Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Инвестиции. Тенденции развития СЧМ таковы, что все большее место в деятельности операторов занимают процессы группового принятия решений (ГПР)




 

Тенденции развития СЧМ таковы, что все большее место в деятельности операторов занимают процессы группового принятия решений (ГПР). Групповая дея­тельность, как показывается в главе XXVII, не являет­ся суммой индивидуальных деятельностей; включение в групповую деятельность влияет на формы и способы реализации индивидуального поведения операторов, в том числе и на принятие решения.

Под групповым принятием решения понимается осуществляемый группой выбор из ряда альтернатив в условиях взаимного обмена информацией при реше­нии общей для всех членов группы задачи. Процедура ГПР предполагает обязательное согласование мнений членов группы в отличие от групповой дискуссии, ко­торая обычно рассматривается как фаза, предшеству­ющая ГПР. В отдельных случаях ГПР используется в условиях ограниченного обмена информацией, когда члены группы могут сообщить о своих первоначаль­ных решениях. От ГПР следует отличать переход от индивидуальных решений к групповым без взаимодей­ствия участников.

Проведенные исследования свидетельствуют, что групповые решения не могут сводиться к сумме ин­дивидуальных, а являются специфическим продуктом группового взаимодействия. Имеются также данные о более высоком качестве групповых решений по срав­нению с индивидуальными. В то же время отмечается, что в процессе дискуссии могут возникнуть некоторые деформации (в частности, групповая поляризация и сдвиг к риску), снижающие качество групповых ре­шений.

Групповой поляризацией (от лат. polarisatia — смещение к полюсу) называется феномен, возникаю­щий как результат групповой дискуссии, в ходе кото­рой разнородные позиции участников не сглаживаются, а оформляются в конце дискуссии в две противополож­ные позиции, исключающие любые компромиссы. Под групповой поляризацией понимается также усиление в результате дискуссии экстремальности групповых решений по сравнению с усредненными решениями. Величина групповой поляризации тем больше, чем более смещены первоначальные предпочтения членов группы от средних значений.

Частным случаем групповой поляризации являет­ся сдвиг к риску. Под ним понимается возрастание рискованности групповых или индивидуальных решений после проведения групповой дискуссии по срав­нению с первоначальными решениями членов группы. Существуют три процедуры экспериментального ис­следования сдвига к риску:

■ сравнение первичных индивидуальных решений с согла­сованным групповым;

■ сравнение первичных индивидуальных решений после вынесения согласованного группового решения с вторич­ными индивидуальными;

■ сравнение первичных индивидуальных решений после проведения групповой дискуссии без обязательного со­гласования с вторичными индивидуальными.

Для объяснения сдвига к риску предложена гипо­теза, согласно которой каждый член группы в процес­се дискуссии пересматривает свое решение, чтобы приблизить его к ценностному стандарту группы. При изучении сравнительной ценности индивидуального и группового принятия решения следует учитывать уро­вень группового развития в данной группе.

До настоящего времени преобладающей тенденци­ей психологических работ ГПР является стремление рассматривать их в социально-психологическом контексте. Инженерно-психологические факторы ГПР рассматриваются сравнительно редко. Наиболее де­тально их анализ провел А.И. Нафтульев [117]. Эти факторы условно разбиты им на три группы: внешние, процессуальные, коммуникативные.

Среди внешних факторов выделены три подгруп­пы. Первая из них определяет факторы, связанные со структурой и организацией группы. Факторы второй подгруппы составляют групповые нормы, т. е. опера­ционные процедуры, которые определяют линию по­ведения операторов в процессе ГПР. Третья подгруп­па объединяет факторы, связанные с композицией (структурой) задачи. Для многих типов СЧМ наилуч­шей структурой является централизованная сеть (см. главу XXVII). В этом случае по сравнению с децентра­лизованной сетью достигается более высокая надежность, требуется меньшее время на тренировку груп­пы, группа становится более гибкой по отношению к различным системным требованиям и к организации взаимодействия.

Следует отметить, что структура группы и комму­никативная сеть определяют лишь общие черты груп­повой деятельности. В то же время другая подгруппа факторов — групповые нормы, или операциональные процедуры — придают деятельности специфические черты. Эти процедуры в значительной степени опре­деляют линию поведения (способ выполнения функций) отдельного оператора в процессе ГПР. В зависимости от сложности задачи, структуры группы операторы могут иметь различные мнения о том, как координиро­вать свои действия, на какой результат следует ориен­тироваться и т. п. Линии поведения отдельных опера­торов в совокупности определяют стратегию группы. Поэтому важной задачей является нахождение тех характеристик операционных процедур, воздействуя на которые можно оказать влияние на процесс форми­рования оптимальной стратегии. К числу таких харак­теристик операционных процедур относятся уровень их гибкости; возможность создания локальных специ­фических процедур выполнения задачи внутри груп­пы в рамках общей процедуры; направленное внеш­нее воздействие на выбор процедуры. Последнее означает, что если по каким-либо причинам операторы выбирают неадекватные тактики, то эффективность групповой деятельности может быть улучшена путем введения новых операционных процедур, стимулиру­ющих обсуждение альтернативных стратегий внутри группы.

При изучении третьей подгруппы факторов, свя­занных с композицией задачи, основное внимание следует уделить формальным характеристикам задачи, которые делятся на две части: внешние и системные. К внешним характеристикам относятся: число индика­торов (количество поступающей информации), метри­ка информации, взаимокорреляция между информационными сообщениями. К системным характеристикам относятся: распределение сообщений по их значимос­ти для ответного действия, функциональная взаимо­связь сообщений (сигналов) и требуемых ответных действия, принцип интеграции поступающей инфор­мации, предсказуемость задачи. Эти семь характерис­тик, естественно, взаимозависимы и взаимосвязаны, но тем не менее они играют важную эвристическую роль в разработке задач, в том числе и для целей тренировки.

Другую важную группу инженерно-психологичес­ких факторов ГПР составляют процессуальные факто­ры. Если освещение рассмотренных ранее входных факторов предполагало прежде всего анализ данных наиболее рельефно характеризующих связь эффектив­ности ГПР со структурно-функциональной организа­цией групповой деятельности, то процессуальные фак­торы примечательны прежде всего своим воздействием на процесс тренировки для ГПР.

Связь эффективности тренировки с этими фактора­ми необходимо рассматривать в нескольких планах: по­добие тренажера реальному объекту в случае групповой тренировки, соотношение индивидуальной и групповой тренировки, непосредственное воздействие разных форм и видов обратной связи на процесс тренировки и эффек­тивность ГПР. Эти вопросы специально рассматривают­ся в Разделе II, поэтому здесь мы ограничимся лишь не­которыми предварительными замечаниями.

Что касается подобия тренажера реальному объек­ту, считается, что степень этого подобия (особенно для деятельности, протекающей в неопределенной облас­ти) может быть весьма условной. Не обязательно, что­бы тренажер внешне копировал (имитировал) реаль­ный объект. Основным существенным требованием является постоянство (в концептуальном отношении) класса стимулов, т. е. применительно к задаче — по­стоянство ее формальных характеристик. Для случая ГПР игровые задачи, формальные характеристики ко­торых в статистическом смысле соответствуют харак­теристикам реальных задач, могут явиться мощным ин­струментом интенсификации тренировочного процесса.

Другим инструментом влияния на процесс трени­ровки является разумное сочетание групповых и ин­дивидуальных тренировок. Групповая деятельность способствует проявлению потенциальных возможнос­тей принимаемых решений. Однако для того, чтобы эти возможности стали реальными, необходимо соответ­ствующим образом организовать тренировку, приме­нять различные процедуры и средства, способствующие развитию творческого группового потенциала или группового интеллекта в принятии решений.

Применение обратной связи в большинстве случа­ев способствует повышению эффективности ГПР. При организации обратной связи необходимо учитывать, как содержащаяся в ней информация включается в деятель­ность в качестве средства анализа и решения задач. Для этого необходимо правильно выбрать тип обратной свя­зи: по конечному или промежуточным результатам, индивидуальную для каждого оператора или группо­вую, с упреждением или без него, о статистических характеристиках вероятностной задачи или о статистических характеристиках деятельности (собственной и других операторов) и т. п. Рекомендации по этим вопросам приведены в [40, 117].

Третьей группой факторов, оказывающих суще­ственное влияние на процесс и конечный результат ГПР, являются коммуникативные факторы. Важнейшим из них следует считать общение. Поэтому важным ус­ловием эффективности группового принятия решения является изучение его зависимости от форм, способов и средств общения. Поэтому при создании СЧМ опреде­ленное внимание должно уделяться проектированию коммуникативного аспекта групповой деятельности. Поскольку для многих СЧМ характерно решение задач с использованием ЭВМ, то возникает задача оптимиза­ции процесса коммуникации как отдельных операторов между собой, так и между операторами и ЭВМ. Основ­ная задача здесь состоит, очевидно, в такой организа­ции «коммуникативного поведения» ЭВМ, чтобы оно не противоречило в смысле внеконтекстных характерис­тик коммуникативным нормам и дисциплине общения с «человеческим партнером». Многие задачи в этом на­правлении могут быть решены в рамках развиваемой В.Ф. Вендой концепции гибридного интеллекта [17, 18].

Под гибридным интеллектом понимаются адаптив­ные системы взаимодействия, предназначенные для решения интеллектуальных задач, оптимального исполь­зования способностей каждого оператора и возможно­стей ЭВМ, СОИ и других технических средств деятель­ности и взаимодействия для составления интегральных моделей объектов и систем для прогнозирования их динамики и выработки управляющих решений. Выде­ляются следующие особенности систем гибридного интеллекта: многоуровневая взаимная адаптация ком­понентов системы, функционирование партнеров как единого оператора, общая ответственность и престиж, гибкое перераспределение лидерства и вспомогатель­ных функций между партнерами в зависимости от кон­кретной задачи и хода ее решения, совместный анализ и синтез информации в процессе ГПР, антропоцентри­ческий подход к синтезу информационно-вычислитель­ных систем. Последнее коренным образом отличает гибридный интеллект от искусственного, характерным для которого является ярко выраженный механоцентрический подход к решению данной задачи.

Системы гибридного интеллекта предназначены для выполнения функций, принципиально непосильных для одного интеллекта в заданных условиях и интерва­лах критериев эффективности. Разработка принципов построения систем гибридного интеллекта базируется на идеях об усилителе умственных способностей чело­века (У.Р. Эшби), симбиозе человека и машины (Дж. Линлиндер), совокупного интеллекта коллектива [94].

В качестве гибридного интеллекта могут выступать не только системы «человек — ЭВМ», но и группа лю­дей, располагающая информационно-вычислительным комплексом, большие коллективы операторов или ученых и др. Психологические проблемы гибридного интеллекта охватывают исследование процессов принятия решения в условиях общения (взаимодействия) человека не толь­ко с ЭВМ, но и с другими людьми. Одной из важнейших проблем оптимизации такого взаимодействия является разработка теории и языков диалога партнеров по взаи­модействию. Проблема языков встает прежде всего в плане формирования общей, коллективной психической модели внешнего мира. В этом плане весьма полезным может оказаться использование структурно-лингвисти­ческой концепции построения СЧМ [196].

В заключение отметим, что создание систем гиб­ридного интеллекта необходимо в свете все возраста­ющей сложности и дефицита времени в решении про­блем техники, экологии, энергетики, транспорта и других проблем как компенсация медленной естествен­ной эволюции индивидуальных интеллектуальных спо­собностей людей. Конкретные примеры реализации систем гибридного интеллекта приведены в [17].


 

Инвестиции

(Смаглюкова Татьяна Михайловна)

 







Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 104. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия