Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Марта 20… года





Все это бесполезно. С непонятной обреченностью я понял это, когда решился снова заговорить с Кириллом, а он прошел мимо, будто ничего и не услышал. Во рту сразу стало горько. Я, наверное, сделал, что смог. Больше двух недель тут сижу. Результата никакого. Я снова стал кашлять, снова что-то болело в груди. А сегодня как назло была плохая погода. Хлопьями шел снег, носился ветер. Я быстро замерз. Тяжело вздохнув, я встал, когда дверь подъезда с грохотом открылась, и появился Кирилл. В одних джинсах, футболке, в тапочках на босу ногу. Он решительно шел ко мне, а я от испуга пятился назад, пока не споткнулся и не упал. Без слов Кирилл сграбастал меня за шиворот и потащил в дом. Он швырнул меня в лифт, ударил по панели с кнопками, и мы поехали вверх. Я забился в угол и видел, как его грудь тяжело вздымается, как сжаты его кулаки. Не церемонясь, он снова схватил меня за шкирку, выволок и втолкнул в квартиру, я не удержался и упал. Он брезгливо посмотрел на меня, покачал головой и скрылся в какой-то комнате. Я осторожно последовал за ним. Кирилл был на кухне и пил водку из горлышка. Повеяло опасностью. Зря я все это затеял…
— Ну, сучонок, добился? Разозлил меня? – он подходит ко мне и с размаха бьет в живот.
Я скручиваюсь, пытаюсь отдышаться. Он дергает меня за волосы вверх:
— Тебе что нужно?
— Поговорить, — хриплю я и чувствую новый удар по ребрам.
— Ах, поговорить? И все, больше ничего?
С ужасом понимаю, что Кирилл расстегивает мою куртку, стягивает свитер. Удивляется, что под ним еще один. Еще больше удивляется, когда видит третий.
— Матрешка, бля.
— Киря, — хватаю его за руку, пытаясь остановить. Мое сердце бешено колотится. Я не хочу быть изнасилованным снова. Тем более после всего…
Он смотрит на меня, злорадно улыбается и стаскивает мои джинсы с нижним бельем.
— Не нужно… — шепчу я.
— Нужно, — заверяет Кирилл, вдруг берет со стены над плитой длинную деревянную лопатку для готовки. – Ложись. Задницей к верху.
Он подбородком указывает на кухонный стол. Внутри меня все холодеет. Что он собрался делать? Не меня же ей… Я не выдержу…
— Не заставляй меня повторять, — сквозь зубы шипит он.
Послушно ложусь на стол. Столешница ледяная, груди и животу холодно. Жутко неудобно. И не стою, и не лежу нормально. Кирилл подходит ко мне. Мои руки сжимают деревянное полотно так, что костяшки белеют. Слышу свист рассекаемого воздуха, и мою спину обжигает боль. Дергаюсь, вскрикиваю. Так вот зачем ему лопатка. Спасибо, не кухонный тесак… Он бьет меня долго, я лишь сжимаю зубы перед каждым ударом, стараясь не кричать. Пару секунд между ударами я могу вздохнуть, перетерпеть, собраться. Это больно и очень страшно, что у Кирилла опять снесло крышу. На мне уже живого места нет, а он все не прекращает.
Словно услышав мои мысли, он отшвыривает лопатку. Я вздыхаю, но рано. Он переворачивает меня на спину, и я ору. Перед глазами все вспыхивает. Он становится между моих раздвинутых ног, прижимается ко мне. Одна его ладонь опускается мне на грудь и прижимает сильней к столу, стараясь причинить как можно больше боли, другая опускается на рот, закрывая его. Его язык слизывает выступившие слезы, а губы шепчут:
— Доволен? Ты этого хотел? Тебе больно?
Еле дышу, хочется скулить, хочется убежать, потому что я знаю, что дальше будет только хуже. Я уже видел этот жадный взгляд, эту пульсирующую венку на шее. Он трется об меня. Пряжка его ремня царапает живот. Он прижимается сильней, буквально вдавливая меня в стол. Рука, закрывающая мне рот, перемещается вниз, расстегивает ширинку. Я вздрагиваю. У меня давно никого не было. Он снова меня порвет. Дрожащими руками я притягиваю его за шею. Он удивлен, но наклоняется. Чувствую запах водки, его пота. Целую его, мое сердце заходится, сходит с ума. Шепчу, разрывая поцелуй на мгновение:
— Пожалуйста, не делай мне очень больно.
Кирилл внимательно смотрит на меня, затем кивает. Тянется за оливковым маслом, стоящим почему-то на подоконнике, выливает его себе на руку и смазывает свой член. Затем снова возвращается к моим губам, не давая вздохнуть, доводя до головокружения. Чувствую, как в меня легко проникает один его скользкий палец. Задыхаюсь от охвативших меня чувств. Кирилл решил меня подготовить? Такого еще никогда не было… К одному добавляется второй и начинает меня растягивать. Уже отвык от этого давления, мне неприятно, но я терплю. Не хочу его злить. Не хочу, чтобы он останавливался. Спина горит огнем, но эти ощущения отошли на второй план. Я сосредоточен на его пальцах, которых вроде уже три. Кусаю губы, когда он медленно входит в меня. Чувствую его тяжелое дыхание, его большой член, сдавленный моими мышцами. Он придавливает меня к столу и начинает двигаться. Безумно больно. Я не выдерживаю, всхлипываю. С трудом он протискивает руку между нашими телами и дотрагивается до моего члена. На пальцах осталось масло, скользит легко, быстро. Возбуждаюсь мгновенно; он оттягивает кожу, обнажает головку, крепко зажимает ее и в такт движениям внутри меня двигает рукой. Я выгибаюсь, чтобы быть ближе к нему, закусываю кожу на его шее и едва не теряю сознание от последующего через пару секунд оргазма.
Кирилл, шатаясь, отходит от меня, приводит одежду в порядок. Если это возможно. Потому что я безнадежно испачкал ему футболку спермой. Я сажусь со второй попытки, внизу все печет, спина стянута коркой. Осторожно спрыгиваю со стола, беру одежду, натягиваю джинсы, краем глаза вижу, что Кирилл берет бутылку водки и делает пару глотков. Легкая радость после секса исчезла. Он всегда будет собой. Пусть сейчас он не порвал меня, даже был нежным и позволил кончить, вот только это ничего не значит. Он снова стал тем зверем, которого я знал, которому нравились мои страдания.
В замешательстве, я останавливаюсь. Что мне сейчас делать? Уйти? Остаться? Позволят ли мне остаться? Вот он уже смотрит недобрым взглядом, ничего хорошего ждать не приходится. Я надеваю свитер, забыв про спину, которая тут же мне напоминает о себе, тихо матерюсь в ответ.
— Что тебе нужно? – спрашивает он, глядя в окно. – Трахаться не с кем?
— Я уже сказал, я хочу поговорить.
Не решаюсь подходить к нему. Стою, замерев в одной позе.
— О чем нам разговаривать?
— О нас…
Очень резко он разворачивается ко мне и хватает за плечи, я морщусь от боли, но смотрю ему прямо в глаза:
— Нет никаких «нас». Запомни это. Есть я, а есть такой урод, как ты. Я могу трахать тебя периодически, когда другие мне наскучат, и все. Понял?
Если бы он кричал, сказав это, брызгал слюной, побагровел от ярости, я бы мог убедить себя в его лжи, не поверил бы ему. Но не так, с полной уверенностью, без сожаления, без единого шанса. Глаза защипало, а внутри стало пусто-пусто.
— П-прости, — выдавливаю я.
Он убирает руки и указывает на дверь. Мне не нужно повторять. Хватаю куртку и убегаю из этого дома, забыв о еще двух свитерах и шапке. Неважно, все это неважно.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 244. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7