Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

РОУЗ КЭЛЛОУЭЙ. Я с удовольствием передала Коннору Кобальту заботу о моем наслаждении и списке дел по подготовке к свадьбе




 

 

Я с удовольствием передала Коннору Кобальту заботу о моем наслаждении и списке дел по подготовке к свадьбе. Или я сошла с ума, или же он зачаровал меня. Я мысленно улыбаюсь. Коннору не нравится, когда я обвиняю его в колдовстве.

Мой телефон жужжит, когда я как раз заканчиваю застегивать пряжки своих туфлей; я в спальне в Филли, камеры нависают у меня над головой.

4 дня, и я купила тебе новый набор для макияжа - Мама

Я направляюсь к туалетному столику, просто, чтобы еще раз проверить свое лицо. Все не может быть так плохо... ну, это сложно назвать и хорошо. Фиолетовый синяк красуется у меня на скуле. Он мог быть и похуже. Мой глаз мог опухнуть и превратиться в подобие сочащейся от возбуждения киски - вот, что сказал мне Коннор, пытаясь утешить. Это сработало. Сейчас я прямо счастлива, что мой глаз не похож на влажную киску, с которой нужно что-то делать.

А еще я могу сказать, что меня ударили кулаком. Девичник пока что не вышел в эфир, но даже если кто-то и подумает, что данный инцидент вышел по моей вине, меня это не волнует.

Коннор входит в спальню, на нем нет рубашки, лишь пара черных слакс. Его мускулы создают рельефность на животе, простираясь к месту, которое я видела буквально рано утром. Он более сексуален, чем сам то осознает - нет, нет, не подумайте, он безусловно знает, как горяч.

В его руках две вешалки с рубашками.

- Сегодня белая или голубая?

- Ты вот сейчас пришел сюда лишь бы показать свое полуголое тело?

Его глаза искрятся озорством, говоря мне, что это именно то, что он и сделал.

- Мне нужен твой безупречный совет по вопросу моды, дорогая. Белая или голубая?

Но мне эта ситуация нравится больше, чем Коннор думает. Все это дарит ощущение комфорта и нормальности. То, что мы разделяем одно пространство. То, как делимся всем друг с другом. Однажды я хочу проснуться и быть женщиной, которая выбирает, во что он будет одет сегодня днем; я хочу, чтобы он был мужчиной, который выбирает позицию, в которой возьмет меня сегодня ночью.

- Белая, - говорю я с легкостью в голосе. - Ты мне нравишься в белой.

- Тогда голубая, - отвечает он, как бы невзначай.

Я бросаю на него сердитый взгляд, но его глаза пробегают по моему телу, дразня еще сильнее. Коннору нравится доводить меня до сумасшествия. Он кладет голубую рубашку на стол и снимает белую с плечиков.

- Над чем ты сегодня работаешь? - спрашиваю я, направляясь к двери, моя сумочка свисает с предплечья.

- Над моим предложением для Кобальт Инк., - отвечает он. - Этим утром его одобрили члены совета. В течение следующих нескольких месяцев оно вступит в силу.

До сих пор он не рассказывал мне о том, чем занимается в компании.

Думаю, Коннор просто хочет удивить меня.

Я проскальзываю в коридор в своем темно-пурпурном платье с баской. Но прежде чем успеваю спуститься вниз, вижу, как Скотт подымается на второй этаж. Его уродливые серые глаза встречаются с моими. Вот правда, все, что когда-то казалось мне в нем милым или горячим, вдруг превратилось в вонючее гнилое болото.

- Роуз, как дела? - спрашивает он радушно.

- Блестяще, - говорю я. - Как и всегда.

Что? Я никогда не говорила, что страдаю излишней скромностью.

- Конечно. Ты же член Менса (организация для людей с высоким коэффициентом интеллекта - прим.пер.), получила диплом с наивысшими оценками, которых достигли лишь 1% твоего потока, и ты знаешь различные факты, которые никого особо не волнуют.

Придурок.

Он расплывается в широкой улыбке.

И это ждет моих будущий детей. Прости, Коннор. Мои яичники только что высохли и умерли.

Прежде, чем я могу ответить Скотту что-то еще более гадкое, он добавляет,

- Где твое ожерелье?

Я хмурюсь, и мое сердце подпрыгивает от страха. Неужели я его потеряла? Я быстро касаюсь своей груди и расслабляюсь, как только подушечки пальцев проходятся по гладкой поверхности бриллиантовой подвески. Я даже опускаю взгляд, еще раз убеждаясь, что кулон на месте. Тонкая цепочка все еще висит у меня на шее.

Он просто пытается бессмысленно раздражать меня.

- Иди докучай кому-нибудь еще, - возмущаюсь я, - желательно, в какой-то другой вселенной. Может быть, ты воссоединишься со своими предками.

Я пытаюсь протолкнуться мимо него, но он преграждает мой путь.

- Я говорил о твоем другом ожерелье. С более чем одним бриллиантом.

- У меня много ожерелий с бриллиантами, Скотт, - отвечаю я, не осознавая насколько цинично и стервозно веду себя с ним, пока не становится слишком поздно.

- Не так много бриллиантов, как в этом, - говорит он, делая ко мне еще один шаг. - У этого внутренняя подкладка из кожи. - А затем Скотт уходит, опустив руки в карманы, неторопливо вышагивая прочь.

Я стою примороженная к месту, ошеломленная настолько сильно, что не могу заставить ноги двигаться вниз по ступеням.

Скотт говорил о моем ошейнике. Мой бриллиантовый ошейник.

Тот, который я одеваю лишь во время секса.

А у меня никогда не было секса вне спальни или в любом месте, где есть камеры.

Что-то не так.

Я чувствую, как начинают скручиваться мои внутренности.

Ужас смешивается с паранойей - тошнотворная комбинация, благодаря которой мои ноги сами по себе слабеют. Словно на автопилоте, я пытаюсь отбросить слова Скотта и заняться повседневными делами.

Завтрак. Ванильный йогурт с клубникой и гранолой, а затем я отправлюсь в Нью-Йорк, чтобы представиться перед новыми сотрудниками Кэллоуэй Кутюр.

Мои каблуки стучат по деревянному полу, когда я решительно шагаю к входной двери. Две ступеньки, и я останавливаюсь, беспокойные мысли крадутся обратно, несмотря на мое настойчивое стремление отмести их прочь.

Что, черт побери, ты делаешь, Роуз? Если Скотту известно что-нибудь, тебе нужно противостать ему. Или поговорить с Коннором. Я почти что разворачиваюсь, но вдруг слышу звуки телевизора из гостиной. Еще две ступени, и голоса становятся отчетливее.

- ... главное событие. Еще один скандал с другой представительницей семьи Кэллоуэй, - говорит ведущий новостей. - На этот раз у нас имеется законное доказательство.

Дэйзи.

Что-то случилось с Дэйзи.

Я ускоряю шаг, мгновенно сбегая вниз по лестнице. Лорен, Рик, Лили и Дэйзи сидят вместе на диване, они повернуты ко мне спиной. Их взгляды устремлены в висящий над камином телевизор. Я тоже прохожу глубже в комнату, пытаясь разглядеть то, что показывают на экране.

- Ох, черт, - говорит Рик, первым замечая меня.

Лорен быстро хватает пульт дистанционного управления и выключает телевизор.

Я опускаю руки на бедра и враждебно смотрю на парня своей сестры.

- Мне не пять лет, Лорен, - возмущаюсь я. - Ты можешь включить новости, -особенно, если речь идет о Дэйзи.

- Нет, - говорит Ло, нервно сжимая пульт в руках. - Я лучше не буду этого делать.

Рик пробегается руками по своим каштановым волосам - явный признак того, что он тоже волнуется.

Лили и Дэйзи ютятся на диване, прикрывая руками свои губы и перешептываясь. Я хмурюсь и оглядываюсь по сторонам в поисках Бена, Саванны или Бретта, но операторов нигде не видно.

Это... странно.

И почему мои сестры ведут себя как сплетницы прямо передо мной.

Если только...

Я отказываюсь верить в то, что прямо у меня перед носом. Я все еще не хочу это принимать.

Мне удается подойти к Лорену и не свалиться на своих пятидюймовых каблуках. Они, как ни странно, помогают моему телу стоять вертикально, быть уверенной и чертовски готовой к чему бы то ни было. Я пытаюсь выхватить пульт из рук Ло, но он держит его крепко - словно мы играем в перетягивание каната.

Я хмурюсь.

- Отпусти, Лорен, если не хочешь, чтобы я вывихнула тебе руку.

Он прищуривает глаза.

- Ты еще не устала от всех этих пустых угроз?

Я поворачиваю его руку именно так, как Коннор учил меня во время занятия по самообороне, в ответ Ло морщится. Его захват слабеет, и я быстро отбираю пульт.

Массажируя свое плечо, он говорит:

- Сучка.

- Да, но я сучка с реальными угрозами, - я включаю телевизор. Как раз начало очередного новостного блока, и я замираю. Снова.

Будто приклеенная к полу. Слишком задеревеневшая, чтобы двигаться.

- Уверен, сейчас ты чувствуешь себя еще большей сучкой, - комментирует Лорен.

- Заткнись, Ло, - кричит на него Лили. - Роуз...

Я отмахиваюсь от нее и прибавляю громкости. Но заголовок внизу экрана и так очевиден. Тем не менее, мне нужно перечитать его пять раз, просто чтобы буквы проникли в мое сознание.

 

Секс-видео Роуз Кэллоуэй и Коннора Кобальта продано на порно сайт за 25 миллионов долларов

 

Порно сайт.

Секс-видео.

Я не продавала этого дерьма. Тот мелкий ублюдок подделал наши подписи для распространения порнографии? Прямо сейчас единственная радость в том, что я представляю Скотта за решеткой, потому что если воображу другую вещь - то, как все увидят трахающего меня Коннора - покалывание распространяется вверх по моим рукам, будто тысячи сороконожек.

В новостях даже не заботятся о том, чтобы объяснить, кто мы такие. Благодаря реалити-шоу и блогам, мы превратились в знаменитостей. Сейчас, я полагаю, мы стали печально известными.

Моя голова гудит от шума телевиденья, от голосов моих сестер и друзей.

- Продюсером оказался никто иной, как Скотт ван Райт, бывший парень Роуз.

Я едва улавливаю это предложение. Он все еще мой бывший парень? Пытаюсь сосредоточиться на той глупой лжи, что все еще вещает с экрана ТВ. Когда настоящее дерьмо всплывает на поверхность, Скотту по-прежнему удается скрываться за своей полу-маской. Ненавижу его.

Мне кажется, я застряла в каком-то долбанутом кошмаре.

Лорен пытается отобрать у меня пульт, но я тяну его обратно и прибавляю громкости.

- Я смотрю это, - огрызаюсь я. И поворачиваюсь к телевизору.

На экране проигрывается отрывок из секс-видео. Я лежу на кровати в этом доме, голая. Черные полосы на экране прикрывают мою грудь и влагалище.

Но где-то в онлайн распространяется неотредактированная версия всего этого. И как мне это остановить? Юристы. Множество юристов. Но я не могу себя заставить даже сделать звонок отцу или связаться с семейным юристом. Я загипнотизирована собой. На экране. С Коннором.

Мои руки привязаны к столбикам кровати с помощью ремней Коннора, а бриллиантовый ошейник мерцает в тусклом свете свечи. Я вспоминаю ту ночь. Это было сразу по возвращении из Альп. Мой второй сексуальный опыт, и общественность, все и вся видят это.

Я еще больше увеличиваю громкость.

- Роуз, - жалуется Лорен, его руки взлетают к ушам.

- Роуз, - Лили встает и пытается коснуться моей руки, но я отдергиваю ее.

- Не касайся меня, - мне нужно это увидеть. Никто больше не говорит мне уменьшить звук, вероятно, боятся, что я могу убить их за это. Я чувствую себя готовой на убийство. Словно могу прикончить стадо детенышей гепарда и глазом не моргнуть.

Голос ведущего новостей доходит до невыносимого для ушей уровня. Но я не уменьшаю громкость. Пока что нет.

- Скотт ван Райт продал секс-видео компании Hot Fire Productions, заключив многомиллионную сделку. У нас пока что нет комментариев на этот счет от Коннора Кобальта или Роуз Кэллоуэй, но все выглядит так, будто сделка является законной по отношению ко всем четырем сторонам.

Моя челюсть отвисает. Это чертова ложь. Никаким образом, вашу мать, это чертовщина не может быть законной.

- В резюме фильма говорится, что это часовая сессия грубого секса, рекомендованная для просмотра лишь зрелой аудиторией.

Ясное дело.

Я увеличиваю громкость до предела.

- Что, черт возьми, ты делаешь? - спрашивает Рик, прикладывая руку к уху, чтобы приглушить шум. Лили – единственная, кто занимает мою сторону. Ее лицо перекошено от боли, и я вспоминаю, что она была на моем месте. В некотором роде. Но ее сексуальная жизнь никогда не распространялась по сети. Никто не видел этого онлайн.

Она просто была названа сексуально-зависимой, и все приняли это за чистую монету. Вот как все было. А это - явное, физическое доказательство наличия секса в моей жизни. Я больше не девственница.

- Возможно, ей нравится... ментальный перерыв... - говорит Дэйзи.

Я поворачиваюсь на каблуках, беря пульт в заложники. У меня еще остался кусочек достоинства. Я иду на кухню и открываю нижний ящик, пытаясь отыскать алкогольную заначку Бретта. Поскольку мы придерживаемся правила "никакого алкоголя" в таунхаусе, вся выпивка прячется в недоступных местах. Я становлюсь на колени и просовываю руки за посудомоечную машину, хватая бутылку Джека(бренд виски - прим. пер.).

- Серьезно, Роуз! - громко говорит Лили, пытаясь перекричать вой телевизора. - Ты в порядке?

Я подымаюсь на ноги, беру винный бокал в другом шкафчике и возвращаюсь в гостиную. Все наблюдают за тем, как я наливаю виски по самый краешек бокала, практически переливая через край.

- Роуз, не мне читать тебе нотации в такой реально сложный момент твоей жизни, - говорит Лорен, - но виски пьют не так. И, как эксперта по алкоголю, это меня оскорбляет.

Я бросаю на него внимательный злобный взгляд.

- Ты - не эксперт в алкоголе. Ты – алкоголик, - я ставлю бутылку Джека на журнальный столик и делаю огромный глоток. Виски обжигает мое горло, но я практически даже не вздрагиваю. Ощущения немеют от переполняющей меня злости.

- Что делает меня экспертом, - спорит Ло.

Я отмахиваюсь от него. Вот мой ответный ход в данный момент. Отмахнуться. Если бы я могла, как по волшебству отмахнуться от секс-видео.

Я делаю еще три глотка из своего винного бокала. Я так раздражена. Мое тело душит от ярости. Меня трясет, я охренеть как зла. Да, мне стыдно, что весь мир видел мои груди и вагину, те две части моего тела, которые я не показывала даже Коннору в течение целого года совместного проживания.

Да, я немного нервничаю, что весь мир посчитает меня тряпкой, увидев такой слащавой и покорной в постели.

Нет, я не стану плакать.

Я не пролью ни единой слезы из-за Скотта ван Райта. Он заслуживает от меня лишь матерных, мерзких слов. А не эмоций, которые я берегу для любимых людей.

- Что происходит? - спрашивает Коннор, его голос исходит со стороны лестницы. Чудно. Он слышал мои крики. Звуки громкого, омерзительного телевиденья.

И сейчас его взгляд устремлен на экран.

- Взгляни, сладкий, - говорю я, - у нас есть совместное секс-видео.

Все молчат, вероятно, гадая, утратит ли Коннор Кобальт свою невозмутимость, резко сменив его на все это дерьмо. Ему требуется меньше десяти секунд, чтобы отклеить свои ноги от пола - это на целую минуту меньше, чем потребовалось мне. Я ожидаю, что он схватит свой телефон. Чтобы повести себя ответственно, позвонить юристам и в центры антикризисного менеджмента.

Но вместо этого Коннор останавливается прямо передо мною. Его взгляд встречается с моим, словно проверяя мое душевнее равновесие. Я офигенно в порядке, хочется закричать мне в ответ. Но решаю лучше сделать еще один громадный глоток обжигающего виски.

Необузданное беспокойство искажает его черты лица. Я хочу объяснить, как зла, а не расстроена, но слова не приходят на ум. А затем Коннор смотрит на мой бокал. Ему лучше не забирать его у меня, будто я дитя. Если он выльет мой алкоголь в раковину...

Но тут Коннор выхватывает бокал из моей руки.

И прежде чем успеваю возразить, он прижимает кромку к своим губам. Я не издаю ни звука, наблюдая за тем, как он делает огромный глоток, что само по себе довольно нагло, но тем не менее, Коннор, как и я, гасит собственную ярость с помощью виски. Я улыбаюсь. Потому что мы справляемся одинаковым образом. Я говорю не об алкоголе, а о том, как выпрямляются наши плечи, как мы принимает случившееся, подобно гребаным чемпионам.

Коннор возвращает бокал в мои руки и говорит:

- Ce n’est pas la fin, - Это еще не конец.

Я киваю в знак согласия. Он крадет у меня пульт управления и спасает уши присутствующих, уменьшая громкость ТВ.

Мой телефон гудит в кармане. Но я даже не тружусь взглянуть, кто звонит. Просто сижу на подлокотнике дивана и смотрю телевизор.

- ...Принцессы Филли получили свою популярность благодаря девственности Роуз. Многие люди высказываются о правомерности шоу...

Коннор переключает канал.

- ...либо она солгала, либо потеряла девственность во время шоу. Заходите на наш сайт и голосуйте... - он еще раз сменяет станцию вещания.

Я злобно ору на плоский экран:

- Гребаный мир, тебе больше нечем заняться, как поговорить о моей девственности?! - я подхожу к телевизору, сжимая бокал в руке.

- Или отсутствии таковой, - добавляет Лорен.

Я игнорирую этот комментарий и поворачиваюсь к Коннору.

- Моя вагина превзошла по популярности даже национальные новости, - из меня вырывается маниакальный смех. - Как думаешь, что наши друзья из модели ООН сказали бы на это?

Коннор осматривает меня, будто ставит диагноз моей истерии.

Я игнорирую и это.

Спустя пару секунд, он проскальзывает мне за спину и обнимает за талию. Его губы прижимаются к моему плечу. И я откидываюсь ему на грудь. Это ощущается так знакомо и тепло, даже безопасно, а все это от знания, что кто-то здесь со мной - в моей команде.

Дэйзи закрывает свой ноутбук.

- Похоже, что большинство людей голосуют в опросах в твою пользу. Они считают, что ты не можешь быть лгуньей или лицемеркой. Не тогда, когда в самом начале шоу ты заявила - цитирую - "я всадила бы свой пятидюймовый каблук в глаз всем лживым мудакам и обманщикам."

Это было слишком уж драматично даже для меня. Но интервью довело мое раздражение до небывалых высот, так что я извергала все, приходящие на ум, угрозы. По типу жарки члена Скотта посредством солнечных лучей. Я бы очень хотела казнить этого парня, если бы подобное было возможно с точки зрения человечности.

Дзинь, дзинь, дзинь. Маленькие колокольчики снова дребезжат, извещая о прибытии Сэди. Она выглядит такой же одичалой, как чувствую себя я. И в ответ через меня проходит злобный, сумасшедший импульс. Я освобождаюсь от безопасных объятий Коннора.

- Роуз, - говорит он, в его тоне слышатся нотки беспокойства и предупреждения.

Но я не слушаю. Все еще с бокалом в руке я присаживаюсь перед полосатой кошкой. Она - враждебная сучка (как и я). Эта кошка однажды уже поцарапала мне руку. Шипела на меня. И клянусь вам, она описала мои Джимми Чу (премиальный бренд туфлей - прим. пер.), хоть, я и не могу этого доказать.

Но в этот момент я чувствую себя неукротимой, ничто не остановит меня от наступления. Ни медиа. Ни Скотт. Ни даже эта чертова кошка. Я протягиваю к ней руку.

- Не делай этого! - орет мне Лили, сидя на диване. - Ты можешь лишиться глаза.

Игнорируя сестру, я проскальзываю ладонью Сэди под живот и поднимаю ее одной рукой, второй по-прежнему сжимая ножку винного бокала. Я встаю и смотрю прямо кошке в глаза, они почти такого же цвета, как и мои. Я направляю всю свою ненависть в этот один смертельно сердитый взгляд.

Сэди шевелитс,я и Лили издает громкий вздох.

Но кошка не царапает меня. Нет.

Она начинает меня лизать. Ее шершавый маленький язычок проходится по моему подбородку, что больше походит на поведение щенка, а не кошки.

- Что за фигня? - шокировано говорит Рик.

Я пододвигаю кошку поближе к своему телу, и она начинает мурчать у моей груди.

- Мы подружились, - заявляю я очевидное и делаю еще один глоток виски.

- Или она думает, что у тебя выросли яйца, - вставляет Лорен.

- Они и так у меня всегда были, - говорю я обижено. Я поворачиваюсь к Коннору, его взгляд полон озабоченности и возможно даже страха. От этого мой желудок будто падает. Он видит меня сквозь все те барьеры, что я выстраиваю для собственной защиты.

Я в порядке, - пытаюсь сказать одними лишь глазами. Но не уверена, что мне это удается.

Телефон Лили громко звонит, лежа у нее на коленях.

- Черт, это папа, - она смотрит то на меня, то на Коннора. - Что вы хотите, чтобы я сделала?

Я не отвечаю ничего. Просто целую Сэди в голову, пока она продолжает тыкаться носом мне в ребра. Изменение ее стиля поведения по отношению ко мне придает немного силы.

Коннор выключает звук на ТВ и берет телефон у Лили, включая громкую связь.

- Грег, это Коннор, - его голос расслаблен даже при том, что тело и взгляд напряжены.

- Хорошо, потому что я пытался дозвониться вам с Роуз. Предполагаю, вы видели новости, - говорит он быстро, его злость скрывается под этой спешкой. - Я связался со своими юристами и с юристами Кобальт Инк. Мы просмотрели все контракты, что вы подписывали. Пока мы так и не пришли к четкой картине происходящего, мне нужно, чтобы ты вывез моих дочерей из того таунхауса. Больше никаких камер.

Перевод: Принцессы Филли закрыты.

Ура. Но вряд ли я могу праздновать отсутствие в моей жизни Скотта, тогда как это всего лишь результат, за который пришлось поплатиться моим именем и репутацией. И тут меня озаряет, как гром среди ясного неба - Кэллоуэй Кутюр. Все, над чем я так усердно работала, снова может пойти прахом. Секс-видео может погубить мою карьеру в сфере моды.

А это меня заботит. Очень.

Мой желудок сводит, будто сейчас стошнит. Думаю, меня может стошнить. Я прикладываю руки к животу, а Коннор опускает свою крепкую руку мне на плечо, сжимая его и тем самым убеждая, что он рядом и все наладится.

Я пытаюсь в это поверить.

- Мы упакуем свои вещи и уедем отсюда сегодня, - говорит Коннор моему отцу.

- Сообщите, когда доберетесь до Принстона. Если возле дома будет слишком много прессы, вам всем придется остановиться в нашем доме в Вилланове.

- Конечно, - говорит Коннор. - Вы знаете, где сейчас Скотт?

- Без понятия, но отец Лорена готов разорвать его на части. И если быть честным, я бы с радостью взглянул на это, - мой отец может быть и нежный, как цветочный лепесток, но Джонатан Хейл - еще та зараза. - Роуз рядом?

- Она слышит вас по громкой связи.

- Роуз, - говорит мой отец, его голос становится нежным. - Дорогая, сколько юристов просматривало контракт, прежде чем ты его подписала?

Все смотрят на меня, ожидая ответа. Я уже ощущаю их осуждение. Я глажу Сэди, которая снова мурлычет у меня на груди. Она - моя единственная союзница.

- Его читала только я, - отвечаю.

- Что за... блядство? - говорит Рик, его челюсть отвисает.

Лорен стонет, откидываясь на диване так, словно в него врезалась волна.

- Почему мы вообще тебе доверяли?

Коннор трет свои глаза и качает головой.

Лили похоже в ужасе.

Лицо Дэйзи просто замерло.

- Я посещала несколько классов по праву в Принстоне, - отвечаю я. - Я поняла каждую строку того договора.

У меня всегда была Ахилесова пята. Привычки. Чрезмерная гордыня. Я не могла выглядеть слабой перед Скоттом, так что решила все сделать самостоятельно. Мне не нужна была ничья помощь.

И если я неверно трактовала любой из пунктов этого документа, это обойдется мне втридорога. Мне и Коннору.

Мой отец испускает вздох недовольства.

- Это... все усложнит, Роуз. Я поговорю с тобой, когда юристы закончат изучение деталей контракта.

- Подожди, - говорю я. - Как мама восприняла это?

- На самом деле, ужасно. Она покрывает имя Скотта всеми известными бранными словами. Саманта сказала, что позвонит Коннору сегодня попозже и извинится, - в конце этого заявления в папином голосе слышна улыбка. Коннор тоже улыбается. Мамин драгоценный Скотт показал свое истинное лицо. Я рада, что моя мать возвращается в команду поддержки моего парня.

- Берегите себя. Все вы, - говорит мой отец.

На этом он кладет трубку. Он даже не стал упоминать о секс-видео, не стал отчитывать нас. Папа просто казался разочарованным моей оплошностью с привлечением юристов.

Коннор бросает на меня взгляд, служащий вместо выговора, и отдает телефон Лили.

- Я думал, ты брала с собой на встречу моего юриста, думал, что он прочел договор.

- А я думала, что сказала тебе, что не стану брать его с собою.

Коннор качает головой.

- Вероятно, ты сказала об этом кому-то другому, дорогая, - он снова забирает у меня винный бокал и делает огромный глоток виски.

- Что, черт возьми, ты делаешь? - спрашивает у Коннора Лорен. - Грег устроил мне двухчасовую лекцию о трезвости после нашего скандала, а в результате вашего скандала, он даже не стал упоминать о самой проблеме.

- Вообще-то, - говорит Коннор, - ты лгал Грегу и Саманте о ваших зависимостях. Эта же новость создает не на много больший диссонанс, чем обычное секс-видео... - его голос стихает на последних словах.

Мы все следуем в направлении его взгляда, чтобы увидеть, что же так привлекло внимание Коннора.

Это он.

Стоит возле лестницы, как ни в чем ни бывало.

Скотт ван Райт.

Комнату накрывает волной неловкого молчания. Мое тело вибрирует от гнева, и я осознаю, что слишком сильно сжимаю Сэди, когда в ответ она издает небольшое предупреждающее шипение.

Скотт проходится по всем нам взглядом, а затем его губы растягиваются в самодовольной усмешке.

- Я что-то пропустил?

Прежде чем могу ответить, Коннор встает и расслабленно идет к Скотту, лицо моего парня не выражает ни одной эмоции, его намерения невозможно предугадать. Я не могу даже спрогнозировать дальнейшие события, но все мы на грани, никто не движется и не издает даже звука. Я просто слушаю, как дорогие туфли Коннора стучат о твердую древесину пола, пока он не останавливается прямо перед Скоттом.

А затем он вытягивает руку, будто хочет обменяться с продюсером рукопожатиями.

- Мои поздравления, - говорит Коннор. - Ты перехитрил меня. Не многие могут это сделать. И я признаю... что никогда не предвидел подобного.

Его сдержанный голос пугает меня.

Скотт смотрит на его руки, а затем снова на лицо Коннора. Он пожимает плечами, словно думая "С чем черт ни шутит?", а потом сжимает ладонь Коннора.

Что это? Примирение...

Но тут Коннор со всей силы ударяет свободной рукой в челюсть Скотта. Тот отлетает к стене.

- Это от меня, - говорит Коннор, его голос пронизан злостью.

Скотт быстро приходит в себя и нападает в ответ.

Коннор уклоняется от нападения и бьет продюсера ногой, сильно, прямо в пенис. Скотт стонет от ужасной боли. Черт, да! Кричу я про себя. У меня в голове стреляют пушки с конфетти. Алли-гребаная-луя.

- А это от Роуз.

Скотт опускается на пол, корчась, его глаза слезятся. Он кривится и медленно пытается встать, упираясь для поддержки о стену.

Коннор не отступает, в нем нет ни доли опасения получить ответный удар.

Скотт давится кашлем, выглядя так, словно не жаждет даже малейшего повторения случившегося.

- ...Я бы очень хотел увидеть твое лицо, когда вы осознаете, что подписали.

- Ты видишь его сейчас, - говорит Коннор спокойно, не предоставляя Скотту еще большего удовольствия. И за это я люблю его. - Я уверен, что у тебя есть все права на весь отснятый материал, что автоматически дает тебе разрешение продавать секс-видео на порно сайт, без нашего на то согласия или подписей. Передо мной нет контракта, но уверен, что там есть некая обманчивая формулировка насчет съемок в спальнях.

- Я прочла этот пункт верно. Я знаю это, - говорю я. Там было условие о спальнях... правда ведь?

Скотт немного горбится, все еще восстанавливаясь после удара по яйцам.

- В контракте говориться, что мы не имеем права транслировать видео из спален на телевидении. Мы и не делали этого. Но в контракте нет пункта о том, что в спальне запрещена съемка. Или о том, что любое видео из спальни или ванной не может быть использовано для создания фильма и интернет-контента. Просто не транслировать по ТВ.

Омойбог. Я делала минет Коннору в ванной.

Скотт неистово смеется, видя как искажается от ужаса мое лицо. У него есть... столько видео с нами. Я вспоминаю каждый раз, как мы занимались сексом. Он снял все это. Несколько часов нашего секса.

Лили и Лорен...

Скотт должно быть читает мой взгляд, направленный на сестру.

- Лили почти всегда находилась в комнате, - говорит Скотт, - так что мы не смогли установить там камеры.

Верно. Им пришлось переустанавливать камеры, потому что я заставила Коннора и Лорена убрать их из спален и ванной, когда мы только въехали.

Я смотрю на Рика.

- Я не трахался в этом доме, - говорит он.

Смотрю на Дэйзи. И ее лицо бледнеет.

Коннор облегчает ее беспокойства.

- Незаконно снимать несовершеннолетних в порнографических ситуациях, - он смотрит на Скотта.

Мы поймали его.

Скотт отправиться в тюрьму.

- А мы и не снимали, - говорит Скотт. - Вся та запись была уничтожена.

Да, чтоб ты сдох! Я опускаю Сэди на пол, собираясь хорошенечко всадить свой каблук Скотту в зад. Но Рик встает рядом и удерживает меня, опуская две свои руки мне на плечи. Мне требуется мгновение, чтобы осознать, что Коннор смотрит на Рика, отдавая ему команду удерживать меня, посредством зрительного контакта.

- Ты отвратителен! - кричу я Скотту громким пронзительным голосом.

Скотт остается спокоен. Здесь волнуюсь только я. Как такое возможно? Он сбросил бомбу на мою жизнь. Я хочу, чтобы все были столь же злыми, как и я.

Но осознаю, что когда я злюсь, практически не остается места для аналогичной реакции еще кого-то. Я словно ураган. Тайфун, разрушающий все на своем пути.

Ага, драматично.

Но это просто то, что я, черт побери, чувствую.

Убирайтесь с моего пути. Или я отправлю вас на дно.

- Текстовые сообщения от Джулиана? - спрашивает Коннор Скотта.

- Подделка. Бретт взял телефон Джулиана посреди ночи и написал Рику.

Этот толстый мудачила. Я знала, что он не на нашей стороне.

- Лили и Ло в уборной и аудио с хлюпающими звуками?

- Отредактировано. Мы загрузили его на камеру, которую вы должны были найти.

Вот же ж сукин сын...

- Алкоголь в шкафу Ло?

- Подброшен. Саванна и Бен оставили бутылки там, пока Лили спала. Предполагалось, что они и камеру установят, но им не хватило времени.

...Саванна и Бен. Ненавижу их всех. Где же лояльность?

Рик убирает от меня руки и направляется к Скотту.

Лорен не делает ничего. Он просто что-то нашептывает Лили на ухо, и она кивает в ответ.

- Ты попадешь за это в сущий ад! - говорит Рик, в его глазах мерцает тьма.

Коннор отталкивает его назад, как только Рик приближается достаточно близко. А затем мой парень поворачивается к Скотту.

- Я позволю Рику добраться до тебя, если ты сейчас же не покинешь этот дом. И поверь, его кулаки принесут тебе пиздец насколько больше боли, чем мои. Так что забирай то, что твое и сваливай.

Скотт выпрямляется, пытаясь сохранить оставшееся достоинство. Но он получил миллионы долларов за многочисленные секс-видео с нашим участием. Он может продавать их больше, чем один раз.

Ему хватит на всю жизнь.

Он выиграл.

Мы проиграли. Как так получилось, что мы проиграли?

Ох, да, высокомерие.

Я - греческая трагедия. Или Шекспировская комедия - которая закончится свадьбой после всего этого.

Когда двери за ним закрываются, атмосфера в комнате напряжена, и лишь ошейник Сэди нарушает тишину своим дзиньканьем, пока кошка трется о ногу Коннора.

- Итак... - Лорен переводит взгляд от Коннора ко мне и обратно, - ...получится целая коллекция с вашим видео на продажу?

- Скорее всего, - говорит Коннор. И каждый десятицентовик пойдет Скотту и порно сайтам. Да, чтоб меня.

Коннор подходит ко мне и целует в висок. Мы ничего не можем поделать. Так или иначе, нам придется иметь с этим дело. И пока Коннор рядом, думаю, я смогу.

Я хлопаю руками, просто чтобы развеять царящее напряжение.

- Все, идем паковать вещи. Мы уезжаем, вы слышали папу.

Я представляю свой дом с воротами, огромной кухней и самое главное - отдельными ванными. Дорогой Господь, у меня уже слюнки текут, так хочу приятный горячий душ наедине, без угрозы быть снятой.

Я смотрю на Коннора, убирающего мои волосы с плеч. Возможно, он тоже ко мне присоединится.

Дэйзи переминается с ноги на ногу.

- Думаю, я вернусь к маме.

Мой желудок снова падает. Ей семнадцать. Я не могу ничего поделать, как бы сильно того не хотела. Но тут мой взгляд натыкается на Рика, еще одного человека, который останется в Филли. Это странно. Мы были все вместе в одном доме так долго, что от этой разрозненности нашего распорядка и жизней становится странно. Словно кусочки головоломки выпадают из своих мест.

Мы стали чем-то вроде семьи.

Неблагополучная, ебнутая семейка. Трудно отпустить это все.

Но порядок вещей опять меняется. Реалити-шоу помогло Кэллоуэй Кутюр, но в один момент это секс-видео смогло разрушить все, что я принесла в жертву.

Рано или поздно мне придется столкнуться с мнением общественности, и для этого потребуется больше смелости чем для того, чтобы размахивать бокалом с виски перед экраном телевизора.

Меня могут осудить и возненавидеть, как было с Лили.

Я уже слышу критику. Но я не падаю духом. Я так зла.

Вы еще ответите, ублюдки. Только попытайтесь навредить мне. Потому что я вам не позволю.

Вы выиграли право увидеть мое тело, но не заберете у меня гордость.

Ее так много, что все равно не удастся уничтожить всю.


 

 

ГЛАВА 49

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 280. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.125 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7