Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Г. Вельск, ул. Дзержинского, д.59




 


На Дзержинского домик есть,

Что не можно глаз отвесть:

Окна – глазки вырезные,

Чердаки – все расписные.

Дом построил сей купец,

Сам московский молодец.

Где с женой, детьми он жил,

Только счастья не нажил.

Революция пришла,

Дом купца враз забрала.

Многим ведомствам служил,

Школой очень долго был.

В руки добрые попал, -

«Юрьевым подворьем» стал.

Принимают здесь гостей,

Аж с заморских волостей.

С виду дом преобразился

И внутри весь обновился.

Но облика не растерял-

Украшеньем Вельска стал!


В нашем городе Вельске много зданий с интересным историческим прошлым. Когда идёшь по центральной улице Дзержинского (бывшая улица Вологодская) загадочность, красота и величие дома № 59 меня всегда притягивали. Глядя на этот дом, мне захотелось узнать его историю, кто его построил, кто раньше жил в нём, что в нём располагалось.

Здание, находящееся по адресу: г. Вельск, ул. Вологодская, д. 59,было построено в конце XIX (19) века и принадлежало крестьянке Анне Асекритовне Юдиной, которая была очень красивой, интеллектуальной, дородной и видной женщиной. Она нигде не работала, была хорошей рассказчицей. Анна Асекритовна познакомилась с купцом Юдиным в Москве, когда ездила к родственникам. На момент знакомства ему было 60 лет, он был уже женат второй раз, она тоже была замужем. Но они всё равно поженились, и купец Юдин подарил молодой жене этот дом.

Первоначальный облик здания, зафиксированный на фотографии, позволяет говорить о том, что оно строилось как жилой дом. Здание деревянное двухэтажное прямоугольной формы, вытянутое сообразно участку в глубину усадьбы, с двускатной тесовой кровлей, обшитое вагонкой. Окна второго этажа были значительно выше окон первого этажа. Вход в здание был как со стороны улицы, так и со стороны двора. На каждом этаже имелось по шесть комнат. Рядом с домом располагались надворные постройки: каменная и деревянная кладовые и баня. До Октябрьской революции в передней половине первого этажа здания располагался магазин, в котором торговали швейными машинками «Зингер», а заднюю половину первого этажа и второй этаж занимало полицейское управление, имевшее на дворовом участке арестное помещение. В то время руководил полицейским управлением Прахов В.С., великий уездный исправник, полковник. Торговля, по всей вероятности, принадлежала родственнику А.А. Юдиной - Юдину Никите Андреевичу (или Якову Ивановичу – точные сведения о нём отсутствуют), который жил в Петрограде, и вернулся в г. Вельск только после Февральской революции.

Приказом по отделу управления Вельского уездного совета от 25 июня 1918 года двухэтажный деревянный дом с мезонином А.А. Юдиной был муниципализирован ввиду начала гражданской войны и передан медико-санитарному отделу социального обеспечения Вельского уездного исполкома. Позднее верхний этаж здания был отдан под квартиры, а на первом этаже располагалась пивная.

В 1930–е годы здание было передано под школу. Эта школа первоначально называлась «Образцовой», туда переводили детей, которые посещали детский сад № 1, что по улице 1-го Мая, который в ту пору был единственным в городе. Директором школы была Беляева Фаина Васильевна, а затем Лаврова Глафира Александровна, которая носила звание «Заслуженный учитель». Как вспоминает моя прабабушка, очень интересно проходили в школе пионерские сборы. Звеньевые отдавали рапорт председателю отряда, а тот отдавал рапорт председателю дружины, а дальше пионервожатой. Зимой делали искусственный костёр – на пол клали еловые ветки, а в середину ставили большой фонарь.

С 1945-1946 гг. в этом здании существовала Вечерняя школа. В 1992-1993 году переход с печного отопления на электро, но не полностью, а частично, в связи с переездом Райкома. В это время классы располагались в 6 классных комнатах. С 1990 года дополнительно в этом здании велось ещё обучение медицинских сестёр. У школы были минусы, она недополучила тепла, отопление было печное, 10-12 печей. Через дорогу от школы стояли ларьки, в которых продавали морс и квас. Когда начали строить кинотеатр «Мир», эти ларьки снесли. Школа имела огромное значение для народного образования и судеб людей.

В советское время экстерьер здания подвергся незначительным изменениям: увеличена высота окон первого этажа, крыша покрыта листовым железо, полуциркульное окно на фронтоне крыши заменено на прямоугольное большего размера. Несмотря на изменения, здание сохранило характерные черты архитектуры северного провинциального города рубежа ХIХ-ХХ вв. и представляет интерес с точки зрения истории градостроительства. Оно расположено в границах охранной зоны г. Вельска, проект которой разработан НИИ Урбанистики г. Санкт- Петербурга.

В 1999 году дом был выкуплен семьёй Любарских. Был проведён капитальный внутренний ремонт и реставрация внешнего облика здания. С ноября 2000 года в этом доме располагается торгово-гостиничный комплекс «Юрьево подворье». Территория около дома всегда идеально убрана, можно смело сказать, что здание является украшением города. Несмотря на то, что изначально дом строился для жилья, за свою историю всегда являлся социально значимым объектом для жизни многих и многих людей. Каждый год, летом, собственники здания празднуют вместе с жителями города очередной день рождения этого дома. А значит, история дома продолжается…


Кузнецова Алёна,8 класс - Дом Малышевых – научный руководитель Горбунова А. Н., МБОУ «Судромская СОШ № 13»

Деревня, в которой я живу, имеет многовековую историю. 100 лет назад была она большой, с множеством маленьких деревушек, расположенных по обеим сторонам реки Ваги. Жили и трудились здесь крестьяне, ремесленники, были и купцы. Центром Судромы в 19 веке была д. Прилук. Там находились сторожка, церковь, кладбище, множество крестьянских домов. Со временем центр поселения переместился в д. Погост. Здесь уже были Ильинская, Николаевская церкви, часовня, два дома священнослужителей и ещё ряд зданий (пекарня, фельдшерский пункт). Частных домов было немного, население в основном проживало в близлежащих деревушках Иванское и Пайтово. Между двумя церквями находилось кладбище, достаточно большое оно выходило к реке Солде.

Красным цветом выделена д. Погост.

После революции 1917 года появились новые здания в д. Погост. Были они вывезены из отдаленных деревень. Ранее принадлежали богатым судромчанам.

Здание современной почты было отправлено водным путём по Ваге из д. Важская Запань. Дом был разобран и сложен в виде плота. Затем собран вновь уже на месте в д. Погост. За почтой стоял ещё один дом. Называли его домом дорожников. Т.е принадлежал он дорожной организации. По словам местных жителей, он был одно время детсадом, потом в нем жили дорожники, и затем он был отдан семье Макаровых, которые и жили в нем долгое время. Затем дом был продан, а вот кому, и куда он исчез, никто сейчас не знает. Ещё один дом из новеньких – это здание магазина. Сейчас там магазин Горпо, а в 30-е годы был магазин сельпо. Откуда он был привезен? Кому принадлежал ранее? Этот дом и его судьба оказались настолько интересными для меня, что я решила более подробно исследовать его.

Стрелкой указан магазин Горпо (60-е годы из архива школьного музея)

 

Синей стрелкой указано здание почты (снимок 60-е годы, из архива школьного музея)

Дом этот ранее принадлежал Малышеву Александру Васильевичу. Стоял он в деревне Луневской. Был построен в 20 -годы. Примерно в 37 году был национализирован властями у зажиточника Малышева, перевезён в д. Погост.

 

Малышев Александр Васильевич стоит справа (снимок конца 20-х годов из семейного архива Гашевых)

 

 

 

М

 

 

Малышев А.В. сидит у столика справа (снимок конца 30-х годов из семейного архива Гашевых)

 

 

Почему Александр Васильевич лишился дома и как именно это произошло? Малышев А.В. был сыном богатого судромчанина Малышева Василия Прохоровича, который жил в деревне Луневская, имел завод по переработке смолы-живицы там же и держал на паях с ещё двумя хозяевами почтовую станцию. Имел Василий Прохорович большой дом, крепкое хозяйство. По воспоминаниям судромчан (записи в школьном музее, собраны Шаманиной А.В) он был очень трудолюбивым человеком. Большой труженик, так его называли в деревне. Всю работу делал сам, во многом помогал сын. Были в Судроме такие хозяева, о которых отзывались очень нелестно, а вот о Василии Прохоровиче таких высказываний не было. Когда установилась советская власть, его лишили имущества, дома и отправили на Соловки. Незадолго до этого он, предчувствуя неладное, отделил сына. Дом для сына строить начали до 1918 года, а заканчивал строительство Александр самостоятельно со своей женой Марией уже году в 1925. По рассказам родственников Малышевых, Мария Львовна вспоминала о том, как жалел её муж за то, что надрывалась она вместе с ним на стройке, выполняя тяжёлую мужскую работу.

Василий Прохорович вернулся домой перед войной, но очень был слаб и болен. Жаловался на руки, которые невыносимо болели. Суставы были застужены, а руки сплошь усеяны язвами. Приходилось там плотничать, чтобы не умереть с голоду, одежды теплой, а тем более рукавиц никто не выдавал. Немного пожил он после возвращения и вскоре умер. По словам его родных вернувшись, жил один, родные только навещали. Вместе жить было нельзя, власть запрещала. Его дом в два этажа, с зимовкой стоял сначала на месте. В 1918 году там останавливался отряд красных под руководством Кривенко И.С. Отряд жил на втором этаже дома, а невестка Мария и жена Анна Ивановна на 1 этаже. Александр Васильевич в это время находился в г. Вологде.

 

 

Дом, предположительно принадлежавший Малышеву Василию Прохоровичу.

 

Позже Малышевы переселились в свой дом, забрав с собой мать Анну Ивановну. Дом Василия Прохоровича был увезён из деревни. Точно я не могу сказать, что с ним стало. По словам родных, его увезли в Вельск. По записям Шаманиной А.В. его отдали колхозу под детсад в д. Погост. Опрашивая старожилов Судромы, я выяснила, что детсада на Погосте не было. Но отвечали на мои вопросы люди 1927-1935 года рождения, то есть они, скорее всего и не могли знать, был ли детсад в 30-е годы. Лишь один житель (Песьяков К.Ф. с д. Дьяковская (Иванское)) подтверждает то, что в доме за почтой одно время был детский сад. К сожалению, эти воспоминания были записаны несколько лет назад. Сейчас его нет в живых и уточнить я не могу. По этой версии получается, что дом Малышева В.П. стоял за почтой, он же дорожный дом, в дальнейшем дом Макаровых. Сын Макаровой Марии Ивановны Николай рассказал, что дом этот был обычным, в один этаж, выглядел он немного неухоженным. После войны его или увезли или разобрали. Если это действительно так, то получается что рядышком в нескольких метрах друг от друга стояли дома отца и сына.

Да, Александр Васильевич не смог избежать раскулачивания. Будучи сыном кулака, построив самостоятельно дом, он вызывал недоверие у местных властей. Дома он лишился. Забрали у нового дома переднюю часть. Самого его с женой оставили в зимовке. Работал А.В. в колхозе, на лесохимии. Имел дочь Надежду. На судьбу не жаловался, старался всё встать покрепче на ноги. Был, как и отец крепким, рачительным хозяином.

На снимке Малышевы Александр Васильевич

и Мария Львовна (снимок конца 30-х годов из семейного архива Гашевых)

Когда началась Великая Отечественная война, в октябре 1941 года был мобилизован на фронт. Был рядовым 1248 сп. До января 1942 года вместе со своей частью пребывал близ г. Череповца Вологодской области. Там обучались военному делу. Писал письма домой. В каждом письме неизменно интересовался жизнью домашних, переживал за них. Давал советы, как прожить без голода. Передавал нежные приветы любимой внучке Ниночке. От писем веяло тоской по родным, по земле, по родному и такому далёкому от него дому. Прослужив четыре месяца, пишет: «Вот уже 4 месяца как я с дому, а кажется, будто 4 года». Вместе с Александром в части служили его товарищи с Пакшеньги, были и судромчане с д.Пайтово, с д. Телешевская (Семёново), с Прилука .«Живем все вместе, друг другу даём докуривать, да к одному огоньку или спичке бежим. На артели всё же веселее» - писал Александр жене Марии. С конца марта 1942 года писем нет. Следующее письмо - открытка только 4 июня. Писал её Александр Васильевич уже из госпиталя. «Вот и свернулся ваш дедка с копылков, уж 3 день как лежу в госпитале. Заболел весь укашлялся. Часть наша ушла куда-то в тыл. Ну, я пролежу недолго, после выздоровления снова на фронт». А уже в конце июня Мария Львовна получила похоронное извещение. В нем говорилось, что её муж умер от тяжелой болезни (туберкулёз) и похоронен в г. Боровичи Ленинградской области на городском кладбище.

Тяжелые бои шли тогда под Ленинградом, очень многие жители нашей области воевали там и многие погибли. Тяжёлой была и военная специальность Александра Васильевича, сапёр.

 

Похоронное извещение

 

 

 

Именной список рядового состава погибших и умерших.

Мария Львовна осталась вдовой, тогда же умерла и свекровь Анна Ивановна. Не упасть духом совсем не дала тяжелая работа в колхозе, да заботы о внучке Нине. Мария Львовна прожила долгую жизнь, уже в годах она продала зимовку и двор (все, что осталось от дома) и жила у дочери в д. Погост.

Мария Львовна слева. Зимовка, в которой жила семья.

(снимки 50-х годов из семейного архива Гашевых)

Зимняя изба

 

 

Купили дом Малышевой М.Л. семья Дорофеевых. Они достроили дом.

Так сложилась судьба у хозяина дома и его домочадцев, ну а сам дом по-прежнему стоит в д. Погост. Его внешний вид практически не менялся. Каждый день посещают его судромчане, приходя за покупками, и никто уже по истечении времени, кроме родных не знает настоящей истории этого дома.

 

 

Дом был выстроен из кругляка, дерево – сосна. Углы рублены в лапу. Внутри брёвна были стесаны.

 

 

Под крышей мезонин. По площади был он не маленьким, вперед выходили три окна. Низ дома состоял из избы и горницы. Дом был крестовым. В мезонин вела лестница с моста.

 

Место входа в мезонин отмечено красным.

 

Окон было со стороны фасада 5 и, скорее всего, по 3 с боков. После перевозки в доме изменились окна. Их стало 3 с фасада, оконные проемы были увеличены. Боковые окна зашиты. Рубленая стена вдоль дома была убрана, так как магазин нуждался в большом торговом зале. Части стены остались и в торговом зале и в подсобном помещении.

 

Мезонин использовался сначала как контора сельпо, затем вход туда заколотили, окна зашили. Само здание обшили вагонкой и выкрасили. Был также и прорублен вход в дом, с фасадной стороны. Перед входом высокое крыльцо с навесом. Позже пристроили к дому небольшой склад, а крылечко обшили, превратив его в закрытое помещение.

 

 

Все двери в доме старые, возможно они из этого дома. Входные двери массивные, думаю, что они не принадлежали Малышевым. Скорее всего, привезли их из другого какого - либо дома. Здание с самого начала, а это примерно 37 год, использовалось под магазин. Сначала это был магазин сельского потребительского общества, затем городского. С 1950 года был продуктовым. В 90-е годы он был закрыт. Здание не использовалось, в конце 90-х вновь открылся. Сейчас это и продуктовый, и промышленный магазин.

 

Родственники Малышевых (Гашевы, Звездины) живут в Судроме. Они бережно хранят сведения о своей семье, жалея своих предков, на долю которых выпали тяжёлые испытания. Дом, который пережил своего хозяина, напоминает нам о тех трудных временах, заставляя бережнее относиться друг к другу.


Поликарпова Вероника,8 класс - Дом Дмитриевых – научный руководитель Горбунова А. Н., МБОУ «Судромская СОШ № 13»

Да, не в том чудо, что дом укрывает нас и греет, что эти стены – наши. Чудо в том, что незаметно он передает нам запасы нежности – и она образует в сердце, в самой его глубине, неведомые пласты, где, точно воды родника, рождаются грезы. А. Сент-Экзюпери

 

История – это наше достояние, которое мы должны беречь, знать и помнить. Её мы собираем по частичкам, как мозаику с помощью архивных документов, летописей, памятников культуры. Среди множества последних, особым памятником являются дома. Будучи прямыми свидетелями событий прошлого, они отражают стиль, культуру и нравы наших предков.

Дом, о котором пойдет речь, находится сейчас в деревне Луневская МО «Судромское». Ранее это была деревня Бордуковская. В миру её называли Артемьево. Дом был построен Дмитрием Дмитриевым примерно в 60-70 годы 19 века. Сама деревня была достаточно богатой. Дома как на подбор, большие, крепкие. В 30-е годы 20 века там проживало порядка 16 семей, приблизительно 8о человек. ( Приложение 1 )

Рядом вплотную к Бордуковской примыкала деревня Луневская, в народе названа была Кривой, из-за множества поворотов. В деревне проживало 25 семейств, 125 человек. Обе деревушки пострадали в годы коллективизации, так как там проживало много зажиточных, состоятельных крестьян. Все они были раскулачены, многие лишились имущества, некоторые семьи тайком уехали из Судромы навсегда.

Дом, принадлежавший Дмитриевым, был двухэтажным. Скорее всего, хозяин тоже был из зажиточных крестьян. Об этом говорят размеры дома и усадьбы. С выдумкой выстроенный, он имел центральный вход и по обе стороны 2 избы. Ну и конечно главным украшением огромного красавца дома были росписи на фронтоне и портик с четырьмя колоннами. Позволить себе украсить подобным образом дом мог далеко не каждый. (Приложение 2)

Обратившись к материалам школьного музея я узнала следующее. Фамилия Дмитриев не совсем характерна для Судромы. Семейств с такой фамилией в начале 20 века было два. Одна в Артемьеве и еще одна на Иванском. В д. Иванское семья исчезла в 30-е годы. Дмитриевы в Артемьеве остались, а их потомки и по сей день живут в Судроме в д. Луневской. Остановимся подробнее на доме в д. Бордуковской. Как я сказала ранее, дом принадлежал Дмитрию Дмитриеву. Он имел двух сыновей Константина и Ивана. Когда братья выросли, они разделили отцовский дом на две части. Произошло это, по словам местных старожилов в результате конфликта. Был это конфликт личного характера, или семья просто пыталась уберечься от раскулачивания, как многие семьи в ту пору, отделявшие детей, разрушая крепкие хозяйства на несколько, я не знаю. Но тот факт, что жившие в основном доме хозяева, речь идёт об одной женщине пожилого возраста, проживающей в доме в 60-е,70-е годы, не общались с хозяевами второй половины дома, подтверждает наличие конфликта. (Приложение 3)

Раздел дома произошёл примерно в 30-е годы. Задняя часть со всеми постройками досталась Константину, а переднюю часть дома с росписями забрал себе Иван. Уехала половинка дома совсем недалеко, через дорогу. (Приложение 4)

После раздела и переезда на новом месте появился не двухэтажный красавец дом, а одноэтажный. Было убрано 7 нижних рядов. Этому свидетельствует номера, написанные на бревнах дома Ивана. (Приложение 5)

Еще одним подтверждением того, что дом перевезен, являются такие факты: странный неестественный вид дома на горе и сбитые неровно доски на фронтоне дома внизу. Собрать ровно, как должно быть хозяева вновь уже не смогли. (Приложение 6)

Вскоре дом, принадлежавший Ивану, в годы советской власти был внесён в список памятников архитектуры конца 19 века как пример синтеза классицизма с традиционными народными приемами деревянной архитектуры. Описывать его отдельно от основного дома, мне кажется, будет неправильно, поэтому свой рассказ буду выстраивать, опираясь на исследования того и другого здания.

Итак, основной дом выстроен в конце 19 века. Стоял он на оживленном Московском тракте. Характерные городские веяния проникали с торговыми людьми на север, это влияние и выразилось в неком подражании городской архитектуре. Дом выстроен из сосны. Тип строительства старо-русский. Иначе его ещё называют угро-финским типом строительства. Дом крестовой, но если рассчитывать стены, то получается необычное сочетание - 7 стен. Однако, внимательно исследуя расположение окон, я определила, что 7 стена не проходит сквозь все здание. С одной стороны раздел избы на 3 окна, с другой стороны на 2. То есть речь идёт о двух стенах. Значит дом крестовой шестистенок. Жилым был, скорее всего, только 1 этаж. На втором этаже по всему периметру только оконные проемы, без косяков. Они закрыты ставнями или наглухо заколочены. Мне удалось побывать в доме. На уровне второго этажа ощущение такое будто дом только построили, а дальше доделать не успели. Но если учитывать то, что дата строительства дома относится к концу 19 века, возникает мысль, а может дом просто хотели переделать, и поэтому все убрано на втором этаже. Еще такая версия может быть рассмотрена: на втором этаже место под клети, а не для жилья. Одно могу сказать точно - дом строился под большую семью и более того, в нем могли жить несколько семей и каждая из них имела свой выход по центру дома. (Приложение 7)

Передняя часть дома была украшена росписями и балкончиком, за которым располагалась светёлка. Иван перевез перёд дома приблизительно в начале 20 века. По сведениям школьного музея Дмитриевы в 30-е годы проживали уже отдельно. В основном доме жил Константин с дочерями Александрой и Анисьей. Сведений о его жене к тому моменту нет, значит, её уже не было в живых. Иван проживал с женой Евдокией Арсеньевной, с сыном Александром, невесткой Елизаветой, внуком Владимиром и дочерью Марией. В дальнейшем Мария Ивановна жила отдельно в маленькой избушечке, тут же в деревне. Умерла она в 70-е годы. Односельчане вспоминали её как очень доброго, хорошего человека. Мария Ивановна не имела семьи, она хорошо общалась и с детьми Ивана, и с сестрами двоюродными, дочерями Константина. Ходила и в тот, и в другой дом. После её смерти избушку убрали. После смерти Ивана в доме хозяином стал его сын Александр.

Иван оставил сыну дом в хорошем состоянии. К перевезённому дому уже пристроили двор. Дом был огорожен. (Приложение 8)

Александр Иванович постарался сохранить его индивидуальность. Дом не обшивался. У самого Александра семья была большая. Детей имел он шесть. 1910 года рождения, он был участником Великой Отечественной войны. Имел награды. В деревне ему дали прозвище Сашка-коммунист. Так его и вспоминают по этому прозвищу сейчас. После войны работал в колхозе. Его жена была женщиной тихой, незаметной. Как говорили односельчане, немного забитой. На то конечно были и причины: большое семейство и тяжёлый труд в сельском хозяйстве, плюс ещё и своя животинка.

Все дети выросли, разъехались. В деревне остался сын Николай. По каким-то причинам дом был продан семье Жильцовых, которые выехали из-за реки. Там ликвидировались деревни. Происходило это в 70-е годы. Николай с семьёй жил уже в доме дяди Константина на горе. Потом в конце 90-х г.г. по причине плохого состояния дома он с семьёй переехал. Жильцовы в доме Ивана переложили печи, так как старые печи находились в плачевном состоянии, и топить их было нельзя. Хотели они обшить и дом, но сельсовет запретил им это делать, так как дом был признан памятником архитектуры. Сейчас дом перешёл в руки новых хозяев. Ими стала приезжая семья Киселевых. Новые хозяева на сегодняшний день ничего в доме не меняли, весь фасад дома остается в неизменном виде. Правда сказываются годы, и дом ветшает. Со стороны дороги появилась обшивка. Она желтого цвета. В какое время это сделали, я узнать не смогла. Росписи привлекают внимание и по сей день. В Судроме два таких расписных дома. Второй дом находится в деревне Прилук. В нем жила семья Поповых. Семья зажиточных крестьян. Дом был выстроен отцом для двух своих сыновей. Жить собирались вместе, дружно работали, имели крепкое хозяйство. Дом был расписан для того, чтобы глаз радовал и богатство да процветание своим хозяевам приносил. (Приложение 9)

Росписи выполняли братья Петровские из соседнего села Благовещенское. Я считаю, что дом Дмитриевых украшали те же мастера и примерно в то же самое время. Вот некоторые доводы в подтверждение сказанного.

На фасаде домов изображены лев и единорог. В обоих случаях лев слева, единорог справа. Похожи оба изображения, разница лишь в том, что у Поповых лев и единорог изображены в фас, а у Дмитриевых в профиль. Думаю, что это было сделано специально, чтобы как-то по-разному выглядели росписи, не копировали друг друга. У льва на доме Дмитриевых высунут красного цвета язык, у Поповых лев оскалил зубы. (Приложение 10)

У Дмитриевых свесы кровли украшены цветочным орнаментом разных цветов, а у Поповых свесы выкрашены разными цветами, симметрично, ровными фигурами, а сверху тот же похожий орнамент. (Приложение 11)

У Дмитриевых орнамент и на фронтоне у изображений льва и единорога. Присутствует он и на своде портика. Но очень трудно воссоздать полную картину росписи дома. Поперечные дощечки приколочены вдоль всей кровли. Некоторые имеют следы краски, некоторые будто не отсюда и приколочены для поддержки. Есть, как и у Поповых, шахматный рисунок на своде четырехколонного портика, но он не выдержан до конца и исчезает уже на половине. (Приложение 12)

Одинаковые травяные узоры на стене над окном светёлки у обоих домов. В отличие от Поповых на доме Дмитриевых отсутствует балкон как таковой. Есть портик, а перил балкона нет. Краски, использованные мастерами, одинаковые. Это красные, желтые, зеленые, синие цвета. Очень трудно сегодня сравнивать росписи, на доме Дмитриевых они утратили своё первоначальное состояние, подвергались восстановлению потом, но видно, что неудачно. Я мысленно попыталась воссоздать картину дома до раздела. Дом огромный в 2 этажа, на нем затейливые завитушки и изображения. Каким должно быть творческим человеком был его первый хозяин, если решил, что символом процветания и могущества семьи будут украшения на доме. Что же символизировали эти росписи?

В северных сказках лев представляется верным для человека другом, служащий ему верой и правдой. Изображался стоящим на задних лапах, с поднятыми передними, а также стоящим или лежащим в геральдической композиции по сторонам "древа" или цветов в вазоне с грозно поднятой лапой. Единорог – конь с рогом на лбу. Часто он изображается стоящим на задних ногах. Самые ранние сведения о нем и его изображения относятся к ХV в. Единорог (он же индрик или инрог) – мифическое животное, образ которого, может быть, возник под воздействием восточных культур. Носорог и конь соединились в образ одного зверя – единорога, причем по преданию он был наделен особой силой, способной поражать злых людей и еретиков. Чаще всего единорог и лев располагаются на фасаде по сторонам вазона или дерева, иногда в позе схватки, символически воспроизводя борьбу светлых и темных сил, дня и ночи. Чаще всего эти фигуры встречаются в росписях Поважья. Лев и единорог - это обереги от злых духов. Лев, например, имел охранительный смысл, а единорог символ Христа. Лев являлся символом богатства, золота, благополучия и процветания. Единорог символизировал благородство, храбрость и мудрость. Лев - символ солнца, а единорог луны. В целом оба эти мифологические животные – защита дома и его жителей от всего недоброго, символ процветания рода и благополучия. Травянистый рисунок создаёт образ добротного сада – идеал крестьянской жизни.

Действительно неслучайно хозяин дома-богатыря так украсил его. Скорее всего, имел он виды на добротное большое хозяйство, мечтал о большой семье, которая всегда под одним кровом будет жить. Не получилось так, как хотелось. Что стало тому виной – людские разногласия или тяжелое время, когда становилась на ноги молодая советская власть, так больно ударившая по крестьянину-середняку, неизвестно. Простоял долгие годы дом Константина. Вызывал он недоуменные взгляды проезжавших мимо, своей нелепостью. Сейчас доживает последние годы с провалившейся кровлей, с занесенным снегом жилым помещением. Не остался у семьи и дом Ивана, отошёл чужим людям. Стоит, сделанный на века, крепится. Я очень рада, что занялась исследованием жизни этих домов, оказавшихся когда-то одним большим домом. Порой я чувствовала, что и сами дома нуждались во мне. Они рассказывали наперебой свою грустную историю. Жаловались на тяжелую судьбу, разлучившую их на века. Заканчивая работу, я узнала от своих родных, что мой прадед дружил с Константином. Был он кузнецом и дверные кольца на дверях дома выковал, скорее всего, он. Работая над темой исследования, я пришла к выводу, что дома не были простыми сооружениями для людей. Они имели свою душу, жили, дышали вместе с хозяевами. Есть добротные дома, рассказывающие неспеша истории своих семей, а есть такие печальные как этот, разделённый на две части дом, потерявшийся в жестоком мире, холодный и одинокий брошенный дом.

 

Список использованной литературы:

  1. Каталог «Крестьянская живопись Поважья» их собраний музеев Архангельской области/Москва 2003 с.11-31

 







Дата добавления: 2015-10-19; просмотров: 973. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.015 сек.) русская версия | украинская версия