Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Физиологические свойства речевого голоса. 24 страница




- Поль, конечно?

- Конечно. Ты, может, и поймешь устройство его прибора, поскольку сама в этом собаку съела, ну а от меня радиофизика, увы, несколько далека, но держись – я уже работаю над этим.

- А Суджан почему переехал к генетикам?

- Та же причина. Ведь есть целая группа наследственных заболеваний, связанных с дефектами в функционировании митохондрий, которые приводят к нарушениям энергетических функций в клетках эукариотов, в том числе и у человека. Генетические и биохимические дефекты митохондрий приводят к нарушениям тканевого дыхания. А вообще эффекты митохондриальных заболеваний очень разнообразны. Из-за различного распределения дефектных митохондрий в разных органах, мутация у одного человека может привести к заболеванию печени, а у другого — к заболеванию мозга. Ну а Суджан – хоть и «гео-», но еще и «-медик», и ему это очень интересно, хотя и с другой стороны – раз митохондрии общаются между собой с помощью электромагнитного излучения, то нельзя ли, давая им нужные команды на языке излучения, заставить их правильно работать, перестроиться на правильный ритм, так сказать? В общем, многих зацепила эта тема, Поль со своим прибором буквально пошел по рукам:), нарасхват, так сказать. Биологи из Кхумджунга – помнишь их?

- Конечно! Особенно Кунгу помню:), - рассмеялась Джейн.

- Вот Кунга-то и уговорила Поля поработать немного с ее подопечными. Кто ж ей откажет, такой ежатине…

- Она там с цветочками какими-то занималась?

- И с цветочками, и не только, - Марта сделала задумчивый жест, который, видимо, должен был выражать мысль о том, что бог знает – чем там еще может заниматься Кунга. – В данном случае она подсунула Полю гусениц.

- Гусеницы – клевые, я их люблю:)

- Да… так вот они вдвоем взяли и доказали, что и гусеницы передают информацию друг другу с помощью излучения, таким образом быстро приспосабливаясь к мутациям разных паразитирующих на них наездников и мух. Они с помощью излучения меню себе составляют!

- Меню?

- Да, они постоянно пробуют разные лекарственные травы, точнее те травы, которые именно для них оказались бы лекарственными, и если находят что-то интересное, передают информацию соседям.

- Гусеницы лечатся лекарственными травами??

- А ты думаешь, только люди так поступают? Это было бы странно. В гусеницах, взятых для исследования и зараженных личинками паразитической мухи, обнаружили примерно в два раза большее количество алкалоидов, в частности пирролизидина, нежели в незараженных. А эти токсины содержатся в растении Sanguinaria, например, и в других, которыми активно питаются эти неглупые гусеницы, когда на них нападают мухи. В результате в первом поколении до взрослого состояния доживает примерно на двадцать процентов больше зараженных мухами гусениц по сравнению с больными гусеницами, которые не жевали лекарство, а потом их иммунная система сама начинает справляться с вторжением, так что мухам приходится в свою очередь искать что-то новое, и я не удивлюсь, если и они общаются между собой на какой-нибудь радиочастоте…

- Интересно, что же является генератором излучения в митохондрии, например, или в инфузории! – Удивилась Джейн.

- Вот ты и подумай, ты же физик. Мы, естественно, тут же проверили и хлоропласты и оказалось, что они тоже общаются между собой в ультрафиолетовом диапазоне.

- Чтобы думать, мне надо иметь то – над чем именно думать, - пробормотала Джейн. – Мне надо очень хорошо представлять внутреннее устройство бактерий или тех же инфузорий, вплоть до пространственной ориентации составляющих их молекулярных групп, а то и отдельных молекул, чтобы попробовать найти то, что является передатчиком и приемником, а что – генератором волн. Если ты говоришь, что хлоропласты общаются в ультрафиолетовом диапазоне… ультрафиолет ведь есть в солнечном свете, и солнечный свет давал бы шумы, которые подавляли бы передачу. Тогда можно предположить, что передачи ведутся только в темное время суток или в других таких условиях, когда ультрафиолетовый фон исчезает – я бы проверила это экспериментально.

- Проверим, - кивнула Марта.

- И еще можно предположить, - продолжала увлеченно Джейн, - что хлоропласты создали в себе такие молекулы, у которых внешние электроны очень чувствительны именно к ультрафиолетовому спектру. Когда в них попадают фотоны, электроны переходят на более высокие энергетические уровни, а когда солнце заходит, они начинают возвращаться обратно, испуская фотоны той же самой частоты, и если они научились управлять этим испусканием… ну хотя бы ставить фильтр из химических молекул, которые могут поглощать ультрафиолет… открываешь щель – излучение уходит, закрываешь – поглощается.

- То есть они могут общаться азбукой Морзе?!

- Во всяком случае, я могу представить себе такой молекулярный механизм, он был бы сравнительно простым, но может они смогли придумать и что-нибудь посложнее…

- Хорошо, будем изучать, в общем. Хочешь быть в курсе, не забывай читать наши отчеты, - бросила напоследок Марта и исчезла.

И снова уже знакомое состояние разрывающих желаний накатило на Джейн. Хотелось успеть всё – и изучать генетику, и микробиологию, и физику, и геологию, и медицину, и строить новые приборы для исследования излучений простейших и насекомых, и следить за тем, как продвигаются строительные работы в глубине холма. И конечно хотелось добиваться ВТО и ОСов, накапливать фрагменты и искать сплавы. Хочется как можно скорее научиться путешествовать в разных мирах, интегрировать восприятия живых морд вместе с Томасом. Хочется заниматься дзюдо, большим теннисом, карате, плавать, играть в футбол и бадминтон. Хочется читать книги по истории и художественные книги, учить языки и писать курсы для малолеток, общаться с ежами, хочется трахаться и ласкаться, хочется всего этого и еще много чего ещё, и совершенно ясно, что за всем всё равно не успеть. И поднималось что-то болезненно-горькое, какое-то нездоровое отчаяние от осознания того, что в принципе, ни при каких обстоятельствах невозможно за всем успеть. Вокруг бурлила жизнь, она стремилась во все направления, она брызгала во все стороны новыми исследованиями, лабораториями, открытиями, событиями и переживаниями, и никто никогда не успеет везде, как бы ему этого ни хотелось, проживет он сто или тысячу лет.

Надо научиться смиряться с этим, устранять эту болезненность, ведь она явно нездорова, поскольку проистекает не из пустоты и скуки, и тогда ее еще можно было бы назвать конструктивной, а берет она свое начало в желании обладания – не упустить что-то интересное, не пройти мимо, услышать все важные разговоры и поучаствовать во всех значимых событиях. Но стоит ли перед ней в самом деле такая цель? Является ли эта цель в самом деле значимой? Ведь прямо сейчас, в любой момент времени она изо всех своих желаний выбирает самое-самое сильное, страстное, радостное, а это и значит, что до тех пор, пока она будет так делать, будут возникать новые оттенки переживаний, ее жизнь будет переживаться наполненной до краев, а именно это делает человека счастливым независимо от того – насколько широко протянутся его интересы и знания.

Джейн задала себе вопрос – что ей сейчас хочется больше всего? Ее тело желаний «потянулось», «размяло» все свои «члены», и стало ясно, что сильнее всего сейчас хочется засесть на часик за генетику, одновременно делать поминутную фиксацию и порождать параллельно всему этому «слона». И еще вспоминать нежность. И качать штангу подходами раз в пять минут. Вот именно этого сильнее всего хочется, и нет ничего, что хотелось бы сильнее. И – задавшись теперь вопросом – насколько сейчас она живет счастливой и наполненной жизнью, она с очевидностью поняла, что всё верно – жизнь действительно наполнена до краев и хочется наполнить ее ещё больше, но желание это – не горячечное и не спазматичное, а льется и переживается как поток прозрачной силы, который набирает ход, становясь всё более всеохватным и мощным, порождая приступы пронзительного наслаждения в центре груди, горле и сердце, растекаясь в кисти рук и паховые области. Как интересно оживает тело! И в этот момент всю поверхность ее лопаток словно обожгло – как будто кожа стала кипеть и испаряться, и ощущения с одной стороны были очень резкими, словно кожа снята с лопаток, так что малейшие прикосновения футболки отзывались сильными ощущениями, а с другой стороны во все стороны от лопаток словно растекались волны удовольствия, прокатывались по спине и растворялись где-то на внутренней поверхности бедер, и вскоре и там начала «кипеть» кожа. Будучи знакома с этими явлениями в теории, Джейн не испытала ни испуга ни озабоченности – это были признаки «физической трансформации», и это было впервые в ее жизни, и от этого возникли серьезность и зов – впереди были приключения, впереди было большое путешествие.

 

 

16.

 

Последний раз Джейн кончала… даже трудно вспомнить когда – надо посмотреть файл с записями. Полгода, наверное, уже прошло. Первое существенное изменение состояния она заметила уже спустя неделю, затем этот эффект смазался, затем снова проявился через месяц, затем – уже ярко – через три месяца, а сейчас последствия некончания чувствовались исключительно ясно. Фосса говорила, что само по себе некончание мало что значит, если человек не устраняет НЭ и не порождает ОзВ, не копит фрагменты. Более того, чем больше человек испытывает НЭ, тем чаще ему необходимо кончать, чтобы избавляться от накапливающегося отравления омрачениями, но если он кончает чаще раза в месяц, то быстро возникает истощение, так что между этими Сциллой и Харибдой человек и умирает.

Сейчас – спустя более чем полгода после оргазма – полгода жизни, насыщенной так, что вся предыдущая жизнь вообще и жизнью не казалась, Джейн чувствовала себя удивительно. Тело постоянно чувствовало себя так, словно оно в самой лучшей форме, как будто она долго готовилась под руководством опытного тренера к ответственным соревнованиям, ну типа Олимпийских Игр, и вот сегодня соревнования начинаются, и она на пике своей формы. В любой момент она может вскочить и помчаться хоть на перевал, хоть играть в футбол, хоть выйдет на татами, и ее тело взрывается активностью, приятной и насыщенной. Усталость возникала намного реже, и даже она отличалась от той мертвой, холодной, вялой и могильной усталости, которая была раньше. Сейчас, если она активно побегает в футбол, то за час или даже за полчаса активной игры можно сильно устать, но что удивительно – это именно мышечная усталость… даже сложно описать это – мышцы устали и хотят отдохнуть, а при этом само состояние взрывной готовности ослабевает совсем немного, и удовольствие в теле вообще не прекращается, а просто меняет своё качество. А ведь она совсем перестала болеть!

Действительно, ведь раньше она постоянно чем-нибудь болела, были какие-то болезни печени, и она даже ходила к врачу с симптомами синдрома хронической усталости! Даже представить сейчас такое сложно. Трудно представить, что это было когда-то с ней. Нет, это была не она, это был какой-то другой, мертвый человек. Вчера, просматривая документальный фильм о путешествиях, она обратила внимание на лица людей. Сейчас просто бросается в глаза их мертвенность, серая обыденность. Лица какие-то опущенные, ее даже передернуло от отвращения. Вдруг стало отчетливо видно, что это именно мертвые люди. У них нет интересов, вообще нет. Может они на работе там наукой занимаются или детей воспитывают – неважно, у них нет интересов, нет ничего, что их бы увлекало, вызывало предвкушение. Серые лица, пустые, никакие. Блять, страшно смотреть на это. Вурдалаки. Мирные, вежливые, спокойные такие… кладбище. Нет, конечно, если уж выбирать между вурдалаками, пусть будут такие – мирные и вежливые, чем агрессивные фанатики. Если у таких появится ребенок, который заинтересуется практикой Бодха, родители не начнут его подавлять и уничтожать – они вежливо что-нибудь скажут, одобрительное или не очень или даже неодобрительное, после чего ребенок сможет продолжить делать то, что он делает.

Сами желания стали немного другими – стали немного по-другому переживаться. Не только физическое тело стало алертным, готовым взорваться активностью, но и тело желания стало таким же. Желания стали мощными! Точно, именно это слово подходило больше всего. Процесс хотения, процесс реализации этого хотения – они переживались мощно. Раньше никогда, никогда этого не было, а ведь спроси ее год назад – есть ли у нее сильные желания, она ответила бы «конечно есть», но ей ведь было не с чем сравнивать. Сейчас она сказал бы, что раньше у нее вообще не было желаний. Это все равно, что назвать физически активным человеком того, кто лежит в коме и иногда шевелит пальцами рук. Кома закончилась, и термин Бодха «циклон» применительно к желаниям стал ей понятен. Она чувствовала себя мощным явлением природы, торнадо, которое затягивает в себя все окружающее. Сейчас, когда они обсуждали свои интересы с ребятами из группы, это было очень похоже на встречу двух торнадо, которые сталкиваются друг с другом с невообразимой мощью, затягивают друг друга в себя, и расходятся снова. Циклон. И этот циклон разбегается по телу потоками наслаждения, и это тоже удивительное открытие. Оказывается, яркое радостное желание приводит к наслаждению в теле. И так как сейчас – в состоянии множественных циклонов, не было ни секунды (!!!) в ее жизни, когда бы она не испытывала сопровождающих эти желания озаренных восприятий – предвкушения, чувства тайны, энтузиазма, радости познания, симпатии к другим ищущим существам, зова, то соответственно и тело ее непрерывно испытывало наслаждение. И это была отдельная жизнь, тело само игралось с наслаждением, переливало его туда-сюда, то русло протянется туда, то сюда, то захлестнет общее «наводнение», а иногда, правда пока еще редко, наводнение становилось таким насыщенным и полноводным, что Джейн останавливалась и замирала, отдаваясь этому полностью, и по сравнению с теми пронзительными, глубокими, экстатическими ощущениями наслаждения, перекатывающимися по телу, обычный оргазм казался чем-то совершенно пресным, жалким, как двумерная черно-белая проекция, да еще обгрызенная со всех сторон, куцая и совершенно неинтересная. И в такие моменты особенно твердой становилась решимость – никогда больше не кончать, ни при каких условиях. Лучше остановиться заранее и лишить себя маленького фрагмента удовольствия от секса, если сейчас такое состояние, что состояние на грани оргазма приближается слишком стремительно и слишком опасно. Ничто не может быть охуительнее того, что она сейчас может испытывать секунда за секундой, минута за минутой, час за часом и день за днем. Наверное… да нет, наверняка, совершенно точно она посчитала бы безудержным фантазером того, кто стал бы ей говорить, что каждая секунда его жизни насыщена. О каких секундах речь, когда целые дни и недели и месяцы проскакивали вообще безо всякого следа, в серой, сырой и беспросветной скуке и обыденности!

 

Если Джейн стало казаться, что жизнь ее заполнена до краев, то в ближайшие же дни ей пришлось пересмотреть свои представления, так как Флоринда предприняла новую атаку на их группу.

- А теперь, - начала она, собрав всех у большого бассейна, - давайте обсудим такое понятие, как «штурм». Вы когда-нибудь проводите штурмы?

- Я делала несколько раз, я рассказывала. – Серена действительно несколько раз рассказывала о том, как она с утра до вечера упиралась всеми рогами и копытами в разные практики и умудрялась набирать за один день по семьдесят фрагментов.

- Я нет, - Джейн помотала головой. – Несколько раз собиралась, вроде даже начинала, что-то делала, но каждый раз прекращала, нет достаточной мотивации.

- И я нет, - Магнус развел руками. – Наверное… да, наверное причина именно в том, что нет мотивации, жизнь и так кажется переполненной, и когда понимаешь, что…

- Ты сейчас обо мне рассказываешь или о себе, - перебила его Флоринда?

Мягкость ее голоса давно перестала вводить ребят в заблуждение, и Магнус, который раньше вполне мог начать в этой ситуации начать задавать не слишком продуманные, мягко говоря, вопросы, замолчал и стал прокручивать в памяти только что сказанное.

- Понял:) Нет, не когда «понимаешь», а когда я понимаю, что сейчас могу еще немного нарастить эту насыщенность и полноту, то энтузиазма не возникает, вроде и так уже всё переполнено, дальше некуда, и зачем наращивать еще?

- Согласна, - подтвердила Берта. – То же самое.

- Хорошо, я придам вам мотивацию, - Флоринда окинула их взглядом. – Штурмы необходимы. Нет штурмов – нет ничего. Причина этого очень проста. Живя обычной жизнью, какую вы сейчас ведете, вы сами не заметите, как начнете сползать в довольство. Конечно, это не будет такое довольство, которое есть у обычных прожигателей жизни, и тем не менее вы совсем недалеко ушли от прошлого. Оно все еще довлеет над вами и в гораздо большей степени, чем вам это кажется. Тончайший слой негативного фона озабоченности будущим, например, есть у каждого из вас. Он слишком тонкий, чтобы воспрепятствовать всему тому, что вы испытываете, и все же он достаточно толстый, чтобы отделять вас от экстатических ОзВ, например, и если вы зафиксируетесь на некотором уровне жизни, без штурмов, то вот этот слабый яд разных озабоченностей постепенно будет подтачивать вас. Или вот взять Берту, - Флоринда ткнула в нее пальцем, - ясно же, что пока ее жизнь такая, как сейчас, она пребывает в сравнительно приемлемом состоянии, но ведь всем ясно, что у нее есть ЧСВ, которое проявляется в частности в ее застенчивости в сексуальных вопросах. Так что, - Флоринда сделала паузу, - без штурмов не будет продвижения вперед. С помощью штурмов мы словно продавливаем нашу инертную часть. Мы получаем краткий, но интенсивный, яркий опыт того – как можно жить, и хотя жить в состоянии штурма постоянно невозможно… что? – Флоринда заметила в глазах Джейн вопрос.

- Почему невозможно?

- По определению. Штурм – это такое приложение усилий, которое кажется на данный момент почти невозможным, почти за пределами доступного. Штурм потому и называется штурмом, что ты совершаешь усилия за гранью того, что на первый взгляд кажется вероятным. Если во время выполнения штурма ты не испытываешь состояния полного охуения, если ты не вспотеешь и не почувствуешь себя истощенным уже после первого же часа-двух работы, значит твой штурм неполноценный. Штурм словно пробивает новый тоннель в скале инертности, окружающей нас. Ты получаешь новое представление о том, что возможно, а что нет. Например, представь себе, что ты делаешь десятисекундную фиксацию с шести утра до шести вечера. Двенадцать часов десятисекундной фиксации.

- Ну…, - промычала Джейн, - думаю что смогу, хотя конечно попотеть придется:)

- А теперь представь, что параллельно ты будешь изучать генетику.

- Думаю, что первый час-два будет тяжело, а потом приноровлюсь.

- А еще параллельно ты будешь делать другие фрагменты, чередуя их - порождения уверенности-120, порождения ОзВ, слона и так далее.

- Вот это уже будет очень сложно, - согласилась Джейн. – Читать и делать десятисекундную фиксацию – это понятно, а вот наложить на это другие фрагменты… это будет очень сложно.

- Есть и другой подход к штурмам. Можно выполнять одну или две практики не чередуя их с другими, как вы обычно делаете, а в течение всего дня. Такая повышенная концентрация также приводит к интересному результату. Например, бессмысленно даже пробовать открыть сплав, если ты порождаешь определенный аккорд в течение получаса или часа. Чтобы получить сплав – хотя бы в первый раз требуется значительно более высокая длительность порождения аккорда, чтобы оба составляющих аккорд ОзВ словно слились друг с другом, словно проникли друг в друга, и только тогда может возникнуть сплав. Опять же можно привести аналогию с химической реакцией – чтобы два вещества провзаимодействовали и образовали сплав или химическое соединение, необходимо не просто положить их рядом друг с другом, а необходимо обеспечить как можно более тесное их соприкосновение.

- Да, такая аналогия понятна, - кивнула Берта.

- Арчи, а ты уже нашла какой-нибудь сплав? Ведь ты намного раньше нас начала занятия в третьем классе! – Серена подтолкнула Арчи в бок.

- Да, пока только один.

- И ты тоже пока что не смотришь в справочники по сплавам?

- Пока нет. Флоринда не рекомендует пока смотреть.

- Ну а из любопытства? – Снова пихнула ее Серена. Хоть одним глазком!

- Любопытство сильное, - улыбнулась Арчи. – Но я не смотрю. Мне хочется следовать рекомендациям Флоринды. Когда я так делаю, жизнь становится интереснее, я уже имею такой опыт.

Может от того, что Арчи занималась уже несколько месяцев по программе третьего класса, а может по другой причине, но она, имея внешность девятиклассницы, тем не менее казалась немного взрослее всех остальных. Словно неуловимый налет серьезности окружал ее. Она бесилась как все и могла ржать как лошадь и с ней можно было возиться и бороться, и никто бы не сказал, что она имеет какие-то более сдержанные манеры, или что она демонстрирует некое превосходство, и все же любому было очевидно – Арчи словно немного старше и серьезнее.

Когда Джейн сказала об этом, Флоринда кивнула.

- Так и есть. Она серьезнее. И не только, но это бросается в глаза. И знаешь почему?

Она выдержала паузу, но версий не поступило.

- Потому, что она учится в третьем классе дольше вас, и у нее больше опыт соответствующих практик. А главное – у нее есть опыт штурмов, который обязателен для третьего класса. Штурмы меняют человека, и в нем начинается процесс, который мы называем «кристаллизация». По сути дела, до тех пор, пока кристаллизация не началась, вы все еще не люди, а так – полуфабрикаты, заготовки. Вас легко сбить, вашу жизнь легко нарушить, а то и разрушить. Вы беззащитны и зависимы. В третьем классе вы получаете первый опыт штурмов, а в четвертом вы узнаете об этом больше. Каждый шаг кристаллизации – это шаг в новую жизнь. Только кристаллизация дает доступ к намерению, и тогда эффективность ваших усилий в достижении ОС-ов, например, удесятеряется. Интеграция восприятий морд земли, поиск сплавов… много, много что становится совсем другим, много что открывается. Критерии, отличительные особенности кристаллизации, все механизмы и эффекты, связанные с нею, мы будем обсуждать и изучать позже, когда и если вы перейдете в четвертый класс, и еще обратите внимание, что в «коммандос» набирают только из тех, кто успешно учится в четвертом классе, вы слышали про «коммандос»?

Ребята покивали.

- Естественно, отнюдь не каждый хочет быть в коммандос, но это – одно из возможных направлений, одно из возможных и интересных направлений… Надеюсь, я дала вам достаточную мотивацию для экспериментов со штурмами? - Улыбнулась Флоринда.

- Что касается меня, то да, - уверенно произнесла Серена. – А правда то, что человек, у которого кристаллизовалось… как бы это сказать, ну у которого уже идет кристаллизация, который уже имеет большой опыт, он может своим намерением подтолкнуть другого, например взять с собой в ОС или в путешествие по другим мирам?

- Да, такое возможно, - подтвердила Флоринда, - но здесь есть много аспектов. Не каждый и не каждого и не в каждый момент и не в каждый ОС… тут много всего. В свое время всё будет, занимайтесь своими делами.

 

А дел было много, и не только в области накопления фрагментов и путешествия в ОС-ах. Инфраструктура Базы, и не только гималайской базы, претерпевала стремительные изменения.

Во-первых, было наконец-то решено отказаться от солнечных батарей. Они представляли собою уже явный анахронизм, который цеплялся из последних сил за современные невидимые пленки и подвергался вполне обоснованной критике из-за хлопот, связанных с обслуживанием всего связанного с ними хозяйства. Удалось договориться с японцами, создавшими и поддерживающими космическую солнечную электростанцию, о чрезвычайно льготных условиях на неограниченное время – за очень большие объемы энергии платили очень мало, взамен пообещав всячески распространять информацию о преимуществах этого типа энергетического источника.

Запустив в 2030-м году в космос первую солнечную электростанцию, японцы сначала десять лет доводили ее до ума, и только в 2040-м, при участии консорциума из компаний NEC, Sharp, Mitsubishi Electric и Fujitsu технологическая цепочка заработала – Солнце с уничтожающей силой светит на станцию, давая практически неограниченную энергию; а станция с помощью своих гибких и тонких солнечных панелей, раскинувшихся на многие гектары, улавливает этот свет и преобразует его в энергию, которая узконаправленными лазерными потоками льется на Землю.

Сначала японцы обеспечивали самих себя, освобождаясь от зависимости от углеводородов. Станция была маленькая, на один гигаватт, и с помощью последовательных расширений и модификаций ее мощность нарастили до четырех, что соответствовало полноценной атомной электростанции.

Наконец, научившись на ошибках, в 2070-м запустили сразу несколько станций нового поколения проектной мощностью в двадцать гигаватт каждая, затем «повесили» там же на орбите около полусотни транслирующих энергию распределителей, так что для многих промышленных центров планеты эта энергия стала потенциально доступна.

Оба реактора временно заморозили, но демонтировать не стали. На всякий случай. Космос – штука сложная, и не хочется класть все яйца в одну корзину. Тем не менее обслуживание электрического хозяйства станции резко упростилось, а возможности увеличились.

Джерри, Эд и Поль торопили работы по созданию новой лаборатории, и работы по вырубке нового зала близились к завершению, когда в самом углу уже почти готового зала обнаружили мелкую щель, почти незаметную. Вместо того, чтобы забетонировать ее и забыть про ее существование, кто-то засунул туда палец и нащупал что-то гладкое. Несколько минут работы отбойным молотком, и в щель можно было уже посветить и посмотреть. И с этого момента жизнь обитателей Базы изменилась.

 

Вопреки тому, что Джейн могла бы ожидать сама от себя, особенно после разговора с Флориндой, вместо штурма она оказалась в странном состоянии, когда не хотелось никакой активной деятельности ни в практике, ни даже в изучении наук. Желания оставались, но переживались как-то приглушенно, не достигая той степени интенсивности, которая бы приводила к началу деятельности. Первым инстинктивным, почти спазматическим решением было немедленно переломить это состояние, продолжить свои занятия, но уже спустя час такой «подневольной» жизни интенсивность желания еще снизилась, и стало ясно, что продолжение попыток любой ценой заставить себя продолжать свои занятия чреваты полным спадом в яркости желаний, и даже наступления отравления.

- Это нормально, - успокоила ее Флоринда. – Удивительно не то, что это с тобой происходит, а то, что этого не произошло раньше.

- У меня появляется тревожность, что я вот так залипну в этом состоянии, день будет проходить за днем, интересы продолжат слабеть, и в конце концов я вернусь к тому мертвому состоянию, с которого я начала.

- Не залипнешь, - уверенно ответила Флоринда. – Каждый обязательно проходит через периоды спада, это неизбежно и, в общем, даже целесообразно с той точки зрения, что когда этот спад закончится, у тебя будет ясность в том, что все спады имеют неизбежный предел и заканчиваются. Это просто результат действия инерции. Твоя жизнь настолько сильно отличается от всей предыдущей жизни, что инерция тянет тебя назад. Приступ инерции закончится и твои желания снова вернутся к прежнему состоянию яркости и пронзительности.

Джейн задумчиво слушала ее, но судя по ее лицу не испытывала такой же убежденности в том, что этот спад непременно закончится.

- Тревожность все равно есть.

- Ну, ты можешь смириться с ней, можешь устранять ее, в общем, это всё равно. – Продолжала Флоринда. – Фоновая озабоченность будущим есть вообще у всех и каждого. Она покрывает тонким или толстым слоем жизнь человека постоянно, не прекращаясь ни на долю секунды. Если бы у тебя прямо сейчас не было бы никакого негативного фона (НФ), то ты бы прямо сейчас испытывала бы яркие ОзВ, постоянно, каждую секунду. Как правило, НФ у людей усиливается до состояния полной невыносимости, и тогда они начинают его сбивать, например наркотиками или острыми впечатлениями, которые резко изменяют эмоциональное состояние. Наркоманы – это люди, которые завели свою жизнь в беспросветный тупик.

- Но ведь любой может попробовать наркотики – от скуки или любопытства, ну и даже просто по глупости, за компанию с приятелями, - возразила Джейн.

- Конечно, попробовать может любой, но не любой становится наркозависимым. Ты, очевидно, обычная жертва социальной пропаганды, которая ради политкорректности пренебрегает очевидными вещами и утверждает, что мол наркоманы – обычные люди, просто «больные». Никакие они не больные. Ну то есть конечно, они больные, но не в том смысле, в котором болен человек, заразившийся гриппом. Наркоман – это человек с разрушенной личностью, который убил сам себя своей раболепностью, своими страхами чужого мнения, своими религиозными концепциями или своей склонностью ненавидеть других и жалеть себя. И наркомания – это просто завершение этого его пути.

Джейн переваривала услышанное, и это давалось ей непросто, так как слишком резко противоречило ее устоявшимся взглядам на этот счет.

- Ты знаешь, что наркоманы считаются потенциально опасными в силу своей возможной немотивированной агрессии, - продолжала Флоринда.

- Да, ведь если у них начинается ломка…

- Дело не только в ломке. «Ломка», конечно, обостряет процессы, но вопрос в том – какие именно процессы? Это процессы растущей ненависти. Наркозависимость, будь то зависимость от марихуаны или табака или водки – это вообще один из признаков ненавидящего человека, то есть такого, который не просто испытывает время от времени ненависть, мстительность и желание навредить, разрушить, сломать, но который хочет это испытывать, считает эту ненависть справедливой и приятной для себя, который ищет любой повод, чтобы испытать ненависть снова и снова.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 231. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.048 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7