Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Краткое изложение Гештальта





Гештальт был разработан, главным образом, ис­ходя из интуиции Фрица Перлза, еврейского пси­хоаналитика, родом из Германии, иммигрировав­шего в возрасте 53 лет в США.

Можно указать дату появления концепции Геш­тальта — 1942 год — время выхода первой работы Перлза: «Эго, голод и агрессия», опубликованной в Южной Африке (куда Перлз сбежал от гонений нацистов).

Акт рождения и официального крещения Гешталь­та приходится на 1953 год, время появления в Нью-Йорке основной книги: «Гешталып-терапия». Но известной она стала гораздо позже (в Ка­лифорнии) в связи с широким движением «контр­культуры» 1968 года, которое прокатилось по всему северу планеты в поисках новых гуманис­тических ценностей творчества («фантазия о силе»), представляя каждому его долю ответствен­ности («аутоуправление») и пытаясь заново при­дать значение бытию по сравнению с имуществом, отделить знание от силы.

Сегодня Гештальт (вне психотерапии) обычно представляют как настоящую экзистенциальную философию, «искусство жить» в аутотентичном контакте, особый способ воззрения на взаимоот­ношения живого существа с миром, — и очень часто это противоречит традиционному взгляду. Гештальт придает большое значение синтезу вме­сто анализа, финализму (ориентированному в бу­дущее) взамен причинности, расположенной в «прошлом», творчеству и оригинальности взамен нормативности или «нормализации».

Благодаря гению Перлза и его коллег (а именно, Лоры Перлз и Поля Гудмана) был разработан к-герентый синтез многочисленных европейских, американских и восточных направлений филосо­фии, методологии и терапии, образующих таким образом новый Гештальт, в котором «целое есть нечто иное, чем сумма частей». Используя для этого традиционные «кирпичики», они построи­ли новое, совершенно оригинальное сооружение.

Гештальт располагается на пересечении психоана­лиза, психотелесных видов терапии, в духе Райха (бе­рущих начало из работ Вильгельма Райха, психоана­литика, отколовшегося от Фрейда), психодрамы, феноменологических и экзистенциальных подходов, различных направлений восточной философии.

Гештальт разрабатывает унифицированное воз­зрение на человеческое существо, интегрируя во­едино его сенсорные, аффективные, интеллекту­альные, социальные и духовные качества. Это позволяет представить глобальный опыт, где тело может разговаривать, а слово воплощаться.

Гештальт ставит акцент на осознании актуального опыта («здесь-и-теперь» — который, разумеется, охватывает всевозможное проявление всего того, что было пережито ранее), и реставрирует опыт эмоциональных и телесных ощущений, которые еще очень часто подвергаются цензуре — ведь в нашей культуре жестко предписывается внешнее выра­жение ярости, горя, тоски... , а также нежности, любви и радости!

Гештальт способствует аутентическому контакту с другими, креативному приспособлению организ­ма к его окружению, а также осознанию внутрен­них механизмов, которые очень часто нас подтал­кивают к повторяющемуся и устаревшему поведению, утратившему действенную силу. Он позволяет выявить процессы блокады и разрывы в нормальном цикле удовлетворения потребностей, он разоблачает наши избегания, наши страхи и наши подавления, как впрочем и наши иллюзии.

Цель Гештальта состоит не просто в разъяснении природы наших трудностей, а в экспериментиро­вании с наметками новых решений: к исследова­нию «знать почему» он добавляет «ощущать как» — основного двигателя изменений.

В Гештальте каждый отвечает за свой выбор и свои избегания. Каждый работает в удобном для него ритме и на подобающем уровне, в зависимости от того, что вдруг обнаружилось — касается ли это восприятия, эмоции или навязчивой идеи, акту­альной в настоящий момент, или же это касается возрождения давно минувшей ситуации, которая осталась неразрешенной и «незавершенной», или же речь идет о перспективах неясного и неопределенного будущего. Работа, как правило, является индивидуализированной, даже если она происходит в группе. Последняя тогда используется в качестве свидетеля, как поддержка или как «эхо»-усилитель.

Гештальт интегрирует и своеобразно объединяет множество разнообразных методов и технических приемов (вербальных и невербальных), таких как: сенсорное бодрствование, работа с энергией, ды­хание, тело и голос, эмоциональная экспрессия, работа со снами или мечтами, психодрама, твор­чество, (рисунки, лепка, музыка, танцы, и т.д.).

Короче говоря, речь идет не о понимании, ана­лизе и интерпретации событий, поведения и чувств, а скорее о содействии глобальному осоз-наванию того способа, каким мы действуем: на­ших процессов творческого приспособления к окружению, интеграции актуального в настоя­щий момент опыта, наших уходов и наших ме­ханизмов защиты (получивших название «устой­чивые» в гештальтистком смысле слова).

Третий путь

В данном случае речь идет о базовой установке (ко­торая отличается от таковой как в психоанализе, так и в бихевиоризме), образующей оригинальный «тре­тий путь». Ни понимание, ни обучение, а экспери­ментирование с целью максимального расширения нашего переживаемого поля и нашей свободы вы­бора; это попытка избежать как детерминизма, от­чуждающего от прошлого и от окружения, так и зависимости от нашей «исторической» или «геогра­фической» обусловленности, берущей начало в на­шем детстве или в нашей среде — и все это ради от­крытия страны свободы и ответственности:

«Важно не то, что сделали из меня, а то, что я сам сделал из того, что сделали из меня» Жан-Поль Сартр

Впрочем, речь не идет о том, чтобы наивно отри­цать как значение биологической наследственно­сти, так и опыт раннего детства, и тем более не стоит преуменьшать культурное давление соци­альной среды. Проблема состоит в том, чтобы изу­чить внутреннюю связанность моего целостного бытия в мире с тем, чтобы раскрыть и развить мой собственный стиль жизни, в его специфичности и оригинальности.

Прежде всего Гештальт предписывает как мож­но лучше узнать себя и принять себя таким, каков ты есть, а не пытаться измениться вуго­ду какому-то реальному или идеализированно­му эталону, каким бы он ни был: индивидуаль­ным или социальным, внутренним или внешним, философски-моральным или религиозным.

Быть тем, кто я есть, прежде чем стать чем-то дру­гим — именно в этом состоит «парадоксальная теория изменения» (Бейссер, 1970).

На практике эти принципы сводятся к особому методу работы в феноменологическом стиле, мето­ду, опирающемуся на некоторые технические приемы. Феноменология, породившая экзистенци­ализм, подчеркивает важность непосредственно­го и субъективного переживания каждого челове­ка, делает упор на персональном описании феномена (без интерпретации), на живом и кон­кретном ощущение «здесь и теперь»; следователь­но, она противопоставляет себя «объективистс­ким» намерениям бихевиоризма.

Очень часто, однако, эти технические приемы (не­которые из которых заимствованы из психодрамы, а многие, в свою очередь, использовались в других подходах, например, в транзактном анализе) сме­шиваются с самим Гештальтом. Так, люди, почти полностью пренебрегающие всеми фундаментальными принципами Гештальта, иногда говорят: «я работаю в Гештальте». При этом они просто исхо­дят из того, что в работе используется «пустой стул» или клиента заставляют говорить в подушку! Слов­но для того, чтобы создать психодраму, достаточ­но было бы просто сыграть комедию, а для того, чтобы «работать в психоанализе», достаточно было бы просто улечься на диване!







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 328. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия