свою комнату. Хочешь присоединиться ко мне?

Я не могла удержать свой рот от того, чтобы он не открылся. Логан Куин, пользующийся дурной славой, только что спросил, не хочу ли я пойти с ним в комнату? Я еще раз перемотала эти секунды у себя в голове. Да, точно. И это после того, как две минуты назад он выпрыгнул из комнаты другой девушки.

Возмущение переполняло меня. Эгоцентричная свинья. Он действительно считал, что меня так просто получить? Он верил, что я переспала бы с ним, сразу как только он попросит? Я выглядела такой жалкой в его глазах? Он считал себя настолько сексуальным, что ни одна девушка не сможет сопротивляться ему? Мои глаза снова скользнули по его мускулистому телу. Ну, в этом пункте он мог быть уверен не без причины.

Но даже, если бы я была легкомысленной как Морган МакДугал, которая делала это ради удовольствия, была еще проблема моего цыганского дара. Только прикосновение к расческе заставило меня кричать очень громко и долго, что пришлось вести меня в больницу. Секс с кем-то таким, как Логан Куин взорвал бы, наверное, мой мозг. Я уже несколько месяцев ни с кем не целовалась. Ни с кем с тех пор как рассталась с Дрю Скюресом, моим первым, единственным, и очень кратковременным парнем. Последний раз, когда мы целовались, он внушал себе, что я Пейдж Форрест. Я порвала с ним в тот же момент.

– Итак, что скажешь, цыганка? – спросил Логан тихим голосом. – Хочешь пойти в мою комнату и заняться ничем вместе?

– Мне очень жаль, – рявкнула я. – Я думаю, что лучше позвоню своей бабушке.

Он приподнял одну бровь.

– Бабушке, которая может сделать так, что у парня отвалится член?

Я подарила ему очаровательную улыбку, хотя я не была уверена, что он мог увидеть ее в темноте.

– Именно ей. И я обязательно расскажу ей про тебя. А теперь мне нужно идти. Чао.

Я обошла его и поспешила дальше. И теперь я даже думать не хотела о том, какой дурой он считает меня. Но прежде чем завернуть за угол я еще раз обернулась.

Логан Куин все еще стоял под окном девушки. Смотрел прямо на меня. Наблюдал за мной.

Вероятно, это только воображение, но я могла поклясться, что снова увидела его улыбку, прежде чем совсем зашла за угол и исчезла из его поля зрения.

 







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 206. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.012 сек.) русская версия | украинская версия