Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Ночная школа — 3 3 страница




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

- Элли, у тебя большие неприятности. Мы должны точно знать, что произошло, и будет лучше, если ты ответишь на наши вопросы.

У нее внутри все сжалось, Элли кивнула, чтобы показать, что все поняла.

- Я только ... можно что-нибудь попить? Меня правда мучает жажда.

Изабелла молча открыла маленький холодильник, стоявший в углу, и протянула ей бутылку воды. Элли не думала, что когда-либо пробовала что-то лучшее, чем эта вода. Их вопросы были просты. Как к ней попал телефон Изабеллы? Как она убежала? Как попала в город? Кто помог ей? Она пыталась отвечать ясно, насколько могла, надеясь, что ее быстрее отпустят, но они только продолжали задавать больше вопросов. Когда она рассказала им, что произошло в полицейском участке, Изабелла и Джерри обменялись мрачными взглядами.

- Я позабочусь об этом, Изабелла, - примирительно проговорил Джерри. Но Изабелла не успокоилась.

- Узнай, кто они,- потребовала она. - Я хочу сама разобраться с этим.

Тем не менее вопросы продолжались. Боль в голове Элли усилилась, она чувствовала голод и усталость. Внезапно ей овладело раздражение.

- Я хочу, чтобы несмотря на трудности выяснили, кто помогает Натаниэлю,- отрезала она.

Джерри сердито посмотрел на нее.

- Откуда ты знаешь, что Марк не работает на Натаниэля?

-Вы, наверное, шутите, - сказала Элли с издевкой, подобная идея казалась ей смехотворной. Это ошибка.

- Ты думаешь, это смешно?- он почти кричал, задавая вопрос.

Опережая ответ Элли, Изабелла подняла руку. - Хватит. Вы оба.

Плечи Элли поникли. Она так устала. Стук в висках рос с каждым ударом. Она больше не могла ясно мыслить. Изабелла повернулась к Элли. Впервые за сегодня она не выглядела сердитой. Она выглядела грустной.

- Просто ответь на последний вопрос, Элли: что ты рассказала Марку о Киммерии?

Ум Элли как в тумане разматывал пьяные воспоминания о бессвязном рассказе о Ночной школе и Картере. Натаниэле и Изабелле. Безопасности и угрозах. Джу. Но она и глазом не моргнула.

- Ничего.

- Думаешь, мы поверим, что ты убежала из школы, провела ночь с этим парнем, но ничего не сказала ему? - в голосе Джерри отчетливо сквозил скептицизм.

Элли повернулась к нему лицом, выплескивая гнев:

- Я не убежала с Марком, чтобы рассказать ему все ваши удивительные тайны. Я убежала, потому что не хочу быть здесь больше. Потому что кто-то здесь помог Натаниэлю убить Джу, и вы еще не сделали ничего, чтобы найти его. Здесь для меня не безопасно. Никому. И я просто ...- Она прижала кончики пальцев к уголкам ее горящих век. - Я хотела, чтобы рядом был друг.

- Ты еще можешь получишь шанс проводить с ним все свое время, - пробормотал Джерри.

Из-под рук она бросила на него раздраженный взгляд.

- Если вы так сильно мечтали исключить меня, зачем привезли обратно? Вы должны чертовски благодарить меня.

- Попридержи язык, - тон Изабеллы был резким. - Я не позволю тебе ругаться с учителем. Все правила цивилизации не аннулировали просто потому, что у тебя выдался плохой день, Элли.

Повернувшись, она сказала:

- Джерри, если вы не возражаете, я бы хотела побыть наедине с Элли несколько минут. Не могли бы вы оставить нас?

Когда он ушел, директриса прислонилась к двери, опустив плечи и уставившись в пол. Она выглядела непривычно уязвимо, и нежданный горький прилив вины ужалил сердце Элли.

- Послушайте, Изабелла, - сказала она нерешительно. - Может, мне лучше просто уйти... Изабелла подняла голову, буравя ее стальным, обвиняющим взглядом.

- Ты понятия не имеешь, что происходит прямо сейчас, Элли. Ты нарушила каждое Правило Киммерии. Ты предала мое доверие. Ты обокрала меня...

Ее боль и гнев прорвались сквозь оборону Элли - нижняя губа задрожала. В словах директрисы имелась доля правды. Изабелла заботилась о ней, присматривала, может быть, даже любила. И она предала ее. "У меня были веские причины",- сказала она себе в тысячный раз. Но так или иначе, это больше не служило утешением. Как будто читая ее мысли, Изабелла тихо произнесла:

- Я не знаю, сможем ли мы когда-либо доверять друг другу снова. Может быть, Джерри прав. Может, все зашло так далеко, ты больше не являешься частью этого места. Возможно, я должна дать тебе желаемое.

Опустив руку в карман, она вытащила свой телефон. "Видимо кто-то нашел его в лесу", -подумала Элли, прокручивая в голове контакты. Нажав кнопку вызова, Изабелла сказала:

- Но это не мне принимать решение.

Послышался ответ.

- Хочешь поговорить с ней сейчас? - спросила Изабелла. Через секунду директриса пересекла небольшую комнату и протянула трубку. С подозрением Элли не двинулась, чтобы дотянуться до телефона, но Изабелла не отступала.

- Возьми его, - произнесла она ледяным тоном. С трудом сглотнув, Элли взяла устройство, еще теплое от руки Изабеллы

- Алло ...? - робко сказала она

- Элли, - ответил бойкий голос. - Это твоя бабушка. Я так понимаю, нам нужно поговорить.

 

Глава 6

- Я понимаю, почему ты больше не чувствуешь себя в безопасности в Киммерии, но ты наверняка окажешься в еще большей опасности, если покинешь школу. - Люсинда говорила необычайно монотонно, как будто находится на деловой встрече и листает проект.- Да, есть кто-то, работающий против нас в Киммерии и, да, этот человек опасен и, нет, я не знаю, кто это. Но пока ты находишься в школе, то, по крайней мере, окружена людьми, пытающимися защитить тебя.

Элли в нетерпении выдохнула, - она уже знала все это. Люсинда остановилась. Когда она вновь заговорила, в голосе слышалась настойчивость.

- Элли, до сих пор мы не смогли обеспечить тебе безопасность. И самая большая наша неудача касается твоей подруги Джу. И я искренне сожалею об этом. Но если бы я пообещаю, что тебе никто больше не причинит боль, то солгу. Обстановка опасная.

Ее слова походили на правду. Сердце Элли забилось быстрее, и она сжала телефон, боясь пропустить что-либо.

- Я точно знаю, что бандиты Натаниэля сделали с ней и с тобой. Окажись на твоем месте, я бы хотела бежать, как можно дальше и быстрее, чтобы все осталось позади. Но независимо от того, как быстро ты бегаешь, Натаниэль найдет тебя, в конце концов, - ее голос стал на тон выше. - Так что не беги, Элли. Останься. И дай отпор со мной вместе.

Элли была потрясена. Бабушка просит помочь ей?

- Дать отпор? - спросила она. - Как?

- Натаниэль вышел из-под контроля, Элли, и я хочу заставить его страдать. Я хочу разрушить его планы. Его наемников отправить в тюрьму. Я хочу узнать, кто из наших друзей помогает ему, и я хочу разобраться с этим человеком сама.- Слова Люсинды были холодны и точны, как ледоруб. - Я хочу уничтожить Натаниэля. Но для этого, мне нужна твоя помощь. Если ты останешься в Киммерии, я обещаю, Гейб будет наказан за то, что он сделал. А также человек, который открыл ворота в ту ночь, и пустил его сюда.

Желчь в ее тоне не оставила у Элли сомнения в том, что Люсинда говорит серьезно. Месть. Идея росла у нее в голове, пока не вытеснила все остальное. Она могла отомстить за смерть Джу. Отплатить ее убийцам за то, что они совершили. Но для этого ей придется довериться Люсинде. Может ли она пойти на это? На чем будет основываться это доверие? Слове. Чувстве. Тонких, извилистых нитях ДНК, связывающих их. Этого недостаточно. Ей нужно было быть уверенной, что Люсинда достойна доверия. Ей нужно знать больше.

- Почему мы не можем просто позвонить в полицию? - спросила Элли.- Если мы расскажем им, что произошло, они арестуют его. Не так ли?

Люсинда колебалась недолго, но Элли заметила.

- Я боюсь, что в данный момент министр, курирующий полицию, на стороне Натаниэля. Озадаченная Элли хмуро посмотрела на телефон. Зачем министру из правительства слушать Натаниэля? Он же совершенно безумен. Но тогда она вспомнила, как вели себя местные полицейские, и ее сердце похолодело. Ее голос звучал жалобно.

- 'Но полиция должна арестовать его. Как это вообще возможно?

- Дело во власти, - ответила Люсинда. - И контроле. У меня они есть. Этого и Натаниэль хочет. Это так просто.

- Нет, это не просто,- резко сказала Элли. - Потому что я не понимаю этого вообще.

- Неправда. Подумай обо всем, как следует, Элли,- голос Люсинды звучал низко и зловеще. - После всех этих месяцев, разве ты не знаешь, частью чего являешься? Прислушайся, что говорит сердце.

Телефон раскалился в руках Элли, когда ее разум пролистал последние события - они говорили за себя. Кусочки информации, как части пазлов, стали на место. Ночная школа часть большой организации ... Киммерия более могущественна, чем представляется... Совет Ночной школы это также Совет Организации ... Совет контролирует все ... Премьер-министр ... Несколько министров появляются на бале ... Люсинда возглавляет Совет... Правительство ... Люсинда ... Как она раньше не догадалась?

- Ночная Школа контролирует правительство.

Элли прошептала эти слова, но сказав их, она обрела уверенность, что права.

- Не Ночная школа, - поправила ее Люсинда. - А организация.

Долгое время Элли сидела неподвижно, пытаясь переварить всю эту информацию. Это слишком много для понимания. Слишком страшно принять.

- Я не... - выдавила она. - Я имею в... как?

Люсинда ответила быстро.

- Главное, что так оно и есть. И если Натаниэль победит меня, вся власть будет у него. Его будет не остановить.

Воображая мир, в котором Натаниэль управляет всем, Элли так сильно прикусила губу, что почувствовала металлический привкус крови на языке.

- Вы не можете позволить этому случиться.

Люсинда ждала именно этого. Она набросилась.

- Я хочу остановить его. Но я не могу сделать это без тебя. Так что ... ты останешься и будешь бороться со мной?

Элли не колебалась. Все было хуже, чем она представляла, гораздо опаснее и страшнее. У нее не было выбора ... не так ли?

- Да, - сказала она устало. - Я останусь.

- Хорошо.- В голосе Люсинды слышалось мрачное удовлетворение. - Но теперь, зная, что поставлено на карту, я жду, что ты будешь частью этого. Ты в опасности, независимо от того, где находишься, даже в Киммерии. Мы не знаем, кто является шпионом среди нас, поэтому ты должна быть постоянно начеку.

-Буду, - ответила в смятении Элли. Люсинда продолжила:

- Делай все, что скажет Изабелла. Без вопросов. Я ей полностью доверяю, и ты должна сделать то же самое.

Элли посмотрела на сидевшую директрису, которая крутила в руке ручку. Возможно, она могла слышать разговор с Люсиндой, ее взгляд был острым и понимающим.

- Хорошо.

- Это будет нелегко, - предупредила ее Люсинда. - Тебе надо приложить множество усилий, чтобы искупить инцидент, случившийся прошлой ночью. Изабелла назначит тебе наказание, и оно не будет приятным - она очень зла на тебя. Я ожидаю, что ты сделаешь всю черную, изнурительную и малосодержательную работу, которую она тебе даст, без жалоб. Кроме того, ты не должна больше убегать - я не смогу защитить тебя, не зная, где ты находишься. В сущности, не может быть и речи о нарушении Правил - они оберегают твою жизнь. И, наконец, несмотря на все случившееся, ты все еще в школе, поэтому должна наверстать упущенное на своих курсах и преуспеть в учебе. Мы договорились?

Ум лихорадило от такого перечня требований, Элли молча кивнула, прежде чем поняла, что бабушка не могла ее видеть.

- Да, - сказала она наконец. - Договорились.

Но Люсинда не закончила: - Хорошо. запомни, Элли: нарушишь часть нашего соглашения и наша сделка не состоится. Я не хочу, но я порву с тобой все связи, если мне придется. И тебе будет не по себе, я обещаю. Сделай все, о чем я попросила, и, клянусь, я предоставлю тебе возможность отомстить.

К тому времени, как Элли покинула кабинет Изабеллы, надвигались сумерки. Она чувствовала беззащитность, идя по холлу в своей одежде, окруженная учениками в темно-синих пиджаках с белой эмблемой Киммерии, красовавшейся над сердцем. Даже опустив голову, она ощущала любопытные взгляды, изучавшие ее, слышала перешептывания и хихиканье. Но когда она оглянулась, никто не встретил ее взгляд. Она была невидимкой. Ускорив темп, Элли припустила по лестнице общежития в крыло девочек, а затем вниз по тихому узкому коридору в ее спальню. Оказавшись внутри, она прислонилась к двери - смакуя уединение. Но включив свет, остановилась как вкопанная. Ее комната была безупречна. Грязная одежда исчезла. Бумаги сложены. Книги выстроены на полках. Деревянные полы сияли чистотой. Кровать покрыта белоснежным пуховым одеялом, а синее было аккуратно сложено в изножье. Это было послание от Изабеллы, громко и ясно заявившее Элли: больше никаких поблажек. В зеркале у двери она мельком увидела свои растрепанные волосы и размазанный макияж. Она знала, что от нее исходит запах сидра и пота. Она не принадлежала этой комнате, выглядя так. Скинув грязные джинсы и джемпер, Элли завернулась в теплый халат, схватила пушистое белое полотенце и направилась к двери. В последнюю секунду, она повернулась, подняла одежду с пола и бросила в корзину для белья в углу. Сделка есть сделка.

- Удовлетворена? - спросила она пустую комнату.

Идя по коридору, Элли попыталась выкинуть из головы слова Марка, когда она сообщила, что решила остаться в Киммерии. Изабелла дала им несколько минут наедине, прежде чем его отправили обратно в Лондон на поезде.

- Ты должно быть шутишь.- Скепсис наполнил его глаза. - Меня держали в плену. Целыми часами. Ты покрыта шрамами и твои учителя - фашисты, но вдруг все суперклассно?

Элли не знала, что сказать. Как она могла объяснить постороннему все, о чем ей теперь известно?

- Погоди, - попросила она, - ты многого не знаешь.

Он прервал ее нетерпеливым жестом.

- Да ладно,Элли. Я увидел твою школу - похожа на замок вампиров. И я слышал, как ты говоришь - у тебя всегда была слегка рафинированная речь, но теперь ты говоришь, как Королева по крови. Уязвленная Элли почувствовала прилив крови к лицу.

- Это несправедливо, Марк. Я все еще тот же самый человек.

- Нет, уже нет. - уперев в руки в узкие бедра, он изучал ее, как будто видел в первый раз. -Возможно, ты не понимаешь, но это для меня очевидно. Ты больше не одна из нас. Ты одна из них.

Вспоминая, как он тогда смотрел на нее, Элли вздрогнула и закуталась плотнее в халат. Со вздохом она толкнула дверь в ванную комнату девочек. В этот час здесь было блаженно пусто. Оказавшись в чистой белой душевой кабине, она открыла горячую воды и отрегулировала температуру до грани, которую едва можно было терпеть, и позволила воде струиться, смывая грязь последних двадцати четырех часов. Она провела мылом по коже, не обращая внимания на изменения, которые автокатастрофа внесла в ее тело - под кончиками пальцев шрамы выпирали скользкими неровностями. Каждый из них служил напоминанием о том, что она по-прежнему должна сделать.

Как-то на одном из мучительных сеансов доктор Картрайт заявил: - Это нормально. То, что ты будешь жить дальше, даже если Джу нет. Тогда она ему не поверила. Но, может быть, он был прав, подумала она сейчас. Потому что я должна жить, чтобы убить Гейба. Вернувшись в свою спальню, она вооружилась расческой и привела в порядок спутанные волосы, потом нанесла основу под макияж. Но даже после этого темные тени по-прежнему подчеркивали ее серые глаза; а кожа выглядела болезненно-желтой. Распахнув шкаф, она рассмотрела ряд синих комплектов перед ней. Выбор, что надеть в Киммерии, редко представлялся сложным. Темные колготки и короткая юбка в складку были взяты первыми. За ними белая на пуговицах блузка, и следом синий пиджак. Пара удобных, выданных в школе, туфель, и она полностью перевоплотилась в ученицу Киммерии. Элли взглянула на часы - близилось время обеда (прим.. - обед в Англии вечером, по времени соответствует нашему ужину).

"Теперь,- подумала она с мрачной решимостью,- пора начать искупать вину". Поспешив вниз по лестнице, она услышала гул разговоров и смеха, исходящий из переполненной столовой, который постепенно нарастал. Счастливые голоса казались чужими, и долгое время она стояла снаружи, не в силах войти. Она пропускала обеды в течение многих недель. Но сегодня в кабинете Изабелла ясно дала понять, что так продолжаться не может. Отныне она обязана присутствовать в столовой во время каждого приема пищи, как того требуют Правила. Это была лишь одна из многих вещей, на которые Элли согласилась. Потому что как только она решила остаться, Изабелла устроила нагоняй. Элли будет посещать все занятия и выполнит все задания, которые пропустила. Она будет стремиться к превосходным оценкам. И она вернется в Ночную школу. Последнее требование так напугало ее, что в животе все скрутилось в узлы. Она знала, что нерационально отказываться: ей надо посещать Ночную школу, чтобы тренироваться, учиться, чтобы узнать правду о произошедшем. Это было сердце Киммерии, и она должна быть там. Но сама идея оказаться там снова - проскользнуть в этот мир - пугала ее. Но какой смысл делиться этим с Изабеллой? Она уже знала. И ей было все равно. Когда Элли сразу не согласилась, Изабелла пригвоздила ее холодным взглядом.

- Тренировки в Ночной школе являются обязательным требованием твоего пребывания в Киммерии. Так что тебе нужно решить сейчас, Элли. Хочешь остаться в Киммерийской Академии? Или нет?

Сдавшись, Элли кивнула в знак молчаливого согласия. Она хотела остаться, чтобы отомстить. И сделает все для этого. И если она решилась вернуться в Ночную школу, то сможет пройти через эту чертову дверь сейчас, в обеденный зал. И поужинать. Сжав челюсть, она решительно ступила через дверь, в то время как Желязны начал закрывать ее. Краем глаза она увидела, как он бросил на нее странный взгляд, но не остановилась, пока не достигла пустого места за ее старым столом и не проскользнула туда. За столом все разговоры смолкли. Съежившись от тишины, Элли заставила себя посмотреть вокруг: здесь были все люди, которых она избегала или игнорировала в течение многих недель - все люди, которых она любила. Изабелла выругала за такое отношение. Глядя на них сейчас, ее слова звучали в ушах Элли.

- Я знаю, что ты прошла через многое за последние несколько месяцев, но твоей реакцией на смерть Джу стало вычеркивание людей, больше всего любивших тебя,- сказала она. - Ты очень сильно ранила их. Ты никогда не осознавала тот факт, что они тоже горевали. Ты была холодна все время с Рэйчел, так что она провела это тяжелое время в одиночестве. И ты практически игнорировала Зои. Она заботилась о тебе, как о старшей сестре и нуждалась в тебе, но ты была слишком эгоцентричной, чтобы заметить это.

Напротив нее рядом с Джулией сидел Картер. Каждый раз, когда она видела их вместе, крошечный осколок льда, казалось, глубже вонзался в грудь, но Картер всегда оставался ей другом, и она не хотела терять его. Если это означало быть любезной с Джулией, то... ладно. Рядом с ними, Зои казалась очень маленькой. Элли быстро просканировала лица вокруг и была озадачена. Рэйчел, не выдержав, опустила взгляд, как будто не могла видеть, что стало с Элли. Рядом с ней сидел Лукас и крепко держал за руку. Она чувствовала, что все ждут чего-то. Может быть, они ожидали, что она совершит что-нибудь безумное. Убежит. Накричит на них. Элли откашлялась.

- Слушайте, все. Я хочу что-то сказать. Я знаю, что напортачила, и хочу сказать вам всем, что очень сожалею об этом. Я думаю, что мне нужно время, чтобы прийти в себя ... Я не знаю ... Вы все в курсе, что я убежала вчера, но я хочу, чтобы вы понимали, что я убегала не от вас ... - Она замолчала. Это было правдой? Она больше не была уверена. - Но теперь я пытаюсь взять себя в руки. Я действительно не старалась ... - порхая вокруг стола, ее взгляд остановился на мгновение на лице Картера. Его темные глаза избегали ее. - Я знаю, что была эгоисткой и трусихой, и я просто надеюсь, что, - она беспомощно посмотрела на Рейчел , - что вы можете простить меня. И помочь мне ... стать лучше. После краткого ошеломления, все заговорили разом.

- Конечно, мы можем...

- Даже не думай...

- Никто бы ...

Все они были добры, но когда разговор перешел от неприятной реальности, касающейся нервного срыва Элли, и бродил вокруг безопасной территории ее побега, она вздохнула с облегчением.

- Как ты это сделала?- спросил Лукас с неподдельным интересом в глазах. - Они говорят, что ты перелезла через забор.

- Вот еще! - усмехнулась Элли. - Это невозможно. Он слишком высок.

- Тебе кто-то помог? - осторожно спросила Джулия. Подумав о Марке, Элли запнулась.

- Не совсем...

- Что они выберут для тебя? - когда прозвучал вопрос Картера, для Элли все другие звуки исчезли и ее глаза загорелись, встретив его взгляд. - Какое наказание?

- Загрузили домашними заданиями. И назначили работать в саду все мое свободное время, - она беззаботно пожала плечами.

- Ничего необычного. Выражение его лица говорило, что он подозревает большее. Но она не могла рассказать им все. Не могла поделиться тем, что Люсинда пообещала. Не сейчас в любом случае. В этот момент, кухонные двери отворились и персонал высыпал в два ряда в комнату. С плоских блюд, которые они несли, поднимался пар. Элли наблюдала за официантами, входившими в броской черной униформе, и ее взгляд упал на Сильвиана, который пристально смотрел на нее. Его глаза были такими яркими, и такими холодными, как вершины ледников.

 

Глава 7

На следующий день Элли посетила все занятия впервые за несколько недель. По всей видимости учителей предупредили о ее возвращении, потому что никто из них не прокомментировал ее внезапное появление, хотя Желязны бросил желчный взгляд, когда она села на свое место на истории. Ученики, однако, не были столь вежливы. Она выдерживала на себе пристальные взгляды, от которых по коже бегали мурашки. Большую часть времени она игнорировала их. До тех пор, пока на математике не услышала чье-то шептание: "Как ты думаешь, это она убила Джу?" На мгновение, Элли перестала дышать. Вспыхнувшая боль заставила забыть обо всех обещаниях. Держа свою ручку словно кинжал, она развернулась и направила на двух девушек, сидевших позади. Эмбер и Исмэй: прислужницы Кэти Гилмор. "Близнецы зла", как она называла их, когда у нее еще было чувство юмора. Она больше не думала, что в этом было что-то забавное.

- Если бы я была на вашем месте,- ее голос был низким и на удивление спокойным.- Я бы заткнулась.

На мгновение они просто неуверенно захихикали. Она видела их колебания: насмехаться ли над ней или опасаться. Тогда Эмбер откинула длинные светлые волосы на одно плечо и с привычной беспечностью сказала: "Она меня пугает. У нее глаза преступника. Я не могу поверить, что она разгуливает среди нас". Это придало Исмэй мужества сделать выбор в пользу ненависти.

- Она какой-то монстр,- ее губы скривились в пренебрежительной улыбке. - Почему бы тебе не сделать нам всем одолжение и не сбежать снова?

Так или иначе, мелочность в их словах разрядила обстановку. Гнев Элли отступал, словно волна откатывалась от песка. Когда они не говорили о Джу, а только бросались оскорблниями, она могла выдержать это. Тем не менее, у нее руки чесались дать им по дерзким мордочкам и посмотреть, что они бы сказали тогда. Но она дала обещание Люсинде, что никаких проблем не возникнет. Никаких нарушений правил. Взамен она заставит страдать некоторых людей. Крутанув ручку в кулаке, она переместила ее в положение для писания.

- Маленькие засранки, - фыркнула она достаточно громко, чтобы все слышали. Затем в холодной ярости повернулась к ним спиной, пытаясь отгородиться от их нелепого хихиканья. После начала занятий, у нее не было времени беспокоиться о чьих-то словах. Она так отстала в учебе, что не до конца понимала, о чем говорят учителя. Хуже всего приходилось на химии. Она делала многочисленные записи, но сложные формулы и диаграммы, бессмысленно расплескавшиеся по страницам ее тетради, вызывали панику, похожую на желчь в горле. Неужели я так отстала, что не смогу догнать? Два дня назад ее бы это не заботило. Но она обещала Люсинде усиленно заниматься, и учитывая что так много поставлено на карту, она теперь сильно переживала. Самая большая проблема состояла в том, что преподавал Джерри Коул, и так же, как изо всех сил старалась понять урок, она истово стремилась избежать его взгляда. Он снова стал нормальным и добродушным, как прежде, неудачно шутил об атомах и молекулярной структуре. Все время слегка улыбался. И она видела его неловкие попытки укротить

жесткие кудри. Не было никаких признаков того злого человека, с которым она столкнулась накануне. По окончании урока, она поспешила присоединиться к веренице учеников, покидающих комнату, и затеряться в толпе. Она уже мысленно поздравляла себя с этим, когда вдруг он окликнул ее.

- Элли, не могла бы ты остаться на секунду?

Она застыла с замершим сердцем. На мгновение девушка решила сбежать, притворившись, что ничего не слышала. Затем с тяжелой медлительностью, повернулась к нему лицом. Оправа очков, бросавшая блики в свете, скрывала его глаза, когда он указал ей присесть за стол в первом ряду. Поерзав, она уселась неподвижно, сложив руки на книжной сумке на коленях. Он оперся на свой стол. Элли подумала, что судя по беспокойно переминающимся ногам, Джерри смущен.

- Элли, я хотел бы забыть о вчерашнем. Это был трудный день для нас обоих, и мне кажется, лучше оставить его в прошлом.

С опаской Элли посмотрела, как он снял очки. Его глаза выглядели усталыми.

-Ты знаешь от произошедшего - смерти Джу, твоих травм - пострадали не только ученики. У учителей тоже есть чувства. И мы все испытали большой стресс в этом семестре. Но чтобы чему-то научиться, тебе должно быть комфортно рядом со мной. Ты должна знать, я не осуждаю тебя все время. Так что я надеюсь, что мы можем работать вместе снова, как раньше. Я думаю, что ты хорошая ученица, как и хороший человек, и я рад, что ты учишься в моем классе. Его слова звучали искренне, и она жаждала, чтобы все снова вернулось в нормальное русло. Он предлагал ей то, что она действительно хотела.

- Я ... прошу прощения тоже,- робко пролепетала она. - За ... ну, все что я натворила.

Он заметно расслабился, точно испытывал такую же нервозность по поводу этого разговора, как и она. Напряжение исчезло, и Элли обнаружила, что чувствует облегчение.

- Хорошо. Я рад, - продолжил он. - Ну, теперь, когда мы разрешили разногласия... я хочу поговорить с тобой о чем-то более земном - химии.

Он усмехнулся, и Элли вежливо улыбнулась, когда протер очки полотном, взятом из кармана.

- Ты так далеко позади, и я понимаю, как тяжело подтянуться. Потерять контроль можно довольно быстро, прежде чем осознаешь, - он поднял пустую руку - что ты безнадежно отстаешь.

Она смотрела отстранено, но крепче сжала сумку. Он думает, что я тяну всех назад? Даже слышать об этом было унизительно. Горячая кровь прилила к щекам.

- Я не хочу, чтобы это произошло с тобой,- добавил он, не обращая внимания на ее напряженность. - Но я думаю, тебе понадобится дополнительная помощь, чтобы нагнать. Я говорил с Рэйчел Пэтел, и она предложила учить тебя. Как ты знаешь, она - одна из наших звезд в науке, так что я думаю, это отличная идея. Учитывая твои предыдущие высокие баллы, думаю, ты сможешь наверстать упущенное с классом, если потрудишься - я могу рассчитывать на твое согласие?

Внезапный всплеск надежды, теплый, как солнечный свет, наполнил ее. Он по-прежнему верил в нее. И считает, что она справится. А лучше всего то, что она будет работать с Рэйчел - может быть, найдется способ исправить их порушенную дружбу за это время.

- Определенно,- ответила она с искренним энтузиазмом.

- Отлично. -Он встал, дав понять, что разговор закончен. Но, направившись к двери, Элли внезапно снова услышала свое имя. Когда она повернулась, взгляд Джерри был странным.

- До свадьбы заживет, ты знаешь, - сказал он. Застигнутая врасплох, у Элли не было времени сообразить что к чему. Она честно ответила: - Я надеюсь на это.

Этот разговор был единственный лучиком света в противном тусклом дне, и ноги Элли еле несли ее, когда она тащила тяжелую сумку с книгами вверх по лестнице в крыло девочек после последнего урока. Увидев впереди маленькую знакомую фигуру, пробирающуюся через толпы учеников, она с трудом сглотнула. "Зои считает тебя старшей сестрой," - говорила Изабелла. "Она нуждается в тебе".

- Эй, Зои, - позвала она. - Подожди.

Молодая девушка остановилась на полушаге. Когда она обернулась, ее лицо выражало настороженность. Зои была вундеркиндом. В тринадцать она уже превзошла в учебе уровень Элли. Они были близки в последнем семестре, но после смерти Джу Зои вела себя так, как будто ничего важного не случилось. Ее, казалось, это не волновало. Элли никогда не видела ее плачущей. Она жила дальше, как будто Джу никогда не существовала. Ранее д-р Картрайт попытался объяснить Элли, что собой представляет синдром Аспергера, но тогда она не хотела слышать. Это было слишком трудно принять. Сейчас поведение Зои казалось объяснимым. Догнав ее, Элли кинулась с извинениями.

- Я только хотела сказать еще раз, что очень сожалею о своем отношении к тебе. Оно было несправедливым. Я все испортила и не должна была ... так поступать. -Зои поморщилась, и Элли поняла, что она напряженно размышляет - ее ум сканирует слова, как цифры. Складывает. И готов выдать ответ.

- Я прощаю тебя, - сказала она наконец. - Но ты не имеешь права еще раз так поступить или я не буду твоим другом. И это навсегда.

Что-то дрогнуло в сердце Элли. Она не могла потерять Зои, потому что нуждалась в ней. Отвечая с жаром она не подозревала, что оказывается чувствовала.







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 265. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.053 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7