Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

характер.




Сложный и противоречивый характер старения человека как индивида связан с

количественными изменениями и качественной перестройкой биологических структур, включая и

новообразования. Организм адаптируется к новым условиям; в противовес старению развиваются

приспособительные функциональные системы; активизируются различные системы организма, что

сохраняет его жизнедеятельность, позволяет преодолевать деструктивные (разрушительные,

отрицательные) явления старения. Все это формирует вывод, что период позднего онтогенеза

является новым этапом развития и специфического действия общих законов онтогенеза,

гетерохронии и структурообразования.

Учеными доказано, что существуют различные пути повышения биологической активности

различных структур организма, которые обеспечивают его работоспособность в целом после

завершения репродуктивного периода. Наряду с этим возрастает необходимость усиления

сознательного контроля и регуляции биологических процессов. Это осуществляется с помощью

эмоциональной психомоторной сферы человека. Центральным механизмом сознательной регуляции

является речь, значение которой существенно вырастает в период геронтогенеза. Б.Г.Ананьев писал о

том, что «речемыслительные, второсигнальные функции противостоят общему процессу старения и

сами претерпевают инволюционные сдвиги значительно позже всех других психофизиологических

функций».

Таким образом, различного рода изменения человека как индивида, происходящие в пожилом

и старческом возрасте, направлены на то, чтобы актуализировать потенциальные, резервные

возможности, накопленные в организме в период роста, зрелости и формирующиеся в период

позднего онтогенеза. При этом участие личности в сохранности индивидной организации и

регуляции ее дальнейшего развития в период онтогенеза должно усиливаться.

Пожилые и старые люди не составляют монолитной группы; они в той же мере разнородны и

сложны, как и люди в отрочестве, юности, молодости, взрослости, зрелости. Дальнейшие изменения

в период геронтогенеза зависят от степени зрелости конкретного человека как личности и субъекта

деятельности. Имеются многочисленные данные о сохранении высокой жизнеспособности и

работоспособности человека не только в пожилом, но и в старческом возрасте. Большую

положительную роль в этом играет множество факторов: уровень образования, род занятий, зрелость

личности и др. Особое значение имеет творческая деятельность личности как фактор,

противостоящий инволюции человека в целом.

4.4.2. Изменение структуры социальной активности в старости

Хотя старение – неизбежный биологический факт, тем не менее социально-культурная среда,

в которой оно происходит, оказывает на него свое влияние. Душевное здоровье современного

человека на любой фазе жизни во многом определяется его вовлеченностью в общение. Чем старше

становится человек, тем больше в силу объективных причин сужаются его социальные связи и

снижается социальная активность. Это обусловлено, во-первых, прекращением обязательной

профессиональной деятельности, естественным образом влекущей за собой установление и

обновление системы социальных связей и обязательств; очень немногие старики продолжают

активно участвовать в деловой жизни.

Во-вторых, постепенно «вымывается» его возрастная когорта, и многие близкие ему люди и

друзья умирают или возникают трудности в поддержании отношений – «иных уж нет, а те далече». В

ряде работ по проблемам старения отмечается, что принципиально любой человек старится в

одиночку, так как в силу преклонного возраста он постепенно отдаляется от других людей. Пожилые

люди очень зависят от побочных линий родства и косвенных отношений, стараясь поддерживать их в

отсутствии других близких родственников. Любопытно, что многие пожилые люди не хотят, чтобы

им напоминали о старости, и не любят из-за этого общаться со сверстниками (особенно с теми, кто

жалуется на старость и на болезни), предпочитая общество более молодых людей, обычно –

представителей следующего за ними поколения. Отсутствие контактов с обществом способно

вызвать у стариков эмоциональные изменения: упадок духа, пессимизм, обеспокоенность и страх

перед будущим. В этом смысле в более выгодном положении находятся не европейские, а азиатские

культуры, которые позволяют старикам сливаться друг с другом, обмениваясь опытом. В этих

культурах им отводится роль патриархов, старейшин, что позволяет дольше сохранять вовлеченность

в социальные связи.

В-третьих, старый человек быстрее устает от напряженных социальных контактов, многие из

которых ему кажутся актуально значимыми, и сам ограничивает их. Пожилому человеку чаще

хочется побыть одному, «отдохнуть от людей». Круг общения пожилого человека чаще всего бывает

ограничен ближайшими родственниками и их знгакомыми и немногими близко живущими друзьями.

Вовлеченность в общение неизбежно убывает с возрастом, что обостряет проблему

одиночества. Но острее проблема снижения социальной активности и одиночества переживается

стариками, живущими в городах, чем с сельской местности, в силу специфичности самих жизненных

укладов города и села. Старые люди со здоровой психикой и соматически здоровые охотнее и дольше

стараются сохранять и поддерживать имеющиеся социальные связи, часто придавая им характер

ритуала (например, ежевечерние звонки по телефону, еженедельный поход по магазинам,

ежемесячные встречи друзей, ежегодное совместное празднование годовщин и т.п.) Женщины ______________в

среднем сохраняют больше социальных контактов в силу того, что у них больше социальных ролей;

чаще они имеют больше друзей, чем мужчины. Тем не менее пожилые женщины чаще мужчин

жалуются на одиночество и дефицит социальных контактов.

После 60 лет постепенно приходит осознание социального отчуждения стариков от

последующих поколений, которое переживается болезненно, особенно в обществах, где нет

необходимой социальной поддержки старости. Многие старики часто живут с ощущением

ненужности, брошенности, невостребованности, обесцененности. Это означает, что в старости

отмечается не только сужение межличностных контактов, но и нарушение самого качества

человеческих взаимоотношений. Эмоционально неуравновешенные пожилые люди, остро чувствуя

это, часто предпочитают деморализующее добровольное затворничество унижению, которое они

усматривают в риске стать обузой. Эти переживания могут стать и основой старческих суицидов

наряду с материальной необеспеченностью, одиночеством, страхом умереть в одиночестве.

На социальные связи влияет широкий круг факторов. Человек менее остро переживает

одиночество, если он ощущает комфортность и стабильность существования, счастлив в домашней

обстановке, удовлетворен своими материальными условиями и местом жительства, если у него есть

потенциальные возможности осуществлять по собственному желанию контакты с другими людьми,

если он вовлечен в какие-то ежедневные, пусть и необязательные, виды деятельности, если он

ориентирован на элементарные, но обязательно долгосрочные проекты (ждет правнука, защиты

диссертации сына, урожая от посаженной когда-то яблони и т.д.).

4.4.3. Психологические портреты старости

Так уж повелось, что, говоря об изменениях в личности старых людей, чаще всего

называются негативные, отрицательные характеристики, из которых мог бы получиться вот такой

психологический «портрет». Снижение самооценки, неуверенность ______________в себе, недовольство собой;

опасение одиночества, беспомощности, обнищания, смерти; угрюмость, раздражительность,

пессимизм; снижение интереса к новому – отсюда брюзжание, ворчливость; замыкание интересов на

себе – эгоистичность, эгоцентричность, повышенное внимание к своему телу; неуверенность в

завтрашнем дне – все это делает стариков мелочными, скупыми, сверхосторожными,

малоинициативными и т.п.

Фундаментальные исследования отечественных и зарубежных ученых свидетельствуют о

многообразных проявлениях положительного отношения старого человека к жизни, к людям, к себе.

К.И.Чуковский писал в своем дневнике: «…Никогда я не знал, что так радостно быть стариком, что

ни день – мои мысли добрей и светлей».

В старости важны не только изменения, происходящие с человеком, но и отношения человека

к этим изменениям. В типологии Ф.Гизе выделяются 3 типа стариков и старости: 1) старик-

негативист, отрицающий у себя какие-либо признаки старости и дряхлости; 2) старик-

экстравертированный, признающий наступление старости, но к этому признанию приходящий через

внешние влияния и путем наблюдения окружающей действительности, особенно в связи с выходом

на пенсию (наблюдения за выросшей молодежью, расхождение с нею во взглядах и интересах,

смерть близких и друзей, новшества в области техники и социальной жизни, изменения положения в

семье); 3) интровертированный тип, остро переживающий процесс постарения; появляются тупость

по отношению к новым интересам, оживление воспоминаний о прошлом – реминисценций, интерес к

вопросам метафизики, малоподвижность, ослабление эмоций, ослабление сексуальных моментов,

стремление к покою.

Не менее интересна классификация социально-психологических типов старости И.С.Кона,

построенная на основании зависимости типа от характера деятельности, которой старость заполнена:

1) активная, творческая старость, когда человек выходит на заслуженный отдых и, расставшись с

профессиональным трудом, продолжает участвовать в общественной жизни, воспитании молодежи и

т.д.; 2) старость с хорошей социальной и психологической приспособленностью, когда энергия

стареющего человека направлена на устройство собственной жизни – материальное благополучие,

отдых, развлечения и самообразование – на все то, на что раньше недоставало времени; 3) «женский»

тип старения – в этом случае приложение сил старика находится в семье: в домашней работе,

семейных хлопотах, воспитании внуков, в даче; поскольку домашняя работа неисчерпаема, таким

старикам некогда хандрить или скучать, но удовлетворенность жизнью у них обычно ниже, чем у

двух предыдущих групп; 4) старость в заботе о здоровье («мужской» тип старения) – в этом

случае моральное удовлетворение и заполнение жизни дает забота о здоровье, стимулирующая

различные типы активности; но в этом случае человек может придавать излишнее значение своим

реальным и мнимым недомоганиям и болезням, и его сознание отличается повышенной

тревожностью. Эти 4 типа И.С.Кон считает психологически благополучными, но есть и

отрицательные типы развития в старости. Например, к таковым могут быть отнесены старые

ворчуны, недовольные состоянием окружающего мира, критикующие всех, кроме самих себя, всех

поучающие и терроризирующие окружающих бесконечными претензиями. Другой вариант

негативного проявления старости – разочарованные в себе и собственной жизни одинокие и грустные

неудачники. Они винят себя за свои действительные и мнимые упущенные возможности, не

способны прогнать прочь мрачные воспоминания о жизненных ошибках, что делает их глубоко

несчастными.

Довольно широко в мировой психологической литературе поддерживается классификация,

которую предложила Д.Б.Бромлей. Она выделяет 5 типов приспособления личности к старости: 1)

Конструктивное отношение человека к старости, при котором пожилые и старые люди внутренне

уравновешены, имеют хорошее настроение, удовлетворены эмоциональными контактами с

окружающими людьми. 2) Отношение зависимости. Зависимый от супружеского партнера или от

своего ребенка, не имеющий слишком высоких жизненных претензий и благодаря этому охотно

уходящий от профессиональной среды. 3) Оборонительное отношение, для которого характерны

преувеличенная эмоциональная сдержанность, некоторая прямолинейность в своих поступках и

привычках, стремление к «самообеспеченности» и неохотному принятию помощи от других людей.

Люди с оборонительным отношением к наступающей старости с большой неохотой и только под

давлением окружающих оставляют свою профессиональную работу. 4) Отношение враждебности

к окружающим. Люди с таким отношением агрессивны, взрывчаты и подозрительны, стремятся

«переложить» на других людей вину и ответственность за собственные неудачи, не совсем адекватно

оценивают действительность. Они склонны к острым реакциям страха, не воспринимают свою

старость, с отчаянием думают о прогрессирующей утрате сил. Все это соединяется еще и с

враждебным отношением к молодым людям, иногда с переносом эти отношения на весь «новый,

чужой мир». Такой своего рода бунт против собственной старости сочетается у этих людей с

сильным страхом смерти. 5) Отношение враждебности человека к самому себе. Люди такого типа

избегают воспоминаний, потому что в их жизни было много неудач и трудностей. Они пассивны, не

бунтуют против собственной старости, лишь безропотно принимают то, что посылает им судьба.

Невозможность удовлетворить потребность в любви является причиной депрессий, претензий к себе

и печали. Завершение жизни, смерть трактуется этими людьми как избавление от страданий.

Заметим, что представленные основные типы старости, отношения к ней, не исчерпывают

всего многообразия проявления поведения, общения, деятельности стареющего человека,

многообразия индивидуальностей. Классификации носят ориентировочный характер, с тем, чтобы

составить некоторую базу для конкретной (исследовательской или практической) работы с людьми

пожилого и старческого возраста.

4.4.4. Личность и старение

На этой стадии развития к человеку приходит мудрость, которую Э.Эриксон определяет как

отстраненный интерес к жизни перед лицом смерти. Мудрость Э.Эриксон предлагает понимать как

форму такого независимого и в то же время активного взаимоотношения человека с его

ограниченной смертью жизнью, которая характеризуется зрелостью ума, тщательной

обдуманностью суждений, глубоким всеобъемлющим пониманием. В философской и

психологической литературе выделяют мудрость как особый взгляд на жизнь, особое отношение к

обстоятельствам и условиям своей жизнедеятельности.

Особое значение имеет осуществление пожилыми людьми творческой деятельности.

Известно, что творческие силы можно развивать и в глубокой старости. В жизни можно наблюдать

удивительную способность старых людей к работе и творчеству, если они своей деятельности не

прерывали. Результаты изучения биографий творческих личностей показывают, что их

продуктивность и работоспособность не снижаются в позднем онтогенезе в разных сферах науки и

искусства.

После 70 лет успешно работали такие ученые, как П.Ламарк, К.Лаплас, Г.Галилей, И.Кант,

А.Гумбольдт (его «Космос» написан в период с 76 до 89 лет), И.П.Павлов (его «Двадцатилетний

опыт» написан в 73 года, а «Лекции о работе больших полушарий головного мозга – в 77 лет),

писатели В.Гюго, С.Вольтер, Б.Шоу, В.Гете (вторая часть «Фауста» написана к 80 годам),

Л.Н.Толстой (в период написания «Воскресения» ему 71 год, «Живого трупа» – 72, а «Хаджи-

Мурата» - 76), художники Микеланджело (писал до 79 лет), К.Мане (до 86), О.Ренуар (до 78), Эль

Греко (до 73). По преданию, японский художник Хокусаи сказал, что все, созданное им до 73 лет,

ничего не стоит, его художественная карьера началась только после этого. Верди, Р.Штраус, Шютц,

Сибелиус и многие другие композиторы работали до 80 лет и создавали в этом возрасте чуть ли не

самую волнующую музыку.

Писатели, художники и музыканты могут часто дольше выполнять свою работу. Причина,

вероятно, в том, что в глубокой старости они все глубже погружаются во внутренний мир, в то время

как способность восприятия того, что происходит во внешнем мире, ослабевает.

Еще одна существенная черта творческих личностей состоит в специфике мотивации их

деятельности. Исследователи отмечают, что спад продуктивности труда выражен слабее у тех

научных работников, которым присущи внутренняя мотивированность, большой интерес

непосредственно к самой работе, к процессу творчества. Важной чертой творческих людей являются

целеустремленность, направленность на реализацию своих творческих планов и новых идей, желание

достигнуть поставленной цели подчас в ущерб здоровью. Их направленность на воплощение своих

замыслов отличается огромной побудительной силой, вовлекающей в деятельность других людей.

Именно поэтому научные и творческие школы создаются и возглавляются по большей части

пожилыми людьми.

Творческим людям присуща также высокоразвитая самоорганизация, которая даже

увеличивается в поздние периоды жизни в связи с отчетливым осознанием конечности и

быстротечности отпущенного человеку времени жизни. В мыслительной деятельности

саморегуляция выражена прежде всего в развитой критичности по отношению к результатам своей

работы, в адекватной самооценке и в то же время в гибкости ума, отсутствии косности мышления.

При обследовании пожилых научных работников установлено, что они обладают развитой

рефлексией вне зависимости от пола и возраста, выраженной мотивацией творчества,

целеустремленностью, а также трудолюбием, упорством и организованностью, не уступающим

по своим показателям взрослости и молодости.

Для любого социума специальной задачей является организация времени жизни стареющих

поколений. Во всем мире этому служат не только службы социальной помощи (хосписы и приюты

для престарелых), но и специально создаваемые социальные институты образования взрослых, новые

формы досуга и новая культура семейных отношений, системы организации свободного времени

стареющих, но здоровых людей (путешествия, клубы по интересам и т.д.). Многие из стрессоров

людей пожилого и старого возраста можно предупредить или относительно безболезненно

преодолеть именно за счет изменения отношения к старикам и к процессу старения в целом.

Данную главу хочется завершить словами известного американского врача и основателя

Института соматических исследований Томаса Ханна: «Прославление молодости – это оборотная

сторона ненависти к старению… Презирать факт старения – это то же самое, что презирать жизнь.

Это то же самое, что обнаружить полное непонимание самой сути жизни. Молодость – это не то

состояние, которое надо сохранить. Это – состояние, которое надо развить и продолжить. У

молодости есть сила, но у нее нет умения. А ведь умение и опыт – это самая большая сила. У

молодости есть быстрота, но у нее нет эффективности. А ведь в конечном итоге лишь эффективность

помогает достичь цели. Молодости не хватает настойчивости. А ведь только настойчивость помогает

решать сложные задачи и принимать верные решения. У молодежи есть энергия и ум, но она не

обладает способностью принимать верные решения, правильно судить о том, как использовать эти

качества. Молодость заполнена генетически запрограммированными желаниями, но она не умеет

добиваться их выполнения и ощущать красоту достигнутого. Молодость полна надежд и обещаний,

но у нее нет способности оценить их свершение и выполнение.

Молодость – это время сеять и обрабатывать посевы, но это не время сбора урожая.

Молодость – это время невинности и незнания, но это – не время мудрости и знания.

Молодость – это время пустоты, которая ждет, чтобы ее заполнили, это время возможностей,

которые ждут реализации, это начало, которое ждет своего развития… Если мы не поймем, что

жизнь и старение представляют собой процесс роста и прогресса, то мы не поймем основные

принципы жизни …».

Глава 4.5. Смерть как кризис индивидуальной жизни человека

4.5.1. Таинство жизни и смерти. Теоретические осмысления проблемы смерти и умирания

Рано или поздно любой человек переживает эмоциональный шок, столкнувшись с проблемой

конца собственной жизни. В каком-то из возрастов он должен разрешить для себя проблему

примирения с окончанием жизни, попытаться осмыслить свой конец, преодолеть страх перед тем,

что, не осмысляя начало, он должен непременно знать, что именно его жизнь как способ

индивидуального существования кончится, и подвести итог прожитому. Фактически отношение

человека к смерти мечется между двумя полюсами – страхом перед абсолютным небытием и

надеждой на второе рождение. Большинство известных истории, философии и науке попыток

проникновения в феномен смерти также движутся в этих направлениях.

Смерть с точки зрения буддизма.В буддизме главная цель – освобождение от страданий, и

смерть, помогающую человеку в этом, он рассматривает как оптимальный финал жизни. Смерть не

просто естественна, она желанна. После смерти человека могут ожидать три варианта судьбы:

мгновенное перерождение (так называемое переселение душ, сансара), попадание в ад (до вселения в

новое тело), уход в нирвану. Учение о переселении душ, еще до Будды существовавшее в

брахманизме, говорит, что душа человека, согласно закону кармы, проходит бесконечный ряд

переселений, причем воплощается не только в людях, но и в растениях и животных. Некоторым дано

воплощаться в царях, брахманах и небожителях. По меткому замечанию Л.Борхеса, перевоплощение

для западного сознания – понятие в первую очередь поэтическое, в то время как для буддиста

перевоплощается не душа (в христианском понимании), а карма – особая ментальная структура,

способная на бесчисленное количество трансформаций.

Смерть с точки зрения ислама.Ислам утверждает, что физическая кончина не является

итогом человеческого существования. Смерть переводит душу и тело в иные ипостаси. В

послекораническое время в исламе сложилось представление, что между смертью и Судным днем,

когда Аллах будет окончательно решать судьбы всех людей, существует промежуточное состояние

«бархаз» («преграда»). В этом промежутке тела умерших все еще обладают способностью

чувствовать, хотя и находятся в могилах, а души умерших попадают либо на небеса (души

мусульман), либо в колодец Барахут в Хадрамауте (души неверных). В исламе есть «могильное

наказание», означающее малый суд над людьми сразу после смерти. Могила в этом плане – аналог

христианского чистилища, где определяется превентивное воздаяние – наказание или награда. Если

умершему положена награда, то могила становится преддверием (лугом) райского сада, если

наказание – преддверием (ямой) ада. Похороненного в могилу допрашивают два ангела – Мункар и

Накир; они же, исполняя волю Аллаха, оставляют тела праведных наслаждаться покоем до Дня

воскресения, грешников наказывают мучительным давлением до Дня воскресения, а иноверцев бьют

по лицу и спинам.

Смерть с точки зрения христианства.В Псалмах и книгах пророков смерть определяется

такими понятиями, как «тишина», «молчание», «страна забвения», «прах», «бездна». В этих понятиях

очень характерно проявление ветхозаветное отношение к смерти как к уничтожению возможности

любого действия. Но все же есть и надежда на воскресение. Для христиан понятие смерти не

исчерпывается чисто физическим смыслом, возвращением в прах. В православной богословской

традиции смерть определяется двояко: как телесная и как духовная. Телесная смерть состоит в том,

что тело лишается души, которая оживляла его, а духовная в том, что душа лишается благодати

Божией, которая оживляла ее «высшею духовною жизнию». Душа также может умереть, но не так,

как умирает тело. Тело, когда умирает, теряет чувства и разрушается; а душа, когда умирает грехом,

лишается духовного света, радости и блаженства, но не разрушается, а остается в состоянии мрака,

скорби и страдания. О смерти как наказании за грехопадение говорится во многих книгах

Священного писания.

Смерть с точки зрения теософии.На раннем этапе теософии смерть трактуется как способ

мистического богопознания, описывается как несомненная «потусторонняя» реальность. Второй

период развития теософии связан с религиозно-мистическим учением Е.П.Блаватской. Она

рассказывает о воздушном царстве, состоящем из ряда «астральных плоскостей». Эти плоскости

составляют место обитания всех сверхъестественных существ, пребывания богов и демонов, пустоту,

где обитают мыслеформы, область, обитаемую духами воздуха и других стихий, и различные небеса

и ады с ангельскими и демонскими сонмами. Считается, что подготовленные люди могут с помощью

обрядов подниматься на плоскости и знакомиться с этими областями. Согласно учению

Е.П.Блаватской, в «астральную плоскость» входят после смерти, при этом нет ни внезапного

изменения состояние, ни суда; человек продолжает жить, как и прежде, но только вне тела,

продвигаясь по плоскостям к небесному миру. Каждая подплоскость все более утонченная и

«обращенная внутрь»; прохождение через них, в отличие от страха и неуверенности, вызываемых

христианскими «мытарствами», является временем удовольствия и радости.

Смерть с точки зрения философии.Уже античные философы задумывались о природе,

характере смерти. Например, Платон говорил, что ______________естественная смерть безболезненна и

сопровождается скорее удовольствием, чем страданием. Последователи Аристотеля держались веры

в божественное начало мира, дозволившее формам бытия развиваться и умирать по собственным

законам.

Киники и стоики с их нарочитым презрением к смерти в какой-то степени повлияли на

возникновение таких институтов христианства, как юродство, отшельничество и странничество. Если

жизненные обстоятельства складывались так, что невозможно было честно и посильно выполнять

долг, стоики предпочитали покончить жизнь самоубийством, нежели добавлять в мир лишний хаос.

Эпикур боролся со страхом смерти рассуждениями о том, что надо приучать себя к мысли,

что смерть не имеет к человеку никакого отношения, поскольку когда мы существуем, смерть еще не

присутствует, а когда смерть присутствует, тогда мы не существуем.

Философы Рима и Греции возвели смерть на пьедестал. Хорошей смертью считалась смерть

героя или свергнутого императора, который бросается на меч или бьет себя в грудь кинжалом.

Христианская философия активно противопоставляла смерть жизни, причем не в пользу

второй. Желая смерти, христианин тем не менее не должен был относиться к ней свысока, и

Блаженный Августин критиковал стоиков за их пренебрежение к страху перед смертью.

Христианство не отрицало необходимости избавляться от страха перед смертью, но этот страх

должен был трансформироваться в торжественный ужас перед Божьим судом.

В европейское средневековье к страху смерти примешивался страх перед миром мертвых,

который присутствовал в сознании людей столь же реально, как и мир живых. Персонификация «того

света», их активное вмешательство» в существование живущих, «явления» мертвецов, с одной

стороны, усиливали ужас перед загробным миром, а с другой – придавали ему знакомые черты,

психологически сближая два измерения бытия.

В 17 веке рационализм в какой-то мере позволил преодолевать страх загробного небытия с

помощью науки, в частности математики. В 19 веке А.Шопенгауэром была сформулирована

проблема «истинности» смерти, «подлинности» небытия, понятого как небытие вечно живущей

Воли, и этот взгляд сменил традиционный для европейской культуры вопрос об истинной жизни – он

был дискредитирован тем, что сама жизнь была объявлена предельным воплощением всякой

неистинности. Ф.Ницше, заменив «волю к жизни» «волей к власти», пытался преодолеть страх перед

стеной, отсекающей шум и ярость жизни. Смерть для него – не аморфное существо, а катализатор

действия, гениальный спарринг-партнер на ристалище мира, побуждающий человека напрягать все

жизненные силы.

Философские школы и течения 20 века понятие смерти связали с понятием времени. Для

конкретного человека время – скорее, психологическая, чем физическая категория, и в этом смысле

главное свойство времени парадоксально – оно обладает бесконечным количеством конечных

отрезков, что делает субъекта, воспринимающего время, фактически бессмертным. По сути дела,

человек смертен не для себя, а лишь для постороннего наблюдателя. Эту простую мысль

подтверждает и принцип релятивизма, характерный для современного научного и философского

мышления.

Смерть с точки зрения этики.В ранних этических системах смерть рассматривается как

результат, связанный с моральной оценкой личности умершего, его отношениями с окружающими

людьми и «высшими силами». Поскольку по мере развития цивилизации парадигма мышления

менялась, то и нравственные аспекты отношения к смерти перестраивались и обновлялись.

Современные исследователи считают, что с развитием человеческого самосознания смерть в силу

духовного ее неприятия все чаще понимается не как конец личного бытия, а как момент

радикального его изменения, за которым жизнь приобретает в таинстве смерти новую сущность и

продолжается в иных формах: переселение в «страну мертвых», отделение бессмертной души от

смертного тела и приобщение ее к бытию божественного универсума или переход к загробному

личному существованию.

Вера в загробную жизнь в известной мере освобождает человека от страха смерти, замещая

его страхом потусторонней кары, что является одним из побудительных факторов для моральной

оценки поступков, различения добра и зла. Этим же, однако, задается основа и для снижения

ценности посюсторонней жизни, понимаемой как состояние лишь предварительное, не достигающее

в условиях земного бытия полноты и истинности. Тем не менее именно понятие смерти, осознание

конечности и единственности человеческого личного бытия способствует прояснению нравственного

смысла и ценности человеческой жизни. Сознание неповторимости каждого ее мгновения,

неуничтожимости, а в ряде случаев и непоправимости совершенных проступков способно прояснить

человеку меру ответственности за свои дела.

Смерть с точки зрения биологии.В биологии смерть трактуется как прекращение

жизнедеятельности организма и вследствие этого – гибель индивидуума как обособленной живой

системы, сопровождающаяся разложением белков и других биополимеров – основного

материального субстрата жизни.

Смерть теплокровных животных и человека связана с прекращением прежде всего дыхания и

кровообращения. Поэтому различают два основных этапа смерти: клиническую смерть и следующую

за ней биологическую смерть, или истинную. По истечении периода клинической смерти, когда еще

возможно полноценное восстановление жизненных функций, наступает биологическая смерть –

необратимое прекращение физиологических процессов в клетках и тканях.

В свое время большой интерес вызывало исследование А.Вейсмана продолжительности

жизни и смерти, доказывающее целесообразность умирания. Он предложил разделять «живущую

субстанцию» на смертную и бессмертную половины. Смертной частью А.Вейсман считал собственно

􀉈􀉬􀉪􀉟􀉞􀉚􀉤􀉬􀉢􀉪􀉨􀉜􀉚􀉥􀀃􀉢􀀃􀉨􀉩􀉭􀉛􀉥􀉢􀉤􀉨􀉜􀉚􀉥􀀃􀉧􀉚􀀃􀉫􀉚􀉣􀉬􀉟 _________________PRESSI ( HERSON )

сому, подверженную естественному умиранию. В качестве бессмертной части он рассматривал

зародышевые клетки, способные при соответствующих условиях развиться в новый организм,

создать себе новую сому. С этой точки зрения, умирание многоклеточных сложных организмов

является необходимым и естественным процессом, так как при разделении клеток на «сому» и

«зародышевую плазму» неограниченная продолжительность жизни индивидуума была бы

совершенно нецелесообразной роскошью. Поэтому сома высших организмов умирает вследствие

внутренних причин к определенному времени, простейшие же остаются практически бессмертными.

Современный французский эколог А.Жакар отмечает, что смерть – относительно недавнее

изобретение природы, появившееся тогда, когда две особи соединяются, чтобы произвести на свет

третью. Третья особь – это не первая и не вторая, а новое существо, для которого, как для всего

нового в мире, надо «освобождать место». Поэтому, считает А.Жакар, смерть – результат наличия

полов: рожая детей, человечество стремится бороться со смертью, но именно потому, что мы рожаем

детей, мы неизбежно смертны. В противовес смерти, размножение представляет собой первобытное

свойство живой материи, как, например, рост, из которого оно произошло, оно обеспечивает

непрерывность жизни.

4.5.2. Кризис индивидуальной жизни человека

Смерть с точки зрения психологии – это кризис индивидуальной жизни,последнее

критическое событие в жизни человека. Являясь на физиологическом уровне необратимым

прекращением всех жизненных функций, имея неминуемую личную значимость для человека, смерть

одновременно является и элементом психологической культуры человечества.

Ф.Арьес считал, что установки человека в отношении смерти на определенном этапе

исторического развития непосредственно связаны с самосознанием и осмыслением человечеством

самого себя. Он выделяет пять этапов изменения этих установок. Первый этап фиксируется

установкой «все умрем». Это – состояние неизбежности, обыденному явлению, к которому нужно

относиться без страха и не воспринимать его как личную драму. Второй этап Ф.Арьес обозначает

термином «смерть своя»: он связан с идеей индивидуального суда над душой прожившего жизнь и

умершего человека. Третий этап, называемый им «смерть далекая и близкая», характеризуется

крахом механизмов защиты от неизбежности – к смерти, как и к сексу, возвращается их дикая,

неукрощенная природная сущность. Четвертый этап – «смерть твоя», рождающая комплекс

трагических эмоций в связи с уходом из жизни близкого человека. Поскольку узы между людьми

становятся теснее, кончина близкого воспринимается трагичнее, чем собственная смерть. Пятый

этап связан со страхом смерти и самим упоминанием о ней (вытеснение) – это, по Ф.Арьесу, «смерть

перевернутая».

Отношение к смерти менялось по нескольким направлениям: 1) развитие индивидуального

самосознания; 2) развитие защитных механизмов против сил природы; 3) трансформация веры в

загробное существование; 4) трансформация веры и связь между смертью и грехом, страданием.

Исследуя проблемы смерти, З.Фрейд ввел понятие «влечения к жизни» и «влечения к

смерти». Влечение к смерти – это присущие индивиду бессознательные тенденции к

саморазрушению и возвращению в неорганическое состояние. Влечение к жизни и смерти

противоположны и едины в одно и то же время.

Э.Кюблер-Росс, разделяющая позиции З.Фрейда и К.Г.Юнга, утверждает, что смерть во все

века и во всех культурах воспринималась человеком разумным как несчастье. Для неосознающего

разума смерть по отношению к себе самому совершенно немыслима; для бессознательного

немыслимо вообразить реальный конец собственной жизни здесь и сейчас, и если эта жизнь должна

окончиться, конец всегда связывается с вмешательством внешних сил. Поэтому традиционно смерть

ассоциируется с пугающим действием, злым и несправедливым деянием. Приводя данные

исследования умирающих больных, Э.Кюблер-Росс говорит о пяти стадиях изменения отношения

человека к собственной смерти. Первая из них – отрицание смерти. Слова: «Нет, не я!» - самая

обычная и нормальная реакция человека на смертельный диагноз. В зависимости от того, насколько

человек способен взять события под свой контроль и насколько сильную поддержку ему оказывают

окружающие, он преодолевает эту стадию легче или тяжелее. Как только больной осознает

реальность происходящего, его отрицание сменяется второй стадией – гневом, охватывающим

больного при вопросе: «Почему именно я?». Умирающий изливает этот гнев на заботящихся о нем

людей и вообще на всякого здорового человека. Для завершения этой стадии важно, чтобы

умирающий получил возможность излить свои чувства вовне. Затем начинается стадия «торга»:

больной вступает в переговоры за продление своей жизни, обещая, например, быть послушным

пациентом или примерным верующим.

Перечисленные три фазы составляют период кризиса и развиваются в описанном порядке или

с частыми возвращениями назад. После разрешения этого кризиса умирающий вступает в стадию

депрессии. Вопросов он больше не задает. Он просто говорит себе: «Да, на этот раз умереть

предстоит именно мне». Он замыкается в себе и часто испытывает потребность плакать при мысли о

тех, кого он вынужден оставить. Это стадия подготовительной печали, на которой умирающий

отрекается от жизни и готовится встретить смерть, принимая ее как свой последний жизненный этап.

Это принятие смерти составляет финальную стадию жизни умирающего, когда он, как правило,

смиренно ждет своего конца.

Можно полагать, что не все люди в одинаковой мере проходят описанные выше стадии

умирания. Более того, человек, полноценно проживший все ступени и периоды индивидуальной

жизни, уходит ______________из жизни достойно, с чувством выполненного долга.

В психологии существует понятие «пограничной ситуации» - ситуации, в которой резко

обостряется самосознание личности. К.Ясперс называет пограничными моменты непосредственной

угрозы жизни, которые активизируют личностное мышление, освобождая его от шелухи

коллективного опыта, навязанных моделей поведения. С этим связан другой интересный феномен –

резкое изменение жизненного кредо людей, побывавших в состоянии клинической смерти и имевших

опыт «запредельного существования». Большинство из побывавших «по ту сторону бытия»: а)

перестают бояться смерти; б) производят переоценку основных представлений; в) изменяют образ

жизни.

У людей, которым не грозит немедленная смерть, больше времени на то, чтобы свыкнуться с

перспективой смерти. В последние годы жизни многие обозревают свою жизнь в ретроспективе.

Такое обозрение выполняет важнейшие функции: человек разрешает в себе старые конфликты,

переосмысливает поступки, прощает себе ошибки и даже открывает в себе что-то новое. Смерть

открывает перед стареющим человеком необходимую перспективу, и, как ни парадоксально,

умирание может быть процессом подтверждения обязательств человека перед жизнью.

Э.Фромм в книге «Человек для себя» пишет: «Сознание, разум и воображение нарушили

«гармонию» животного существования. Их появление превратило человека в аномалию, в каприз

универсума, Человек – часть природы, он подчинен физическим законам и не способен изменить их;

и все же он выходит за пределы природы… Брошенный в этот мир в определенное место и время, он

таким же случайным образом изгоняется из него. Осознавая себя, он понимает свою беспомощность

и ограниченность собственного существования. Он предвидит конец – смерть. Он никогда не

освободится от дихотомии своего существования: он не может избавиться от разума, даже если бы

захотел; он не может избавиться от тела, пока жив, и тело заставляет его желать жизни».__







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 87. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.033 сек.) русская версия | украинская версия