Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Апреля 20… года




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой


После школы я шел очень медленно домой. Почему я терплю это? Второй день меня достает этот вопрос. Вот это точно, Родя ведь прав. Может, хватит, пора все это прекратить? Жить это спокойно не дает, кошмары замучили. Я представил, что больше не увижу Кирилла. Закрыл глаза и тяжело вздохнул. Это невозможно. Я услышал резкий скрип тормозов, распахнул глаза и увидел, как двое мужчин бегут ко мне. Я даже обернулся, заозирался. Точно ко мне?
Оказалось, да. Мне заламывают руки, тащат к внедорожнику, засовывают на заднее сиденье, садятся по бокам и трогаются. Я в прострации. Ребята не попутали? Кому я нужен? От неожиданности и шока я даже не мог сказать ничего.
— Привет, — сказал мужчина с переднего сиденья и обернулся. Его внешность мне ничего не сказала, а вот голос… Где-то я его уже слышал.
— Поздоровайся, — меня ткнули очень невежливо под бок.
— Здрасти.
— Ты меня не знаешь, но зато хорошо знаешь Кирилла.
Так. Дыхание перехватило.
— Что вам нужно?
Мужчина рассмеялся:
— Ты позвонишь своему Кириллу и попросишь приехать.
— А, — я обреченно покачал головой. – Он не приедет.
— Да? – заинтересовался мужчина. – Что так? Поссорились?
И тут я вспомнил. Да это же собеседник Кирилла! Тогда, в новогоднюю ночь…
— Да, мы уже не общаемся давно, – вру я.
— Вот как, — мужчина прицокивает языком. – А что ты у него делал неделю назад? А так же пятнадцатого и двадцать четвертого марта?
Упс. Пытаюсь сообразить, что же сказать. Откуда они все знают? Пока я думаю, внедорожник заезжает в ворота частного дома на незнакомой мне улице. Меня вытаскивают, ведут не к парадному входу, а к заднему. Мы оказываемся в проходной комнате, из которой вниз ведут ступеньки. Подвал. Там меня уже ждет стул. К нему меня и привязывают. Мужчина подходит и ласково улыбается, в его руках сотовый, остальные замерли у лестницы. Я заметил у них пистолеты.
— Позвони Кириллу, попроси приехать.
— Он не приедет, я же говорил.
— А ты попробуй.
Внезапно понимаю, что не хочу, чтобы Кирилл ехал сюда. Вряд ли при его появлении они выкатят торт и прокричат хором: «Сюрприз!».
— Нет.
Мужчина смотрит на меня во все глаза:
— Ты что, не боишься нас?
— А должен?
— Вот нахальная молодежь. Ребята, — он махнул одному из мужчин, застывших у лестницы.
Бьют меня по лицу. Раза четыре. Кровь сразу хлынула из носа, перед глазами потемнело. Наивные. Я улыбаюсь. «Друг» Кирилла вдруг злится:
— Блядь, я сам позвоню, ударишь его потом, чтобы он пискнул!
Охранник замирает с кулаком наготове, а я собираюсь. Я не должен «пискнуть».
— Привет, Кирилл, — в голосе мужчины триумф. – Угадай, кто у нас в гостях? Твой юный любовник. Не ожидал? Что? Какой из них… Я его имени не знаю. Черт, стукните его.
Кулак угождает мне в солнечное сплетение. От боли едва не стону. Во время сдерживаюсь. Мужчина машет раздраженно рукой и меня снова бьют. Тот же результат. А что вы хотели, сколько тренировки.
— Ах, ты сучонок! В общем, Кирилл, придется тебе поверить на слово и приехать… — он диктует адрес и отключается. Зло глядит на меня:
— Герой хренов.
Мы ждем. Ребята молча стоят, как будто и разговаривать не умеют. А я лихорадочно соображаю, что же делать. Что они вообще хотят от Кирилла? Время тянется ужасно медленно. Я так ничего и не придумал. Посадили они меня хорошо – когда заходишь со света видно только меня под лампочкой, а не ребят по бокам. Молчание здорово напрягает, всегда, когда нервничаю, поболтать хочется, но я боюсь пропустить момент приезда Кирилла.
Не знаю, сколько проходит времени, но слышится шум. Мужчина и ребята довольно переглядываются. Вскоре появляется Кирилл под конвоем из нескольких человек. Он кидает на меня такой взгляд, что становится понятно – не они убьют, так он точно. Я съеживаюсь на стуле, стараясь стать маленьким и незаметным.
— Кирилл, как здорово, что ты пришел.
— Не мог тебе отказать, Влад.
Они стоят друг напротив друга, как ковбои в старых вестернах, вот-вот готовые выхватить свой револьвер и застрелить противника.
— Я так понимаю, дружба кончилась? – поинтересовался Кирилл, чуть прищурившись.
— Она кончилась, когда ты занял мое место возле шефа.
— Ты не справлялся с обязанностями, Влад. Это бизнес.
— Да? Сейчас ты подпортишь этот бизнес. Где шеф?
— Не знаю, — быстро отвечает Кирилл.
Влад машет рукой, и на меня наставляют дуло пистолета. Не очень приятно, скажу я вам. От него как будто веет смертью. Я вижу, как Кирилл замирает. Мне хочется сказать ему что-нибудь, но просто разомкнуть губы не получается. Смотрю в пол. Он же может и не ответить Владу. Тогда мне что-нибудь прострелят. Наверное, это больней, чем все, что я испытывал. Недавно я хотел умереть. А теперь не хочу! Какая жизнь непостоянная штука. Кирилл берет телефон и набирает номер. Ему мгновенно отвечают:
— Шеф, это я. Нет, все отлично. Где вы? Угу. Кто с вами? Я скоро буду, — он нажимает отбой и ровно смотрит на Влада. — Отпусти мальчишку. Он на даче, пять человек охраны.
— Нет, — улыбка мужчины становится безумной. Все его ребята синхронно наставляют пистолеты на Кирилла. Он остается бесстрастным, а я тихо вскрикиваю. Но на меня никто не обращает внимание. – Знал бы ты, как я был рад, услышав твою историю на Новый год. Замечательный подарок. Ты давно мне мешал, слишком преданный. А теперь ты увидишь, как я убиваю твоего щенка, потом тебя и шефа.
— И займешь его место?
— А как же.
Влад достает свое оружие и подходит ко мне. Он все еще улыбается, приставляет холодное дуло к моему виску, и я дрожу, как все еще живой кролик перед свежеванием.
— Скажешь что-нибудь напоследок? – говорит мужчина мне. Артист, блин.
— Да, — вдруг говорю я, а Кирилл хмурится.
— Слушаю.
Я резко выворачиваю голову и впиваюсь ему в руку. В эту же секунду раздается грохот, звон разбитого стекла, помещение заполняется дымом. В подвал спускаются люди в спецназовской форме. Их много, очень много. Кирилл, не теряя времени, выбивает пистолет у одного из парней Влада, впечатывает кулак в лицо другого. Остальные уже лежат лицом вниз под прицелами автоматов.
Кирилл кидается ко мне. Ну, все, я труп. Я крепко закрываю глаза, чтобы не видеть своей смерти, но вдруг чувствую, что веревки больше не удерживают меня. Я свободен. Через секунду, меня взяли на руки и несут куда-то. Запах… Такой родной, такой приятный… Едва не плачу. Все-таки сильно я перенервничал. Кирилл усаживает меня в машину, произносит мне прямо в ухо, чтобы я сидел на месте и даже не вздумал пошевелиться. А сам уходит. После такого тона я и дышать-то боюсь. Смотрю сквозь тонкое тонированное стекло, как он разговаривает со спецназовцами, как вскоре подъезжает шикарный светлый лексус и из него выходит седовласый мужчина, хлопает его дружески по плечу.
Что я знаю о Кирилле? Что он любит гель для душа с запахом свежести, что любит синего цвета полотенца. Он офигенно дерется. Он бывает жестоким (большую часть времени). Он мастерски водит машину. Он абсолютно самостоятелен. У него явные проблемы с алкоголем. Он мой лучший любовник, правда, единственный, но это сути не меняет.
Сколько еще я всего не знаю… И не пытался узнать. Что у него в душе? Кроме прошедшей, наверное, маниакальной увлеченности мной?
Я нервно улыбаюсь. Кирилл отделяется от группы людей и идет ко мне. Садится в машину, заводит ее, едет, словно меня тут и нет. Ни взгляда, ни хотя бы брошенного слова. Мне бы хоть что-нибудь… Едем мы долго, Кирилл никуда не спешит. Я смотрю в окно и боюсь представить, что будет дальше.
Остановившись возле своего дома, он говорит:
— Пошли.
Покорно плетусь за ним, разуваюсь в его квартире, снимаю куртку. Кирилл идет на кухню, а я в спальню. Сажусь на краешек кровати, складываю руки на коленках. Сейчас он выпьет, его развезет, и моя задница будет сегодня снова бедная. Жалко самого себя, честное слово. Но Кирилл возвращается трезвый, странно смотрит на меня. В его руках я вижу мокрое полотенце. Я и забыл, что у меня лицо в крови. Его руки аккуратно вытирают мои щеки, подбородок, шею, приятно щекоча. Закончив, он садится рядом. Мы молчим. Я боюсь заговорить первым, а он никак не начинает. Была-не-была, не могу я так, сглатываю ком и испуганно шепчу:
— Ты очень сердишься?
В его глазах удивление, а потом он говорит:
— Да, — я опускаю голову, ну все... – На себя. За то, что не предвидел этого, не уберег тебя от опасности.
Я в шоке снова поднимаю голову и смотрю на него, не веря своим ушам.
— Я очень испугался за тебя, Данька, — он притягивает меня к себе и целует. Бережно-бережно, как самое большое сокровище в мире. Жмусь к нему, едва не мурлычу. Мне становится очень хорошо от его слов, его поцелуев. Я, осмелев, спрашиваю:
— Ты больше не будешь делать мне больно?
— Иногда, — и ухмыляется. – Тебе же это нравится.
Прячу пылающее лицо в ладонях, но он их разводит:
— Я больше не хочу, чтобы ты уходил.
— Киря… — мне не хватает воздуха, но я должен спросить. — Так получилось, не ругайся, я слышал ваш с Владом разговор в новогоднюю ночь. Это… правда?
Он вздрагивает и отворачивается. Мне уже кажется, что он не ответит, но он произносит:
— Вот я все-таки осел, что рассказал ему все… Сам подставился. Ну… Ты же видел фото, ты же чувствуешь, как у меня сносит голову от тебя. Тебе этого мало? Это чистая правда. Непонятно только как ты на базе отдыха оказался…
— Потом, — отмахиваюсь я, сейчас еще уйдет от темы. — А тот парень с тобой?
— Никто. Просто задеть тебя.
— Почему ты переехал?
Он вздохнул:
— Дурак потому что. Обиделся на тебя, ты хрен знает, где шлялся, может с этим мудаком твоим, заявился весь такой, а я с пьяни и… Ты потом в больнице так долго лежал, я себе зарок дал больше не бить тебя, а то сил хрен рассчитаешь.
— Стой, а как же кухонная лопатка? Ремень?
— Это я в целях воспитания, легонько, — в его глазах чертята.
— Я ждал тебя в больнице, — с обидой поведал я. – А ты даже не пришел.
— Я был там каждую ночь, дурачок, просто не хотел, чтобы ты знал, — тихо сказал он.
— Киря…
Я потянулся к нему, и меня прижали к себе так, что ребра захрустели. У меня было такое чувство, что мы столько времени потратили зря. Но теперь так больше не будет. Хватит. Я давно уже понял, что без Кири не могу. Он, конечно, не подарок, но и я, вообще-то, тоже. Счастливо улыбаюсь. Вот как бывает.

Эпилог







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 239. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия