Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

РАЗДУВАЯ ПЛАМЯ




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Самое важное в редакции Paris Match «le тип, или стена. Это на самом деле стена — стена, покрытая полосой пробки шириной в метр, на которую один за другим крепятся макеты полос Paris Match по мере того, как журнал готовит материалы ко вторнику — «дню печати».

Этот прием довольно распространен во многих периодических изда­ниях, но он вдвойне важен для Paris Match из-за одной его особенности: у этого журнала нет структуры. Вообще-то, это преувеличение. Фактически, он состоит из двух частей, известных как cahier froid («холодная тетрадь») и cahier chaud («горячая тетрадь»). Cahier froid освещает культуру и стиль жиз­ни и готовится заранее. Реклама размещается только в этой части журнала. «Холодные» страницы находятся на краях журнала, окружая, как земная кора раскаленное внутреннее ядро, «горячие» страницы новостей. Эти по­лосы могут быть сменены в самый последний момент, но они совершенно не отягощены рекламой. Cahier chaud— это обычно 62-70 страниц, а порой и 80, если неделя богата новостями.

Успех или неуспех cahier chaud как материала для чтения зависит от его ритма, который также решается в «день печати». Двойные развороты пере­тасовывают снова и снова, пока Женестар и Руайян не остаются довольны тем, как «течет» секция. Сам Женестар утверждает, что читатель должен воспринимать журнал как разговор, переключаясь с серьезных тем на бо­лее легкие и обратно. «Архитектура журнала строится на понятии проры­ва, — говорит он. — Я не верю в сдержанность. Каждый номер задается тем, что мы желаем. Мы тратим часы на то, чтобы решить, как все будет, пере­кладывая туда-сюда макеты и фотографии. И потом, внезапно, наступает прозрение — с'est bon! (Хорошо! (фр.)

Руайян называет cahier chaud «триумфом журналистики». И добавляет: «Мне трудно представить себе какой-то другой журнал, которому бы со­шло с рук изгнание рекламы с центральных страниц. Но это одна из тех изюминок, которые делают Paris Match в высшей степени интересным».

Позднее я обсуждаю этот аспект с Эдмоном Траном, главой отдела про­даж рекламных полос в Paris Match. Совершенно непохоже, чтобы его огор­чало это положение дел; напротив, кажется, что это его приводит в восторг.

«Конечно, мы сражаемся за рекламу с другими французскими ежене­дельниками, но Paris Match, хотя и имеет много общего с такими брендами, как Stern и Newsweek, уникален, — утверждает он. — Помимо того, что в нем масса великолепных фотографий, он выделяется и освещением ново­стей — все с большой буквы, какими бы они ни были. Следовательно, вы получаете все — от войны в Ираке до свадьбы актрисы — без какой бы то ни было иерархии или указаний на то, что одно важнее другого. Решение мы оставляем нашим читателям. Cahier chaud отражает это своей свободно текущей природой».

И Руайян, и Тран подчеркивают, что поскольку у Paris Match очень мало подписчиков, оперативность является важнейшим фактором маркетинга. «Из 630 тыс. экземпляров, продающихся во Франции, — говорит Эдмон Тран, — примерно 65% приходится на розницу. А это значит, что каждый номер должен быть великолепен, потому что если наши читатели решат, что на этой неделе номер был неинтересным, то не купят следующий — и наши продажи тут же пойдут вниз».

По той же причине на обложке каждого недельного номера прочти всег­да фотография знаменитости. «Личность на обложке — гарантия, что жур­нал купят — мы это утверждаем, имея 50-летней опыт продаж, — говорит Тран. — Журналы с большим количеством подписчиков могут позволить себе время от времени рискнуть обложкой, посвящая ее общим темам: моде или машинам. Но нам, чтобы продать журнал, нужна хорошая приманка, так что на каждой обложке должно быть лицо, которое наши читатели мгновенно узнают».

С точки зрения редактора, Руайян находит этот аспект довольно спор­ным: «В каком-то смысле обложка вводит в заблуждение. Ты думаешь, что это журнал о знаменитостях, а на деле он полон новостей. К счастью, чита­тели понимают, что наша формула охватывает все аспекты жизни».

Образ на обложке — важнейший маркетинговый инструмент журна­ла, как и плакаты, налепленные на киоски со всех сторон перед выходом каждого нового номера. У Paris Match нет того, что французы называют marroniers— ежегодные издания, посвященные вину или праздникам, ко­торые гарантируют дополнительные продажи. Однако известно, чьи лица на обложке лучше привлекают читателей. Рок-звезда Джонни Холлидей, например, — его фотография на обложке дает возможность продать гораз­до больший тираж.

«Благодаря широкому кругу читателей, мы можем получить интер­вью у тех, кто не желает разговаривать с другими, — объясняет Тран. — И конечно же, нам помогает то, что нас рассматривают как французский бренд — такой же, как Renault или Chanel. Когда [французский президент] Ширак видит по опросам общественного мнения, что его популярность па­дает, ему не повредит появиться в Paris Match с маленьким внуком на ру­ках. Вот какое влияние можно иметь с тиражом в 700 тыс. и читательской аудиторией чуть более миллиона. Мы — мощное средство коммуникации с французским народом».

Но Paris Match привлекают и острые темы, что подвергает риску его отношения со знаменитостями и политиками. Например, журнал первым опубликовал фото бывшего французского президента Франсуа Миттерана с его «тайной» дочерью Мазарин. Руайян говорит: «Многие знали о суще­ствовании этой девочки, но никто не хотел говорить об этом. Мы сделали снимок Миттерана, когда он выходил из ресторана, обнимая ее за плечи, — этот жест явно говорит о привязанности, поэтому решили пустить фото­графию в ход и вывести все на чистую воду».

Руайян признает, что журнал пользуется услугами папарацци, и этот факт негативно повлиял на тираж журнала после смерти принцессы Дианы в автомобильной аварии в 1997 г. в Париже (за ней гнались папарацци). Но читателям быстро надоела роль обвинителей — им был нужен журнал с новыми порциями новостей. Руайян говорит: «Мы занимаемся раскры­тием тайн и провокациями — такова природа журналистики, и мы не мо­жем с этим бороться, иначе просто убьем издание. Естественно, поскольку мы — ведущий журнал, нас иногда обвиняют в безответственности, но, как правило, это те, кто не входит в круг наших читателей. Правда и то, что в этой стране существуют законы о неприкосновенности личной жизни, что грозит нам порой судебными разбирательствами. На нас очень часто пода­ют в суд. Но мы продолжаем доставлять новости своим читателям».

Еще один участник фильма о Paris Match — адвокат Роберт Бадинтер, ко­торый в историческом судебном процессе 1977 г. сумел спасти от гильотины убийцу ребенка, добившись замены смертного приговора пожизненным за­ключением. Когда в 1981 г. Бадинтер стал министром юстиции, он первым делом отменил смертный приговор. В фильме Бадинтер описывает, как под­держка Paris Match вдохновляла его и придавала ему силы продолжать свою работу.

«Match сыграл важную роль... во время великой битвы против смерт­ного приговора. Он всегда был рядом, и его репортажи были великолеп­ны. В то время было запрещено делать фотографии в суде, но фотограф Match все-таки сделал несколько снимков скрытой камерой, и сегодня архи­вы Paris Match — единственное место, где я могу найти снимки, отражаю­щие напряженность судебного процесса и атмосферу того времени».

Оливьер Руайян подчеркивает, что, хотя Paris Match и готов пойти на мно­гое, чтобы сделать тайное явным, есть границы, которые он никогда не нару­шит. «Мы всегда сохраняем достоинство. Мы никогда не отличались вульгар­ностью, или плохим вкусом и не собираемся разрушать чью-либо жизнь».

Он говорит, что цель журнала — показать «закулисную жизнь» поли­тиков и знаменитостей. «Мы показываем ту сторону, какой вы не увидите по телевидению или в газетах, когда эти люди находятся в свете прожекто­ров. Например, в недавнем выпуске мы получили эксклюзивный доступ в офис министра обороны США Дональда Рамсфельда. Мы следовали за ним шаг за шагом, в то время как он занимался своими обычными делами. И показали его как человека, а не как политического деятеля».

Ссылаясь на статью о Рамсфельде, Руайян подчеркивает, что репорта­жи Paris Match — это намного более качественный материал, чем просто сплетни о знаменитостях. «У нас более сотни корреспондентов экстраклас­са и доступ к самой лучшей фотографии на планете. Фотографы любят нас, потому что мы — единственный журнал, который до сих пор использует незагроможденные двойные развороты, где можно показать их работу в наиболее выгодном свете. Paris Match — это явно не дешевый продукт».

В действительности, трудно определить, на кого ориентирован этот журнал. Все — от топ-менеджеров до консьержки в подъезде — читают Match. Руайян смеется: «Я знаю — это совершенно противоречит здравому смыслу. Все аналитики на всех издательских семинарах говорят об одном: "Нужно найти нишу, нужно найти нишу..." — а мы плывем против тече­ния. И тем не менее это действует. Я уверен, что здесь есть какая-то связь с нашим наследием. Если бы кто-то сегодня решил запустить Paris Match, то вряд ли смог поднять его на ноги».







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 247. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7