Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

СПРАВКА. «Pro Tools» – сложный, но при этом самый популярный программно-аппаратный комплекс для записи, редактирования




«Pro Tools» – сложный, но при этом самый популярный программно-аппаратный комплекс для записи, редактирования, обработки и сведения многоканального звука.

 

 

[38]

 

Отведенных пяти суток как раз хватило на то, чтобы Хансен отстроил звук и проконтролировал запись всех основных инструментальных партий.

 

[ALEX]: Работу, львиная доля которой была сделана непосредственно с Джейкобом, мы собирались закончить, руководствуясь инструкциями Хансена, с нашими местными звукоинженерами. Оставалось дописать вокалы и по мелочи гитары. Домой Хансен вылетал из Москвы, куда мы его отправили вместе с Ardentis’ом из Stardown. В Москве он погулял по Красной площади и, закупившись матрешками, отправился в Данию.

 

 

Как потом Хансен сам признался в частной переписке с [AMATORY], поездка в Россию запомнится ему надолго, причем исключительно с хорошей стороны. Обе столицы произвели на студийного мага необыкновенное впечатление – обычное дело для иностранца, который раньше судил о России только по телевизионным репортажам и голливудской «клюкве». Надо признать, и [AMATORY] из личного знакомства с Хансеном вынесли для себя массу впечатлений.

 

[IGOR]: Вообще я себе Джейкоба немного по-другому представлял, а он оказался обычным, тихим таким человеком. Но зато настоящим профессионалом своего дела! В первый же день он у нас получил прозвище Wizard (Волшебник) и открыл нам глаза на многие тонкости студийной работы. Он отлично понимает музыку, и совершенно не важно, кто ты, русский или мексиканец, – никакого барьера в общении. Ганыч рассказывал, что в студии достаточно было сыграть песню один раз, и Хансен тут же схватывал суть и делал все как надо, не задавая лишних вопросов.

 

 

Чтобы хоть немного снять напряжение, [AMATORY] отложили на время запись вокальных партий и сделали вылазку на несколько летних фестивалей – понятно, далеко не в качестве зрителей.

 

[DENVER]: Это было наше самое маленькое турне, состоявшее всего из трех концертов. В его рамках мы выступили на трех фестивалях: «Эммаус» под Тверью, «Red Alert» в Крыму и «Нашествие» под Рязанью. После возвращения домой надо было записать все оставшиеся партии, собрать материал и отправить его Хансену для последующего сведения и мастеринга. Все сроки были оговорены заранее, так что бить баклуши, даже если бы нам вдруг очень приспичило, мы не могли. Только в Крыму планировали задержаться на пару деньков, отдохнуть, но это был максимум того, что мы в наших условиях могли себе позволить.

 

 

Из трех фестивалей больше всего впечатлил самый первый – тверской «Эммаус». Во-первых, стоит отметить, что из всех выступавших групп [AMATORY] оказались одними из самых ожидаемых. Зрелище, когда огромная толпа, заслышав знакомое интро, разом рванула от главной сцены к альтернативной, многим запомнилось надолго. Ну и во-вторых, само выступление [AMATORY] получилось из ряда вон – причем никто, включая даже музыкантов группы, не ожидал такого экшена. В середине сета на сцену (совершенно незапланировано) выскочили два музыканта группы Jane Air: Корень и Gokk. Совершенно голые, если не считать носков на причинных местах (эдакое подобие фиговых листиков). Побегав некоторое время по сцене, они одарили своим вниманием [IGOR]’я, с двух сторон заключив его в объятия. Исчезли они так же неожиданно, как появились, оставив в ступоре всех, кто стал свидетелем их необычной «минуты славы».

 

И если эпизод, случившийся на «Эммаусе», можно занести в разряд комичных, то крымский «Red Alert» встретил группу весьма сурово.

 

[STEWART]: Мистика и неудачи, которые начали нас преследовать с самого начала записи альбома, не оставили меня и в этой короткой гастрольной поездке. В Крыму мне в гостиничном душе на ногу вместо холодной воды обрушился самый настоящий кипяток! Я заработал огромный ожог, на место которого образовался волдырь, лопнувший через пару дней при моей аккуратной попытке все-таки хоть раз зайти в море. Никому не пожелаю пережить такое! В довершение ко всему на фотосессии в горах я заработал тепловой удар – домой возвращался с температурой 39.

 

 

Дорога на следующий, и последний в списке, фестиваль, «Нашествие», пролегала через Питер, и в поезде по пути домой внезапно всплыла еще одна неприятность. Пока ребята были в отъезде, у студийцев поменялось расписание, и теперь не с кем было записывать вокалы и оставшиеся гитарные партии! Надо срочно искать звукоинженера, который мог бы выполнить эту работу. Прямо из поезда они начали обзванивать всех подряд, но найти замену так и не удалось – люди либо отдыхали, либо были заняты другими проектами. Альбом действительно будто сглазили.

 

[STEWART]: Поскольку со сроками сдачи всех материалов у нас было очень строго, ничего другого не оставалось, как садиться за компьютер и самим осваивать «Pro Tools». В результате обязанности звукоинженера легли на меня.

 

 

Именно с Даней – который, может, и понимал в записи чуть больше остальных, но еще недостаточно хорошо разбирался во всех вопросах, чтобы с первого раза в легкую сделать вокал для целого альбома, – [AMATORY] приступили к записи голоса, финальной стадии подготовки нового материала.

 

ЦИТАТА

[ALEX]: Вокал для «Слишком поздно» переписывался три раза, так что в один момент эту песню вообще хотели исключить из альбома. В итоге потом получилось, что Хансену отправили не тот дубль, и Дане пришлось ехать на студию, три часа рыться в бэкапах в поисках нужного куска, который он все-таки нашел.

 

 

Вокальные партии в этот раз разделили в несколько иной пропорции, нежели на «Неизбежности», где практически за весь гроул отвечал [DENVER].

 

[IGOR]: Практика на концертах и репетициях расставила все на свои места. Кроме того, я пошел заниматься с хорошим преподавателем, который научил меня правильному дыханию и вокальным азам. Если раньше, выходя на сцену, я чувствовал себя неуверенно, то со временем заметил, что начал петь намного лучше. Когда мы записывали «Книгу мертвых», разделение вокальных партий сложилось естественным образом: есть вещи, которые [DENVER]’у удаются лучше, чем мне, и наоборот. Именно для этого записываются демо – чтобы понять, что надо изменить в песне, как потом ее лучше спеть или сыграть.

 

 

На этот раз практиковаться в пении пришлось серьезно, поскольку [STEWART] осваивал «Pro Tools», что называется, в полевых условиях.

 

[IGOR]: Да, Даня тогда на нас с Денисом жестко потренировался. Особенно на мне. Ненавижу его это, ха-ха! «Бля, Игорян, потерялось, сбилось». Некоторые вещи приходилось переписывать по 15-20 раз!

 

 

Впрочем, [STEWART] тоже не может похвастаться, что работа проходила в уютной обстановке. Мало того, что у него продолжала больше обожженная нога, вернулась и боль в руке. А самое ужасное, что Даня отчетливо понимал: они настолько отстают от графика, что не успеют подготовить материалы вовремя. Самой большой роскошью в те дни для обитателей студии стал сон.

 

Цейтнот усугублялся тем, что запись вокала пришлось разбить на несколько этапов: пора было заняться другими, не менее важными, вещами – фотосессией и съемками видеоклипа.

 

 

[39]

 

Видеоклип на одну из новых композиций группа хотела снять заранее, чтобы представить его публике еще до выхода альбома в качестве аперитива. Вариантов тут не было: они уже договорились с Хансеном, что одну песню он сведет полностью раньше всех остальных, и именно на нее группа снимет клип и сделает ее первым синглом альбома. Этой песней стал уже проверенный временем трек – «Преступление против времени», первая композиция с нового альбома, которую группа начала исполнять на своих концертах. Однако еще раньше в [AMATORY] случилось ЧП, поставившее под угрозу не только съемку клипа, но и завершение записи. Причем происшествие носило такой характер, что скрыть его внутри группы было невозможно. Вот какое заявление появилось на официальном сайте [AMATORY] как следствие возникших обстоятельств: «Запись третьего альбома приостановлена в связи с тем, что с 14 августа вокалист и басист группы [DENVER] не появлялся в студии. На данный момент ни мы, ни родственники [DENVER]’а не располагаем сведениями о его возможном местонахождении. Если у вас есть какая-либо информация или возможность помочь с поисками пропавшего музыканта, просим связаться с группой».

 

Пугающая новость разделила поклонников группы на два лагеря. Одни начали переживать за Дениса и строить различные предположения о том, что с ним могло приключиться, тогда как другие, встав в позу, заявили, что группа могла бы придумать для привлечения к себе внимания что-нибудь более оригинальное. Другими словами, заявление посчиталось черным пиаром.

 

[ALEX]: В тот момент нам совершенно не требовалось внимание. Мы действительно не знали, где находится [DENVER]. Он объявился сам через три или четыре дня, просил нас не расспрашивать его ни о чем, и больше эта тема в группе никогда не поднималась. Если хотите узнать, где он был, об этом вам может сказать только он сам.

 

[DENVER]: Честно говоря, мне не хотелось бы раскрывать причину моего отсутствия. Это личный момент. Это была не спланированная пиар-акция, как многие посчитали, а ситуация, о которой я не хочу распространяться... Хотя в конечном счете как пиар-акция мое отсутствие свою роль, конечно же, сыграло. Многие говорили, что за детсад, что за выдумки, но народу об этом говорило столько, что я сам обалдел! У меня потом телефон несколько дней кряду не смолкал; люди звонили, спрашивали, что со мной, переживали.

 

 

С возвращением [DENVER]’а стали возможны и запланированные съемки клипа. Они прошли в течение двух августовских дней в Санкт-Петербурге, причем в процессе участвовали сразу две совершенно разные компании. Помимо Богдана Дробязко, известного клипмейкера, снимавшего ролики для «Ва-Банка», «Тараканов», «Ленинграда» и многих других групп, для работы над клипом из Москвы выписали команду «Extreme Video». Задачи у обеих съемочных групп пересекались самым наглым образом – обе должны были сделать [AMATORY] клип на песню «Преступление против времени», но каждый отвечал сам за себя...

 

[ALEX]: Идея работать с двумя разными съемочными бригадами родилась совершенно неожиданно. Мы уже обо всем договорились с москвичами, как вдруг «КАПКАН» подкинул нам новый вариант. Подумали и решили: пусть и тяжело будет, но попробовать можно. Главная проблема заключалась в том, что все нужно было успеть сделать за два дня.

 

 

Сначала группой занялся Богдан – большую часть для он в специальном павильоне снимал музыкантов, которые перед камерами играли свою песню. После него в том же самом павильоне аналогичные съемки провела «Extreme Video».

 

[STEWART]: В общей сложности съемочный процесс в тот день занял 14 часов. И все это время мы практически без остановок играли «Преступление против времени», так что больную руку я на тех съемках разбил еще сильнее. Хотя нет, перерывы у нас были, и в один из них Богдан снимал отдельно [IGOR]’я, который изображал, что мечется по коридору в поисках нас – это, собственно, и была сюжетная линия.

 

 

Второй день съемок полностью захватила группа «Extreme Video»: теперь смыслообразующие эпизоды предстояло снять ей.

 

[IGOR]: А вот с сюжетной линией возникли проблемы. Во-первых, планировалось, что в клипе будет сниматься настоящий актер, и даже нашли подходящего человека на эту роль, но за пару дней до съемок он уехал из города, и нам пришлось обходиться своими силами. В результате было решено, что главную роль исполню я. Тогда же в срочном порядке наштамповали футболок с моим изображением. Кстати, забавный факт – все эти футболки на самом деле были вывернуты наизнанку. Для экономии мы взяли со склада «КАПКАНА» самые непродаваемые футболки, вывернули их наизнанку и с внутренней стороны напечатали новый рисунок, ха-ха.

 

Эти футболки понадобились для клипа. Начинается он с того, что обычный чувак просыпается утром, умывается и выходит из дома, чтобы заскочить в магазин купить молока-кефира и прогуляться по городу... Но, идя по улицам, он замечает, что на стенах домов появилось его изображение, нанесенное с помощью трафарета, а через какое-то время ему по дороге попадаются люди в футболках – тоже с его портретом! Сначала эти люди просто просят у него автограф, и все выглядит достаточно мирно. Но потом их становится все больше и больше, и они уже начинают преследовать главного героя, то есть меня. Когда их собирается совсем много, мой герой пугается и пытается убежать от них, совершая тем самым ошибку – его догоняют и разрывают на сувениры.

 

 

Из всей группы тяжелее всего съемки дались Ганычу. Здоровье его было явно подорвано – боли в правом боку, мучавшие его в Архангельске во время «Rock 5 Tour», не только не прошли, но и усилились. Да и в целом самочувствие Сергея оставляло желать лучшего – друзья по группе заметили, что он стал очень вялым, ему все время хотелось спать, часто поднималась температура... Поначалу решили, что сказывается переутомление от тяжелых поездок и нужно просто подождать. Однако время шло, а состояние [GANG]’а становилось только хуже. Группа собиралась через два месяца в длительный тур в поддержку нового альбома, а Ганыч сам признавался, что пока не чувствует в себе сил для поездок, и даже предлагал начать поиски гитариста, который мог бы подменить его на время тура. Ребята были встревожены, все чаще уговаривали друга пойти на медосмотр, но о плохом никто не думал.

 

Процесс записи альбома тем временем подошел к концу.

 

[IGOR]: Мы наконец расправились с последними партиями вокала, оставалось только записать акустику. Это были последние дни записи Ганыча... Он приехал в студию, чтобы записать вступление к «Теряешь меня». Чувствовал он себя плохо: бок так болел, что Серегу это реально напрягало. Нет, конечно, он, как всегда, шутил, всех подъебывал, но все равно чувствовалось – что-то не то.

 

[STEWART]: Последняя сессия записи стала для меня рекордной – 19 часов за компьютером! К тому времени я уже почти все время проводил в студии, изучив «Pro Tools» вдоль и поперек. Питался полуфабрикатами, спал, когда появлялось свободное время, которого по определению быть не могло, потому что все сроки сдачи материалов Хансену уже прошли. Студия сама по себе классная, но с двумя минусами: находится очень далеко от моего дома и при этом в подвале. Засыпаешь – темно, просыпаешься – темно, и не понятно, какое на улице время суток.

 

 

Еще не успев закончить работу по записи последних вокальных партий, группа уже точно знала, каким будет следующий шаг. Поскольку от Хансена, который располагал необходимым материалом для начала сведения, практически не поступало известий, ребята решили лично проконтролировать процесс микширования. Делегатом в Данию, конечно, назначили [STEWART]’а как человека англоговорящего и разбирающегося в вопросах звукозаписи.

 

[STEWART]: Я получил визу и вылетел в Данию. Приехал к Хансену, и, как оказалось, не зря. У него было другое представление о некоторых моментах, а вместе мы достаточно быстро разложили все по полочкам.

 

 

Когда [STEWART] был в «Hansen Studio», в Питере [GANG] прошел первое медицинское обследование, показавшее темные пятна на печени. Однозначного ответа доктора дать не могли, поэтому Сергея отправили сделать полную компьютерную томограмму, с помощью которой можно поставить более конкретный диагноз.

 

Убедившись, что все проблемы устранены и остальную работу Хансен, как и раньше, проделает на самом высоком уровне, [STEWART] вернулся домой. К тому времени [GANG] уже прошел более серьезное обследование, и ему сообщили результаты.

 

[STEWART]: Я позвонил ему в тот же день. Голос у него был никакой. Я его спросил, что случилось, а он ответил, что расскажет при встрече. Все мои самые плохие предчувствия подтвердились на той встрече. Ганыч сказал, что у него нашли две опухоли в печени и что это, возможно, онкология.

 

[DENVER]: Мы думали, что Ганыч перенапрягся и ему просто нужно время, чтобы отдохнуть и прийти в себя. Мы всей группой, как и раньше, работали над альбомом, готовились к туру, но поскольку до его начала было еще больше месяца, мы думали, что Серега к этому времени успеет поправиться. Он и впрямь чувствовал себя плохо, поэтому начал ходить по врачам, ему прописывали какие-то таблетки. И вдруг... он сообщил нам, что у него подозрение на рак. Естественно, никто такого поворота событий не ожидал, и все просто отказывались верить, что это действительно может быть рак. Поэтому мы старались его поддержать, убеждали, что еще ничего до конца не ясно. Но он уже тогда все чаще и чаще начал говорить о необходимости поисков сессионного гитариста, который поедет вместо него в тур, пока он будет ходить по врачам.

 

 

[40]

 

Наступила осень, сентябрь месяц. Какие бы настроения ни давили на группу, было просто необходимо срочно решить все оставшиеся вопросы по новому альбому. В частности, окончательно определиться с трек-листом и названиям.

 

[IGOR]: По текстам альбома получился как бы про нас. Это почти наша история, наша тема, наш взгляд на мир вокруг. Именно поэтому я предложил назвать его «История моей правды». Но существовал и другой вариант – «Книга мертвых».

 

[ALEX]: На самом деле был целый список всевозможных названий. Составляли его в основном мы с [IGOR]’ем, а остальные выступали больше в роли сторонних наблюдателей: оценивали, говорили, нравится им или нет. Одни варианты вычеркивали, другие обводили кружочками. В результате после раздумий и голосований их осталось только два: «История моей правды» и «Книга мертвых». Второй вариант появился совершенно случайно, когда, уже не помню откуда, всплыло немецкое «Totenbuch» – «Книга мертвых». Мне это словосочетание показалось очень сильным, поэтому я позвонил [IGOR]’ю спросить, что он об этом думает. Он по-прежнему придерживался «Истории моей правды», так что мнения разделились. Сторону [IGOR]’я принял [STEWART]; [DENVER] сомневался.

 

ЦИТАТА

[ALEX]: Буклет делюкс-издания нового альбома мы хотели сделать в виде книги с рассказом от первого лица о том, как одна семья приезжает в дом и слышит там какие-то голоса; происходит что-то непонятное, сюжет раскручивается... Один знакомый даже начал писать историю, в которую вплетались цитаты из песен, уже готовых к тому времени. Но потом мы поняли, что такой огромный проект не успеем поднять. Ведь надо было не только написать все это, а еще и нарисовать и выпустить. В итоге от идеи остались мальчик, книга и дом.

 

 

[STEWART]: Я был категорически против «Книги мертвых». Мне больше нравился вариант «История моей правды». Оставалось узнать мнение Ганыча. Я с ним созвонился, и он сказал, что выбирает «Книгу мертвых». Ты понимаешь, что значит это название? – спросил я его тогда. Не хочу ничего накликать, но у тебя подозрение на рак, а ты выбираешь для альбома такое название! Попахивает чем-то хуевым. На что Ганыч мне тогда просто ответил: «Да, я понимаю, но... Дань, мне это название реально больше нравится». Потом мы бросаем монетку... И пиздец.

 

 

Когда мнения в группе разделились поровну, решили действительно бросить монетку. Орел – «Книга мертвых», решка – «История моей правды». [ALEX] и [IGOR] специально для этого встретились на нейтрально территории – Московском вокзале.

 

Выпал орел. «Книга мертвых».

 

[ALEX]: Самое странное, что под концепцию оформления и обложку, которые на тот момент уже были почти готовы, подходили оба названия. Книга, изображенная на обложке альбома, может соотноситься и с «Историей моей правды», и с «Книгой мертвых». Но когда A-Ra приступил к работе над оформлением, была только тема (дом, мальчик и книга), название появилось незадолго до выхода альбома!

 

A-RA (художник-оформитель): Мы обсудили концепцию, и я решил начать с дома. Каким он должен быть, мы определились, поэтому я хорошо его себе представлял. Естественно, такие дома можно найти только на окраинах города, в центре их уже нет. Поэтому я целый день посвятил поездкам по окраинам и сфотографировал порядка двух десятков домов. Выбрали в итоге кирпичный, похожий на психбольницу. Старый, обветшавший, не тронутый цивилизацией. Стоял он где-то между станциями метро «Удельная» и «Пионерская». Правда, через пару лет там начали все сносить и строить современные здания. Не знаю, стоит ли он там сегодня. Следующими элементами были книга и мальчик. С ролью книги на съемках неплохо справился атлас по географии. Мальчика по традиции взяли в «КАПКАНЕ» – сыну Артема Копылова тогда было 11 лет, он очень удачно подошел по возрасту.

 

 

Так же изобретательность отличала съемки для внутренней стороны инлея, где изображено огромное дерево, на котором за ноги подвешены музыканты.

 

A-RA (художник-оформитель): Разумеется, такое ветвистое дерево хрен где найдешь, поэтому я собрал его из различных «запчастей». А вот ребят на ветку подвешивали по-настоящему! Это было в районе станции метро «Приморская», куда мы специально приехали в один из августовских дней. В прилегающем парке нашли дерево с веткой, которая могла выдержать каждого из ребят, и начали их подвешивать на нее. Тут же столкнулись с другой проблемой. Никогда не пробуйте намотать себе на ноги веревку и подвесить на ней себя на дереве – это полная жопа! Минуты через три от боли вы полезете на это самое дерево. Поэтому мы стали оборачивать ноги спальником, приподнимали минуты на три на канате над землей и фотографировали. Снимал, кстати, [MAV] – я только расставлял ребят.

 

ФАКТ

[ALEX]: Однажды я получил по почти письмо от человека, который предложил нам свои услуги фотографа. Сначала мы с ним пообщались виртуально, потом встретились на нескольких концертах, и так потихоньку рядом с нами оказался человек, который не только делал фотографии, но и снимал наши выступления на видео. Этого человека зовут Алексей [MAV] Медянцев. Некоторые наши концерты интернет-аудитория видит именно его «глазами». Это один из старейших членов нашей команды.

 

 

Но не успели ребята подвесить на веревку первую жертву, как возникла еще одна проблема: местное население оказалось слишком впечатлительным.

 

[ALEX]: Бабушки у нас бдительные! В самом начале фотосессии понабежали с вопросами, что это за безобразие и пытки посреди бела дня происходят. А поскольку у нас там рядом еще всякий реквизит в виде бейсбольных бит и пистолетов валялся, они, ни минуты не сомневались в криминальной подоплеке, вызвали милицию. Доблестный патруль приехал через четверть часа. Пришлось сделать перерыв, чтобы объяснять блюстителям порядка, что к чему, и подарить свои диски. Те прониклись идеей, успокоили бабушек и уехали. Легенда была такая, что мы снимаем продолжение сериала «Бригада».

 

A-RA (художник-оформитель): Фотографии для картинок внутри буклета, где музыканты убивают сами себя, были сделаны там же, на «Приморской». Над вариантами убийств думали заранее, откинув самые глупые или нелогичные, при этом они не должны были повторять друг друга. Способы убийства распределили согласно жребию – вытаскивали бумажки, на которых были написаны варианты. Поскольку изобразить убийство самого себя все-таки непросто (например, задушить, как в случае [DENVER]’а), в некоторых случаях ребята приходили друг другу на подмогу, исполняя роль «болванок», которым я потом в «Photoshop» «пришивал» нужные головы.

 

Здесь же была реализована идея использовать в творчестве [AMATORY] форму нового цвета – белого. Символ светлой энергии... Инь и Янь. Ребята не просто убивают самих себя – это явное торжество зла над добром, поскольку в роли убийц выступают музыканты, одетые в черную форму, а в роли жертв – их двойники в белой форме.

 

Во второй половине сентября от Хансена наконец пришел мастер-диск – вернее, как и положено, два: один для прослушивания, а второй для тиражирования. Диск для прослушивания оказался битый, весь в царапинах, на записи сплошные щелчки – слушать невозможно. Поэтому пришлось воспользоваться диском, предназначенным для отправки на завод. [STEWART] открыл его на компьютере и оказалось, что диск... пустой! Причем это была не чистая болванка: треки отображались, программы показывали их время, но при воспроизведении – только тишина.

 

[STEWART]: Снова какая-то чертовщина. Сначала мы подумали, что проблема в программе, поэтому оцифровали треки в mp3. Но и они оказались пустыми – ни единого щелчка. Ни-че-го! Вот тогда я реально охуел, понял – дето нечисто... В итоге Хансен залил образ мастер-диска в Интернет, мы его скачали и подготовили новый мастер. Но при этом в песне «Ты помнишь» оказалось тридцать щелчков, а в песне «Слишком поздно» – пять. Здесь уже все были в полном шоке, включая самого Хансена.

 

 

Избавиться от щелчков в треках помог Юра Смирнов, который прогнал песни через специальную программу. Мастер-диск был готов.

 

[DENVER]: У нас в группе никогда ничто не происходит просто так. Никогда. И все эти траблы, назовем их так, во время записи альбома и во время его выпуска тоже происходили неспроста. Слишком много препятствий и каких-то нехороших совпадений за столь небольшой промежуток времени... Тогда мы не связывали это с Ганычем. Хотя все в группе знали, что он болен, никто даже не хотел думать о самом плохом диагнозе. Однако очередное обследование показало наличие в печени [GANG]’а сразу двух опухолей – одну размером 4 и 5 сантиметров и еще одну поменьше.

 

 

[41]

 

Окончательный диагноз еще не поставили, но уже было совершенно очевидно, что в масштабный тур, который начинался практически сразу после выхода альбома, Сергей отправиться не в состоянии, пока не решится, какое лечение ему будет предписано и насколько тяжелые операции ему предстоит перенести. Группе, против своего желания, пришлось начать поиски сессионного музыканта.

 

[STEWART]: Мы стали думать, кто мог бы поехать с нами в тур, но кандидатур, по правде говоря, нашлось немного. Да что там немного – их практически не было! Настроение тогда у всех нас было в районе нулевой отметки. При этом каждый день я созванивался с Ганычем, и мы с ним подолгу разговаривали. Анализы у него были ужасные совершенно... Я видел, что [GANG] похудел, что ему постоянно плохо, что у него лицо цвета простыни... «Пиздец мне, Дань, я чувствую это», – признался он мне однажды в одном из разговоров. Конечно, мы старались его успокоить, как могли. Но если говорить честно, в какой-то момент я просто потерялся во всей это ситуации. Не знал, что делать, что думать, как себя вести. Мы оказались к этому не готовы. Да и как можно быть готовым к подобному?!.

 

 

Единственной более-менее реальной кандидатурой сессионного гитариста, которая однажды всплыла в разговоре [DENVER]’а со [STEWART]’ом, стал Николай Юрьев из группы Perimeter, больше известный в тусовке как Niky. Но ребята сошлись на мнении, что он от продолжительной поездки скорее всего откажется. Однако когда на следующий день точно такой же вариант предложил [ALEX], все решили, что группа ничего не потеряет, если хотя бы попробует поговорить с Юрьевым на эту тему.

 

[STEWART]: [ALEX] поговорил с Колей, а на следующий день утром тот сам позвонил мне: «Слушай, Дань, а вот такие поездки длительные, это вообще как, тяжело?» Тогда я понял, что он ломается и уже мысленно готов ехать с нами. Хоть что-то начало наруливаться.

 

 

24 сентября в питерском магазине «Converse» состоялась большая акция, приуроченная к выпуску первого сингла с нового альбома «Книга мертвых» – «Преступление против времени». Место действия было выбрано не случайно: в этот же день группа объявила о выпуске культовой английской обувной фирмой «Converse» фирменных кед с символом [AMATORY]. Чтобы отметить оба события, группа устроила встречу с поклонниками и впервые показала уже готовый к тому времени клип.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 593. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.071 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7