Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Процесс труда и процесс производства. Факторы и результаты общественного производства




Кэлл очнулся в лазарете. Кристаллы на стенах приглушённо мерцали, из чего мальчик заключил, что на дворе стоит ночь. У него болело всё тело. К тому же, он был уверен, что должен кому-то сообщить какую-то плохую новость, но не помнил подробностей. Его ноги болели, и Кэлл был обмотан одеялами — он лежал в постели, потому что получил травму, но мальчик не помнил, как это случилось. Он выделывался во время упражнения с брёвнами и упал в реку, из-за чего Джасперу — только подумать! — пришлось спасать его. Но это не всё: ещё были Тамара, и Аарон, и Хаос, и путешествие по лесу, но, возможно, это ему приснилось? Теперь всё казалось сном.

Повернувшись на бок, Кэлл увидел Мастера Руфуса, сидевшего на стуле возле его кровати. Лицо мага было наполовину в тени. На мгновение Кэллу показалось, что Мастер Руфус спит, но потом мальчик заметил, как его губы изогнулись в едва заметной улыбке.

— Чувствуешь себя получше? — спросил маг.

Кэлл кивнул и попробовал сесть. Но стряхнув с себя оковы сна, он вдруг вспомнил всё, что произошло: Мастера Джозефа с его серебряной маской, смерть Дрю, Аарона, подвешенного к балкам за кандалы, врезавшиеся в кожу, и сообщение о том, что внутри Кэлла живёт душа Константина Мэддена.

Мальчик рухнул обратно на кровать.

«Я должен сказать Мастеру Руфусу, — подумал он. — Я не плохой человек. Я всё ему расскажу».

— Не хочешь перекусить? — поинтересовался Мастер Руфус и потянулся за подносом. — Я принёс тебе чай и суп.

— Наверное, я выпью чай. — Кэлл взял глиняную кружку и стал греть о неё руки. Мальчик осторожно сделал глоток, и успокаивающий вкус мяты немного его взбодрил.

Мастер Руфус поставил поднос обратно и повернулся к Кэллу, изучая его из-под своих нависающих век. Кэлл вцепился в кружку, словно она была спасательным кругом.

— Прости, что спрашиваю, но я должен знать. Тамара и Аарон рассказали мне что могли, о том месте, где держали Аарона, но они оба сказали, чтобы ты был внутри дольше и находился в комнате, куда они не попали. Расскажи мне: что ты там видел?

— Они вам рассказали о Дрю? — спросил Кэлл, вздрагивая от воспоминаний.

Мастер Руфус кивнул.

— Мы проверили что смогли, и выяснили, что имя Дрю Уолласа и данные о нем, как и вся его биография, были результатом убедительных манипуляций, призванных внедрить его в Магистериум. Мы не знаем, как его звали на самом деле, и почему Враг послал его сюда. Если бы не вы с Тамарой, Враг смог бы нанести нам ужасный удар. Что касается Аарона, мне страшно подумать, что они могли бы с ним сделать.

— Так у нас не будет проблем?

— За то, что не сообщили мне о похищении Аарона? За то, что никому не сказали, куда идёте? — Голос Мастера Руфуса больше походил на рычание. — Если вы пообещаете больше никогда в жизни не делать ничего подобного, я готов закрыть глаза на ваш безрассудный поступок, учитывая, что у вас всё получилось. Глупо придираться к тому, каким способом вы с Тамарой спасли нашего Макари. Главное, что спасли.

— Спасибо, — сказал Кэлл, не до конца уверенный, хвалят его или ругают.

— Мы отправили магов в боулинг-клуб, но там почти ничего не осталось. Какие-то пустые клетки и разбитое оборудование. Одна из больших комнат походила на лабораторию. Ты был там?

Кэлл кивнул, с трудом сглатывая. Время пришло. Он открыл рот, чтобы произнести: «Там был Мастер Джозеф, и он сказал, что я — Враг Смерти».

Но слова не шли. Он словно стоял на краю обрыва, и каждая частичка его тела побуждала его спрыгнуть, но разум этого не позволял. Если он повторит рассказ Мастера Джозефа, Мастер Руфус его возненавидит. Его все возненавидят.

И за что? Даже если когда-то он был Константином Мэдденом, он ничего не помнил о том времени. Он всё ещё был Кэллумом, верно? Тем же самым человеком. Он не стал злодеем. Он не желал Магистериуму зла. Да и вообще, что такое душа? Она не указывает тебе, что делать. Он мог самостоятельно принимать решения.

— Да, там была лаборатория с кучей кипящих стаканов и освещавшими комнату элементалями в нишах. Но там было пусто. — Кэлл сглотнул, приготовившись соврать. Его сердце забилось чаще. — В комнате никого не было.

— Это всё? — спросил Мастер Руфус, внимательно изучая Кэлла. — Больше никаких подробностей, которые могли бы нам помочь? Хоть что-то, пусть и незначительное?

— Там были Одержимые хаосом, — добавил Кэлл. — Очень много. И элементаль хаоса. Он гнался за мной в лабораторию, но как раз тогда Аарон и Тамара проломили крышу, так что...

— Да, Тамара и Аарон уже рассказали мне о своём трюке с вывеской. — Мастер Руфус улыбнулся, но Кэлл видел, что маг скрывает разочарование. — Спасибо, Кэлл. Ты был молодцом.

Кэлл кивнул. Он ещё никогда не чувствовал себя так ужасно.

— Когда ты только приехал в Магистериум, я помню, что ты неоднократно просил поговорить с Алистером, — проговорил Мастер Руфус. — Я так и не дал тебе на это официального разрешения. — Маг произнёс это с такой интонацией, что Кэлл покраснел. Мальчик задался вопросом: неужели именно сейчас, спустя столько месяцев, у него будут проблемы из-за проникновения в кабинет Руфуса. — Но я даю его сейчас.

Мужчина взял с прикроватной тумбочки стеклянный контейнер и протянул его Кэллу. Внутри уже вертелся торнадо.

— Полагаю, ты знаешь, как его использовать. — Маг поднялся на ноги и зашагал в дальний конец лазарета, сцепив руки за спиной. У Кэлла ушло несколько секунд, чтобы понял действие мага: он оставлял его одного.

Кэлл изучающе посмотрел на полусферу, зажатую в его руках. Она напоминала огромный мыльный пузырь, застывший в воздухе. Мальчик сосредоточился на мыслях об отце, стараясь не думать о Мастере Джозефе и Константине Мэддене, а представлять Алистера, запах оладушек и трубочного табака, ощущение отцовской руки на его плече, когда Кэлл чем-то отличился, как отец усердно объяснял ему геометрию, нелюбимый предмет Кэлла.

Торнадо начал сгущаться, пока не превратился в его отца, одетого в запачканные маслом джинсы и фланелевую рубашку, со сдвинутыми на лоб очками и гаечным ключом в руке. Кэлл подумал, что Алистер, видимо, был в гараже, занимался одной из старых машин. Его отец поднял голову, словно кто-то произнёс его имя.

— Кэлл? — произнёс он.

— Пап, — проговорил Кэлл. — Это я.

Его отец положил гаечный ключ, из-за чего тот пропал из виду. Мужчина повернулся, словно пытаясь увидеть Кэлла, хотя по всему было ясно, что он его не видит.

— Мастер Руфус рассказал мне, что случилось. Я так волновался. Ты был в лазарете...

— Я всё ещё там, — сказал Кэлл и быстро добавил: — Но я в порядке. Мне немного досталось, но я цел. — Мальчик сам слышал, что его голос звучит неубедительно. — Не волнуйся.

— Ничего не могу с собой поделать, — угрюмо проговорил Алистер. — Я не перестал быть твоим отцом, когда ты уехал в школу. — Мужчина осмотрелся, а потом снова перевёл взгляд на Кэлла, словно мог его видеть. — Мастер Руфус сказал, что ты спас Макари. Это невероятный поступок. Тебе удалось то, с чем не справилась целая армия, приставленная к Верити Торрес.

— Аарон мой друг. Да, мы спасли его, но не потому, что он Макари, а потом что мы друзья. К тому же, мы не знали, во что ввязываемся.

— Я рад, что там у тебя есть друзья, Кэлл. — Его отец выглядел серьёзным. — Бывает сложно... дружить с таким могущественным человеком.

Кэлл вспомнил браслет в отцовском письме, а также тысячи вопросов, на которые у него не было ответов. «Ты дружил с Константином Мэдденом?» — хотел спросить он, но не мог, ведь Руфус был совсем близко.

— Руфус также сказал мне, что там был один из учеников Магистериума, — продолжил его отец. — Кто-то, работавший на Врага.

— Да... Дрю. — Кэлл покачал головой. — Мы не знали.

— Ты не виноват. Иногда люди не сразу проявляют свою истинную сущность. — Его отец вздохнул. — Так этот студент — Дрю — был там, но самого Врага вы не видели?

«Нет никакого Врага. Все эти годы вы сражались с призраком. С иллюзией, которую создал для вас Мастер Джозеф. Но я не могу сказать тебе это. Ведь если Враг — это не Константин Мэдден, то кто же?»

— Мы бы вряд ли смогли сбежать, будь он там, — сказал Кэлл. — Видимо, нам повезло.

— А этот Дрю... он ничего тебе не сказал?

— Например?

— Что-то... о тебе, — осторожно ответил его отец. — Просто странно, что Враг оставил пленного Макари под присмотром школьника.

— Там была целая куча Одержимых хаосом, — сообщил Кэлл. — Но нет, мне никто ничего не говорил. Там были только Дрю и Одержимые, и они не особо болтали.

— Да, — его отец почти выдавил улыбку. — Они не особо разговорчивые, верно? — Он снова вздохнул. — Я скучаю по тебе, Кэллум.

— Я тоже скучаю. — Кэлл почувствовал, как у него сжалось горло.

— Увидимся, когда начнутся каникулы, — проговорил его отец.

Кэлл кивнул, не доверяя своему голосу, и провёл рукой по поверхности сферы. Изображение его отца исчезло. Мальчик продолжал смотреть на прибор. Теперь, когда он больше не работал, Кэлл смутно видел своё отражение. Те же чёрные волосы, те же серые глаза, тот же островатый нос и подбородок. Всё такое знакомое. Он не был похож на Константина Мэддена. Он выглядел, как Кэллум Хант.

— Позволь его забрать, — нарушил тишину Руфус, забирая сферу из рук мальчика. Он улыбался. — Тебе стоит остаться здесь на пару дней, чтобы подлечиться и отдохнуть. А тем временем, к тебе два посетителя, которые очень терпеливо ждали, пока ты будешь готов.

Мастер Руфус подошёл к двери в лазарет и распахнул её.

Внутрь ворвались Тамара и Аарон.

Лежать в лазарете с травмой, которую получил, совершая геройский поступок, было совсем не так, как лежать с травмой, полученной по дурости. К нему постоянно наведывались однокурсники. Всем хотелось услышать его рассказ, всем хотелось знать, насколько страшными были Одержимые хаосом и как Кэлл сражался с элементалем хаоса. Все хотели услышать, как вывеска проломила крышу, и посмеяться в той части, где Кэлл потерял сознание.

Гвенда и Селия приносили ему шоколадные батончики, полученные из дома. Раф принёс колоду карт, и они играли в «Сундучки»[1] на покрывале. Кэлл и не представлял, сколько людей в Магистериуме знает о его существовании. К нему приходили даже старшие ученики, например, Кимия, сестра Тамары. Она была очень высокой и такой серьёзной, что испугала Кэлла, сказав ему, как она рада его дружбе с Тамарой. Также заходил Алекс, добывший пакет кислых мишек гамми, которые Кэлл любил больше всего, и с улыбкой предупредивший мальчика, что его геройствования выставляли остальных в школе лоботрясами.

Даже Джаспер навестил его, что было невероятно неловко. Мальчик прошаркал внутрь с нервным видом, дергая свой поношенный кашемировый шарф, который он носил поверх школьной формы.

— Я принёс тебе сэндвич из галереи, — проговорил мальчик, передавая его Кэллу. — Конечно, это мох, но на вкус он как тунец. Ненавижу тунец.

— Спасибо, — сказал Кэлл, переворачивая сэндвич. Он был странно тёплым, из-за чего Кэлл предположил, что Джаспер наверняка нёс его в кармане.

— Я хотел сказать тебе, — произнёс Джаспер, — что все говорят о том, что ты сделал, когда спас Аарона, и я хотел сообщить, что считаю твой поступок правильным. Ты молодец. И всё нормально. Ничего, что ты занял моё место в группе Мастера Руфуса. Возможно, ты это заслужил. Так что я на тебя не злюсь. Больше не злюсь.

— Умеешь же ты всё свести к себе, Джаспер, — проговорил Кэлл. Он должен был признать, что наслаждается этим моментом.

— Ладно, — сказал Джаспер, с такой силой дёргая шарф, что от него чуть не оторвался кусок. — Отлично поболтали. Приятного аппетита.

Мальчик поспешно покинул лазарет, и Кэлл проводил его удивлённым взглядом. Он понял, что рад тому, что Джаспер его больше не ненавидит, но сэндвич он всё же выкинул, просто на всякий случай.

Тамара и Аарон навещали его так часто, как им было позволено, и прыгали на кровать Кэлла, словно она была батутом. Они всегда горели желанием рассказать ему обо всём, что происходило в школе, пока он валялся в лазарете. Аарон объяснил, что поручился за Хаоса перед Мастерами, заявив, что он Макари и ему нужно изучать Одержимых хаосом существ. Магам это не понравилось, но они всё равно согласились, так что отныне Хаос постоянно будет жить в их комнатах. Тамара заявила, что их потакание любым капризам Аарона вскружит ему голову, и он станет ещё невыносимее Кэлла. Они говорили и шутили так громко, что Мастер Амарант выписала Кэлла пораньше, лишь бы в лазарете наступил мир и покой. Вероятно, это было хорошей идеей, потому что Кэлл начал привыкать, что он целый день валяется в постели, а все ему всё приносят. Ещё бы неделька — и он бы не захотел уходить.

Спустя пять дней после возвращения из логова Врага Кэлл вернулся к занятиям. Он с некоторым трудом забрался в лодку с Аароном и Тамарой. Его повреждённая нога почти зажила, но ему всё ещё было сложно двигать ей. Когда они прибыли к классу, там их уже ждал Мастер Руфус.

— Сегодня мы займёмся кое-чем другим, — пояснил он, указывая на коридор. — Мы прогуляемся в Зал выпускников.

— Мы там уже были, — призналась Тамара прежде, чем Кэлл успел пнуть её. Если Мастер Руфус хотел сводить их на экскурсию вместо того, чтобы давать скучные упражнения, не стоило ему перечить. К тому же, Мастер Руфус не знал, что они были в Зале выпускников, потому что в тот раз они заблудились в тоннелях и запороли его задание.

— Неужели? — произнёс Мастер Руфус, отправляясь в путь. — И что же вы там увидели?

— Отпечатки рук тех, кто раньше учился в Магистериуме, — ответил Аарон, следуя за наставником. — Некоторых их родственников. Маму Кэлла.

Они прошли сквозь дверь, которую Мастер Руфус открыл при помощи своего браслета, а потом спустились вниз по винтовой лестнице, сделанной из белого мрамора.

— Что-то ещё?

— Первые врата, — сказала ему Тамара, оглядываясь в недоумении. В прошлый раз они шли другим путём. — Но они не работали.

— Понятно. — Мастер Руфус провёл браслетом перед гладкой стеной, которая подёрнулась рябью и исчезла, явив их взорам новую комнату. Руфус улыбнулся, заметив удивление ребят. — Да, в школе есть пути, о которых вы пока не знаете.

Они вошли в помещение с длинными сталактитами и кипящей грязью, нагревавшей воздух. Кэлл помнил, что они проходили через этот зал, когда думали, что заблудились. Мальчик обернулся, прикидывая, сможет ли сам найти путь до двери, которую им показал Мастер Руфус. Даже если бы ему это удалось, мальчик не был уверен, что его браслет сможет её открыть.

Они преодолели ещё один дверной проём и оказались в Зале выпускников. Один из арочных проходов словно бурлил какой-то субстанцией, похожей на плёнку и живой. Слова «Prima Materia», высеченные в камне, светились странным светом, словно освещённые изнутри.

— Эмм, — протянул Кэлл. — Что это такое?

Маленькая улыбка на лице Мастера Руфуса превратилась в настоящую усмешку.

— Вы все это видите? Хорошо. Я так и предполагал. Это значит, что вы готовы пройти сквозь Первые Врата, Врата Контроля. Преодолев их, вы будете считаться полноценными магами, и я дам вам металл для браслетов, что официально присвоит вам звание учеников Медного года. Насколько далеко вы продвинетесь в обучении после этого, зависит только от вас, но я верю, что вы трое — одни из лучших подмастерьев, которых мне доводилось учить. Надеюсь, вы продолжите обучение.

Кэлл взглянул на Тамару и Аарона. Они широко улыбались друг другу и ему. Потом Аарон робко поднял руку.

— Но я думал... То есть, это здорово, но разве нам не полагается проходить врата в конце года? Когда мы закончим обучение?

Мастер Руфус изогнул свои кустистые брови.

— Вы подмастерья. Это значит, что вы изучаете то, что готовы изучить, и проходите сквозь врата тогда, когда готовы к этому, не раньше и уж точно не позже. Если вы видите врата, то вы готовы. Тамара Раджави, ты первая.

Девочка шагнула вперёд, расправив плечи, и подошла к вратам с выражением трепета на лице, словно она поверить не могла в происходящее. Протянув руку, она коснулась завихряющегося центра и издала пронзительный писк, резко отдёрнув пальцы в изумлении. Она оглянулась на Кэлла и Аарона, а потом, всё ещё улыбаясь, шагнула в проём, исчезнув из виду.

— Теперь ты, Аарон Стюарт.

— Хорошо, — кивнул Аарон с нервным видом. Он вытер вспотевшие ладони о форменные серые штаны. Подойдя к вратам, мальчик поднял руки и нырнул сквозь завесу в неизвестность, словно футболист, делающий тачдаун[2].

Мастер Руфус изумлённо покачал головой, но больше никак не прокомментировал способ, которым Аарон преодолел врата.

— Кэллум Хант, твоя очередь, — произнёс маг.

Кэлл сглотнул и направился через зал к вратам. Он помнил, что ему сказал Мастер Руфус, когда объяснял Кэллу, почему взял его в ученики. «Пока маг не пройдёт сквозь Первые Врата, Мастера могут запечатать его магию. Тогда ты не сможешь обращаться к стихиям и использовать их силу».

Если его магию запечатают, Кэллум не сможет стать Врагом Смерти. Он не сможет стать похожим на него.

Это его отец и просил Мастера Руфуса сделать, отправив ему браслет Константина Мэддена в качестве предупреждения. Стоя перед вратами, Кэлл наконец-то признался себе: Тамара была права — отец отправил предупреждение не для того, чтобы защитить Кэлла. Он пытался защитить остальных от Кэлла.

Это был последний шанс Кэлла. Если он пройдёт сквозь Врата Контроля, никто не сможет запечатать его магию. Больше не будет простого способа обезопасить от него мир. Удостовериться, что он никогда не ополчится против Аарона. Удостовериться, что он никогда не станет Константином Мэдденом.

Он подумал о том, как вернётся в обычную школу, где у него не было друзей, как станет проводить выходные под неумолимым взглядом отца. Он подумал о том, что никогда больше не увидит Аарона и Тамару, и о тех приключениях, которые они испытают без него. Он подумал о Хаосе в его спальне дома и о том, какой жалкой будет жизнь волка. Он подумал о Селии, и Гвенде, и Рафе, и даже Мастере Руфусе; он подумал о трапезной, и галерее, и обо всех тоннелях, которые ему так и не удалось обнаружить.

Может, расскажи он правду, слова Мастера Джозефа не стали бы реальностью. Может, они бы не запечатали его магию. Может, они бы ему помогли. Может, они бы даже сказали ему, что обмен душами невозможен — что он всего лишь Кэллум Хант и ему нечего бояться, потому что он не станет чудовищем в серебряной маске.

Но одних предположений было мало.

Сделав глубокий вдох и пригнув голову, Кэлл шагнул через Врата Контроля. Его окутала магия, чистая и могущественная.

Он слышал, как Тамара и Аарон смеются по другую сторону.

И, несмотря ни на что, несмотря на ужасный поступок, который он совершал, Кэлл тоже начал улыбаться.

 


[1] «Сундучки» — логическая карточная игра невзяточного типа. Цель игры — накопить большее, чем у каждого из противников число четвёрок карт одного достоинства, «сундучков». Проигрывают те игроки, у кого «сундучков» меньше.

[2] Тачдаун — один из способов набирания очков в американском и канадском футболе.

Процесс труда и процесс производства. Факторы и результаты общественного производства.

Производство – это процесс воздействия человека на вещество природы в целях создания материальных благ, необходимых для существования и развития общества.

Всякий процесс производства есть, прежде всего, процесс труда. Основными элементами процесса производства являются:

1) сам труд как сознательная целенаправленная человеческая деятельность;

2) предметы труда, т.е. все то, на что направлена деятельность человека;

3) средства труда, т.е. все то, чем человек воздействует на предмет труда. В их составе выделяется, прежде всего, активная часть – орудия труда (машины, механизмы, инструменты), при помощи которых человек преобразует предметы труда, приспосабливает их для удовлетворения своих потребностей;

Однако процесс производства понятие более широкое, чем процесс труда. Кроме процесса труда, оно включает в себя организационные и технологические перерывы.

Производство имеет две взаимосвязанные стороны:

1) отношение людей к природе, в котором люди видоиз­меняют вещество природы для удовлетворения своих по­требностей. Господство человека над природой характери­зуется уровнем развития производительных сил и, прежде всего, средств производства (лук, лопата, соха, паровые ма­шины, электричество, электронная техника). В этом отража­ется материальное содержание производства, его техниче­ская сторона;

2) отношение людей друг к другу в процессе производ­ства, или взаимоотношения людей в процессе производства. Это есть не что иное, как производственные отношения лю­дей, центральное место среди которых занимают отношения собственности. Это есть общественная сторона, обществен­ная форма производства.

Процесс производства – это деятельность людей по непосредственному созданию материальных благ, необходи­мых для удовлетворения их потребностей.

Различают материальное и нематериальное производство. Первое включает отрасли по производству материальных благ и услуг (промышленность, сельское хозяйство, строительство, коммунальное хозяйство, бытовое обслуживание и т.д.). Нематериальное производство связано с производством (оказанием) нематериальных услуг и созданием духовных ценностей (здравоохранение, образование, наука, искусство и т.д.). Соотношение между ними предполагает гармоничное развитие общества.

Также необходимо различать производительный и непроизводительный труд. Производительный труд – это труд непосредственно участвовавший в создании натурально-вещественной формы общественного богатства, совокупного общественного продукта, национального дохода (труд в сфере материального производства, труд, который создает прибавочную стоимость). Непроизводительный труд – это труд, затраченный в сфере деятельности, где не создаются потребительные стоимости, а, следовательно, и общественное богатство. Это такой труд, который не принимает участия в создании прибавочной стоимости, труд в сфере нематериального производства.

Процесс производства одномоментно предполагает и процесс потребления. Более того, можно сказать, что производство – это процесс создания материальных благ и услуг и потребления их как факторов. Продукт как результат одного производства потребляется в последующем производственном процессе, образуя объем так называемого производственного потребления. Учитывая неразрывную связь производства и потребления, можно сказать, что и продукт есть результат динамики и взаимопроникновения двух этих явлений.

Результатом общественного производства является со­зданный продукт, или совокупность потребительных стоимостей. Масса этих продуктов, произведенных за опреде­ленный период времени, образует совокупный обществен­ный продукт.

По натурально-вещественной форме и экономическому назначению совокупный общественный продукт состоит из двух частей – средств производства и предметов потребления.

Различают индивидуальный и общественный продукт. Индивидуальный продукт – это результат труда отдельного работника, представляемый одному лицу. Индивидуальный продукт обладает свойствами исключительности или конкурентоспособности (например, одежда, обувь, лечение и т.п.).

Общественный продукт – это результат труда совокупного работника, представляемый гражданам на равных началах. Такие продукты или услуги не могут быть присвоены отдельными лицами без предоставления их другим лицам (например, бесплатное образование, общественное посещение парков, музеев и т.п.).

Фактор производства – особо важный элемент или объект, который оказывает решающее воздействие на возможность и результативность производства. Факторы производства – это реально вовлеченные в процесс производства ресурсы. Следовательно, ресурсы производства понятие более широкое, чем факторы производства (факторы производства – это производящие ресурсы).

Процесс производства изначально осуществляется в оп­ределенной общественной форме, посредством общественных от­ношений между людьми, а факторы присваиваются обществом через конкретных людей в конкретных условиях и конкретными сред­ствами. Поэтому факторы производства в момент включе­ния в процесс общественного производства приобретают обществен­ную форму организации, функционирования и развития. Так возникает внутренняя структура необходимых для производства факторов и их соотношений, которые становятся движущими силами целесообразной деятельности человека – труда как ос­новного содержания процесса производства продукта или функ­ционирования общественного бытия.

Марксистская теория в качестве факторов выделяет: личный и вещественные факторы.

Вещественными факторами (их еще называют объектив­ными) являются средства производства. Вещественные факторы охватывают средства производ­ства, которые состоят из средств и предметов труда. К сред­ствам труда относятся здания сооружения, оборудование, машины. К предметам труда относятся топливо, сырье, удобрения, горюче-смазочные материалы, семена, корма и т.д.

По своей натуральной форме вещественные факторы производства представляют разнообразные потребительские стоимости, обладающие различными свойствами – весом, формой, мощностью, длиной и т.п. Однако экономическую теорию не интересует эта сторона вещественных факторов производства, так как в этом своем проявлении они не выступают экономической категорией.

В вещественных факторах производства экономическую теорию интересует то, что они являются носителями производственных отношений и, прежде всего отношений собственности (чья эта машина, чей это станок). Их анализ с этих позиций позволяет выяснить:

возможности развития вещественных факторов;

эффективность их использования,

социальные последствия функционирования вещественных факторов в различных формациях.

При капитализме вещественные факторы производства находятся в частной собственности. Поэтому социально-эко­номической формой, в которой они здесь выступают, яв­ляется постоянный капитал. Это свидетельствует о том, что средства производства используются здесь для создания прибавочной стоимости, которую присваивает капиталист.

Другим важнейшим фактором производства является его личный фактор – рабочая сила.

Рабочая сила – это совокупность физических и духов­ных способностей человека, которые пускаются в ход, когда он производит какую-либо потребительную стоимость. Ра­бочая сила — активный и наиболее важный фактор произ­водства. Она приводит в движение средства производства. Без рабочей силы они мертвы и представляют груду непод­вижных вещей.

Экономическая теория рассматривает личный фактор не как совокупность биологических и физиологических свойств человека, акак явление социальное, общественное. Ее интересует,как рабочая сила вступает в процесс произ­водства, как она используется и воспроизводится.

Для эффективного соединения вещественных и личного факторов производства исключительное значение имеет процесс рационального воспроизводства рабочей силы.

Земля рассматривается как естественный фактор производства. Она не является полностью результатом человеческой деятельности. К этой группе факторов производства относятся природные богатства: залежи ископаемых, пахотные земли, леса и т.д. Говоря о земле, прежде всего, следует иметь в виду ее использование в сельском хозяйстве.

Труд как фактор производства представлен интеллектуальной или физической деятельностью, направленной на изготовление благ и оказание услуг.

Капитал как фактор производства выступает в виде совокупности благ, используемых в производстве товаров и услуг. Это инструменты, машины, помещения, средства связи и т.д. Их техническое состояние постоянно совершенствуется и оказывает решающее влияние на общую результативность производственного процесса и его эффективную целесообразность. Капитал отождествляется со средствами производства.

Предпринимательская деятельность – специфический фактор производства. Она предполагает использование инициативы, смекалки и риска в организации производства. Предпринимательская способность – особый вид человеческого капитала, представленного деятельностью по координации и комбинированию всех остальных факторов производства в целях создания благ и услуг.

Интеллектуальная деятельность человека позволяет ему ста­вить осознанную цель своей активной деятельности, исходя из возможности предвидеть ее результаты и изобретать новое. Ин­теллект неразрывен со своим носителем, но продукты его дея­тельности могут существовать отчужденно как информация, как новая сила и потенциал развития. Неопределенности, которые возникают в процессе челове­ческого бытия из-за неполноты информации о поведении раз­личных индивидов и их организаций требуют нормативной упо­рядоченности их взаимодействия. Ограниченные возможности человека определяются способностью сознания перерабатывать, организовывать и использовать информацию о природе и обще­стве.

Итак, факторы производства являют­ся причинами изменения скорости движения, определяют ха­рактер общественного производства, то есть взаимоотношение его содержа­ния и формы во времени и пространстве. Каждый из факторов производства обусловлен определенными производственными отношениями. Можно выделить:

– природный фактор (используемые в процессе общественного производства природные ресурсы);

– человеческий фактор (участвующие в процессе производства трудовые ресурсы);

– технический фактор (используемые средства производства, техника и технологии);

– информационный фактор (вовлеченные в процесс производства интеллектуальные продукты);

– организационный фактор. В термине «про­изводство» скрыто понятие организующего действия (организация внешних сил природы, орга­низация человеческих сил, организация опыта);

– экологический фактор, который выступает либо в качестве импульса экономического роста, либо как ограничение его возможностей в связи с вредностью, загазованностью, загрязнением и т.д.;

– институциональный фактор (институализация производства, основанная на складывающихся в нем отношениях, интересах, правилах и нормах).

Каждый фактор производства способен принести своему владельцу доход.

 

Таблица Виды доходов от ресурсов и факторов производства

Ресурсы Факторы Доход
Природные Земля Рента
Материальные Капитал Процент
Финансовые Ценные бумаги Дивиденд
Трудовые Труд Заработная плата
Информационные Предпринимательская активность Предпринимательский доход

 







Дата добавления: 2015-03-11; просмотров: 976. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.017 сек.) русская версия | украинская версия