Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Поездка в Калькутту




Бапуджи очень хотелось узнать, как жил Дададжи до того, как стать аскетом. Однажды он попросил:

- Гурудэв, расскажите мне, пожалуйста, о своей жизни в миру.

- Сынок, не пристало спрашивать о прошлом аскета – он не имеет никакого отношения к своему прошлому. Если человек покидает свой дом, оставляет мирские дела и отказывается от всего, зачем ему вспоминать о прошлом?

С тех пор Бапуджи больше не возвращался к этой теме.

Однажды в ашрам посмотреть на Дададжи пришел неизвестный бенгалец[40]. После знакомства с Бапуджи он испросил аудиенции Дададжи. Дададжи можно было увидеть когда угодно с порога комнаты. Но встречи требовали разрешения и назначались заранее, либо утром между десятью и одиннадцатью, либо днем между тремя и четырьмя. Бенгалец, не знакомый с этим распорядком, пришел в самом начале двенадцатого.

- Подождите здесь, - сказал ему Бапуджи, - я посмотрю, приступил ли Гуруджи к медитации. Если он уже медитирует, Вы сможете только посмотреть на него издали, а войти к нему будет нельзя.

С порога Бапуджи увидел, что Дададжи еще не начал медитировать. Дададжи заметил, что Бапуджи заглядывает в дверь, и окликнул его:

- Свами, из Калькутты приехал Хиренбабу, приведи его сюда.

Получив это указание, Бапуджи тут же вернулся к бенгальцу. Но он не помнил, чтобы тот называл свое имя, и на всякий случай спросил:

- Вас зовут Хиренбабу?

Бенгалец пришел в изумление:

- да. Но откуда Вы узнали мое имя?

- Гуруджи сам сказал, что приехал Хиренбабу из Калькутты. Он попросил меня привести Вас к нему. Пойдемте со мной.

После этих слов бенгальцу не терпелось увидеться с Дададжи. Обычно все, кроме близких друзей, называли его Хирендранатх. Он был удивлен и гадал, кто же такой этот Махатма. Может, кто-то из его знакомых? Хиренбабу последовал за Бапуджи в комнату Дададжи. Подойдя к Дададжи, Бапуджи поклонился. Когда Хиренбабу тоже склонился в поклоне, Дададжи улыбнулся и жестом пригласил его сесть напротив. Затем он заговорил с гостем на его родном бенгальском языке:

- Здравствуй, Хирен! Как твои дела? Когда ты приехал?

Хиренбабу не сразу узнал Дададжи. Какое-то время он пристально смотрел на него, но внезапно на его лице изобразилось радостное удивление, и он воскликнул:

- О, Банкимбабу! Так это ты? А я-то думал, что пришел посмотреть на какого-то неизвестного святого. Мы не виделись с тобой с тех пор, как ты стал аскетом много лет назад. Я думал, что уже никогда с тобой не встречусь! Как же я рад снова видеть тебя после стольких лет!

Хиренбабу говорил с Дададжи на бенгальском. Языки гуджарати и бенгали очень похожи, и Бапуджи понимал смысл слов и чувства говорящих. Дададжи расспрашивал о мирских делах Хиренбабу. Хиренбабу как старый знакомый отвечал довольно подробно:

- У жены и детей все хорошо. Оба сына крепко стоят на ногах. Дочку, ровесницу твоей дочери Камлеш, пора выдавать замуж. Я приехал в Бомбей, чтобы познакомиться с потенциальным женихом из живущей здесь бенгальской семьи. Я собираюсь вернуться в Калькутту через два-три дня. Я сообщу вести о тебе Ашадэви и Камлеш. Если хочешь что-нибудь им передать, скажи мне.

Дададжи не ответил. Его лицо светилось радостью от встречи с Хиренбабу. Потом он повернулся к Бапуджи и сказал:

- Свами, Хиренбабу – мой друг юности. Позаботься о нем как следует.

Так он дал знать, что встреча окончена. Бапуджи и Хиренбабу снова поклонились и вышли.

Бапуджи был очень доволен, ведь теперь у него появился ключ к прежней жизни Дададжи. Он распорядился принести кофе и присел поболтать с Хиренбабу.

- Хиренбабу, ты хорошо знал Дададжи. Тебе известна его жизнь в миру до того, как он стал аскетом. Ты знаешь его семью. Если ты не против, расскажи мне, пожалуйста, о его жизни и вашей дружбе.

Хиренбабу ответил быстро и с готовностью:

- Конечно! Какие тут могут быть возражения? Мирское имя твоего Гуруджи – Банкимчандра. Мы вместе учились в школе и колледже и были близкими друзьями. Он женился на Ашадэви, и у него родилась дочь, которую назвали Камлеш. Сейчас обе они живут в своем фамильном доме в Калькутте. Моя семья по-прежнему тесно общается с ними. После того, как Банкимбабу стал аскетом (санньясином), мы не получали о нем никаких вестей. Сегодня, после стольких лет, я неожиданно нашел его здесь.

- Ты дашь мне адрес жены и дочери Гуруджи? – спросил Бапуджи.

- Для чего?

- Я отправлюсь в Калькутту, найду их и привезу к Гуруджи.

- Когда ты собираешься ехать в Калькутту?

- Если ты дашь мне адрес сегодня, я поеду завтра же, без всяких проволочек.

- Ты когда-нибудь бывал в Калькутте? Ты знаешь этот город?

- Нет, но если у меня будет адрес, я их найду.

- Послушай, - ответил Хиренбабу, - через два дня я возвращаюсь в Калькутту. Если хочешь, можешь поехать вместе со мной. Я отведу тебя прямо к Ашадэви, чтобы тебе не пришлось плутать, разыскивая ее.

- Я принимаю твое предложение. Скажи, пожалуйста, когда именно ты возвращаешься в Калькутту?

Хиренбабу назвал число и время отправления своего поезда и добавил:

- Вот адрес дома, в котором я гощу. Приходи туда примерно за час до отправления поезда, и мы вместе пойдем на вокзал.

Бапуджи все записал.

Хотя Бапуджи уже договорился поехать в Калькутту, он не знал, как получить разрешение Гуруджи. Дададжи не хотел говорить с ним о своей мирской жизни, поэтому Бапуджи подумал, что Дададжи ему откажет, если он скажет правду. С другой стороны, он не хотел уезжать без разрешения. Он ломал голову над тем, какую придумать историю, чтобы отлучиться из ашрама на несколько дней.

В тот же день, встретившись с Дададжи, Бапуджи сказал:

- Гуруджи, я хочу поехать в Дабхои на три-четыре дня, чтобы выполнить кое-какую важную работу. Я поеду, если Вы разрешите.

Поездка в Дабхои была всего лишь предлогом. На самом деле Бапуджи собирался привести жену и дочь Дададжи из Калькутты и потрясти Дададжи своим поступком. Поэтому он не сказал правды, но у него не было прямого намерения лгать.

Дададжи с готовностью дал ему свое разрешение и сказал:

- Хорошо, поезжай. Но возвращайся поскорее.

Получив разрешение Дададжи, Бапуджи принялся готовиться к отъезду. Но у него не было денег. В тот день, когда он пришел в ашрам, он потратил свою последнюю рупию с четвертью на гирлянду цветов для Дададжи. Поэтому он обратился за помощью к главным духовным братьям, и они с готовностью оказали ее. Так он получил необходимую сумму. В назначенный день и час Бапуджи отправился встретить Хиренбабу в доме, находившемся неподалеку от ашрама, где тот гостил. Хиренбабу уже поджидал его. Они отправились на вокзал, и путешествие в Калькутту началось.

Во время поездки на поезде Бапуджи узнал от Хиренбабу еще некоторые подробности о светской жизни Дададжи, или Банкимбабу. Отец Дададжи был агентом по недвижимости. Он владел крупной фирмой и был человеком состоятельным. Хиренбабу и Банкимбабу вместе учились и получили степень бакалавра экономики. После окончания учебы Хиренбабу открыл свое дело, а Банкимбабу начал работать в фирме своего отца. В двадцать пять лет Банкимбабу женился на Ашадэви. Мать Банкимбабу умерла через год после его свадьбы. Еще через два года умер отец. Теперь все заботы по управлению фирмой полностью легли на плечи Банкимбабу. Он получил хороший опыт под руководством отца, и дела фирмы продолжали идти как по маслу. К этому времени Банкимбабу и Ашадэви остались единственными членами семьи.

Спустя семнадцать лет после свадьбы у них родился первый ребенок. Девочку назвали Камлеш. Но к этому времени Банкимбабу полностью отстранился от мирской жизни и отказался от семейной жизни еще до рождения дочери. Позднее Хиренбабу и Ашадэви узнали о его посвящении в аскезу, но не имели никаких сведений о том, где он живет. Лишь через много лет Хиренбабу нашел его, совершенно случайно, здесь, в Бомбее.

Бапуджи и Хиренбабу добрались до Калькутты и отправились прямо к Ашадэви. Она жила в большом старомодном доме, который явно свидетельствовал о достатке семьи. Привратник узнал Хиренбабу и провел их в гостиную. Как только они устроились, он пошел позвать Ашадэви. На стене перед собой Бапуджи заметил картину маслом - портрет Дададжи в те времена, когда он еще не был аскетом. вид самого дома и обстановки убедил Бапуджи, что Дададжи был богат.

Вскоре пришла Ашадэви и, ласково улыбаясь, тепло поприветствовала гостей. Хиренбабу коротко рассказал о своей поездке в Бомбей и о встрече с Банкимбабу. Затем он представил Бапуджи:

- Это Свами, ученик Банкимбабу. Он живет в ашраме и служит ему. Я привез его с собой, чтобы он забрал вас в Бомбей повидаться с Банкимбабу.

После восемнадцати лет неведения Ашадэви была вне себя от радости, получив известия о муже. Ее восторг не поддается описанию. Любовь Ашадэви к Банкимбабу не угасла. Она с уважением относилась к его решению вести духовную жизнь и стать аскетом. Ее любовь к нему в этих пределах была допустима.

Ашадэви напоила гостей чаем. Все вместе они строили планы о поездке в Бомбей. Бапуджи хотел вернуться на следующем же поезде, но Ашадэви принялась уговаривать его остаться:

- Свами, ты пришел к нам в дом, ты должен погостить у нас хотя бы один день.

Наконец было решено, что они поедут в Бомбей ночным поездом. Когда обо всем договорились, Хиренбабу ушел домой.

Вскоре из колледжа вернулась Камлеш. Ашадэви все ей рассказала и познакомила с Бапуджи:

- Это твой брат, его зовут Свами.

Ашадэви объяснила, что, став учеником ее отца-аскета, он стал ей братом. Камлеш была простой и милой девушкой. Она ответила:

- Я буду относиться к Свами, как к брату, хотя он и не родственник мне по крови.

Камлеш никогда не видела своего отца, и когда узнала, что они поедут к нему в Бомбей, радость ее не имела границ. Ашадэви сказала Камлеш:

- А теперь позаботься о своем брате. Он, должно быть, устал с дороги. Проводи его в комнату для гостей и приготовь ему ванну. А я пока займусь обедом.

Камлеш с готовностью сделала для Бапуджи все необходимое. Приняв ванну, Бапуджи немного отдохнул. Когда еда была готова, они втроем сели за стол. Позднее, вспоминая эту трапезу, Бапуджи говорил:

- Матаджи[41] приготовила множество изысканных кушаний и сладостей. Вместе с сестрой они угощали меня с таким радушием и любовью, что я съел в два раза больше, чем мог. В присутствии таких заботливых матери и сестры я совершенно позабыл о своем бедном животе. Это была одна из самых памятных трапез в моей жизни.

Бапуджи все еще испытывал усталость, к тому же он объелся. Посидев еще немного в гостиной, он пошел к себе в комнату и тут же крепко уснул.

Бапуджи проснулся через два часа глубокого сна. Камлеш принесла ему чашку чая и сладостей. Бапуджи был не в состоянии съесть еще хоть что-нибудь. Он отказался, но Камлеш настаивала:

- Брат, у нас не будет больше возможности угостить тебя. Так что тебе придется согласиться без всяких возражений.

Матушка Ашадэви присоединилась к уговорам и поддержала Камлеш. Бапуджи пришлось подчиниться!

К вечеру Матаджи приготовила все необходимое для путешествия. Той же ночью она и Камлеш уехали в Бомбей вместе с Бапуджи. День, проведенный Бапуджи в прежнем доме Дададжи, стал для него очень памятным событием, полным любви и радости.

Во время путешествия они вдоволь наговорились о Дададжи. Камлеш в особенности задавала много вопросов. Она много фантазировала о своем отце, и ей не терпелось с ним познакомиться. В ответ на этот шквал вопросов Бапуджи рассказал ей о чудотворных силах Дададжи. От этих рассказов нетерпение Камлеш достигло предела. После долгого путешествия они добрались наконец до ашрама Дададжи.

Для начала Бапуджи проводил Матаджи с сестрой к себе в комнату и помог им удобно устроиться. Затем он один отправился к Дададжи. Его сердце было наполнено радостным предвкушением. Он рассчитывал удивить Дададжи известием о приезде Матаджи и Сестры. Бапуджи поклонился Дададжи и только собрался сообщить ему свои новости, как Дададжи сказал:

- Свами, так ты был в Дабхои или в Калькутте? Почему ты поехал в Калькутту вместо Дабхои? И раз уж ты привез своих Матаджи и Сестру с собой, почему ты оставил их в своей комнате?

Воодушевление Бапуджи как рукой сняло. Ему было очень стыдно, что он солгал. В итоге удивлен оказался он сам.

Бапуджи тут же попросил прощения:

- Гуруджи, простите меня, пожалуйста. Я солгал, но лишь из любви. Я хотел привести Матушку и Сестру повидаться с Вами. Я собирался сказать Вам правду после своего возвращения. Я боялся, что Вы можете не разрешить мне поехать в Калькутту, и поэтому сказал, что собираюсь в Дабхои.

Дададжи все знал. Возможно, именно по его тайному вдохновению Бапуджи решил поехать в Калькутту и привести с собой Матаджи и Сестру!

Выслушав чистосердечное признание Бапуджи, Дададжи ласково взял его за ухо и сказал:

- Дуралей! – он легонько ударил Бапуджи по голове и добавил: - Ступай и приведи их сюда.

Бапуджи увидел радостное выражение на лице Дададжи и сразу же понял, что Дададжи рад и не сердится. Казалось, Дададжи в тайне дал свое согласие на все, что он сделал. Это одобрение очень его обрадовало. Он бросился к себе в комнату и привел Матаджи и Камлеш к Дададжи.

Матаджи встретилась с мужем после восемнадцати лет разлуки. Камлеш видела отца впервые жизни. Словами не передать эмоции, которые они испытывали. Окружавший их воздух не мог сдержать вибраций столь свободно струящихся чувств. В уголках их глаз показались слезы радости. Камлеш склонила голову к ногам Дададжи и разразилась неудержимыми рыданиями. Через некоторое время она вновь обрела самообладание и села перед ним. Дададжи расспрашивал о них обеих. Они поговорили об образовании Камлеш. Минут через десять Дададжи сказал Бапуджи:

- Раз уж твои матушка и сестра приехали, пусть погостят немного. Устрой их как следует.

Слова Дададжи подразумевали, что встреча окончена, и Бапуджи, Матаджи и Камлеш вернулись в комнату Бапуджи. Для Матаджи и Камлеш отвели отдельную комнату, и они с радостью поселились в ней. Бапуджи словно обрел в ашраме семью. Еще в Калькутте они стали очень близки. Матаджи любила его, как родного сына, а для Камлеш он стал настоящим братом. Все трое проводили дни в счастье и приятных беседах. Их связали друг с другом сильные чувства.

Обычно Бапуджи приходил повидаться с Дададжи вместе с Матаджи и Камлеш. Матаджи и Камлеш разрешалось видеться с Дададжи вместе с остальными преданными, и они могли свободно посещать его духовные лекции. Но никаких особых привилегий они не получили.

Однажды Бапуджи пришел к Дададжи один. Увидев, что с ним никого нет, Дададжи спросил:

- Почему ты сегодня один?

- Матаджи нездоровится, и Камлеш ухаживает за ней.

Дададжи немного подумал и сказал:

- Свами, когда твои матушка и сестра погостят здесь месяц с четвертью, отвези их обратно в Калькутту.

- Гуруджи, почему так скоро? После стольких лет они снова могут быть с Вами. Позвольте им остаться подольше! Какой вред от того, что они останутся подольше?

- Я говорю тебе это, как следует все обдумав. Не привязывайся к ним слишком сильно, или в будущем будешь плакать.

-Почему я буду плакать?

- Ты поймешь тогда, когда будешь плакать, не сейчас.

- Да будет так. С будущими неприятностями я разберусь в будущем.

Когда условленное время прошло, Дададжи снова напомнил Бапуджи о своих словах. Бапуджи, Матаджи и Камлеш было больно, но им не оставалось ничего, как только подчиниться желанию Дададжи.

Во время возвращения в Калькутту Бапуджи был печален. Там он оставил их. Первые несколько дней после возвращения в ашрам он чувствовал себя неспокойно и одиноко, но постепенно снова втянулся в привычное служение Дададжи. Часто он скрашивал свое одиночество письмами к Матаджи и Камлеш.

Дададжи был освобожденным махатмой очень высокого уровня. Пребывание в ашраме Матаджи и Сестры никак не повлияло на его святость и благочестие. Его уравновешенность была безукоризненна. Обычно никто не мог испытывать к нему земную любовь. Матаджи и Сестра тоже отказались от светских ролей жены и дочери и смотрели на него скорее как духовные ученицы.

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 251. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия