Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ




Все следующие шесть дней, что они добирались до земель высших эльфов, Артас разговаривал с тенью Кел’Тузада и за эти дни многих обратил на свою сторону. Он двигался на восток от Андорала с мясными фургонами, мимо небольших деревень Поля Джанис, Сада Далсона и Кущи Гаррона, через реку Тондорил в восточную часть Лордерона. Восставшие жертвы чумы были повсюду, и от простого мысленного приказа они бежали к ногам, как верные псы. Заботиться о них было просто – они питались мертвечиной. Это было очень… опрятно. Артас ожидал, что за ним пойдет такое: жертвы чумы, поганища, сшитые из разных частей, призраки павших. Однако его новые союзники сначала испугали, потрясли его, а потом порадовали. Его армия была уже на полпути к Кель’Таласу, когда он впервые увидел их. Издалека показалось, будто сама земля пришла в движение. Но нет, это были какие-то звери. Рогатый скот или овцы, сбежавшие из загонов, когда их хозяева обратились в нежить? Медведи или волки, пожиравшие трупы? А затем Артас разинул рот от удивления и крепко сжал Ледяную Скорбь, не веря тому, что видел. Они двигались не как четырехногие существа. Они бежали, неслись, передвигаясь по холмам и траве как… – Пауки, – прошептал он. Эти жуткие пурпурно-черные твари быстро перебирали свои бесчисленные ноги, несясь к Артасу. Они шли за ним – они…

– Этих новых воинов благосклонно послал тебе Король-Лич, – раздался голос Кел’Тузада. Призрака, вероятно, видел и слышал только Артас, и в последнее время он появлялся все чаще и чаще. Недавно он начал сеять подозрения в рыцаре смерти. Не о себе – о Тикондрие и других демонах. “Не доверяй повелителям ужаса”, – говорил он. “Они служат Королю-Личу тюремщиками. Я все расскажу тебе… когда вернусь в этот мир”. У них было достаточно времени; Артас задумывался, а не соблазнял ли его Кел’Тузад, как наживкой, сведениями, чтобы удостовериться, что Артас выполнит задание. Теперь Артас спросил:

– Он послал этих… ко мне? Кто они такие?

– Когда-то они были нерубами, – ответил Кел’Тузад. – Потомками древней и гордой расы, зовущейся акирами. При жизни они были высокоразвиты, а их воля была посвящена уничтожению всех, кто не походил на них.

Артас посмотрел на тварей, похожих на пауков, с дрожью отвращения.

– Мило. А теперь?

– Теперь это те, кто пал, сражаясь с тем, кому мы служим. Он поднял их и их повелителя, Ануб’арака, в нежизни, и теперь они пришли помочь тебе, принц Артас. Служить твоей и его славе.

– Пауки-нежить, – размышлял Артас. Они были огромны, омерзительны и смертоносны. Они, стрекоча, быстро ползли, шаг в шаг с трупами, призраками и поганищами. – Чтобы сражаться с эльфами Кель’Таласа.

У этого Короля-Лича, кем бы он ни был, был талант к драматизму. Прибытие Артаса, конечно же, не осталось незамеченным. Всем было известно, что эльфы обучали превосходных разведчиков. Скорее всего, к тому моменту, как Артас их заметил, вести о его прибытии уже разлетелись. Но это не имело значения. Силы, которые он собрал, выросли до невероятных размеров, и он был уверен, несмотря на довольно колкое предупреждение Кел’Тузада, что сможет войти в удивительную, вечную землю, быстро пересечь ее и добраться до Солнечного Колодца. Они захватили пленника, юного жреца, который, демонстрируя неповиновение, нечаянно выболтал кое-какую важную информацию. Артасу хотел использовать ее верно и мудро. К тому же нашелся еще один, в отличие от жреца с охотой пожелавший предать свой народ и родину ради могущества, которое ему пообещали Артас и Король-Лич. Рыцаря смерти удивило, как быстро этот эльфийский маг повернулся к нему. Удивило и встревожило. Когда-то Артас был любим своим народом, как прежде был любим его отец. Артасу было приятно греться теплым одобрением тех, кто служил под его началом. Он уделял время на то, чтобы узнать их имена, выслушать истории об их семьях. Он хотел, чтобы они любили его. И они любили, преданно следуя за ним, как, например, Капитан Фалрик. Но Артасу следовало допустить тот факт, что эльфийские лидеры тоже любят свой народ. Артас допускал, что они останутся им верными. И вот, этот маг предал свой народ всего-навсего за обещание могущества, его простую, сияющую привлекательность. Смертных можно развратить. Смертных можно склонить или купить. Он взглянул на свою армию и улыбнулся. Да… она лучше. Верность не ставится под сомнение, когда те, кем он повелевал, не могли сделать ничего, кроме как исполнить его волю.

– Это правда, – с трудом выдохнул разведчик. – Это все правда.

Сильвана Ветрокрылая, предводительница следопытов Луносвета, хорошо знала этого эльфа. Сведения от Келмарина всегда была подробными, а главное – правдивыми. Она выслушала его, не желая верить, зная, что не осмелится. Конечно, они уже слышали слухи. Что некая чума распространилась по землям людей. Но кель’дораи считали, что на своей родине они в безопасности. За столетия их земли устояли под натиском драконов, орков и троллей. И уж тем более то, что происходило в людских землях, их не затронет. Однако же, затронуло.

– Ты уверен, что это Артас Менетил? Принц?

Келмарин кивнул, все еще пытаясь отдышаться.

– Да, леди. Я слышал, так его называли те, кто служат ему. И после всего того, что я увидел, не думаю, что слухи о том, что он убил отца и стал причиной тех бед в Лордероне, преувеличены.

Сильвана слушала его с широко открытыми голубыми глазами, будто разведчик выдумал историю настолько сказочную, чтобы в нее можно было поверить. Восставшие трупы, свежие и уже иссохшие; громадные, бездумные твари, сшитые из разных частей тел; неизвестные летающие звери, похожие на каменные изваяния, пробужденные к жизни; огромные пауки, которые напомнили ей легенды об исчезнувших акирах. И вон – Келмарин, не склонный к преувеличениям, дрожащим голосом говорил о том зловонии, что опережало эту армию. Деревья, первый бастион защиты, падали под странными военными машинами, которых он привез. Сильвана вспомнила красных драконов, которые не так давно поджигали их рощи. Луносвет выстоял, но лес сильно пострадал. Так же, как теперь страдают они…

– Леди, – закончил Келмарин, подняв голову и кинув на нее печальный взгляд. – Если он прорвется, не думаю, что у нас хватит сил, чтобы победить его.

Эти горькие слова вызвали в ней гнев, который придал ей сил.

– Мы кель’дореи, – резко сказала она, выпрямившись. – Наши земли неприступны. Он не войдет. Не бойся. Для начала ему надо узнать, как снять чары, защищающие Кель’Талас. И даже тогда, ему надо это еще попробовать сделать. Куда более сильные и мудрые враги уже пытались захватить наше королевство. Верь, друг мой. В силу Солнечного Колодца… и в силу и волю нашего народа.

Когда Келмарина отвели туда, где он мог поесть и восстановить силы, прежде чем вернуться на свой пост, Сильвана обратилась к своим следопытам.

– Я хочу сама увидеть этого людского принца. Если Келмарин прав… нам следует подготовиться для упреждающего удара.

Сильвана лежала на вершине огромных врат, которые наряду с зазубренным кольцом гор защищали ее землю. Она была одета целиком в удобную кожаную броню, а за спиной висел лук. Она с Шелдарис и Вор’атилом, двумя другими следопытами, ушедшими вперед и дожидавшимися ее с подкреплением, смотрели в изумлении, пораженные ужасом. Как и предупреждал Келмарин, они почувствовали вонь гниющей армии еще задолго до того, как увидели ее. Артас ехал на скелете коня с огненными глазами, сбоку был привязан большой, и как она могла судить, рунический меч. Люди в черных одеяниях шли вперед, повинуясь его приказам. Так же, как и мертвые. Сильвана едва сдержала свой гнев, пока ее взгляд бегал по целой коллекции разнообразных гниющих трупов, и она, молча, радовалась тому, что ветер переменился и теперь уносил от нее зловоние. Она обозначила свой план, быстро двигая длинными пальцами, и разведчики кивнули. Они мягко отступили назад, безмолвные, словно тени, и Сильвана обратила свой взор к Артасу. Казалось, что он ничего не заметил. Он все еще выглядел как человек, хоть и бледный, а его волосы уже были не золотыми, как ей его описывали когда-то, а белыми. Как же тогда он мог все это терпеть? Окруженный мертвецами, ужасным зловонием, гигантскими тварями… Она содрогнулась и заставила себя сосредоточиться. Нежить, которая ему подчинялась, просто стояла, ожидая приказов. Люди – некроманты, подумала Сильвана, и на нее накатила волна отвращения – были слишком заняты созданием новых чудовищ, чтобы расставлять часовых. Словно они и не думали, что могут принять поражение. Их самонадеянность станет их погибелью. Она ждала, наблюдая, пока ее лучники не заняли позиции. Предупрежденная Келмарином, она собрала почти две трети всех своих следопытов. Она твердо верила, что Артас не сможет преодолеть волшебные эльфийские врата, защищающие Кель’Талас. Чтобы сделать это, ему просто не хватит знаний. Но… до этого она тоже не верила вещам, которые, однако, теперь видела собственными глазами. Лучше устранить угрозу здесь и сейчас. Она бросила взгляд на Шелдарису и Вор’атила. Они заметили ее взгляд и кивнули. Они были готовы. Сильване хотелось нанести удар, застать врага врасплох, но принципы чести запрещали ей. Ведь никто не сложит песен о том, как генерал следопытов, Сильвана Ветрокрылая, защитила свою родину бесчестным путем.

– За Кель’Талас, – прошептала она на выдохе и вышла. – Вам здесь делать нечего! – прокричала она, ее голос был ясным, мелодичным и сильным. Артас развернул своего коня-скелета – на мгновение Сильване стало жаль бедное животное – и встал к ней лицом к лицу, пристально ее изучая. Некроманты замолчали, повернувшись к своему господину и ожидая инструкций. – Я Сильвана Ветрокрылая, генерал следопытов Луносвета. Советую вам повернуть назад.

Губы Артаса – серые, серые на белом лице, хотя почему-то она знала, что он все еще жив – скривились в улыбке. Он развеселился.

– Это тебе надо повернуть назад, Сильвана, – ответил он, намеренно опустив ее чин. Его голос звучал бы приятным баритоном, если бы не был оттенен… чем-то. Чем-то, что заставило даже ее пылкое сердце на мгновение замереть, когда она услышала его. Она взяла себя в руки. – Сама смерть пришла в ваши земли.

Ее голубые глаза сузились.

– Делай, что хочешь, – с вызовом ответила она. – Эльфийские врата, ведущие в наше королевство, надежно защищены. Тебе не пройти.

Она натянула тетиву на луке – сигнал к атаке. Через секунду в воздухе прожужжали дюжины стрел. Сильвана выбрала целью человеческого – или когда-то бывшего человеком – принца, и прицелилась она как никогда метко. Просвистела стрела, прямо в неприкрытую шлемом голову Артаса. Но за миг она увидела бело-синюю вспышку. Сильвана смотрела в изумлении. Быстрее, чем она могла осознать, Артас поднял свой меч, руны на котором испускали то самое ледяное бело-синее сияние, и перерезал стрелу пополам. – В битву, мои воины – убейте их всех, чтобы они смогли служить мне и моему повелителю! – закричал Артас. Его голос отдавал эхом со странной силой. И теперь мертвая лошадь несла его с неестественной быстротой вперед, и она поняла, что его ужасающие войска пошли в наступление. Когда они понеслись к ней и ее следопытам, она подумала о рое насекомых, совершенных в своем бездумном единстве. У лучников были свои инструкции – вырезать сначала живых, а затем горящими стрелами предать огню мертвых. Первый град стрел накрыл почти всех сектантов. Второй залп пылающих стрел обрушился на ходячие трупы. Но, даже задержавшись – некоторые сгорали как сухой фитиль, сырые и гниющие, они нахлынули волной. Каким-то образом они умудрялись вскарабкаться по почти вертикальным стенам из земли и камней, где расположились ее следопыты. К счастью, некоторые так сильно разложились, что их гниющие конечности отрывались от тел. Но падение их не останавливало. Они все напирали вперед, вверх, навстречу ее следопытам, которым теперь пришлось обнажить свои мечи. Они были прекрасными воинами и превосходно сражались в ближнем бою. Сражались против тех, кого останавливала потеря крови или рук и ног. Но против них… Мертвые лапы, оканчивающиеся не пальцами, а когтями, добрались до Шелдарисы. Со страхом на лице, рыжеволосая эльфийка яростно сражалась, ее губы шевелились в воинственном кличе, которого Сильвана не слышала. Но они все наступали, окружая ее, и Сильвана чувствовала глубокую боль, видя, как Шелдарис пала под их натиском. Она натягивала тетиву и отпускала, натягивала и отпускала, быстрее, чем мысли пролетали в ее голове, сосредоточившись на битве. Краем глаза она увидела, как одна из гигантских крылатых тварей с серой, как камень, кожей, устремилась вниз в трех метрах от нее. Ее морда, как у летучей мыши, исказилась в ликовании, когда она спустилась вниз и легко, словно плод с дерева, схватила Вор’атила и понесла его ввысь. Ее когти глубоко вонзились в плечи воина, и кровь брызнула на Сильвану, когда тварь устремилась вверх со своей добычей. Вор’атил бился в хватке зверя, его пальцы нашли и вынули кинжал. Сильвана со стонущей нежити внизу переключила свое внимание на чудовище сверху. Она выстрелила прямо в его шею. Стрела отскочила, без всякого вреда. Существо повернуло свою голову и зарычало, устав развлекаться с Вор’атилом. Оно отпустило одну руку и полоснуло своими когтями по шее воина, небрежно бросило его и развернулось, в поисках новой жертвы. В безмолвном горе, Сильвана смотрела, как ее друг бездыханным рухнул на землю в кучу мертвых сектантов, которых убили ее следопыты. Она открыла рот от удивления. Сектанты зашевелились. Из их тел торчали оперенные стрелы, порой в одном трупе их было больше дюжины, а они все еще шевелились.

– Нет, – не веря увиденному, прошептала она. Ее полный ужаса взгляд обратился к Артасу. Принц смотрел прямо на нее, ухмыляясь мерзкой улыбкой. Одной могучей рукой в рукавице он сжимал рунический клинок. Другая была поднята в манящем жесте, и пока она смотрела, еще один убитый человек зашевелился и неуклюже поднялся на ноги, выдергивая стрелу из своего глаза, будто вытаскивая щепку из одежды. Ее атака ничего не стоила Артасу. Любой падший будет поднят его темной магией. Он видел в ее глазах, как она все поняла и разгневалась, и громко засмеялся.

– Я же пытался сказать тебе, – кричал он, его голос заглушал шум битвы. – А ты все снабжаешь меня новыми рекрутами…

Он повторил жест, и еще одно тело задергалось, будто его тащили вверх и заставляли встать на ноги. Тело, стройное и мускулистое, с длинными черными волосами, собранными сзади в конский хвост, со смуглой кожей и заостренными ушами. Кровь все еще ручейками сочилась из четырех ран на горле, а голова качалась из стороны в сторону, переломанная шея не могла удержать ее. Мертвые, некогда голубые как летнее небо, глаза искали Сильвану. И медленно он начал двигаться к ней. Вор’атил. В этот момент она почувствовала, как под ней слегка вздрогнули врата. Она была так растеряна убийством и воскрешением тех, кому следовало остаться мертвым, что не заметила его осадные орудия, маневрирующие на поле боя. К вратам издалека шагали твари размером с огра, собранные из разных трупов. А вместе с ними громадные пауки. Затем что-то с мягким хлюпающим звуком ударилось об стену. Влага обрызгала Сильвану. На долю секунды ее разум отказывался принять то, что она видела, но реальность происходящего взяла вверх. Артас не только поднимал трупы высших эльфов. Он метал их тела – или их куски – назад в Сильвану, как снаряды. Сильвана тяжело сглотнула, а затем отдала приказ, который еще только несколько минут назад и представить себе не могла, что когда-нибудь отдаст.

– Шинду фала на! Отходим ко вторым вратам! Отступаем!

Те, что остались – ах, как до жалости мало их было, но, по крайней мере, они были живы и сражались под ее командованием – тут же повиновались, поднимая раненых и закидывая их себе на плечи, ручейки пота стекали по их бледным лицам, на которых отражался тот же с трудом сдерживаемый страх, что терзал и ее. Они убегали. Это нельзя было назвать по-другому. Это было не организованное, скоординированное, военное отступление, а настоящее бегство. Сильвана бежала, помогая нести раненых, как только могла, и мысли в ее голове сменялись так же быстро, как они бежали. Позади себя она услышала звук, который доселе было невозможно даже представить, звук ломающихся врат и рев нежити, воющей в своем триумфе. Ее сердце, казалось, вот-вот разорвется в муках. Он сделал это – но как? Как? Его голос, сильный, звучный, оттененный этой непонятной силой чего-то темного и ужасного, прогремел над всеобщим шумом.

– Эльфийские врата пали! Вперед, мои воины! Вперед – к победе!

Почему-то для Сильваны самым страшным, самым ужасным в этом ликующем, злорадном зове была… привязанность… которая чувствовалась в нем. Она схватила за рукав молодого мужчину, бегущего рядом с ней.

– Тел’кор, – крикнула она. – Отправляйся на Плато Солнечного Колодца. Расскажи им о том, что мы здесь видели. Скажи им – чтобы были готовы.

Тел’кор был достаточно юным, чтобы позволить разочарованию промелькнуть на его красивом лице при мысли, что он не будет участвовать в битве, однако он кивнул своей золотой головой в знак понимания. Сильвана колебалась.

– Леди?

– Скажи им – возможно, нас предали.

Тел’кор побледнел и кивнул. Он помчался как стрела, выпущенная из лука. Он был хорошим лучником, но Сильвана не питала иллюзий, что один лишний лук мог переломить исход сражения. Но если же маги, контролирующие и направляющие энергии Солнечного Колодца, будут знать, что им грозит – это может. Теперь они бежали на север, и когда ее войска пересекали мост, она неожиданно остановилась на бегу, резко развернулась и взглянула назад. Сильвана с трудом дышала. Она ожидала увидеть, как идет Артас и его армия тьмы. Это должно было быть ужасно: нежить, поганища, летающие, похожие на летучих мышей, твари, гигантские пауки – целые сотни, с безжалостной решимостью несущиеся вниз. Подобно тому, как удар оставляет рану, плуг оставляет борозду, земля, по которой прошли мертвые, была черной и бесплодной. Даже хуже; Сильвана вспомнила сгоревшие леса, оставленные после себя орками, и их природа со временем восстановит. Но это – это был жуткий темный след смерти, будто омерзительная сила, державшая эти трупы в подчинении, убивали саму землю там, где они шли. Яд, они были как яд, а эта темная магия – порождением безумца. И это должно быть остановлено. Она остановилась только на мгновение, хотя ей показалось, будто была целую жизнь.

– Стойте! – закричала она ясным, сильным и решительным голосом. – Здесь мы остановимся.

Они на мгновенье растерялись, затем все поняли. Она быстро раздавала инструкции, а они неслись их выполнять. Многие из них замерли в ужасе, только сейчас бросив ошеломленный взгляд на раненную землю, которая так ужаснула их генерала, но они быстро оправились. Потом будет время, чтобы обеспокоиться об исцелении измученной земли. Сейчас они должны остановить распространение страшного шрама. Вонь обгоняла армию, но Сильвана и ее следопыты уже были готовы к ней. Она уже не ослабляла их, как раньше. Она стояла на мосту с высоко поднятой головой, ее черный капюшон скользнул, обнажив ярко-золотые волосы. Армия мертвых замедлилась, а потом и вовсе остановилась, озадачившись этим зрелищем. Мерзкие фургоны, осадные машины и катапульты с грохотом остановились. Скелет коня Артаса встал на дыбы, он нагнулся и погладил костлявую шею, словно живого зверя. Сильвана почувствовала тошнотворную дрожь, когда животное ответило на прикосновение хозяина.

– Хорошая работа, – сказал Артас, его голос сквозил шутливостью, похожей на теплоту. – Надеюсь, это не те самые ох-какие-невероятные эльфийские врата, о которых я так наслышан. Сильвана заставила себя улыбнуться в ответ.

– Нет, не совсем. Но тебе это покажется неприятным препятствием.

– Леди, это всего-навсего обыкновенный мост. Ну вот, опять, как же эльфы любят надевать на кошек бумажные гривы и называть их львами.

На миг она оглядела его армию, ее гнев смешался с притворным самодовольством.

– Ты прошел через эти врата, убийца, но следующие тебе не по плечу. Внутренние врата Луносвета открываются особым ключом, который тебе никогда не достать!

Она кивнула своим спутникам, и те побежали через мост, чтобы присоединиться к своим товарищам на другой стороне. Все шутливость Артаса испарилась, его тусклые глаза сверкнули. Рука в перчатке сжала рунический клинок. Швы на ней затрещали.

– Ты зря теряешь время, женщина. Нельзя остановить неизбежное. Хотя я нашел забавным смотреть, как ты убегаешь.

Теперь Сильвана рассмеялась разгневанным, удовлетворенным голосом, который шел из самых глубин ее души.

– Думаешь, я убегаю от тебя? Сразу видно, что ты никогда не имел дела с эльфами. Хоть что-то, подумала она, было восхитительно просто. Сильвана подняла свою руку, бросила абсолютно не магическое, довольно практичное зажигательное устройство, и побежала, пока мост взорвался. Серебряные и золотые деревья радушно приняли их, склонившись и скрыв их от врага. Прежде, чем уйти слишком далеко, она услышала нечто, что заставило ее свирепо улыбнуться.

– Эта женщина начинает действовать мне на нервы.

Да. Действовать тебе на нервы. Изводить тебя, как воробей ястреба. Элрендар делит пополам Леса Вечной песни, и нескоро ты найдешь переправу для своих чудовищных машин. Она понимала, что это была лишь задержка, не более. Но если армия задержится достаточно долго, возможно, она успеет отправить в город сообщение. Ее охватило беспокойство. Кажется, Артас в высшей степени был уверен, что сможет преодолеть магию, защищавшую эльфийские врата. Он уже показал некую осведомленность, когда смог уничтожить первые врата. Конечно, они не были защищены магией так, как вторые. Да и как она могла судить, высокомерие – его нормальное состояние, но… возможно ли это? Пилящая ее неуверенность, которая побудило ее добавить последнее предупреждение в сообщение Тел’кора к магам, вновь зашевелилась внутри нее. Знал ли Артас о ключе?







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 165. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия