Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ




Артас тяжело потер пальцами виски, снова и снова прокручивая в голове видение. Раньше он связывался с Королем-личом только через Ледяную Скорбь. А теперь с тяжелой болью и слабостью он впервые увидел того, кому так долго служил. Король-лич был один посреди обширной пещеры, заключенный в тюрьму из того же неестественного льда, что и Ледяная Скорбь. Но та глыба была не гладкой, по форме его тела, а неровной, будто кто-то оторвал кусок и отбросил прочь. Спрятанного в толще льда Короля-лича сложно было разглядеть, но его голос разрезал разум рыцаря смерти так, что тот лишь вскрикнул в муках.

– Ледяной Трон в опасности! Я слабею… У нас мало времени. Ты должен немедленно отправится в Норскол! – а затем слова пронзили Артаса как копье. – Я приказываю тебе!

С каждым таким видением Артасу становилось дурно и больно. Его великая сила, которая восхищала его, когда он был человеком, ушла бесследно, и он стал еще слабее прежнего. Он был слаб и уязвим… Он боялся и представить, что такое случится после того, как впервые схватил Ледяную Скорбь и отвернулся от всего, во что раньше верил. Он с трудом взобрался на Непобедимого и поехал на встречу Кел’Тузаду. Лич ждал его, паря, как обычно, над землею. В его движениях читалось беспокойство.

– Значит, все стало только хуже? – спросил он. Артас замешкался. Должен ли он рассказывать личу о своих сомнениях? “Нет,” – решил он. Бывший некромант никогда не подводил его. Он всегда был верен Королю-личу и ему, Артасу. Король кивнул. Он подумал, что еще чуть-чуть и его голова от слабости отвалится.

– Да. Я так ослаб, что могу командовать лишь своими собственными воинами. Король-лич предупредил меня, что если я вскоре не доберусь до Нордскола, то все будет кончено. Мы должны как можно скорее…

Если бы пылающие пустые глазницы могли выражать тревогу, то Кел’Тузад сделал бы это.

– Конечно, Ваше Величество. Вас не бросят вот так. Мы отправимся так скоро, как пожелаете…

– Планы изменились, король Артас. Ты никуда не едешь. Его силы настолько ослабли, что он даже не ощутил, как они пришли. Они застали его врасплох, и Артас лишь смотрел, как его окружают трое повелителей ужаса.

– Убийцы! – закричал Кел’Тузад.

– Это ловушка! Защищайте короля от…

Но его крики заглушил звук захлопнувшихся врат. Артас взял в руки Ледяную Скорбь. Впервые верный меч казался ему тяжелым и почти безжизненным. Руны вдоль клинка не сияли, и он казался просто куском металла, а не красивым и идеальным оружием, каким был всегда. Нежить набросилась на него, и на мгновение он ясно вспомнил свою первую схватку с ходячими мертвецами. Он будто снова стоял возле маленького сельского домика, ошарашенный запахом гнилой плоти и до смерти испуганный тем, что мертвые тела напали на него. Он давно забыл страх или отвращение к ним. Он даже в как-то к ним привязался. Они были его подданными. Он очистил их от жизни, заставил служить во славу великого Короля-лича. Они не двигались и не сражались, – это он передвигал их и сражался ими. А теперь они были подвластны повелителям ужаса. Применив всю силу, что у него осталась, Артас стал как-то отбиваться. Он и не думал, что когда-нибудь его нежить обернется против него. Звуки боя перекричал злорадный голос Балназзара. – Лучше бы тебе было не возвращаться сюда, человек. Ты стал слаб, и мы отобрали себе почти всю твою армию. Недолго же вы правили, король Артас. Артас стиснул зубы, и откуда-то из глубин у него взялись силы для схватки. Он не умрет здесь. Но их было так много… Так много тех, кем он еще недавно без труда сам повелевал, – теперь они неумолимо восстали против него. Он знал, что это лишь бездумные тела, и они будут повиноваться кому угодно, кто будет сильней. Но все-таки… это было больно. Он создал их… Силы покидали его, и один раз он не смог отразить удар прямо в грудь. Слабенький меч зазвенел, ударившись о доспехи и не ранив его. Но он был взволнован тем, что какой-то вурдалак пробил защиту.

– Их так много, мой король! – сказал могильным голосом Кел’Тузад, и этот тенор верности пробил слезу на глазах Артаса. – Бегите! Бегите из города! Я найду другой выход и буду ждать вас где-то в лесу. Это – ваш единственный шанс, мой господин!

Он знал, что лич был прав. С громким криком Артас неуклюже соскочил с коня. Один взмах его руки, и Непобедимый превратился в призрачного неуловимого коня и исчез. Артас призовет его снова, когда выберется отсюда. Он бросился в атаку, слабеющей хваткой держа Ледяную Скорбь и начал размахивать ею. Не для того, чтобы сразить противников – их и вправду было слишком уж много – а чтобы просто расчистить путь. Врата были закрыты, но в этом дворце он вырос, и он знал его как свои пять пальцев. Знал каждые врата, каждую стену, каждый закоулок. И вместо того, чтобы ломится во врата, которые он все равно сам не смог бы открыть, он побежал в глубь дворца. Нежить помчалась за ним. Артас бежал сквозь коридоры мимо залов, которые когда-то были покоями королевской семьи, в которых он когда-то гулял за руку с Джайной. Он споткнулся, и мысли пришли в себя. Как он докатился до такого… Он бежал сквозь пустынный дворец, а за ним гнались творения его же рук, его подданные. Он поклялся защищать их. Но нет… он же сам убил их. Предал их ради власти, сулимой Королем-личем. Власть, что теперь вытекала из него как кровь из открытой раны. Отец… Джайна… Он отмахнулся от воспоминаний. Ему нельзя было отвлекаться. Здесь ему помогут не бессмысленные воспоминания, а сила и ловкость. По узким коридорам за ним успели угнаться лишь пара мертвецов, и он успел запереть двери, чтобы остановить и их. Наконец, он добрался до своих покоев и до тайного выхода в стене. У него, родителей и Калии, у всех был такой выход… известный только им, Утеру и епископу. Всех их теперь не было. Артас отодвинул настенный гобелен, за которым была маленькая дверь. Он припрятал ее и захлопнул за собой. Артас побежал дальше, вниз, по закрученной лестнице, что вела его на свободу. Дверь была спрятана еще и магией, так что внешне ее было не заметить на фоне дворцовых стен. Задыхаясь, Артас выбежал наружу, на тусклый свет Тирисфальских лесов. Он тут же услышал шум битвы, не давшей ему времени отдышаться. Он испугом смотрел на них. Нежить… сражалась друг с другом. Конечно… кое-кто остался под его властью. Они все еще были его подданными… Его инструментом. Его оружием. Но не подданными. Какое-то время он смотрел на них, прислонившись к холодной стене. Поганище, управляемое врагами, оторвало голову с длинными ушами и швырнуло ее в сторону. Он почувствовал отвращение и к той и к другой нежити. Гнилые, чудом не разваливающиеся на части, едва волочащие ноги. Кто бы ими ни управлял, они были отвратительны. Что-то замелькало перед глазами. Над землей парил несчастный призрак. Когда-то он был маленькой девочкой. До того, как она умерла. Он убил и ее, или она погибла по его вине. Его подданная. Она, казалось, еще была связана с тем миром. Казалось, она помнила, что значит быть человеком. Он мог использовать ее. И он использовал. Протянул руку к этой полупрозрачной девочке, которую создал из жажды власти.

– Ты должна помочь мне, маленькая тень, – сказал он таким добрым голосом, как только мог. – Ты же поможешь мне?

Ее лицо засияло, и она подплыла к нему.

– Я живу только, чтобы служить вам, король Артас, – сказала она. Ее голосочек был звонким и милым, несмотря на страшное эхо. Он заставил себя улыбнуться. Было проще иметь дело с гнилыми кусками мяса. Но и у нее были свои преимущества. Большим усилием воли он призвал всех, кого смог, чуть не задохнувшись от напряжения. Они пришли. Они служили бы любому, кто сильнее. С диким ревом Артас спустился к тем, кто смел встать на пути его судьбы, которая досталась ему дорогою ценою. Но чем больше мертвецов возвращались на его сторону, тем больше приходило, чтобы убить его. Он был слаб, очень слаб, и его могли защитить лишь эти куски мяса. Он дрожал и задыхался, поднимая Ледяную Скорбь бессильными руками. Земля задрожала под ним, и Артас, подняв глаза, увидел трех поганищ, мчавшихся на него. Он крепко схватил Ледяную Скорбь. Он, Артас Менетил, король Лордерона, не сдастся без боя. Дрожь земли оборвалась мучительными криками. Как призраки птиц, блеклые существа взлетели и стали летать вокруг поганищ, сбивая их столку, и вдруг нырнули прямо внутрь чудовищ. Гнилые и червивые исполины замерли на месте, а затем обратились против вурдалаков, нападавших на Артаса. На блеклом лице рыцаря смерти появилась усмешка. Банши. Он-то думал, что Сильвана тоже освободилась от его воли и из ненависти готова была наброситься на него вместе со своими призраками. Или еще хуже – стала одной из пешек его врагов. Но вот, бывший генерал следопытов осталась верна ему. С помощью захваченных банши поганищ натиск вурдалаков был быстро остановлен и вскоре Артас стоял, хватаясь за сердце, рядом со множеством тел уже действительно мертвых мертвецов. Поганища стали кромсать друг друга топорами. Артас задался вопросом, смогут ли их сшить назад создавшие их некроманты. Когда чудовища упали наземь, духи, что завладели ими, вырвались на свободу.

– Спасибо вам, дамы. Приятно видеть, что вы и ваша госпожа остались моими союзниками.

Они, паря, ответили мягкими и отдающими эхом голосами.

– Да, ваше величество. Она отправила нас, чтобы мы нашли вас. Мы приехали проводить вас через реку. Как только мы пересечем ее, мы найдем убежище где-то в лесах.

Где-то в лесах – то же самое сказал и Кел’Тузад. Артасу стало еще легче. Его правая и левая рука действовали согласовано.

– Непобедимый, ко мне! – крикнул он, и из клочка тумана появился призрак, быстро набравший очертания коня. Спустя мгновения появился и сам Непобедимый во плоти. Артас рад был заметить, что призыв коня почти не отнял у него сил. Непобедимый любил своего хозяина. Вот, что он сделал действительно правильно. Он никогда и ни за что не обернется против него, – а это больше, чем может самый верный соратник. Он с трудом оседлал коня, пытаясь не показывать слабость перед банши и другими мертвецами.

– Ведите меня в вашей госпоже и Кел’Тузаду, – сказал он. Они повиновались и уплыли от дворца куда-то в сердце лесов Тирисфаля. С внезапной нерешимостью Артас заметил, что они проходят мимо усадьбы Бальнира. К счастью, банши не стали вести его туда, а повернулись к холмам, за которыми была обширная равнина.

– Вот это место, сестры. Мы остановимся здесь, ваше величество.

Не было ни следа ни Сильваны, ни Кел’Тузеда. Артас потянул Непобедимого за узду, оглядываясь по сторонам.

– Почему здесь? – спросил он – Где ваша госпожа?

Его вновь пронзила боль, и он вскрикнул, схватившись за грудь. Непобедимый взволновано прыгал под ним, и он из последних сил вцепился в него. Вид сине-зеленой поляны растворился, и теперь он видел лишь синевато-белый зал Ледяного Трона. Голос Короля-лича врезался в его сознание, и Артас едва удерживал слезы.

– Нас обманули! Иди ко мне! Повинуйся!

– Какого… Что происходит? – Артас стиснул зубы. Он моргнул, и видение полностью исчезло. Он с трудом поднял голову и оглянулся. Она вышла из леса, держа в руках лук. На одно дикое мгновение ему показалось, что он снова в Кель’Таласе и перед ним – живая эльфийка. Но нет, ее волосы были черными, как полночь в новолуние, с белыми прядями. Ее кожа была бледная с синеватым оттенком, ее глаза пылали серебром. Это была Сильвана, – но это была и не она. Эта Сильвана не была ни живой, ни бестелесной. Каким-то образом она вернула себе тело, которое он приказал надежно спрятать в железной гробнице, что лишь прибавило ей мучений. Но теперь она снова была в нем. Он отчаянно пытался сквозь дикую слабость и боль понять, что здесь происходит. Сильвана всадила стрелу в свой длинный лук, потянула и прицелилась. Ее губы изогнулись в улыбке. – На этот раз тебе не уйти, Артас. Она выпустила стрелу. Стрела пронзила его левое плечо, проникла сквозь броню, словно она была не тоньше бумаги, усилив его боль. Он ничего не понимал, – Сильвана была превосходным стрелком. Она не могла промахнуться с такого расстояния. Почему в плечо? Он инстинктивно поднял правую руку, но понял, что не может даже пошевелить пальцами. Руки онемели, как и тело, и ноги… Он повалился на шею Непобедимого, делая все возможное, чтобы удержаться непослушными руками на своем коне. Ему удалось лишь повернуть голову, чтобы посмотреть на нее и произнести:

– Предательница! Что ты со мной сделала?

Она улыбнулась. Она была довольна. Медленно, томно она подошла к нему. Она была одета в ту же одежду, которая была на ней в момент ее смерти, выставляя напоказ свою бледную синевато-белую кожу. Странно, но на ее теле не было шрамов от многочисленных ран, которая она получила от него в тот день.

– Эту отравленную стрелу я приготовила специально для тебя, – произнесла она, приблизившись к нему. Она положила свой лук за спину и потянулась за кинжалом. – То, что ты сейчас испытываешь, – лишь малая толика боли, терзающей мою душу.

Артас сглотнул. Рот пересох, словно там был песок.

– Тогда прикончи меня.

Она отбросила назад свою голову и рассмеялась пустым и призрачным хохотом.

– Быстрая смерть… вроде той, которой ты наградил меня? – удовольствие на ее лице исчезло так же быстро, как и пришло, ее глаза вспыхнули огнем. Она все приближалась к нему, пока не оказалась на расстоянии вытянутой руки. Непобедимый нерешительно дергался от близости с банши, и сердце Артаса чуть не остановилось, когда он едва не упал с коня. – Нет. Ты дал мне хороший урок, Артас Менетил. Ты научил меня, как безрассудно оказывать милосердие своим врагам и как наслаждаться их муками. И, как своему наставнику, я покажу тебе, как хорошо я усвоила урок. Ты будешь страдать, как и я. Мой яд не даст тебе убежать.

Только глаза Артаса еще могли двигаться, и он беспомощно наблюдал, как она подняла кинжал.

– До встречи в аду, сукин сын.

Нет. Только не так – парализованным и беспомощным… Джайна… Внезапно Сильвана отскочила назад, бледная рука, сжимающая кинжал, задергалась и опустила оружие. Судя по ее лицу, она была крайне удивлена. Еще мгновенье, и перед ним появилась маленькая тень, которая уже приходила на помощь Артасу, радостная от мысли, что она помогла спасти своего короля. Счастливая служить.

– Назад, безмозглые твари! Ваше время еще не пришло, мой король!

Кел’Тузад! Он вернулся, как и обещал, найдя Артаса даже там, куда завлекла его эта предательница. И он прибыл не один. С ним было около дюжины воинов нежити, и они бросились на Сильвану и ее банши. У него вновь появилась надежда, но он был все еще парализован и не мог шевелиться. Он наблюдал за битвой, бушующей вокруг него, и через несколько секунд стало очевидно, что Сильване надо отступать. Она стрельнула в него своим взгляд, и вновь ее глаза стали красными.

– Так просто ты от меня не отделаешься, Артас! Я никогда не остановлю охоту за тобой.

Артас смотрел на нее, пока она не растаяла в тени. Последнее, что он увидел от нее, были ее темно-красные глаза. Как только исчезла госпожа, другие банши под ее командованием тоже испарились. Кел’Тузад поспешил к Артасу.

– Она ранила вас, мой господин?

Артас мог только уставиться на него, паралич был таким сильным, что он даже не мог шевелить губами. Костяные руки ухватились с удивительной учтивостью за стрелу и вытащили ее. Артас едва удержался, чтобы не вскрикнуть от боли. Его красная кровь была перемешана с клейким черным веществом, которое Кел’Тузад тщательно принялся исследовать. – Действия яда скоро пройдет. Похоже, он был должен лишь обездвижить вас. Конечно, подумал Артас; иначе ей бы не понадобился кинжал. Его охватило облегчение, граничащее с истощением. Он был близко – слишком близко – к смерти. Если бы не верность лича, эльфийка бы расправилась с ним. Он попытался снова что-то сказать и у него получилось.

– Я... ты спас меня.

Кел’Тузад склонил свою костистую рогатую голову.

– Я рад, что был полезен, мой король. Но вы должны спешить в Нордскол. Все готово для вашего путешествия. У вас будут для меня еще распоряжения?

Кел’Тузад был прав. Артас уже чувствовал какое-то оживление, хотя все еще не мог двигаться самостоятельно.

– Я должен спешить к Королю-личу как можно скорее. Еще немного, и… я не знаю, что нас ждет впереди, и вернусь ли я из этого путешествия. Я хочу вверить эту землю тебе. Ты должен заботиться о ней до моего возвращения.

Он доверял личу не из-за привязанности к нему или веры в него, просто для него это был холодный расчет, свершившийся факт. Кел’Тузад был нежитью, связанной с повелителем, которому они оба служили. Взгляд Артаса остановился на маленьком призраке, парящем и улыбающемся ему в несколько метров от них, затем он посмотрел на гниющие бестолковые трупы, которые бы спрыгнули с утеса, если бы он приказал им. Это просто мертвое мясо и заблудшая душа. Не личности. И они никогда ими не станут. Что бы ни говорила улыбка этой маленькой тени.

– Это честь для меня, мой лорд. Я сделаю все, как вы приказали, король Артас.

 

Теперь у нее было тело, которым она раньше владела, немного изменившимся, но и она не была уже прежней. Сильвана бежала огромными легкими прыжками, как это делала при жизни, носила ту же броню. Но все было теперь не так. Она навсегда, безвозвратно изменилась.

– Госпожа, вас что-то беспокоит? Сильвана очнулась от своих дум и посмотрела на банши, одну из многих, что парила возле нее. Она могла летать вместе с ними, но она предпочла тяжесть, связь с землей ее материального облика, который она вернула себе.

– А тебя нет, сестра? – коротко ответила она. – Несколько дней назад мы были всего лишь рабами Короля-лича. Нашей единственной задачей было убивать его врагов. А теперь мы … свободны.

– Госпожа, я не понимаю вас. – Банши была совершено запутана. – Мы вновь хозяева самим себе. Не за это ли вы боролись? Я думала, вы будете вне себя от радости.

Сильвана засмеялась, сознавая, что она была близка к истерии.

– Что за радость может быть в этом проклятьи? Мы все еще нежить, сестра, и чудовища. – Она протянула руку, посмотрела на свою сине-серую плоть, прочувствовала холод, который прицепился к ней словно вторая кожа. – Кто мы, если не рабы этого проклятья?

Он многое забрал у нее. Даже если она продлила его смерть на сутки… недели… она бы все равно не смогла заставить Артаса страдать также сильно. Его смерть не вернет мертвых к жизни, не очистит Солнечный Колодец, ни сделает ее снова живой, с персиковой кожей и золотистыми волосами. Но она чувствовала себя… превосходно. Он ускользнул от нее несколько дней тому назад. Его лакей, лич, прибыл в самый неподходящий момент. Теперь Артас, пытающийся излечить себя, был слишком далеко от ее цепких рук. Она узнала, что он оставил Кел’Тузада, дабы тот правил этими чумными землями. Но все было в порядке. Она была мертва. Теперь у нее была вечность, чтобы подготовить достойную месть. Уголком глаза она заметила какое-то постороннее движение, она изящно развернулась, приготовив лук и стрелу одним быстрым движением. Раскрылся кружащийся портал, и перед ней появился Вариматас, покровительственно улыбавшийся, глядя вниз на нее.

– Приветствую тебя, леди Сильвана, – демон даже поклонился. Сильвана приподняла свою бровь. Ей не пришлось долго догадываться, что он имел в виду. – Мы с братьями крайне признательны тебе за помощь в свержении Артаса.

Значит, она сыграла для них роль. Как будто это была своего рода театральная пьеса.

– Свергла? Что ж, можно и так это назвать. Он унесся далеко отсюда, в этом я уверена.

Могучий демон пожал плечами, слегка раскрыв свои крылья при жесте.

– Как угодно, больше он не побеспокоит нас. Я пришел, чтобы предложить тебе встать на сторону нового мирового порядка. "Нового порядка".

Не очень-то он новый, подумала она; то же рабство, лишь другой хозяин. Больше ее это не интересовало.

– Вариматас, – холодно произнесла она. Она ему не поклонилась в ответ. – Мне было нужно одно – увидеть труп Артаса. Я потерпела неудачу при первой попытке, и теперь мне надо собрать все свои силы для следующего раза. У меня нет ни времени, ни желания заниматься вашей мелочной политикой и дележкой власти.

Демон возмутился.

– Осторожнее, миледи. Не стоит сердить нас. Мы будущее этих… Чумных Земель. Или ты присоединишься к нам и приобретешь свою толику власти, или тебя просто вышвырнут вон.

– Вы? Будущее? Кел’Тузад не ушел вместе со своим драгоценным Артасом. Недаром он остался здесь. Но, возможно, лич, перерожденный сущностью могущественного Солнечного Колодца – ничто перед существами, столь сильными, как ты.

Ее голос был полон презрения, отчего повелитель ужаса нахмурился.

– Я слишком долго жила как рабыня, повелитель ужаса, – забавно, она все еще использовала слово "жила", притом, что была мертва. Похоже, что старые привычки уходят с трудом. – Я билась изо всех сил, чтобы стать чем-то большим, во что превратил меня этот ублюдок. Теперь я могу сама собой повелевать, и я выбираю свой собственный путь. Легион побежден. Ты последний оставшийся пережиток. Ты вымирающий вид. Я не собираюсь жертвовать своей свободой ради того, чтобы подчиняться таким глупцам, как ты.

– Как пожелаешь, – прошипел Вариматас в ярости. – Вскоре ты получишь наш ответ.

Рассерженный, он телепортировался прочь. Она попала в прямо в цель, – уходя, он дрожал от возмущения. Она сразу это заметила. Его было легко возмутить; они отправили его, ибо даже не думали, что она представляет хоть какую-то угрозу. Ей нужно было больше, чем горстка банши, чтобы биться с Артасом. Она нуждалась в армии, городе мертвых… ей понадобится весь Лордерон. Отрекшиеся, как она прозвала эти потерянные души, которые более не дышали, но у кого все еще сохранилась своя воля. Более того, она нуждалась не только в своих призрачных сестрах, чтобы побороть трех братьев демонов. А может быть ей нужно противостоять всего лишь двум братьям? Сильвана Ветрокрылая снова подумала о Вариматасе, как легко им можно было манипулировать. Возможно, он мог оказаться полезным для нее. Да. Она и Отрекшиеся найдут свой собственный путь в этом мире… и они убьют любого, кто встанет у них на пути.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 156. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.01 сек.) русская версия | украинская версия