Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава. Страдание.




 

Ее никто не замечал, все наблюдали, как горит одна из баз Вэиел.

Упав в воду, Димитрий насквозь промок. Скорчив лицо от боли Серена прижала руки к ребрам. Костя все еще держал на руках Джейн; вынырнув из воды, Дженсен упал на спину от бессилия. Сэм подал руку Катарине и помог ей выбраться на берег. Пошатываясь, Наташа поднялась на ноги, наблюдая, как горит шахта. Ее щеки залиты слезами. Женя смог подняться на ноги, он был единственным, кто заметил ее приближения. Он и был ее целью. Устранить Женю - это приказ.

- Лисс, - позвал он.

Услышав голос брата, Наташа обернулась.

Алиса сделала пару шагов к нему, достав пистолет…

Все произошло быстро и в туже секунду так медленно. Наташа, как и остальные, побежали к юноше. Алиса два раза лихорадочно выстрелила - но не в Женю... в последнюю секунду Эмми закрыла собой юношу...

- Неет, - крикнул Тайлер, снося с ног ее и падая с обрыва в море.

Но перед падением она видела, что грудь ее сестры залило кровью и, она полетела на землю, закрывая глаза. Женя подхватывает ее и кричит, она видела, как тянулись к ней все. Но эти глаза смотрели на нее, мало того, что они слезились, в них была и боль, не только физическая, но и душевная.

Резким движением девушка села на постели, имя сестры вырвалось из ее рта криком. Тело покрыто холодным потом, волосы влажные.

Чувство вины дало о себе знать, но по каким-то причинам, она не могла вспомнить. В памяти не было никаких воспоминаний о прошедших днях, в памяти был бой с Розмарин, который проиграла. Все было, как в тумане.

Она еле дышала, перед глазами все плывет. Не понятные отрывки лезли в голову - кровь, оружие, выстрелы, взрывы, драки и крики, но чаще всего лицо Наташи искаженное болью.

- Неет, - сказала она, держась за голову, перед глазами ее лицо, слезы и крики боли. - Неет, Наташа.

Кто-то коснулся ее плеча, и она дрогнула.

- Алиса, - раздался голос Димитрия.

Она посмотрела на него и смогла успокоиться.

- ...Димитрий? - сказала она не ровным голосом; она не могла поверить своим глазам, но Димитрий выглядел беспокойным и расстроенным, его она видела таким, когда они потеряли много бойцов во время побега Грэйджа. В самом темном углу, в кресле сидел мужчина, силуэт Алекса, да, это был он.

- Алекс? Если ты здесь, то где Наташа? Нам удалось увести с острова? Скажите, что она жива!..

У Алисы выступили слезы.

Димитрий вопросительно смотрел на нее. Алекс от гнева сжал подлокотники кресла, по комнате разошелся треск дерева.

- Ты ничего не помнишь? - спросил Димитрий.

- О чем ты? - воскликнула она, посмотрев на него. - Ты можешь сказать, где моя сестра...

- Хватит лгать! - рявкнул Алекс, оказавшись рядом с ней. - Что ты помнишь?

Алиса испуганно на него посмотрела, она видела в нем изменения - длиной, лежащий на бок челки не было, гладкий лоб открыт.

- ...я, что-то должна помнить? - спросила она со слезами на глазах. - Прошло пару дней, после нашей поездки на остров...

- Неет! С тех пор прошло более двух лет! - рыкнул Алекс и бухнулся в кресло от кипящей злости.

В это время Димитрий уселся удобней, напротив девушки.

- Алиса, слушай и не перебивай!

Алиса кивнула, она не могла понять, как потеряла два года своей жизни.

- Тот бой с Розмари ты проиграла, - начал он. - Помнишь приборы под названием «Паук».

- Дааа, - промямлила девушка. - Их использовали, чтобы контролировать буйных по... - И она замолкла, наконец, понимая, что происходит. - Нет, не говори, что Паука надели и на меня. Нет.

- Алиса.

Она вскочила с постели, сбивая тумбочку с лампой, она прижалась к стене, держась за голову. Отрывки прошлого мучили ее голову... Она вспомнила. Вспомнила, как Наташа закрыла собой Женю, как она выстрелила в нее! Неужели убила ее.

- Неужели... Я убила ее!.. Я! Убила! Ее!

Димитрий сделал к ней шаг, но она крикнула:

- Кто я после этого?

- Неет, она жива! - рыкнул Димитрий, девушка улыбнулась. - Она жива, но кое-что случилось…

Улыбка с лица девушке исчезла. Она осела по стене на пол. Не сложно догадаться, что Вэиел что-то сделали с ее сестрой.

- Она не контролирует себя, - продолжил Димитрий. - Дела хуже, чем ты думаешь...

- Куда может быть хуже? - хрипло спросила она.

- Тайлер передал ей способность отключать чувства, и она их отключила!

Алиса только криво улыбнулась, но свою горечь и боль сдержать не смогла.

- А, как же Дойл? Они же связаны.

Димитрий с Алексом одновременно встали на ноги. Димитрий протянул ей руку и помог подняться.

Они вышли из комнаты, и попали в гостиную не знакомого девушки дома.

Каждый был чем-то своим занят. Джейн с Костей заняты картой. Катарина с Дженсеном рассматривали документы. В комнату вошла Фокс, держа в руках гору документов, Юра ей помог. Аня с Сэмом развешивали на доске фотографии Розмари и Тайлера, но посмотрев на третье фото, в груди Алисы больно кольнуло. Это было изображение ее сестры, только девушка была изображено полубоком и лицо прятали очки.

Алиса не заметила только одну особу.

- А где Рыжая бестия? - спросила она у Димитрия.

- Грэйдж убил ее!

Девушка удивилась.

Каким образом шлюховатая Жаннетта вывела вампира из себя и заслужила такую участь?..

Наконец, они вошли в другую комнату и, как позже выяснилось, в лабораторию Серены.

По середине комнаты стояла больничная койка и на ней лежал мужчина, Серена ставила ему капельницу.

Алекс подошел к койке и, склонившись над юношей, спросил:

- Ну, как он?

- Никаких изменений, - ответила Серена.

Алиса подошла к койке и увидела этого мужчину. Дойла.

Серена заметила реакцию девушки и пояснила:

- Наташа отключила его, как мобильный телефон, чтобы он не мог ее отследить! Я поддерживаю ему жизнь!

- Что с ними? - спросила Алиса, смотря на юношу.

- В данный момент никто не знает, но иногда он приходит в себя на несколько секунды. Иногда она управляет им… Но я нашла способ блокировать сигнал.

Алиса погладила Дойла по лбу.

- Сколько времени прошло?

- Месяц, - грубо сказал Алекс и ушел.

Девушка посмотрела ему вслед, но перед глазами все поплыло и, она пошатнулась, а Димитрий усадил ее на стул.

- Воспоминания возвращаются, - пояснила она, подходя к Алисе. - Я дам ей успокоительное, что все прошло не так эмоционально.

Однажды они встретились с подобным - мужчина был настолько эмоциональным, что представлял собою угрозу и, пришлось его устранить - первая жертва Тайлера

Серена вколола Алисе успокоительное, девушка посмотрела на нее. Алиса закрыла глаза и стала дергаться, что-то бурча себе под нос.

- Жуть, - прокомментировала Серена, переводя взгляд на брата. - Отнеси ее в комнату, у меня и так дел по горло.

Димитрий послушался и, взяв на руки бывшую девушку, отнес в комнату. Проходя мимо гостиной, на него никто не обратил внимания, да и ему не нужно было. Грэйдж находился с Аней и Сэмом и Фокс. Фокс доставала им нужную информацию и держала все в тайне, даже скрывала улики доказывающие, что Алекс Грэйдж жив, но и ее стараний было мало.

Мужчина принес девушку в комнату и положил на кровать. Девушка начала дергаться. Девушку поглотили воспоминание. Перед глазами вспыхнула картина.

Розмари стояла возле огромного телевизора, на котором изображена Наташа. Тайлер крутился на стуле, не скрывая свою тоску. Алиса стояла напротив Розмари.

- Я хочу получить ее! - сказала Розмари.

Тайлер скучающе застонал, продолжая крутиться на стуле.

- Ее сила растет в геометрических прогрессиях, - сказала Алиса. - Она должна научиться...

- Глеймори и Ликан выполняли ее приказы, - сказал Тайлер, не отрываясь от стула.

- Девушка должна взять всех под контроль, чтобы мы могли надеть Паука! - сказала Розмари.

- Но на Вампира оно не действует, - прояснила Алиса.

- Я смогу им управлять! - сказал Тайлер.

- Этого будет не достаточно.

- Мне Наташа поможет.

- Силовые волны на него не действуют!

- Внушение и иллюзия сделают свое дело! - рявкнул Тайлер.

Резким движением Алиса села на постели, крича: «Неет».

Это было воспоминание.

Алиса провела рукой по волосам, тяжело дыша. Ее грудь разрывало от чувств вины и боли, но на все старалась реагировать спокойно.

Девушка поднялась с постели и, накинув плед на плечи, вышла на веранду. Свежий ветер остуживал горячую кожу. Может мозги проветрят?!

Перед самим домом находилось Азовское море, и воздух морской воды заполнял легкие. Как же давно она не чувствовала этого аромата. Как давно она не была сама собой.

С мыслью, что долгое время она не была собой, пришло, и чувство вины и боли. В груди больно кольнуло. Выступили слезы.

Алиса услышала чьи-то шаги, но оборачиваться, чтобы посмотреть не стала.

- Дайте мне поговорить с ней наедине, - пробормотал кто-то.

- Будь осторожен, - предостерегла кого-то Катарина. - Она очень душевно неустойчива.

Гость открыл другую дверь и, войдя на веранду, Алиса, наконец, смогла увидеть его. Женя наблюдал за ней. Она вздохнула и скрестила на груди руки.

Он подошел к ней ближе и остановился напротив нее, на расстоянии чуть больше полуметра.

Алиса смогла рассмотреть брата.

Женя ничуть не изменился, если только прическа и внешний вид; волосы были ежиком, а одет в брюки и кожаную куртку. Она узнавала своего брата, и его черты лица напоминали ему Эмми.

- Нужно поговорить...

- Не о чем тут говорить, - уныло сказала Алиса. Темные чувства внезапно овладели ее. Окутали ее, не давая дышать. Ощущение клаустрофобии было сильнее, чем когда-либо. Чувство вины само по себе тюрьма. - Я и впрямь убийца. И не имеет значения, под каким давлением была. Я хладнокровно придавала вас.

- Вряд ли это было сделано хладнокровно.

- Именно так, черт подери! - К глазам подступили слезы. - Что планировалось сделать? Я ничего не могла сделать! А должна была. Должна.

- А, по-моему, здесь нет твоей вины. - Как обычно, чем сильнее в Алисе разгоралась истерика, тем спокойнее вел себя Женя. - На тебя надели Паука.

Алиса покачала головой и закрыла глаза.

- Я знаю тебя, Жень. Ты сам винишь себя за то, что не смог закрыть Эмми собой. Хотя я стреляла в тебя! Ты проклинаешь себя, потому что пулю поймал Наташа! Все это время она пыталась спасти меня, но я этого не заслуживала. Сколько же боли причинила вам?.. Всем вам. Ты. Наташа. Я не знаю кто я после этого.

Девушка открыла глаза, и потекли слезы по щекам, обжигая их.

- Я поступила с вами бесчестно.

- По словам Эмми, это не твоя вина. - От мягкого голоса Жени, девушке почему-то стало еще хуже. Лучше бы он обругал ее, согласился с тем, что она виновата. Хотелось, чтобы он относился к ней критически.

- Это было... - Алиса замолчала, вспоминая кровавый туман, застилавший ей глаза. - До этого я никогда на самом деле не понимала, что переживают люди в эти худшие мгновения. Я просто смотрела на них... и видела все зло мира... зло, которое должна остановить. Они были плохим людьми, но их место заняла я. Я должна понести наказание.

- Ты меня не слушаешь, Алиса. Это не твоя вина. Программа Паука невероятно сильна и нами еще почти не освоена. А его темная сторона... Ну, мы знаем, побочные эффекты могут быть страшны. И справиться с ними невозможно.

Девушка подняла на него взгляд.

- Мне следовало быть сильнее. Все эти ужасные эмоции, которые она испытывала... ужасные мысли на фоне чувства вины... Мне следовало быть сильнее. Я проявила слабость.

На этот раз Женя заговорил не сразу.

- У тебя нет оснований считать себя непобедимой и неподвластной высшим силам, - сказал он, наконец. - И никто от тебя этого не ожидает.

- Нет, есть основания! То, что я сделала... непростительно.

Он в изумлении распахнул глаза.

- Это... безумие, Алиса. Нельзя казнить себя за то, над чем не имеешь власти.

- Да? Тогда почему ты все еще...

Девушка оборвала себя, хотя собиралась обвинить Женю в том, что он-то продолжает казнить себя. Вот только... больше он этого не делал. Испытывал ли он чувство вины за то, что позволил Эмми занять его место? Она была уверена, что да.

- Когда? - спросила Алиса. - Когда все изменилось? Когда ты понял, что можешь продолжать жить... даже со всем этим чувством вины?

- Точно не знаю. - Если вопрос и удивил его, он не подал вида. Его взгляд был прикован к сестре, но на самом деле он не смотрел на нее. Он обдумывал ее вопрос. - Понемногу, знаешь ли. Когда Алекс и Дойл заговорили со мной о том, когда стал искать утешение в алкоголе, то они посоветовали мне помогать тебе. Однако чем больше я думал об этом, тем острее ощущал, что в моем согласии было и что-то личное. Мысль о том, что Наташа разбита и подавлена, была невыносима. Это ведь несправедливо и неправильно. Никто не должен жить так. А потом до меня дошло, что именно это я и делаю - только по собственному выбору. Отрезаю себя от мира чувством вины и самобичевания. Мне подарен второй шанс жить, а я отказываюсь от него.

В голове у Алисы по-прежнему царила неразбериха, взрывоопасная смесь гнева и печали, но, внимая его исповеди, девушка почти отрешилась от своих переживаний. Услышать, как он изливает свое сердце... Это была редчайшая возможность!

- Я уже рассказывал тебе об этом. О том, что поставил перед собой цель - научиться ценить мелочи жизни. И чем дольше продолжалось турне с Эмми, тем отчетливее становились воспоминания о том, кто я такой. Не просто боец. Сражаться легко. Имеет значение - за что мы сражаемся, и той ночью на прощальном концерте... - Он содрогнулся. - Это был момент, когда я мог превратиться в человека, слыша ее песню, в которой Эмми выражает всю боль... Эмми помогла мне отойти от этой черты, Алиса. Это был поворотный пункт. Эмми спасла меня... как перед тем спасла ты. Я понял - чтобы избавиться от своего глубоко прошлого, я должен стать тем, кем трусы не являются. Должен принять то, что они отвергают: красоту, любовь, честь и заботу.

Слышать, как он говорит все это... понимать, что он сражается со своими демонами и близок к победе... В общем, девушка чуть не расплакалась от счастья. Именно этого она так долго желала ему! Одновременно его слова напомнили ей о том, как низко пала она сама. Печаль и жалость к себе снова взяли над ней верх.

- Тогда ты должен меня понимать, - с горечью произнесла Алиса. - Ты только что сказал: честь, вот что имеет значение. Согласна. Но я потеряла свою. Потеряла на той поляне, где выстрелила в сестру. Есть же разница! Почему ты снова и снова твердишь одно и то же?

- Потому что ты не въезжаешь! Ты тоже ничего не могла с собой поделать! - Его терпение дало трещину. - Испытывай чувство вины. Печалься из-за того, что случилось. Но двигайся вперед. Не позволяй этим чувствам уничтожить себя. Прости себя.

Алиса посмотрела на него, продолжая плакать.

- Простить себя? И ты хочешь этого? Именно ты, из всех людей?

Казалось, ему трудно говорить. Женя просто кивнул.

- Тогда ответь мне. Ты говоришь, что оставил позади чувство вины, решил получать удовольствие от жизни и все такое. Я понимаю это. Но неужели ты и впрямь простил себя, в сердце своем?

- Я просто сказал...

- Нет, это не одно и то же. Ты советуешь мне простить себя и двигаться вперед, но сам этого не сделал. Ты лицемеришь, брат. Мы оба либо виновны, либо нет. Выбирай. Все не так просто.

Казалось, Женя стал самим мистером спокойствием.

- Мы с тобой одинаковы. Даже Эмми это подтверждает. Мы всегда были одинаковы и сейчас ведем себя одинаково тупо. Предъявляем к себе более высокие требования, чем все остальные.

Алиса нахмурился.

- Я...

- Вина сожрет тебя, Лисс! Ты сильная! Ты выше этого! - сказал Женя и ушел.

Алиса осталась стоять одна со своей болью и чувством вины.

 







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 161. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.012 сек.) русская версия | украинская версия