Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ





О изменчивый мир! Он давно мне в тягость, и все же Решиться я не могу. Как? Отказаться от мира, В котором дети живут?

Идзуми Сикибу,

японская поэтесса (976—1034)

Телефонное консультирование современных детей и подростков сталкивается с широким спектром психо­логических и социальных проблем, характеризующих современное противоречивое и охваченное повседневными изменениями общество. Консультанты служб «Молодежный Телефон Доверия» или разнообразных «Детских линий» сегодня имеют уникальную возмож­ность слушать представителей поколения XXI века, по­коления, которое обладает своими отличительными чертами и особенностями.

Прежде всего, это поколение является не только пассивным свидетелем, но и активным участником, по крайней мере, четырех революционных социальных сдвигов: (а) предоставления равных возможностей развития всем, невзирая на различия пола (гендерная революция), (б) радикальных изменений в системе об­разования, которая становится более гибкой и диффе­ренцированной, (в) феномена «глобализации», когда значимое событие, происходящее в самом отдаленном месте земного шара, имеет повсеместный отклик или неожиданное влияние на жизнь других стран мира, (г) информационной революции, связанной с глобаль­ным развитием сетей интерактивной коммуникации.

Явления молодежной субкультуры, подобные «панкам» и «яппи», несомненно, также обладают определенным значением в контексте ее понимания, но в долговремен­ной перспективе они вряд ли могут оказать серьезное влияние, подобное сдвигам, обозначенным выше.

Можно выделить несколько основных черт, прису­щих современным детям и подросткам. Они являются:

• поколением, обладающим международно при­знанными правами, о которых заявлено в Декларации прав ребенка, принятой ООН и одобренной большин­ством стран — членов ООН. Ее основным элементом яв­ляется признание того, что ребенок обладает всеми гу­манитарными правами, присущей ему уникальностью и целостностью в качестве человеческого существа, имеет свои особые нужды и потребности, а также впра­ве рассчитывать на заботу, поддержку и защиту. Совре­менная молодежь не только пользуется полученными правами, но и активно участвует в их реализации;

договаривающимся поколением, которое растет в семьях, изменяющих преимущественный стиль воспитания с авторитарного на конвенциональный, и дети принимают непосредственное участие в социализации, обладают равными правами в семье;

• институционализированным поколением, жизнь которого в гораздо большей мере подчинена органи­зованной деятельности (в учреждениях) с широким вовлечением профессионалов в дифференцированное обучение и воспитание;

• поколением личностей, для которого приоритет­ными становятся не социальные ожидания или давле­ние, все менее ригидные, а индивидуальные решения;

• поколением, обладающим множественным выбо­ром карьеры и сталкивающимся с большей гибкостью будущей профессиональной направленности;

• поколением, на которое работает сфера потреб­ления: дети и молодежь являются весьма важными по­требителями многих товаров широкого спроса;

• поколением средств массовой информации: сегод­ня немалая их часть обслуживает интересы, потребнос­ти и увлечения молодых людей.

В довольно стройных рядах подрастающего поколе­ния присутствует изрядная толика тех, кого называют «чужаками», «аутсайдерами», «изгоями» или «козлами отпущения». Они составляют разнообразные группы риска среди молодежи. В силу неблагоприятных соци­альных условий, семейной дисгармонии или негатив­ных последствий индивидуально-личностных кризисов, их представители обнаруживают нарушения поведения, эмоциональные проблемы, испытывают сложности в общении, демонстрируют слабость эго или его преиму­щественно нарцистическую направленность, становясь жертвами жестокого обращения со стороны окружаю­щих, «детьми улиц», осваивают делинквентные стерео­типы, побеги, бродяжничество или оказываются в за­висимости от алкоголя, наркотиков или деструктивных культов. По жизни их ведут родители, предлагающие своим детям различные дисгармоничные формы семей­ного воспитания (гипер- или гипоопеку, эмоциональ­ное отвержение, жестокое обращение и т.д.), лишающие их, как сказал бы Герман Гессе, «сказочной муд­рости детства» — важного приобретения этого периода жизненного цикла, оставляют их равнодушными к тра­дициям прошлых поколений, лишая молодежь истори­ческой перспективы, утрачивают авторитет в качестве фигур воспитания или переживают серьезные трудно­сти в формировании, поддержании и сохранении эм-патических отношений с детьми.

Потенциальным клиентом служб телефонной помо­щи может стать любой молодой человек, интересую­щийся информацией, обеспокоенный ситуацией, скла­дывающейся в личной жизни, или происходящими в обществе событиями. Однако основными абонентами детских линий помощи являются как представители разнообразных молодежных групп риска, нуждающих­ся в силу испытываемых проблем в эмоциональной поддержке, заботе и поощрении потенциальных креа­тивных возможностей, так и их родители, которым дополнительно необходимо тематическое психологичес­кое консультирование. Фокусной группой для телефон­ного консультирования являются собеседники, пережи­вающие психический кризис. Практика работы детских линий показывает, что довольно много обращений со­ставляют так называемые «телефонные граффити» или «приколы», представляющие собой своего рода визит­ные карточки особой подростковой субкультуры.

В качестве абонентов служб телефонной помощи дети и подростки обладают теми же правами, что и взрослые. Им оказывается по силам внести в процесс консульти­рования свое уникальное видение актуальной проблем­ной ситуации. Без их непосредственного участия ни в коем случае нельзя решить, какой выход из нее является Для них лучшим или наиболее желательным. На практи­ке, однако, существует, по крайней мере, 4 исходных точ­ки зрения консультанта на абонента детской линии.

1. Одни рассматривают абонента детской линии как человека, которому присуща компетентность той или иной степени в разрешении сложных жизненных си­туаций, и поэтому предлагают в ходе консультирования конвенциональный, аналитический, партнерский подход к совладанию с проблемой.

5. Другие, напротив, подобно Джону Локку, счита­ют его tabula rasa («чистой доской» — лат.) и в силу это­го занимают позицию Учителя в его жизни.

6. Третьи слышат, прежде всего, абонента, обреме­ненного непосильными тяготами и, естественно, оп­ределяют (намеренно или бессознательно) свою пози­цию как родительскую.

7. Остальные готовы видеть в собеседнике по преиму­ществу существо чрезмерно любознательное (нередко этим любопытством вызывающее серьезные сомнения
в собственном, десятилетиями создаваемом своде зна­ний и представлений о мире и человеке) или склон­ное к экспериментированию (нередко представляюще­муся несерьезным, необдуманным или рискованным).

Использование активного слушания не только спо­собствует изменениям эмоционального состояния, но и стимулирует развитие эго-идентичности, самооценки и уверенности в собственных силах молодых собеседников. Консультанту следует помнить, что решение, вытекаю­щее из результатов совместной работы, касается конк­ретного абонента и его жизни. Помимо проработки ак­туальной проблемной ситуации стоит определить его психологическую готовность к совладанию с события­ми ближайшего будущего. В самом общем виде прора­ботка состоит в уточнении того, каковы его знания о природе человеческих отношений (совместной жизни со значимыми людьми, возможностях налаживания про­дуктивного сотрудничества, приемлемых нормах пове­дения или ценностях), определении, существуют ли у него своего рода навигационные приборы, то есть спо­собность ориентироваться в океане разнородной, неред­ко захлестывающей с головой информации и отделять «зерна от плевел» (на психологическом языке — селек­тировать качество жизни и ее отдельных проявлений). Приходится уделять внимание особенностям отношений между поколениями, которые различны в различных со­циальных общностях: существуют постфигуративные культуры, где взрослые являются доминирующими аген­тами обучения и опыта для детей; кофигуративные куль­туры, где дети и взрослые учатся на опыте представите­лей своих поколений; и префигуративные культуры, где взрослые перенимают опыт у подрастающего поколения. Общеизвестно, что эти отношения могут давать поло­жительный (или отрицательный) опыт, вести к повы­шению (или снижению) самооценки, самоуважения, доверия и творческой активности.

Феноменология проблем, с которыми обращаются абоненты детских линий (из которых большинство — девочки, соотношение Ж:М=4:1) весьма разнообразна.

Среди доминирующих следует выделить: (а) хулиган­ство (bullying), когда ребенок рассказывает о пережива­ниях, связанных с фактами словесных оскорблений, уг­роз физического насилия, запугиваний, вымогательства, издевательского отношения (если ребенка обзывают или дразнят), краж или ограблений со стороны сверстников или более старших в школе или на улице; (б) взаимоот­ношения в семье, преимущественно конфликты поколе­ний; (в) физическое насилие; (г) беспокойство о других — переживания опасений или тревоги по поводу значимых людей, например их отсутствия; (д) сексуальное насилие; (е) беременность; (ж) беседы о фактах повседневной жизни, в частности развлечениях, досуге, в том числе и так называемые «приколы» примитивно-развлекательно­го характера.

Абонентов также беспокоят взаимоотношения с дру­зьями и любимыми, вопросы сексуальности, разводы родителей, различные школьные проблемы, побеги, переживания горя, депрессии и других проблем пси­хического здоровья. Редкими являются обращения в связи с бездомностью, злоупотреблением наркотиками, суицидальными тенденциями и самоповреждениями, одиночеством, СПИДом и др.

Большая часть из отмеченных проблем вызывает у де­тей и подростков кризисные состояния. Проблемы воз­никают при психологически трудных или непереносимых (критических) ситуациях и проявляются в форме преходящих состояний психического напряжения, замкнутос­ти, агрессивности, пассивности или эмоциональных рас­стройств. Критическую ситуацию у детей и подростков может обусловить фрустрация или конфликт.

Фрустрация, как известно, заключается в сильной мо­тивации достичь цели, удовлетворив потребность, и на­личии преграды, препятствующей этому. Фрустрационные барьеры могут быть физическими (детский сад, школа-интернат), биологическими (длительная болезнь, инва­лидность), психическими (страх, недостаток компетент­ности) или социокультурными (родительские правила, запреты учителей). Фрустрация порождает соответствую­щие формы поведения в виде бесцельного и хаотическо­го двигательного возбуждения, агрессии, апатии, стерео­типии — слепого повторения форм фиксированного по­ведения, регрессии — возвращения к ранним моделям поведения. Такое поведение лишено ориентации на ис­ходную цель, но не является совершенно бессмысленным. Дети дошкольного возраста, прежде всего, страдают из-за утраты безопасности в семье, беззащитности или от­рыва от родителей. Позднее возникают переживания не­удач в учебе при неспособности освоить школьные на­выки, нарушения отношений со сверстниками или угроза здоровью. Степень фрустрации может преувеличиваться детьми и подростками из-за эгоцентрических установок.

Конфликт возникает в условиях столкновения двух или более различных мотивов, целей или ценностей, касающихся нескольких важных сторон жизни челове­ка. Предполагается, что конфликт становится возмож­ным при наличии у субъекта определенной системы ценностей и способности испытывать чувство вины, что является характерным для подросткового возраста. Кри­зисные состояния подростков обусловлены ролевой спутанностью, «негативной» идентичностью, разочаро­ванием в дружбе, влюбленности или переживаниями, связанными с унижением человеческого достоинства.

Специализированные линии помощи детям по теле­фону возникли сравнительно недавно. В 1982 г. в США появилась служба «Телефонный Друг» (Phone Friend) при

одном из колледжей в штате Пенсильвания, функциони­ровавшая по нескольку часов в день в будние дни для помощи школьникам; в 1983 г. — «Детская Линия» (Kids-line) в Элк Гроув Вилидж, штат Иллинойс, ставшая пер­вой круглосуточной линией эмоциональной поддержки детей, оказавшихся в критической ситуации; в 1984 г.— «Бабушка, пожалуйста» (Grandma Please) в Чикаго, во­лонтерами которой были пожилые люди, отвечавшие на обращения молодежи по своим домашним телефонам; ее организаторы полагали, что в чувстве одиночества и пе­реживаниях изоляции у стариков и детей много общего.

Со второй половины 1980-х гг. стали развиваться об­щенациональные телефонные службы детям — «Детс­кая линия» (Childline) в Великобритании (1986), «Те­лефон помощи детям» (Kids Help Phone) в Канаде, «El Telefono ANAR» в Испании, «Telefono Azzurro» в Ита­лии и других странах. Национальные детские линии функционируют 24 часа в сутки, являются доступны­ми в любой части страны и ежегодно получают каждая от 100 до 200 тысяч обращений детей и взрослых, со­четая телефонную помощь с очным консультировани­ем. В каждой из них работают по нескольку тысяч взрос­лых волонтеров, предварительно прошедших в течение полугода тренинговое обучение под руководством про­фессиональных координаторов и супервизоров. Многие телефонные линии предпочитают рекрутировать волон­теров из числа лиц, имеющих психологическое или педагогическое образование.

С конца 1980-х гг. первые телефонные линии помо­щи детям стали появляться в Восточной Европе: «Мо­лодежные линии» в Вильнюсе, «Телефоны Доверия для
детей и подростков» в Москве и Ленинграде (Инсти­тут психотерапии и консультирования «Гармония» впервые в бывшем СССР открыл негосударственный
специальный телефон экстренной психологической помощи детям и семье, ставший потом центром орга­низации и объединения Российской Ассоциации Теле­
фонов Экстренной Психологической Помощи), «Под­ростковая Линия» в Одессе и др.

Еще одной моделью телефонной помощи молодежи явились так называемые «сверстниковые линии» (peer line), в которых помощь собеседникам оказывается спе­циально подготовленными молодыми людьми. Вначале они получили интенсивное распространение в Южной Корее, Японии, Тайване, Малайзии, Новой Зеландии и других странах этого региона, а со временем стали появляться в Америке и Европе.

Таким образом, сегодня телефонные линии помощи детям и подросткам различаются типами моделей (ко­личеством часов ежедневной работы, характером под­готовки консультантов и т.д.). Ряд детских линий явля­ются подразделениями служб неотложной телефонной помощи, другие функционируют самостоятельно. Их специфика прежде всего состоит в том, что оказывае­мая абонентам помощь должна быть действенной.Это означает, что линии важно находиться в тесном кон­такте и взаимодействии с социальными службами, школами, приютами, юристами, правоохранительны­ми органами, врачами, а также иметь возможность осу­ществлять очное общение с родителями в случаях на­силия в семье или других трудностей.

Кроме того, существенные отличия имеются в харак­тере предлагаемой волонтерами супервизии, особенно на «сверстниковых линиях», качество которой находится в непосредственной связи с эффективностью деятельности службы. Регулярную групповую форму супервизии (балинтовские группы, ролевой тренинг) стоит проводить чаще, как правило, один раз в неделю. Обязательной для каждого молодого волонтера должна стать немедленная индивидуальная супервизия: ей следует уделять 45—60 минут сразу после завершения дежурства. Кроме того, ему должна быть обеспечена возможность получения помощи со стороны супервизора или старшего волонтера при за­труднениях, возникающих в случае обращения суицидаль­ного абонента или жертвы насилия.

Деятельность детских линий подобно общим службам телефонной помощи основана на принципах анонимно­сти и конфиденциальности, а также гуманистических подходах к защите семьи. Устанавливая отношения дове­рия и уважая личность ребенка, они предоставляют ему в критической ситуации эмоциональную поддержку, ува­жение, ободрение и необходимую информацию. Имеет смысл принять во внимание психологическую суть пере­живаемого кризиса в контексте фрустрации или конф­ликта. Фрустрацию можно существенно уменьшить, за­нявшись проработкой возможностей реализации мотива поведения, заблокированного преградой. Конфликт мо­жет начать разрешаться при прояснении жизненных мо­тивов и отношений собеседника.

Важное значение для служб имеет следование четким юридическим нормам и административным правилам в отношении конфиденциальности, особенно в случаях жестокого обращения, насилия над ребенком или инфор­мации, сообщаемой «третьим лицам». Важно отдавать себе отчет в том, что волонтеры детских телефонных линий не полномочны защитить ребенка непосредственно, но им следует быть оперативными в осуществлении компе­тентных отсылок в соответствующие социальные службы или правоохранительные органы. Большинство телефон­ных линий сегодня не пользуется устройствами, позво­ляющими определять номер абонента, за исключением тех случаев, когда на эту процедуру дается специальное раз­решение правоохранительных органов.

Ситуация насилия над ребенком должна быть, по возможности, точнее идентифицирована входе теле­фонной беседы путем прояснения следующих обстоя­тельств:

• получена ли травма случайно, по халатности стар­ших, или причинена намеренно;

• что по этому поводу думает и чувствует абонент;

• понимает ли ребенок, что случилось;

• насколько опасной является нанесенная травма;

• каков конкретный контекст причинения повреждений;

• каковы немедленные и долговременные последствия насилия;

каковы были намерения агрессора;

• является ли данный случай насилия допустимым для конкретной культурной среды;

• что означает этот факт насилия для ребенка и его родителей в настоящее время и в перспективе.

Целесообразно помнить, что ребенка не следует пе­регружать вопросами или суггестировать.

После прояснения консультант помогает разработать план понятных, конкретных и посильных действий по выходу из проблемной ситуации, стараясь максималь­но точно определить, есть ли у ребенка возможность его реализовать. Если становится очевидным, что або­нент находится в непосильной конфронтации с ситуа­цией и не руководит ею, то это обстоятельство следу­ет считать допустимым пределом конфиденциальности, после чего важно предпринять немедленные необходи­мые действия по спасению, даже если абонент об этом не просит. Вмешиваться в существующую систему вос­питания стоит только, если жизни ребенка начинает угрожать непосредственная опасность.

В остальных случаях консультанту не следует брать на себя обязанности родителей, но необходимо работать вместе с семьей. Рутинные задачи консультирования со­стоят в расширении возможностей общения и поощре­ния формирования конструктивных отношений родите­лей и детей. Важно помнить, что неадекватные консуль­тативные приемы или советы могут легко усугубить проблемную ситуацию или быть причиной несчастного случая с возможными юридическими последствиями

 

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Байярд Р.Т., Байярд Д. Ваш беспокойный ребенок: практи­ческое руководство для отчаявшихся родителей. М.: Просвещение, 1991.

Бурменская Г.В., Карабанова О.А., Лидере А.Г. Возрастно-пси-хологическое консультирование: проблемы психического развития детей. М.: Изд-во МГУ, 1990

Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи: Записки детского психиатра. М.: Просвещение, 1988.

Елизаров АЛ. Телефон Доверия: работа психолога-консуль­танта с родителями в ситуации родительско-юношеских конфликтов // Вопросы психологии. 1995. № 3. С.38—45.

Защитите своего ребенка: советы родителям, как защитить своего ребенка от жестокого обращения. М.: Triade Publishers, 1993.

Зеньковсшй В.В. Психология детства. Екатеринбург: Дело­вая книга, 1995.

Ллойд Л. Школьная магия; Гриндер М. Исправление школь­ного конвейера. Канск: Изд-во С.Горина, 1994.

Меньшикова Е.С. Жестокое обращение с детьми и его воз­можные последствия // Психол. журн., 1993. № 6. Т. 14. С. 110-118.

Осорина М.В. Секретный мир детей в пространстве миров взрослых. СПб.: Питер, 1999.

Поеереннова А.Г. Подростковый телефон доверия. Одесса: Optimum, 1999.

Райе Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб.: Питер, 1999.

Раттер М. Помощь трудным детям. М.: Прогресс, 1987.

Руководство по предупреждению насилия над детьми / Под ред. Н.К.Асановой. М.: Изд-во гуманитарный центр ВЛАДОС, 1997.

Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Преодоление эмоциональ­ного стресса подростками // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М.Бехтерева, 1993. № 1. С. 53-60.

Юнг К.Г. Конфликты детской души. М.: Канон, 1994.

Long T.G., Long L. Hotlines for Children: What Makes Them Effective? // Children Today, March-April. 1988. P. 22-25.







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 313. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.035 сек.) русская версия | украинская версия