Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Осознанные стратегии совладания




Рассмотрев особенности психологической защиты у взрослых и детей, обратимся к стратегиям совладающего поведения, которые позволяют людям осознанно справ­ляться с внутренним напряжением и дискомфортом. (Само слово «совладание» происходит от старорусского «лад», «сладить» и означает «справиться», «привести в порядок», «подчинить себе обстоятельства».) Для совла­дания необходимо соблюдать по крайней мере три усло­вия: во-первых, достаточно полно осознавать возникшие трудности, во-вторых, знать способы эффективного сов­ладания именно с ситуацией данного типа и, в-третьих, уметь своевременно применить их на практике. Из ска­занного понятно, насколько эффективность совладания зависит от того, является ли срабатывание данной защиты ситуативным, или это уже элемент стиля личного реаги­рования на трудности.

Как мы уже говорили, психологическая защита вклю­чается автоматически и является неосознанной. Однако личность, будучи существом социальным, сознательным и самостоятельным, безусловно способна разрешать внут­ренние и внешние конфликты, бороться с тревогой и напряжением, руководствуясь сознательно сформулиро­ванной программой. Для обозначения сознательных уси­лий личности, предпринимаемых в ситуации психоло­гической угрозы, используется понятие копинг-поведение (copyng), или осознанные стратегии совладания со стрессом и с другими порождающими тревогу события­ми [137]. Впервые термин «совладание» был использо­ван Л. Мэрфи в 1962 г. при исследовании способов пре­одоления детьми требований, выдвигаемых кризисами развития [104].

При исследованиях стресса копинг-поведение нередко рассматривается как понятие, близкое по своему содер­жанию к психологической защите. Действительно, когда происходит любое стрессовое событие, нарушается гомеостаз. Его нарушение может быть вызвано характери­стиками стрессора или их восприятием. Организм чело­века реагирует на воспринятое нарушение либо авто­матическими адаптивными ответными реакциями, либо адаптивными действиями, целенаправленными и потенци­ально осознанными. В первом случае речь идет о неосоз­нанных поведенческих реакциях или психологических за­щитных механизмах. (Например, о поведенческой реак­ции оппозиции у ребенка, которую можно рассматривать как внешнее проявление действия подсознательных за­щитных механизмов проекции и замещения.) Во втором случае имеет место осознанное поведение совладания.

Еще раз прибегнем к использованному нами приему иллюстрации психологических закономерностей на мо­дели стихов детских поэтов и покажем с их помощью основное отличие между психологическими защитными автоматизмами и осознанными стратегиями совладания. Стихотворение А. Барто «Сережа учит уроки» позволяет проследить автоматическое включение психологическо­го защитного механизма проекции в результате борьбы между структурными компонентами личности школьни­ка с целью ограждения его сознания от чувства стыда и вины [12]:

Сережа взял свою тетрадь —

Решил учить уроки:

Озера начал повторять

И горы на востоке.

 

Но тут как раз пришел монтер.

Сережа начал разговор

О пробках, о проводке.

 

Через минуту знал монтер,

Как нужно прыгать с лодки,

 

И что Сереже десять лет,

И что в душе он летчик.

Но тут опять зажегся свет

И заработал счетчик.

 

Сережа взял свою тетрадь —

Решил учить уроки:

Озера начал повторять

И горы на востоке.

 

Но вдруг увидел он в окно,

Что двор сухой и чистый,

Что дождик кончился давно

И вышли футболисты.

 

Он был, конечно, вратарем,

Пришел домой не скоро.

Часам примерно к четырем

Он вспомнил про озера.

 

Но тут Алеша, младший брат,

Сломал Сережин самокат.

 

Пришлось чинить два колеса

На этом самокате.

Он с ним возился полчаса

И покатался, кстати.

 

И вот Сережина тетрадь

В десятый раз открыта.

 

— Как много стали задавать! —

Сказал он вдруг сердито.

— Сижу за книжкой до сих пор

И все не выучил озер!

Этот пример показывает, как в душе мальчика проис­ходит борьба между его детскими желаниями, доставляю­щими удовольствие (игра в футбол, катание на самока­те), и социальными требованиями (быть примерным школьником и выполнять все учебные задания). Детские желания доминируют в ущерб ограничениям социальной среды, и это неизбежно приводит к возникновению внут­реннего дискомфорта. Именно в этот момент «Я», как сознательное начало личности, включает механизм за­щиты и тем самым пытается уравновесить противоречи­вые душевные тенденции. Сережа все время отвлекался на приятные для него занятия, поэтому так и не смог «выучить озер». В такой ситуации он должен испытывать гнев и вину по отношению к себе — виновнику случившегося. Однако осознание собственной ответственности за проступок является для ребенка травмирующим. И то­гда механизм проекции (бессознательного переноса соб­ственных неприемлемых чувств, желаний и стремлений на другое лицо) позволяет переложить вину на «другое лицо», учителей, рассердившись, что они стали задавать слишком много уроков. Обратите внимание на то, что когда Сережа использует проекцию и начинает сердить­ся на «плохих» учителей, то делает это как бы само со­бой, не раздумывая, т. е. неосознанно. В этот момент он не отдает себе отчета в том, что, не выучив географию по своей вине, стремится эту вину переложить на учителей. Автоматизмы психологической защиты условно де­лят на ситуационные (возникающие в психотравмирующей ситуации, преходящие и не требующие коррекции) и стилевые (отличающиеся устойчивостью и генерализованностью) [86]. Под стилем защиты понимают относи­тельно постоянную на длительных отрезках времени и индивидуально очерченную у каждого человека систему внешних и внутренних «психотехнических действий», на­целенных на «снятие» конфликта в сфере самосознания для обеспечения позитивного отношения к своему «Я» [101]. Если Сережа из приведенного выше стихотворе­ния постоянно будет перекладывать ответственность за свои проступки и промахи на других людей, то проекция и регрессия неизбежно станут стилем его защиты. Дока­зано, что на развитие стилевых защитных механизмов значимое влияние оказывают следующие факторы: » Динамические особенности психики (например, ак­тивность и пассивность как свойство темперамента), в Личный опыт успешности удовлетворения базисных психологических потребностей (в безопасности, в свободе и автономии, в успехе и эффективности, в признании и самоопределении).

• Опыт отношений в родительской семье как образец разрешения кризисных жизненных ситуаций.

• Хроническая психотравматизация личности.

Стилевые защитные механизмы, связанные с хрони­ческой психотравматизацией личности, нередко ведут к формированию внутриличностных конфликтов и забо­леванию неврозом. С этой позиции невротическое поведение можно рассматривать как бессознательно вырабо­танный и используемый конкретным человеком неадек­ватный способ борьбы со стрессом, а невротические сим­птомы — как неудачные попытки самолечения. Неудач­ны они потому, что сама защита становится источником заболевания. В связи с этим, проявляясь как своеобраз­ная форма псевдоразрешения внутренних конфликтов при неврозах, стилевые защитные механизмы выступают в процессе лечения в качестве особой психотерапевтиче­ской мишени [86],

Адаптивные целенаправленные и потенциально осоз­нанные действия — это уже копинг-поведение. В этом случае каждый стрессовый эпизод можно представить как определенную последовательность следующих актов: вос­приятие изменения ситуации — эмоции как результат оценки воспринятого — мысли о событии — и копинг-реакции. Итогом этой цепочки является осознанное форми­рование новой ситуации, то есть приспособление. Стихо­творение С. Михалкова «Сила воли» иллюстрирует такое сознательное и целенаправленное защитное приспособ­ление [86]:

Я откровенно признаюсь,

Что в темноте я спать боюсь.

 

Мне так и хочется вскочить

И поскорее свет включить,

Когда вокруг меня темно

И занавешено окно.

 

Я чувства этого боюсь,

Но силой воли с ним борюсь —

Я говорю себе: «Лежи!

Глаза закрытыми держи!»

 

И я лежу, лежу, лежу,

Глаза закрытыми держу

И засыпаю наконец.

Ну разве я не молодец!

Таким образом, основным отличием защитных авто­матизмов от копинг-стратегий является неосознанное включение первых и сознательное, целенаправленное использование последних. Некоторые авторы напрямую определяют копинг-стратегий как осознанные варианты бессознательных защит. Действительно, по мере разви­тия и формирования самосознания личность способна осознавать то, что ранее осуществляла автоматично, не отдавая себе в этом отчета. Это положение лежит в осно­ве многих психотерапевтических подходов, которые ста­вят своей целью дать пациенту знания о том, что такое защита, учат фиксировать проявление защит, осознанно и гибко использовать наиболее зрелые и эффективные из них [86, 138, 139, 140].

Другие авторы считают, что отношение между копинг-поведением и защитными автоматизмами более сложное. Стратегии совладания рассматривают не толь­ко как осознанные варианты бессознательных защит, но и как родовое, более широкое понятие по отношению к ним, включающее в себя как бессознательные, так и осоз­нанные защитные техники [145]. В рамках этого, второго подхода автоматизмы психологической защиты выступа­ют только как один из возможных способов реализации копинг-поведения. Так, проекцию и замещение можно трактовать как часть стратегии совладания по типу кон­фронтации, изоляцию и отрицание — как часть страте­гии по типу отдаления.

Описывая многообразие поведенческих, эмоциональ­ных и интеллектуальных копинг-стратегий личности, мы показали, что в основе каждой из них может лежать не один, а несколько различных защитных интрапсихнческих механизмов [32]. Например, когда человек созна­тельно игнорирует неприятную ситуацию или даже под­шучивает над ней, это частично может основываться на отрицании, частично — на рационализации. В случае соз­нательного ухода в работу неосознанно включаются за­щитные механизмы замещения и/или сублимации. При использовании методов арт-терапии или в случае взаи­модействия с продуктами человеческого творчества бы­вают задействованы механизмы сублимации и катарсиса. Таким образом, мы тоже рассматриваем понятие «копинг» как более широкое по своему содержанию, чем понятие «защитный механизм».

Обсуждая состав стратегии совладания, хочется обра­тить внимание еще на один, важный на наш взгляд, мо­мент. Когда обычный человек (не специалист) сознатель­но старается справиться со своим напряжением и беспокойством, ему совершенно не обязательно знать, какой внутренний психологический механизм, включившись, будет способствовать облегчению и успокоению. Опира­ясь на жизненный опыт и здравый смысл, он, скорее все­го, зафиксирует свое внимание на внешних, доступных наблюдению проявлениях защиты (например, конкрет­ных действиях или эмоциональной экспрессии), а затем начнет осознанно руководствоваться именно ими.

Проиллюстрируем вышесказанное на следующем при­мере. В нашей книге «Защита личности: психологиче­ские механизмы» приводятся результаты опроса, в кото­ром приняли участие более ста людей с высшим образо­ванием [32]. Мы попросили их перечислить те способы, которые они обычно используют, чтобы нормализовать свое самочувствие. Для организации их усилий при опросе использовалось незаконченное предложение: «Когда мне плохо, я использую для нормализации самочувствия...» Как оказалось, чаще всего достичь душевного равнове­сия помогало взаимодействие личности с продуктами че­ловеческого творчества: книгами, музыкой, фильмами, картинами, архитектурными сооружениями, другими предметами культуры и искусства (высказывания: «чи­таю японские четверостишия», «смотрю комедию», «гу­ляю по набережной Невы»), а также творческое самовы­ражение (высказывания: «играю на фортепьяно», «ри­сую», «пою»). Можно видеть, что в этих сообщениях содержится указание в первую очередь на конкретные действия. Описание внутренних механизмов, обеспечи­вающих разрядку напряжения — катарсиса, сублимации, идентификации,— зафиксировано в ответах испытуемых в единичных случаях.

Для разграничения автоматизмов психологической защиты и осознанных стратегий совладания В. А. Ташлыков предлагает следующую схему анализа [103]:

• Инерционность.Механизмы психологической защиты не приспособлены к требованиям ситуации и являются ригидными. Техники сознательного самоконтроля являются пластичными и приспособлены к ситуации.

• Непосредственный и отложенный эффекты.Механиз­мы психологической защиты стремятся к возможно более быстрому уменьшению возникшего эмоционального напряжения. При использовании сознатель­ного самоконтроля человек может многое вытерпеть и даже доставляет себе иногда мучения

• Тактический и стратегический эффекты.Механизмы психологической защиты «близоруки», создают воз­можность только разового снижения напряжения (принцип действия — «здесь и сейчас»), тогда как стратегии совладания рассчитаны на перспективу.

• Разная мера объективности восприятия ситуации.Ме­ханизмы психологической защиты приводят к иска­жению восприятия действительности и самого себя. Механизмы самоконтроля связаны с реалистическим восприятием, а также со способностью к объективно­му отношению к самому себе.

Таким образом, несмотря на близость сравниваемых понятий, их можно разделить. Кроме указанных крите­риев различения, надо отметить принципиальную воз­можность обучения совладанию— применению осознан­ных стратегий за счет овладения определенной последо­вательностью действий, которая может быть описана и воспринята человеком [117].

Стратегии совладания условно можно разделить на три группы:

• Поведение.Разнообразные поведенческие стратегии снятия очага напряженности, обусловленного внеш­ними и внутренними факторами.

• Эмоциональная проработка подавленного.Эмоцио­нальная разрядка с целью снятия очага напряжения или с целью поиска социальной поддержки.

• Познание.Стратегии, позволяющие нейтрализовать напряженность стресса через изменение субъектив­ной оценки ситуации и соответствующее изменение уровня ее контроля.

Приведем примеры способов, облегчающих достиже­ние осознания и обучающих применению эффективных стратегий совладания.

Поведение. Если надо изменить какое-либо поведе­ние, то полезно посоветовать человеку делать то, что он и так делает, но внести такие детали и условия, при кото­рых ему в дальнейшем продолжать стало бы невмоготу. (М. Эриксон приводит случай из своей практики, когда его дочь, попав в новую школу, сказала отцу, что в ее новом классе все девочки грызут ногти и она не хочет от них отличаться. Отец посоветовал ей быстрее догонять их и для этого грызть ногти по нескольку часов в день! Вскоре девочка отказалась от этой идеи [128].)

Эмоциональная проработка подавленного. Если неко­торый психический процесс не был доведен до конца нормальным образом или оказался подавленным, то оп­тимальная эмоциональная оценка оказывается не реа­лизованной. В ситуации, когда человек выговаривается, беседа выступает в качестве инструмента, который по­зволяет снова связать этот процесс с нормальным «осоз­нанием» таким образом, что очаг напряженности сможет частично разрешиться через естественную ассоциативную коррекцию. Тогда создаются условия для реализации и завершения эмоциональной проработки.

Познание. С незапамятных времен притчи служили способом передачи культурных ценностей. Прямое мо­ральное поучение воспринимается как давление и поэто­му часто отвергается. Однако наставление, облеченное в форму интересно рассказанной и приятной истории, принимается легко. Для этого необходимо добиться та­кого расслабленного, почти дремотного, состояния, ко­торое облегчает обучение и делает открытость и готов­ность принять изменения наиболее вероятными.

Психологическую защиту и копинг-поведение рас­сматривают как важнейшие формы адаптационных про­цессов и реагирования личности на стрессовые ситуации. Знание о механизмах их функционирования эффективно используется в рамках психологического консультирова­ния, психокоррекционной и психотерапевтической рабо­ты. Как отмечают в этой связи Л. И. Вассерман с соавто­рами, в психотерапии в настоящее время существует два подхода, предполагаюндих разные тактики по отношению к механизмам психологической защиты [86]. В первом случае целью психотерапии является оптимизация стиле­вых защитных механизмов, которые рассматриваются как нормальный механизм психики. При этом подходе сила «Я» связывается с наличием зрелых механизмов защиты.

Исследования показали, что индивидуальные репертуары защитных механизмов по мере развития личности могут трансформироваться в индивидуальные стили переживания травмирующих событий. Тогда они выступа­ют как часто повторяющиеся и постепенно отрабатывае­мые способы помощи себе при конфликтах. В их основе лежат специфические приемы переработки информации, соответствующие возможностям личности и предохра­няющие ее от наиболее серьезных для нее последствий, например, потери самоуважения во время мотивацион-ного конфликта или чрезмерного страха. При этом рабо­тает вся группа защитных механизмов защиты, но какой-то из них берет на себя главенствующую роль.

Такие типичные репертуары приводят к субъектив­ному ощущению ослабления конфликтов. В этом случае предполагается, что при отказе отдельных механизмов за­щиты формируется болезнь — невроз. Принцип индиви­дуального подхода психотерапии состоит в том, чтобы добиться оптимизации: подчеркнуть, развить и усилить те формы защиты, которые адекватны для данной лич­ности, например, у истероида — вытеснение, у психасте­ника — рационализацию. При таком подходе коррекция состояния и поведения не предполагает осознания струк­туры собственной защиты и возможных способов ее ре­конструкции, что нередко естественно в ситуации рабо­ты с больными, возможности которых существенно ос­лаблены и искажены болезнью.

Второй подход, которого в целом придерживаемся и мы, заключается в оказании помощи личности в форми­ровании у нее полноценных стратегий совладания в труд­ных жизненных ситуациях на основе осознания структу­ры механизмов собственной психологической защиты и обучения этим стратегиям, что и естественно в ситуации работы со здоровыми.

Как известно, самореализация личности и успеш­ность в реализации жизненных планов предполагает воз­можность смотреть на события с разных точек зрения, свободу и многообразие способов взаимодействия с ми­ром. Между тем на пути непредвзятого восприятия окру­жающих вещей и событий встают проявления механиз­мов защиты — психологические барьеры. Они, как шо­ры, фильтры, линзы, ограничивают, частично заслоняют и искажают восприятие, что резко сокращает и ограни­чивает адаптацию. Можно сказать, что система подсоз­нательных психологических барьеров, возникающих для защиты от травмирующих человека факторов, в то же время представляет собой «скорлупу», в которой лич­ность постоянно существует.

В некоторых случаях это не только очень полезно (нормализуется душевное равновесие), но и продуктивно для мышления, т. к. барьеры, поставленные на всем пути движения информации, фокусируют мысль, не позволяя ей чрезмерно растекаться. Имея это в виду, вновь обра­тимся к тому положению, что порой эта «скорлупа» на­столько тверда, что человеку неимоверно трудно выбрать­ся за ее пределы. По образному выражению А. И. Ухтом­ского, приходит день, когда человек молит: спасите меня от моих защитных оболочек! Слишком долгое занятие самозащитой делает из человека исключительно замкну­тое, одинокое существо, которое задыхается и не может выбраться к свету из своих строго очерченных границ [107].

Как ограничить влияние защитных барьеров, можно ли это сделать, и если можно, то в какой мере? Важным, но недостаточным условием для преодоления подсозна­тельной защиты выступает привлечение к ней внимания и, как следствие, частичное осознание ранее скрытых проблем. Однако этого мало, поскольку осознание си­туации ничего не стоит, если оно не воплотилось в кров­ный внутренний опыт. Поэтому необходимым условием является не только осознание, но и эффективное отреагирование. Ведь если бы знания содержания бессозна­тельного было достаточно для радикального улучшения самочувствия, то лекции и книги облегчали бы человеку страдания. Поэтому, кроме осознания, необходимо ста­рые проблемы пережить вновь. Переживание позволяет переоценить ранее вытесненное и запомнить его по-но­вому. Кроме того, продуктивность усилий по снижению барьерных эффектов зависит не только от содействия в решении проблем и уяснения всех возможных подходов для их преодоления, но и от организации нового направ­ления стока их энергетического потенциала, т. е. созда­ния допустимых путей отреагирования старых очагов, в том числе за счет формирования адекватного копинг-поведения.

Известны специальные приемы, облегчающие вывод в сознание подсознательных представлений. Такую роль могут выполнять свободные ассоциации, психоаналитические беседы, процедуры психодрамы, гештальта, пси­хосинтеза и т. д., а также разнообразные техники само­анализа, простейшими приемами которого может овла­деть каждый человек. Цель этих приемов — возврат ра­нее преобразованных цензурой мыслей и чувств человека в сферу сознания и овладение палитрой способов прием­лемого направленного отреагирования, за счет чего дос­тигается восстановление душевного равновесия и появ­ляются перспективы развития. В своей книге «Защита личности: психологические механизмы» мы подробно го­ворим о диагностике вторжения подсознательной защи­ты и основных приемах коррекции ее искажающего влия­ния на человека [32].

Следует подчеркнуть, что на первом этапе такой пси­хотерапии личность становится незащищенной перед уг­розой, отсюда проистекает рост тревоги и напряжения. Даже когда человек приходит к необходимости осозна­ния своих нарушенных жизненных отношений, то вна­чале он не может понять, каким способом этого можно достичь. В связи с этим, важны продуктивные методы оказания человеку помощи в овладении более эффектив­ными способами поведения в стрессовых ситуациях — его переобучение. Реализация этого подхода дает значи­тельный стратегический эффект, демонстрируя отдален­ное сохранение достигнутых навыков, однако требует вы­сокого профессионализма психотерапевта, а также актив­ности, целенаправленности и ответственности клиента. Она рассчитана на длительную и кропотливую работу — в течение месяцев и даже лет.

Именно этими качествами обладает разрабатываемая нами концепция медико-психологической поддержки де­тей в школе. Она предполагает необходимость длитель­ной (в течение всех лет обучения) работы с внутренним миром детей, направленной на формирование умения понимать свои психологические трудности, снижать пе­регрузки, овладевать новыми способами эмоционально­го реагирования и защитного поведения. Ее основная на­целенность — на повышение самооценки и развитие аде­кватного образа «Я» путем использования эффективных стратегий, позволяющих самостоятельно справляться с внутренним напряжением в трудных жизненных ситуа­циях [76].

* * *

Психологическая защита, специальная регулятивная система стабилизации личности, ограждает сферу созна­ния от неприятных, травмирующих переживаний, сопря­женных с внутренними и внешними конфликтами, со­стояниями тревоги и дискомфорта. Наиболее мощный критерий эффективности действия защитных механиз­мов — это ликвидация тревоги и избавление от страха. Психологическая защита обеспечивает адаптацию лич­ности за счет подсознательной переработки поступаю­щей информации. В этом принимают участие все психи­ческие функции, но каждый раз основную часть работы по преодолению негативных переживаний берет на себя какая-то одна из них. Принципиально важно, что в этих процессах человек не отдает себе отчета, т. е. включают­ся и действуют они автоматично, независимо от созна­тельных желаний и намерений личности. Однако, подоб­но всем другим психическим процессам, защитные меха­низмы имеют свои объективные проявления: внешне наблюдаемые и регистрируемые признаки на уровне дей­ствий, эмоций или рассуждений человека.

Как средство адаптации и разрешения психологиче­ских конфликтов защитные автоматизмы развиваются в онтогенезе. У ребенка каждый механизм вначале форми­руется для овладения конкретными инстинктивными по­буждениями и связан, таким образом, с определенной фазой индивидуального развития. Побудителем форми­рования защит выступают возникающие в онтогенезе многообразные типы тревоги, типичные для детей. Они ограждают ребенка от неудовольствия, исходящего из­нутри (внутренние инстинктивные стимулы), и от не­удовольствия, источники которого находятся во внеш­нем мире.

Защитная система ребенка формируется на базе вро­жденных безусловных реакций путем усложнения форм его поведения в процессе индивидуального научения и развития форм психического отражения. Спецификой становления детской системы защиты является то, что первоначально она проявляется за счет и на уровне дви­гательных (поведенческих) реакций при участии элемен­тарных психических функций. Эти постепенно усложняющиеся автоматические изменения поведения, возни­кающие в ответ на травмирующие воздействия, обеспе­чивают приспособление ребенка к новой жизненной ситуации. Поведенческие реакции экспрессивны, доступ­ны внешнему наблюдению и регистрации, поэтому по­зволяют не только осуществлять определенные измене­ния во внешней среде, но и привлекают к себе внимание окружающих взрослых. Позднее формируются защитные механизмы, в реализации которой принимают участие в первую очередь психические функции: от восприятия и эмоций до памяти и мышления. Такие защитные про­цессы позволяют ребенку адаптироваться к среде не за счет изменения внешнего мира, а за счет внутренних из­менений — трансформации картины мира и образа са­мого себя. Учитывая эту специфику, при характеристике форм защиты у детей мы разделяем понятия «защитная (поведенческая) реакция» и «защитный (интрапсихический) механизм».

Большую роль в становлении детской защиты играют ранние взаимодействия ребенка в семье. Показано, что защитные механизмы возникают, с одной стороны, как результат усвоения демонстрируемых родителями образ­цов защитного поведения, а с другой — как результат негативного воздействия со стороны родителей.

Будучи существом социальным, сознательным и са­мостоятельным, личность способна разрешать внутрен­ние и внешние конфликты, бороться с тревогой и на­пряжением не только автоматично (бессознательно), но и руководствуясь специально сформулированной программой. Для обозначения сознательных усилий лич­ности, предпринимаемых в ситуации психологической угрозы, используется понятие копинг-поведения, т. е. осознанных стратегий совладания со стрессом и с други­ми порождающими тревогу событиями. Мы рассматри­ваем понятие «копинг» как более широкое по своему содержанию, чем понятие «психологические защитные механизмы», т. к. каждая из множества поведенческих, эмоциональных и интеллектуальных копинг-стратегий личности может включать в себя не один, а несколько механизмов. Психокоррекционный и психотерапевтиче­ский подход, которого мы придерживаемся, работая с механизмами защиты, заключается в создании условий для осознания детьми неэффективности некоторых форм своего защитного поведения и формирования осознан­ных стратегий совладания с внутренним напряжением и беспокойством в трудных жизненных ситуациях.

В следующих главах представлены результаты нашего изучения психологической защиты у детей на примере экспериментально-психологического исследования млад­ших школьников. Но прежде чем перейти к анализу эм­пирического материала, рассмотрим особенности психо­логии детей этого возраста.

 







Дата добавления: 2015-03-11; просмотров: 10443. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия