Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 49




К тому времени, когда Винсент и Коррадо направились в западную часть города, солнце уже успело скрыться за горизонтом, оставив Чикаго во власти темноты. На небе появилась полная луна, яркий ореол которой был частично скрыт за облаками. Неистовые порывы ветра окутывали машину, создавая резонирующие звуки.

Отсутствие всяческого контакта начинало действовать Винсенту на нервы. Он не знал, чем занимался его сын, в каком положении он находился и был ли он вообще в порядке. Джованни никогда не давал Винсенту поводов усомниться в себе, но тот факт, что за это дело взялся именно его soldati, не могло не тревожить его. Если бы он уделял этому должное внимание, то заметил бы происходящее гораздо раньше.

Коррадо свернул с шоссе, когда они приблизились к нужному району, и направился в сторону улиц. Большинство зданий были заброшенными, обветшалыми или же и вовсе заколоченными. Отличительные знаки различных группировок, выведенные баллончиками с краской, красовались на стенах зданий – это было делом рук уличных хулиганов и карманников, мнивших себя настоящими преступниками. Подобные люди не отличались на истинной преданностью своему делу, ни уважением к старшим. Они всегда внушали отвращение Антонио, на дух не переносившего их методы и отсутствие должного воспитания. Он терпеть не мог того, что они использовали слова «гангстер» и «мафия», их понимание таких понятий как «посвящение» и «братство» были ему отвратительны.

Винсент не смог бы счесть, сколько раз его отец негодовал по этому поводу, с гордостью при этом отмечая то, что хотя бы его организация не лишена уважения. Члены его организации, несомненно, нарушали закон и совершали страшные преступления, но в его глазах все это было совершенно обосновано.

Его отец относился к данной им клятве со всей серьезность и до конца своих дней верил в то, что организация, несколько десятилетий находившаяся в его власти, была настоящей семьей – la famiglia – связи в которой были сильнее кровных уз. Возможно, Антонио и не пользовался в организации особой любовью, учитывая его строгость, но люди следовали его примеру. Ему удавалось контролировать каждого члена своей организации.

Винсент не мог и предположить, что когда-нибудь придет такой день, когда он пожелает того, чтобы у руля организации по-прежнему находился его отец.

– Как ты, Винсент? – спросил Коррадо. – У нас нет времени на сомнения.

– У меня нет никаких сомнений, – ответил он. – Я думал о том, как сильно огорчило бы моего отца все происходящее.

– Ничего подобного не случилось бы, будь твой отец жив, – согласился Коррадо. – Он был человеком чести в полном смысле этого слова. Он заставил тебя бороться за то, что было тебе дорого, а не просто протянул тебе это на блюдечке, поскольку он хотел сделать из тебя мужчину, имеющего твердую позицию. Если бы твой отец не умер, мы не лишились бы уважения. Во время правления Антонио наша организация была единой и сильной.

– А теперь мы ничем не лучше тех, кто оставляет граффити на этих зданиях.

– Я не был бы так уж категоричен. Думаю, многие члены организации не забыли о том, что такое честь.

– О какой чести может идти речь, когда гибнут невинные люди? Мауры больше нет. Николас погиб. Доктор из Эшвилла…

– Они отдали свои жизни за другого невинного человека, – сказал Коррадо. – Это печально, но порой нам приходится идти на жертвы, дабы сохранить то, что нам дорого. То, что ты сделал для Хейвен после всего случившегося, заслуживает огромного уважения. Не могу сказать, что я поступил бы так же, окажись я на твоем месте. Если бы подобное случилось с моей женой, то я бы уже давно убил девочку.

– Я был в шаге от того, чтобы убить ее, – сказал Винсент. – Я хотел это сделать.

– Но ты не сделал этого, – заметил Коррадо. – И сейчас ты рискуешь своей жизнью для того, чтобы найти ее. В этом и заключается суть настоящей чести, Винсент. Иногда не мешает посмотреть на общую картину.

Винсент покачал головой, в то время как Коррадо припарковался возле пустующего здания, частично спрятав машину за мусорным контейнером.

– Никогда бы не подумал, что я услышу от тебя подобную тираду.

– Ты же слышал мою жену, – ответил Коррадо, заглушив двигатель. – Она попросила меня вернуться домой, и для того, чтобы я мог выполнить свое обещание, мне требуется, чтобы ты взял себя в руки. Возможно, я и нарушаю клятвы, данные организации, но я не собираюсь нарушать клятву, данную своей жене.

Выйдя из машины, они прошли вдоль одной из стен здания, стараясь оставаться незамеченными. Дойдя до угла, Коррадо остановился, в то время как Винсент заметил черный «Mercedes», припаркованный среди деревьев.

– Это машина Джованни?

– Косоглазого, – ответил Коррадо, доставая один из своих пистолетов. – Я проверю машину. Прикрой меня.

Достав пистолет, Винсент снял его с предохранителя, наблюдая за тем, как Коррадо пересекает улицу. Он заглянул в салон и попытался открыть дверцу, в то время как Винсент осматривался вокруг, ища какие-либо признаки движения. Оглядевшись по сторонам, Коррадо заглянул в окна здания, которое, казалось, было давно заброшено.

Вернувшись, он покачал головой.

– Пусто.

Винсент начал было отвечать, однако в это мгновение позади них раздался громкий шум, заставивший его замолчать. Обернувшись, он поднял свой пистолет и прицелился, однако Коррадо потянул его за угол. Прислушиваясь к раздававшимся в ночи голосам, Винсент заметил, что Коррадо жестом сообщает ему о необходимости пересечь улицу. Они скрылись за заброшенным зданием, которое Коррадо проверил несколько мгновений назад, и увидели трех мужчин, вышедших со склада.

Они остановились на том самом месте, которое Винсент и Коррадо покинули несколько минут назад. Винсент узнал Косоглазого, рядом с которым стоял растрепанный блондин, умело сжимавший в руках автомат AK-47. Это был один из людей Волкова, Винсент видел его в пиццерии в день их встречи. Третий парень показался Винсенту смутно знакомым, однако в темноте он попросту не мог рассмотреть его должным образом.

– Бесстыжие, – сказал Коррадо. – Смелые и невнимательные. Опасное сочетание.

– Сумасшедшие, – отозвался Винсент, наблюдая за тем, как Косоглазый достал связку ключей и бросил их третьему парню, после чего вернулся на склад вместе с парнем, державшим автомат.

– Не заперто, – заметил Коррадо. – Полагаю, мы можем добавить «глупые» к списку прилагательных.

Парень с ключами пересек улицу и направился к машине Косоглазого. Подняв пистолет, Коррадо обогнул здание. Винсент сделал несколько шагов в сторону фасада, оставаясь в тени. Дойдя до угла, он увидел, что Коррадо встретился лицом к лицу с парнем, целясь ему в голову.

Парень поднял руки, выронив при этом ключи.

– Коррадо.

Голос парня показался Винсенту знакомым. Он испытал отвращение, поняв, кому именно он принадлежал.

– Тарулло?

На лице парня, обернувшегося к Винсенту, промелькнул страх. Дин Тарулло был сыном человека, спасшего Кармину жизнь.

– Винсент, сэр, – пробормотал он. – Что Вы здесь делаете?

Не дав Винсенту возможности ответить, Коррадо швырнул парня в стену здания, обыскивая его. Прижав пистолет к горлу парня, он положил палец на курок.

– Тебе известен ответ, потому сейчас тебе придется рассказать нам все, что мы хотим знать.

– Но я ничего не знаю.

Коррадо вновь ударил его о стену.

– Сколько людей на складе?

– Думаю, пятеро или шестеро. Возможно, больше.

– Плохой ответ. Подумай получше.

– Я видел шестерых.

– Уже лучше, – сказал Коррадо. – Все вооружены?

– Да. Они всегда вооружены.

– Кто это такие?

– Я не знаю.

– Подумай хорошенько, – сказал Коррадо. – И поскорее, пока я тебя не убил.

– Черт! Хорошо! Я знаю только Нунцио. Он впутал меня в это. Поначалу я даже не понимал, что именно он задумал. Я не знал, что он…

Коррадо прервал его бормотание, ударив его рукоятью пистолета по голове.

– Меня интересуют только имена.

– Нунцио… и его девушка, медсестра.

Винсент ощутил вспыхнувший внутри него гнев, охвативший его напряженные мышцы.

– Джен?

– Да, она. Еще есть иностранцы, но я их не знаю. И пожилой мужчина, который всем здесь заведует. Думаю, его зовут Иван.

– Где девушка? – спросил Коррадо. – Хейвен?

– Я знаю, что она у них, но я не видел ее. Я бывал на складе только лишь дважды, и меня ни разу не пропускали дальше дверей.

– Ты вообще ее не видел?

Дин лихорадочно замотал головой в то же самое мгновение, когда они попали в свет фар приближающейся машины. Все трое напряглись, заметив черную «BMW», водитель которой, пересекая улицу, поспешно выключил фары. Бесшумно пройдя к передней части здания, Винсент увидел, что машина остановилась менее чем в квартале от здания. С пассажирской стороны из машины, которая еще не успела скрыться в надежном месте, стремительно быстро вышел человек.

Винсент был шокирован, когда в свете уличного фонаря он узнал в вышедшем своего сына. Кармин поспешно приближался к складу, сжимая дрожащей рукой пистолет.

Коррадо тяжело вздохнул.

– Останови его.

Винсент быстро пересек улицу, в то время как Кармин направился к двери. Винсент перехватил его в тот самый момент, когда он положил руку на ручку двери, намереваясь ее открыть. Кармин развернулся в сторону отца.

– Оте… – начал было он, однако Винсент не дал ему возможности закончить, оттащив в сторону. Споткнувшись, Кармин выругался. – Что за хуйня? Господи, она же может быть там!

– Тише, – одернул его Винсент. – Нельзя просто так туда заходить!

– Что мне еще, черт побери, остается делать? – воскликнул Кармин. – Ты знаешь, сколько времени прошло с момента ее исчезновения? Знаешь, как давно ее уже, блять, нет? Я должен найти ее!

– Я знаю, но нельзя действовать вслепую! Мы тоже здесь, и занимаемся этим.

– Как, блять, вовремя. Знаешь, через что я прошел?

– Успокойся.

– Хочешь, чтобы я успокоился? Иди к черту!

Вздохнув, Винсент схватил сына за руку и потащил его за собой через улицу. Поначалу Кармин сопротивлялся, но он был настолько изнурен, что уже попросту не мог дать достойный ответ. Винсент привел его к тому месту, где в темноте находились Коррадо и Дин, прижатый к стене возле его ног.

Коррадо покачал головой.

– У тебя, похоже, не осталось никаких инстинктов самосохранения.

– К черту самосохранение, – ответил Кармин. – Я готов умереть ради нее.

– И кому от этого станет легче? – спросил Коррадо, сердито смотря на него. – Что будет с ней, если ты погибнешь? Своим легкомыслием ты еще сильнее ставишь ее под удар. Теперь ты являешься членом организации, пора думать, как мы.

Запаниковав, Кармин украдкой посмотрел на отца.

– Не в этом суть, я должен спасти ее, вот что мне действительно пора сделать, – Кармин устало осмотрелся по сторонам, и махнул рукой в сторону Дина. – Это еще кто?

– Друг.

Кармин нахмурился.

– Если это друг, то почему он на земле?

– Кажется, он больше приходится другом Нунцио, – ответил Коррадо.

– Погодите, так он тоже в этом замешан? – бросившись к Дину, Кармин схватил его за воротник. – Ради твоего же блага я надеюсь на то, что с ней все в порядке! Что вы с ней сделали?

Дин вновь замотал головой.

– Я ничего ей не делал! Я ее не видел!

– Что это, блять, значит? Как это ты не видел ее? – Кармин потерял над собой контроль, ударив парня о стену. – Вы забрали мою девушку, и я хочу ее вернуть!

– Он пугающе сильно похож на тебя, – заметил Коррадо, смотря на Винсента, в то время пока Кармин пинал Дина по ребрам.

– Он убьет его, – предупредил Винсент. – И тогда мы вообще ничего не узнаем.

Вздохнув, Коррадо остановил Кармина, неохотно оттащив его от Дина.

– Достаточно.

Винсент помог парню подняться на ноги.

– Куда ты собирался ехать?

– За едой, – ответил он. – Я должен был привезти еду.

Их беседа была прервана шорохом ближайшей к ним ветки. Кармин и Винсент достали свое оружие, в то время как Коррадо даже не пошевелился. Не оборачиваясь, он поприветствовал приблизившегося к ним человека.

– Джованни.

– Коррадо, Винсент, – отозвался Джованни, подходя к ним. – Рад вновь вас видеть, джентльмены.

Кармин посмотрел на своего дядю.

– Как Вы узнали, что это он?

– Я всегда в курсе того, кто и что меня окружает, – ответил Коррадо, вновь сосредотачивая свое внимание на Дине. – У склада только один вход?

– Похоже на то.

– Если ты хочешь, чтобы я проявил к тебе снисхождение, то сейчас ты вернешься на склад и расскажешь им о том, что тебя обчистили хулиганы. Они украли деньги и ключи Косоглазого. Все ясно?

Кивнув, Дин бросился прочь, в то время как они скрылись в тени неподалеку от входа. Винсент достал свой пистолет. Кармин последовал примеру отца, исходившее от него напряжение нервировало Винсента.

– Ты злишься на меня, да? У меня не было другого выбора. Я должен был найти ее. Я хочу, чтобы с ней все было хорошо. Она должна быть в безопасности.

– Не знаю, как делу поможет то, что ты поставил крест на собственной жизни, но сейчас неподходящее время для подобного разговора, – ответил Винсент. Ему нужно было сохранить спокойствие, а размышления о поступке его сына обернулись бы новым приступом гнева. – Сейчас зайдем внутрь и покончим с этим, и, что бы там ни нашли, мы справимся с этим.

Спустя несколько секунд входная дверь растворилась, на улицу выбежал смутно знакомый, светловолосый парень. Он замер, заметив, что Коррадо и Джованни проскользнули в здание и достал оружие, однако Винсент оказался быстрее. Прицелившись, он нажал на курок, пустив пулю парню меж глаз. Пуля прошла на вылет через затылок, во все стороны брызнула кровь. Пошатнувшись, парень рухнул на землю. Открыв дверь, Винсент проник на склад, на мгновение замерев от увиденного. Внутри склада стоял неистовый гам, люди уклонялись от свистящих пуль, большая часть выстрелов была практически не слышна, благодаря глушителям. Кармин последовал за отцом и выругался, нырнув в сторону для того, чтобы скрыться от пуль.

Коррадо стоял возле двери, стреляя в Ивана, в то время как Косоглазый, прячась за столом, перезаряжал пистолет. Винсент сделал несколько выстрелов, и, закончив, Косоглазый поднял свое оружие, отстреливаясь. Первый две пули Винсента прошли в нескольких миллиметрах от цели, однако третья пуля все же попала Нунцио в грудь. Он громко вскрикнул, упав на пол.

Отвлекшись на одно краткое мгновение, Винсент не заметил пулю, которая, пролетев мимо него, задела его шею. Он вздрогнул от обжигающей боли, предоставляя Нунцио достаточно времени для того, чтобы подняться с пола. Встав на ноги, тот выпустил еще несколько пуль, одна из которых задела его левое плечо. Его рука начала неметь. Чувствуя боль, опаляющую всю верхнюю часть его тела, Винсент услышал крик своего сына, раздавшийся позади него.

Обернувшись, Винсент увидел, что Кармин схватился за свою правую руку, его рубашка пропиталась кровью. Стиснув зубы, Кармин поднял свой пистолет, в то время как Винсент вновь обернулся к Косоглазому.

Он выстрелили в его сына. Он заплатит за это.

Безостановочно стреляя, Винсент двинулся на Косоглазого. Он сосредоточил свое внимание на дуле пистолета, выпуская пули одну за одной, три из которых попали ему в грудь, задев сердце. Из горла Нунцио вырывались ужасные звуки, когда он пытался дышать.

Винсент остановился возле Косоглазого, смотря на его распластавшееся тело. Он пытался отползти от Винсента, пытаясь подобрать оружие, однако жизнь стремительно быстро покидала его. Прицелившись Нунцио в голову, Винсент посмотрел ему в глаза и не увидел в них ни капли страха. Они были холодными и бездушными даже в последние секунды его жизни. Он не раскаивался в содеянном.

– Arrivederci, – сказал Винсент.

Услышав это, Косоглазый поднял свой пистолет, в его глазах полыхал огонь. Винсент нажал на курок первым, выпустив в его череп несколько пуль.

Косоглазый рефлекторно нажал на курок в тот же момент, когда его тело начали сотрясать судороги. Выпущенная им пуля улетела в сторону. Винсент стрелял до тех пор, пока магазин пистолета не опустел, и до тех пор, пока пули не изуродовали Нунцио до неузнаваемости.

Закончив с Косоглазым, он переключился на остальных, он не мог медлить. Не успев перезарядить пистолет, он услышал оглушительные звуки автоматной очереди, пронзившиеся склад. Пули летели во все стороны, и Винсент нырнул в сторону, доставая второй пистолет. Сняв его с предохранителя, он начал отстреливаться, попав в ногу мужчине с автоматов АК-47. Пошатнувшись, он продолжил стрелять, в происходящем хаосе Винсента задела еще одна пуля.

Джованни попытался укрыться от шальных пуль, однако ему не удалось сделать этого достаточно быстро. Пули пронзили его тело, и, вскрикнув, он попытался сделать несколько ответных выстрелов, падая на пол.

Услышав вместо выстрела щелчок своего пистолета, Винсент попытался перезарядить его, в то время пока в несколько футах от него огонь открыл Кармин. Одна из выпущенных им пуль попала мужчине в спину, и он пошатнулся, пытаясь сохранить равновесие. Заметив это, Коррадо прицелился и безо всяких колебаний выпустил ему в голову три пули. Падая назад, мужчина нажал на курок, беспорядочно стреляя в ответ. Одна из пуль ранила Коррадо, но он сумел удержаться на ногах.

Когда стрелявший мужчина рухнул на пол, пространство склада прорезали пронзительные женские крики, от которых у Винсента по позвоночник пробежал холодок. Кармин немедленно бросился на звуки криков, и Винсент последовал за ним, слыша очередные выстрелы. Коррадо прикрыл их, выпустив в Ивана еще несколько пуль. Пробежав вперед, Винсента едва не сбил с ног застывшего на месте Кармина.

На валявшимся в углу грязном матрасе лежала свернувшаяся пополам хрупкая фигура. Джен блокировала обзор, стоя возле матраса, в ее глазах отражался настоящий страх. Она подняла перед собой руки, словно желая сдаться.

– Умоляю! Кармин, Винсент, мне очень жаль!

В это мгновение им показалось, что окружавший их мир замер. Винсент и Кармин, не отрываясь, смотрели на Джен, когда между ними воцарилась жуткая тишина. Однако этот момент исчез столь же быстро, как и возник, поскольку Кармин отреагировал на ее слова. Однако Винсент оказался быстрее – встав перед сыном и закрыв ему обзор на происходящее, он выстрел Джен прямо в лоб. Испытывая необъяснимое чувство стыда, он наблюдал за тем, как она рухнула на землю. Жизнь покидала ее тело.

Винсент не мог позволить своему сыну сделать это и взять на себя такое бремя.

Заметив, что Иван дотянулся до валявшегося на полу автомата, Винсент сбил Кармина с ног, прижимая его к земле и укрывая от свистящих над их голова пуль. Они открыли ответный огонь, пули летели в Ивана со всех сторон. Винсент с ужасом наблюдал за тем, как Коррадо, получив очередную пулю, упал на колени.

Поднявшись на ноги, Винсент поддался охватившей его ярости, и выпустил в голову Ивана три пули. После того, как Иван рухнул на пол, потянув за собой металлический стул, Винсент бросился к Коррадо. Оглядевшись по сторонам и убедившись в том, что в него больше никто не целился, он отложил пистолет и присел на корточки. Коррадо побледнел, тяжело дыша и держась за грудь.

– Дай мне посмотреть, – сказал Винсент, убирая руки Коррадо. Разорвав рубашку, он обнаружил на его груди три огнестрельные раны. – Это серьезно, Коррадо. Нужно отвезти тебя в больницу.

– Все в порядке, – ответил Коррадо, отталкивая Винсента и с трудом поднимаясь на ноги. Покачнувшись, он все же смог встать, отказываясь от помощи.

– Хейвен! – внимание Винсента привлек крик Кармина. У него перехватило дыхание, когда он увидел Кармина, присевшего на край матраса, и притянувшего к себе обмякшее тело Хейвен.

Винсент направился к своему сыну, опасаясь худшего. Хейвен больше не была похожа на ту девушку, которая жила в его доме еще несколько недель назад, теперь она больше всего походила на ту девушку, которую он забрал у Антонелли более года тому назад. Она очень похудела, ее тело было явно обезвожено, ее кожа покрылась пятнами, губы – посинели.

Кармин держал ее в своих объятиях. Присев рядом с ним, Винсент взял Хейвен за запястье. Пульс был слабым, ее ладони были ледяными, а рука была вывернута под странным углом. Винсент заметил ее прерывистое дыхание и часто поднимавшуюся грудь. Ее лихорадило, зрачки были сужены. Она ни на что не реагировали, ее рефлексы не проявлялись, нервная система должным образом не функционировала.

Винсенту потребовалось менее минуты, дабы понять причину ее состояния. Главная проблема заключалась в том, что в данный момент он ничем не мог ей помочь.

– Она в порядке? – спросил Кармин, гладя ее лицо. – Боже, почему она никак не очнется?

– Полагаю, они накачали ее наркотиками.

– Но она ведь поправится?

– Я не знаю.

– Ты все время пытаешься строить из себя со мной доктора, и сейчас, когда я, черт побери, действительно прошу тебя о помощи, ты говоришь мне подобное?

– Мне нужно тщательно осмотреть ее, – ответил Винсент. – Она жива.

– И не дай Бог это изменится, – сказал Кармин. – Хейвен, детка, очнись. Ты должна выкарабкаться. Я не смогу жить без тебя.

Винсент ощутил боль в груди, наблюдая за эмоциями своего сына.

– Я сделаю все, что в моих силах.

– Она должна поправиться, – сказал Кармин. – Если этого не произойдет, я, блять, поубиваю их всех. Каждого из них.

– Слишком поздно. Они уже мертвы, – сказал Коррадо.

Кармин перевел взгляд на своего дядю.

– Значит, мы воскресим этих ублюдков.

Коррадо попытался сделать шаг, однако его колени подогнулись. Винсент поймал его, не дав ему упасть на пол.

– Я сейчас же отвезу тебя в больницу.

Усмехнувшись, Коррадо вновь оттолкнул Винсента.

– Я сам о себе позабочусь. Ты должен будешь найти людей для того, чтобы прибрать этот беспорядок.

Он направился к выходу, боль была явно видна в его движениях, однако он ни разу ее не высказал. Смотря на валявшиеся повсюду трупы, Коррадо покачал головой, заметив тело Джованни.

– Che peccato.

– Очень жаль, – согласился Винсент, доставая свой телефон, в то время как Коррадо продвигался к двери. Он с беспокойством наблюдал за ним. – Ты уверен, что справишься? Ты потерял много крови, и я не знаю, сможешь ли…

– Не глупи, Винсент, – ответил Коррадо. – Отвези Хейвен ко мне домой и вылечи ее, пока твой сын не начал возвращать людей к жизни для того, чтобы снова их убить.

Остановившись у выхода, он достал свой пистолет и развернулся. Отыскав взглядом молодого Дина, который шокировано сидел на полу, не произнося ни звука, он трижды выстрелил в парня, напугав Кармина.

– Блять! Я думал, что Вы собирались проявить снисхождение!

Коррадо бросил свой пистолет на пол.

– Именно это я и сделал. Это гораздо гуманнее, чем то, что ожидало бы его, будь он еще жив к приезду Сальваторе.

 

* * * *

 

Хейвен видела одни лишь только фейерверки.

Темноту освещали яркие вспышки света, сопровождающиеся громкими хлопками, раздававшимися где-то вдалеке. Она больше не знала, что именно было настоящим, где она находилась и что происходило, но в одном она была уверена – она видела фейерверки.

Они напомнили ей о том дне, когда Кармин взял ее с собой на вечеринку. Она ощущала его присутствие, ее тело наполняли миллионы бабочек, заставляя ее испытывать слабость и головокружение.

– Это всего лишь фейерверк, tesoro. Нечего бояться, – сказал Кармин. – Он громкий, но он не причинит тебе боли.

Хейвен поверила ему – точно так же, как и в тот день, когда он их действительно произнес. Она не боялась и верила в то, что фейерверк не причинит ей боли. Никто и ничто не причинит ей боли. Кармин придет за ней и спасет ее, потому что они всегда спасали друг друга. И, несмотря на то, что она продолжала тонуть, уходя во тьму, она знала, что все будет в порядке до тех пор, пока она будет бороться.

Они не смогут сломить ее дух. Она не даст им победить.

Поэтому, лежа в темноте и слушая звуки фейерверков, она пыталась бороться, цепляясь за остатки сил.

Со временем фейерверки исчезли, однако Хейвен продолжала слышать голос Кармина. Ее кожу начало покалывать, ощущения от его присутствия казались настолько реальными, что она чувствовала запах его одеколона. Он окутывал ее, вытягивая на поверхность. Хейвен посетила мимолетная мысль о том, не могло ли происходящее быть миражом – возможно, она, как терзаемый жаждой путник, оказавшийся в жаркой пустыне, видела оазис, которого на самом деле не было. Возможно, она так сильно ждала его появления, что ее чувства подвели ее, заставив поверить в то, что он действительно ее нашел?

Да, подумала она. Должно быть, ее вновь настигли галлюцинации.

Голос Кармина становился все громче, сквозь закрытые веки Хейвен увидела тусклый свет. С трудом открыв глаза, она часто заморгала. Все вокруг было подернуто туманной дымкой, но Хейвен все же удалось различить знакомое лицо, при виде которого ее измученное сердце едва не остановилось.

Казалось, что он попросту не могло больше биться.

Повернув голову, Кармин встретился взглядом с Хейвен. Его глаза были кристально ясными, зеленый цвет его глаз казался ослепительным среди тумана, окутывавшего все остальное.

– Блять! – воскликнул он, заставив Хейвен вздрогнуть. Ее зрение вновь затуманилось, и она часто заморгала, отчаянно не желая возвращаться в черноту. – Черт возьми, ниндзя, ты так меня напугала!

– Кармин? – произнесла Хейвен, поморщившись от жжения в горле.

– Да, это я. Я же сказал, что найду тебя. Я никогда не сдавался, – его голос переполняли эмоции, он провел рукой по ее щеке. Его кожа была теплое, а прикосновение – нежным. – Боже, я чертовски сильно люблю тебя.

Хейвен попыталась дотянуться до него, но это движение лишило ее остатков энергии. Все вокруг вновь начало чернеть, когда ее рука безвольно упала вниз. У Хейвен все поплыло перед глазами, звуки стали исчезать, словно она снова тонула.

– С Новым годом, – прошептала Хейвен, когда он исчез.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 249. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.038 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7