Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Культура мышления




 

 

Сначала ответим на вопрос: является ли способность логически мыслитьнеотъемлемым свойством всякого человека (как разумного существа)? Ответ будет, безусловно, положительным: разумеется, да! Но тогда возникает еще один вопрос, тесно связанный с этим: нужно ли в таком случае учить человека мыслить логично? Мы ведь прекрасно знаем, что любой взрослый человек с обыкновенными способностями умеет оперировать понятиями, высказывать суждения, проводить рассуждения, доказывать, опровергать,… одним словом — умозаключать. Иначе говоря, осуществлять те умственные действия, операции, изучением которых и занимается такая наука как формальная логика. Совокупность соответствующих знаний, умений и навыков и составляет логическую культуру личности, образует логическую составляющую его общей культуры мышления. Следовательно, можно констатировать, что каждый человек — независимо от того, изучал ли он науку логику или нет, — обладает определенной логической культурой, и что достигнутый им уровень культуры мышления имеет определенную логическую составляющую. Однако, мы прекрасно понимаем, что можно и нужно говорить и об уровне логической культуры.Мы отдаем себе отчет в том, что лучше иметь не очень низкий уровень логической культуры, а возможно более высокий. При этом важно осознавать, что для каждого из нас существует не только проблема достижения определенного (достаточно высокого) уровнякультуры мышления и одной из важнейших его составляющих — логической культуры, но и проблема поддержания достигнутого уровня. Еще в ХУП веке два замечательных ученых, последователей гениального французского мыслителя Р. Декарта, — А. Арно и П. Николь — в предисловии к своему знаменитому учебнику по логике (имеющему по обычаю того времени весьма пространное название: «Логика или искусство мыслить, где помимо обычных правил содержатся некоторые новые соображения, полезные для развития способности суждения) писали о том, что «прежде всего надо бы приложить старания к тому, чтобы развить данную нам способность суждения, довести ее до наивысшего доступного нам совершенства». Они исходили из того, что «правильность ума неизмеримо важнее любых (даже весьма обширных) умозрительных знаний», В этом замечании можно видеть «перекличку» с очень известным высказыванием великого мыслителя античности Гераклита: «Многознание уму не научает».

Чем же определяется уровень логической культуры каждого человека? Конечно же, здесь важен некоторый врожденный потенциал и он, очевидно, различен у разных людей. Поэтому не следует упрощенно понимать мысль Р. Декарта, высказанную им в знаменитой работе «Рассуждение о методе»: «…способность правильно судить и отличать истинное от ложного — что, собственно, и именуется здравым смыслом или разумом — от природы у всех людей одинакова». Эту мысль Р.Декарта, пожалуй, стоит соотносить с утверждением его последователей (А. Арно и П. Николя) о том, что правильность суждений — на удивление редкое свойство и что встречается великое множество неправильных умов, «почти неспособных отличить истину от лжи». Примечательна и характеристика таких умов. Обладатели «неправильных» умов толкуют обо всем вкривь и вкось; довольствуются самыми слабыми доводами и притом хотят, чтобы ими довольствовались и другие; их сбивает с толку малейшая видимость; они постоянно впадают в излишества и крайности; у них нет твердой уверенности в усвоенных истинах, так как принять эти истины их заставляет случай, а не глубокие знания; или же, наоборот, они упрямо стоят на своем им не слушают ничего, что могло бы вывести их из заблуждения; они смело высказываются о том, чего они не знают и чего, быть может, не понял еще ни один человек… Поэтому «неправильность ума» является главной причиной большей части ошибок, совершаемых нами в повседневной жизни: беспочвенных раздоров, скоропалительных решений, непродуманных начинаний,…».

Очевидно, решающая роль в формировании культуры ума, культуры мышления каждого человека принадлежит социальной среде. Именно она оказывается тем реальным, жизненным контекстом, который оказывает на человека постоянное воздействие и формирует его логико-операциональные умения. Э.В. Ильенков, размышляя над проблемой развития мышления у детей, отмечал, что надо так организовать процесс усвоения знаний, процесс усвоения умственной культуры,как организует его лучший учитель —жизнь; так, чтобы человек постоянно был вынужден тренировать не только (и даже не столько) память, сколько способность самостоятельно решать задачи, требующие мышления в собственном и точном смысле слова. Подобно тому, как человек учится говорить в контактах с другими людьми, он учится и мыслить.Люди формируются, воспитываются в определенной нравственной, эстетической, политической, и т.д. «атмосфере», но точно также они формируются и в определенной логосфере.Будем понимать под этим, условно говоря, некое «царство» смыслов и значений, которое образуется на основе слов, высказываний, рассуждений в процессе общения людей. Для каждого человека по мере его взросления она постепенно расширяется. Логосфера современного общества в значительной степени определяется функционированием сообщений массовой обращенности (пресса, телевидение, радиопередачи, интернет,…). Они являются не только источниками информации, но и приучают воспроизводить различные интеллектуальные операции, косвенно обучают навыкам мышления, существенно определяют логическую культуру общества как некой целостности, формируют культуру мышления, логическую культуру личности. Поэтому, если ставить задачу сохранения чистоты логосферы, то средствам массовой коммуникации следовало бы уделять соответствующее этой задаче внимание. Внимание, очевидно, не меньшее, чем при решении задачи сохранения чистоты атмосферы, гидросферы и т.п. Однако мы хорошо знаем, как долог и тернист бывает путь от должного к действительному. В современных средствах массовой коммуникации культивируются скорее стандарты, способствующие деформации, разрушению, засорению логосферы, нежели содействующие ее улучшению.

Например, аргументация выступает как специфический коммуникативный процесс, предназначенный не столько для строго логического обоснования какого-либо положения, сколько для его принятия, одобрения и т.п. Иначе говоря, к аргументации прибегают в рамках процесса коммуникации тогда, когда появляется необходимость убедить реципиента (зрителя, слушателя, читателя) в приемлемости выдвинутого положения, утверждения. В современном обществе «логосфера» находится под сильнейшим воздействием системы массовой коммуникации, средств массовой информации. И при этом всем хорошо известно, что в средствах массовой информации, в области массовой культуры, вообще в системе массовой коммуникации культивируются очень низкие стандарты, образцы аргументации. Преобладают призывы, уверения, побуждения, апелляция к эмоциям, чувствам, инстинктам, подсознанию, образному мышлению. Стараются использовать все, что угодно, но только не рационально выстроенную логически корректную аргументацию. Эксплуатируется способность чувствовать, воспринимать, эмоционально реагировать и т.п., но не способность аналитически, взвешенно, критически понимать. При этом ставится (и часто достигается) цель: создать у реципиента ощущение понимания, иллюзию понимания, но не действительное понимание. А действительное пониманиеесть понимание, опирающееся на действительность, на реальность.

Таким образом, обнаруживается стремление всячески преувеличить значение субъективных моментов, присущих аргументативному процессу, за счет принижения того, что выводит нас к объективности, к истине, к тому, что соответствует действительности. Разумеется, увлечение это не новое: почти 2,5 тыс. лет тому назад Сократ с горечью отмечал, что в судах решительно никому нет никакого дела до истины, важна только убедительность, что даже следует умалчивать о том, что было в действительности, если это неправдоподобно, и изо всех сил гнаться за правдоподобием, зачастую распрощавшись с истиной. Все это приводит к тому, что аргументация в коммуникативном процессе (особенно в процессах массовой коммуникации) характеризуется следующими свойствами.

1. Систематически используются бездоказательные утверждения.

2. Неумеренно используются гипотетические, вероятностные рассуждения.

3. Слишком часто для обоснования какого-либо тезиса прибегают к весьма поверхностной, нестрогой аналогии.

4. Постоянно игнорируется необходимость уточнения смысла и значения терминов.

5. Непрестанно совершаются логические ошибки, причем зачастую такие, обнаружение и устранение которых не требует «необыкновенной» квалификации.

6. Беззастенчиво используются софистические приемы.

7. Совершенно сознательно пренебрегают такой формой обоснования и принятия утверждений как доказательство.

Размышляя над проблемой культуры мышления, логической культуры, очевидно, не обойтись без соотнесения таких «вещей» как: значение интуиции, значение здравого смысла, значение знания логики. Дело в том, что логические операции различного рода в типичных ситуациях осуществляются каждым человеком автоматически, неосознанно. И в этом случае можно говорить об интуитивном подходе, об интуитивной оценке каких-либо явлений. Конечно, развитая интуиция весьма ценное качество, но появляется она у человека не от «духа святого», и не из воздуха возникает. Интуиция развивается на основе накопления и упорядочения огромного опыта различных видов деятельности, и не в последнюю очередь — умственной деятельности. Но это та часть опыта, которая не подвергалась рефлексии, осмыслению. И вряд ли кто-либо будет оспаривать, что наиболее значимой, ценной можно считать в первую очередь «профессиональную интуицию» — интуицию врача, инженера-конструктора, ученого, и т.д., но не «обыденную интуицию», так называемый «внутренний голос», «сообщения» которого запоминаются, если они подтвердились, и благополучно забываются (в силу известного психологического механизма), если этого не случилось.

Как недостаток интуиции можно отметить, что интуиция по самой своей природе чужда аналитическому подходу, чужда одному из важнейших вопросов науки и практики: почему?Почему случилось так, а не иначе? Почему произошло именно это, а не что-либо другое? Кроме того, в проблемных ситуациях, когда не может быть получен один единственный, однозначный ответ, интуиция оказывается слишком зыбкой основой для принятия какого-то решения или предпочтения какого-либо ответа. Наконец, можно утверждать, что интуиция оказывается негодным средством для решения спорных вопросов.

В самом деле, люди, защищающие противоположные точки зрения, находящиеся на противоположных позициях, могут с равными основаниями апеллировать к собственной интуиции. Даже если человек будет при этом очень выразительно подчеркивать, что он «совершенно убежден» в чем-либо, но не приведет никаких иных оснований, кроме ссылок на свою интуицию, это будет не более чем уверения, которыми можно пренебречь. Здесь оказывается необходимым анализ, пусть даже в простейшем его виде — анализ на уровне здравого смысла. Однако возможности здравого смысла весьма невелики, хотя, справедливости ради, надо отметить и то, что во многих сферах (не только в обыденной, но и в экономической, социальной, политической,…) наши действия не удовлетворяют даже его простым требованиям. Слишком много в нашей жизни того, что не соответствует здравому смыслу. Поэтому даже минимум логических знаний, полученных в результате осмысления логического процесса,осуществляемого нами каждодневно, осмысления основных форм, законов, правил, схем абстрактного мышления является совершенно необходимым для осуществления не только более основательного, но и более экономного и более эффективного анализа, для повышения культуры мышления.

Здравый смысл по сути дела не может вывести нас за границы конкретного (конкретного материала, конкретных обстоятельств, условий,…), а логикавыводит нас к некоторой общей модели, общей схеме, общим правилам. Здравый смысл вынужден всякий раз как бы «изобретать велосипед», а иногда даже пытаться создать «вечный двигатель». Логика же избавляет нас от усилий подобного рода.

Любая наука, в том числе и логика, достаточно ясно и четко формулирует список запретов и тем самым позволяет различать возможное и невозможное. Апелляция к здравому смыслу, к неким «самоочевидностям» характерна не только для обыденного сознания. В сфере гуманитарного знания ситуация, пожалуй, родственная. В гуманитарных науках, как правило, нет сложных и пространных доказательств дедуктивного характера. Рассуждения и доказательства, которые там встречаются, обычно являются более краткими и легкими по сравнению, например, с математическими, или проводимыми в области теоретической физики. В силу этого для проведения дедуктивных рассуждений в гуманитарных науках, как правило, бывает достаточно обычной логической интуиции. Однако, как уже отмечалось, интуиция не берется «из воздуха». Поэтому должно быть совершенно ясно и понятно, что тот, кто логически менее подготовлен, обычно совершает больше ошибок в самостоятельном мышлении, нежели тот, кто получил в логике достаточную тренировку.

Любому преподавателю логики хорошо известно, что для того, чтобы на основе логического квадрата из некоторого высказывания, например, истинного общеутвердительного вывести все остальные и установить их истинностное значение, то есть, констатировать, что «Если верно, что все акулы опасны, то неверно, что ни одна из них не является опасной, точно так же неверно, что некоторые не опасны, однако, безусловно, верно, что некоторые опасны», не требуются какие-то необыкновенные способности. Чтобы осуществить такой вывод, получить такие заключения, вполне достаточно здравого смысла и обычной логической интуиции. Но практика свидетельствует, что очень немногие студенты не совершают при этом выведении логических ошибок (если они должны получить все логически возможные следствия).

Таким образом, можно утверждать, что занятия логикой совершенно необходимы для выработки тех элементарных (но очень важных!) логических навыков, которые необходимы для надежного и эффективного проведения дедуктивных рассуждений. Для того, чтобы логическая интуиция имела более надежное основание, необходима достаточно интенсивная интеллектуальная практика, выполнение специально подобранных логических заданий и упражнений.

Весьма полезны как упражнения типа: (а) анализ рассуждений, которые представляются нам ошибочными (и нахождении там скрытых ошибок — если они там есть); (б) анализ безошибочных рассуждений ( «образцовых»).

При этом надо помнить о типичных ошибках интуиции, например: (1) пренебрежение размерами «выборки» — когда выдвигают гипотезы и делают выводы из ограниченного и явно недостаточного числа наблюдений («грех», который случается не только с «наивными обывателями», но, порой, и с опытными исследователями); (2) игнорирование интервала принципиальной предсказуемости явления, особенно при так называемых «экспертных оценках». Эксперты часто проявляют куда большую категоричность, чем позволяют их знания о предмете; (3) ошибки при оценке частоты каких-либо явлений — те, которые легче воспроизводятся памятью, кажутся более частыми; (4) «мнимая корреляция» двух событий — основывается на том, насколько сильна в памяти ассоциативная связь между ними (но сила этой связи определяется не только частотой совпадения событий, но и эмоциональной окраской, сравнительной недавностью совпадения, значимостью); (5) ошибки при оценке вероятности сложных событий — ориентиром здесь служит вероятность элементарного события. Но в случае «конъюнктивных событий» вероятность успеха на каждом отдельном этапе значительно выше вероятности осуществления всехэтапов сложного события; с «дизъюнктивными событиями» — наоборот: оценка их вероятности интуитивно существенно занижается.

Говоря о необходимости изучения логики для повышения уровня культуры мышления, надо отметить и следующее: мы допустим логическую ошибку, если отождествим термины «не изучавший логику» и «не овладевший логикой». Многие готовы согласиться со следующим рассуждением: существует огромная масса людей, которые никогда и нигде не изучали логику и, тем не менее, мыслят правильно и вполне обходятся так называемой «естественной логикой». В то же время имеются люди, которые логику изучали, успешно сдавали экзамен по логике (или получали зачет), но нарушающие логические правила и законы. Конечно, при этом необходимо уточнить, что есть люди, прекрасно овладевшие логикой и сознательно нарушающие законы и правила (таких можно называть софистами, интеллектуальными мошенниками и т.п.), а также есть люди, бессознательно, неосознанно нарушающие логические законы и правила — это люди, которых и многознание «логическому уму» не научает.

Ясно, что исходной позицией в познавательной деятельности обычного человека является именно эта «естественная» логика. Но если на основе анализа успешной мыслительной, познавательной деятельности была создананаука логики,то это значит, что люди приобрели мощное орудие, («органон»), позволяющее работать в области познания более основательно, эффективно и продуктивно, нежели лишь с помощью «естественной» логики. Логика нужна всюду, она требуется на любом жизненном поприще, важна в любой деятельности, но особое значение имеет для научной деятельности, так как дает нужную подготовку для занятий наукой. Каждая наука имеет дело с переработкой понятий, с систематизацией, упорядочением знания и т.п., что требует соответствующей логической подготовленности. Когда очень быстро возрастает объем информации, резко увеличивается масса научных знаний, тогда с неизбежностью возникают и трудности их усвоения. Логика и здесь может и должна быть достаточно эффективным средством, позволяющим уменьшить эти трудности, в частности, тем, что, способствуя овладению логическим строем науки, она помогает избавиться от необходимости усвоения массы деталей и подробностей, содержащихся в ней.

Большое значение имеет знание логики, уверенное владение арсеналом логических средств в научных спорах. Если участники научной дискуссии исходят из одних и тех же истинных посылок, но в ходе рассуждения приходят к разным выводам (заключениям), то ясно, что все заключения не могут одновременно истинными. Чтобы заставить оппонента встать на истинный путь, надо вскрыть логические ошибки в его рассуждении, а для этого необходимо самому хорошо знать логические правила и законы. Бывает, что достаточно знания только логических правил, чтобы обнаружить несостоятельность какого-либо рассуждения.

Ярким примером чисто логического опровержения такого положения, истинность которого интуитивно представляется вполне очевидной, является следующее. Например, долгое время считалось несомненным, что тело с большей массой будет падать с некоторой высоты на землю с большей скоростью, нежели тело более легкое. Для опровержения вполне достаточно провести такое рассуждение: Пусть большой камень падает с некоторой скоростью. Тогда камень поменьше будет падать с меньшей скоростью. Теперь предположим, что мы сложили эти камни. С какой скоростью будет падать этот камень, вес которого равен весу первых двух? С одной стороны, его скорость должна быть больше скорости падения большего камня. С другой стороны, скорость его должна быть меньше скорости большего камня, потому что мы ведь к большему камню присоединили меньший, который, имея меньшую скорость падения, будет уменьшать скорость падения большего камня (по сравнению с его первоначальной скоростью). Получается явное противоречие: скорость двойного камня одновременно и больше и меньше скорости большего камня. Чтобы устранить это противоречие, надо сделать допущение, что все тела падают с равным ускорением.

Очень большое значение имеет логика для выражения мыслей в письменной и устной форме. Чтобы мысли легко и правильно воспринимались, чтобы не возникало противоречий при их изложении, чтобы они однозначно истолковывались, чтобы вполне очевидной была их связь, обоснованность, последовательность и т.д., мыслям надо придать соответствующий порядок, который по существу есть логический порядок. Одна из основных задач при изучении логики и повышении логической культуры — как можно глубже и основательнее освоить логические средства, формы абстрактного мышления, методы, правила, законы логики.

Выдающиеся умы всегда придавали логике, логичности большое значение. Отсутствие «логической школы» у человека, претендующего на высокий уровень культуры мышления, можно считать серьезным недостатком. Еще в Х1Х веке Ф. Энгельс отметил, что формальная логика представляет собой, прежде всего, метод для отыскания новых результатов, для перехода от известного к неизвестному, то есть, имеет и эвристическоезначение. И это в достаточной степени было подтверждено развитием логики в ХХ веке и достигнутыми результатами. Поэтому глубоко неправ был Г.В.Ф. Гегель, пытавшийся иронизировать по поводу логики, говоря, что логика-де учит правильно мыслить так же, как физиология учит правильно переваривать пищу. Интересно сопоставить это высказывание Гегеля со словами великого русского физиолога И.П. Павлова: «Задачей физиологии является научитьчеловека, как правильно есть, дышать, как правильно работать и отдыхать…». Желая быть культурным человеком, надо ставить перед собой задачу непременно овладеть и логикой, составляющей основу общей культуры мышления.

Стремясь «развить данную нам способность суждения, довести ее до наивысшего доступного нам совершенства» (А. Арно, П. Николь), мы должны не упускать из виду проблему понимания.Наверное, следует даже сказать «контролируемого понимания», потому что слишком часто имеют место случаи, которые можно квалифицировать скорее как «иллюзию понимания», некое «внутреннее ощущение понятности», нежели действительное понимание.

Понимание, как компонент мышления, состоит, прежде всего, в выявлении и разрешении скрытых, т.е. явно не выраженных, вопросов в проблемных ситуациях – на основе использования имеющихся знаний и применения специальных приемов. Процесс понимания фактически будет складываться из: (а) точного знания значения слов; (б) умения устанавливать их связи в рамках высказываний; (г) наличия достаточного запаса знаний, необходимых для адекватного «восприятия» текста; (в) использования собственного тезауруса (системы терминов).

К сожалению, в настоящее время в процессе обучения негативно проявляют себя различные ограничения на глубину понимания. Эти ограничениясформировались совершенно стихийно, под давлением реальной практики. Они нигде не «прописаны», не декларируются, не выставляются как дидактические или методические требования, но они действуют.

В частности, в современной высшей школе слишком часто усвоение знаний предполагает ту меру их понимания, которая необходима всего лишь для их запоминания.В самом деле, углубляясь в сущность изучаемых проблем, стремясь достигнуть максимально возможной глубины понимания, можно ведь и не сдать зачет или экзамен. И, тем не менее, никто не оспаривает, что понимание смысла воспринимаемого текста и направленность мышления на углубление его понимания является важнейшей составной частью культуры ума.

Одним из многих возможных критериев, позволяющих установить, действительно ли студентом достигнуто понимание необходимого уровня, заключается в том, что он демонстрирует свою способность построить осмысленное высказывание в терминах того «специфического» языка, с помощью которого было выражено некоторое содержание, некоторое знание, относящееся к определенной предметной области. Иначе говоря, можно говорить о минимально «необходимом и достаточном» уровне понимания текста некоторым «субъектом понимания», если он в состоянии корректно (и самостоятельно!) оперировать терминами этого языка, не будучи скован необходимостью буквального воспроизведения исходного текста, если он способен на произвольные (в плане формы) трансформации текста.

Ясно, что уверенное владение логическим арсеналом оказывается очень важным. Логический анализ текста позволяет достигать более глубокого уровня понимания, нежели это возможно на основе «безотчетной» деятельности нашего мышления. А понять — значит приобрести такое знание, которое отражает суть вещей, соединяет нечто ранее неизвестное с уже известным, превращает ранее разрозненное в некую целостность, в систему. Поэтому повторим еще раз: овладение логикой необходимо каждому человеку, желающему обладать «интеллектуальной суверенностью»; даже минимум логических знаний, полученных в результате осмысления логического процесса, осуществляемого нами каждодневно, осмысления основных форм, законов, правил, схем абстрактного мышления является совершенно необходимым для осуществления не только более основательного, но и более экономного и более эффективного размышления, для повышения общей культуры мышления.

 

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 580. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.025 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7