Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 13. Throw up your arms into the sky, You and I.




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Throw up your arms into the sky,
You and I.

На кухне он плюхнулся на стул и упал головой на руки. Что-то явно не так. Что-то явно пошло против системы. Что-то заставляет его, обычно светлый, разум дребезжать.
В тот момент, когда Фрэнк светился от счастья, держа в руках листик с рисунком, его словно шибануло током, что-то заставило его уставиться в его радостное лицо и застыть статуей. Его это пугало. Чувствуя, что сердце колотится о грудную клетку, как молоток по наковальне, он попытался собрать мысли в кучку и хоть что-то понять.
Внутри, словно где-то в легких, что-то жгло.
Уткнувшись лбом в рукава рубашки, он истерично соображал. Прикрыв глаза, он попытался представить себе Фрэнка, будто он сидел сейчас рядом. «Тяжелые веки, ореховые глаза, короткие волосы с чуть отросшей челкой, руки в татуировках, черная футболка…» Он поднял голову и широко распахнул глаза. невидящим взглядом он уставился в окно.
Молоток внутри вдруг сменился легким ветром. Ему захотелось вскочить и бежать куда-то. Побывать там, где еще не был и сделать то, чего еще не делал. Захотелось съездить в Париж, взобраться на самый верх Эйфелевой башни и крикнуть оттуда о том, что он еще жив, и хочет жить и дальше, всему миру назло. Захотелось обнять Фрэнка и стиснуть так сильно, чтобы тот чуть не задохнулся. Захотелось купить ведро мороженого, съесть его за один присест, а на следующий день слечь с ангиной.
Он почувствовал, что его словно заколотила лихорадка. Нет, не лихорадка. Это жизнь. Чувствуя каждую клеточку своего организма, он встал и подошел к окну. Он повернул ручку и распахнул его. Промелькнула мысль, что он может заболеть следом за Фрэнком, но тут же исчезла, ведь ему было все равно. Наверное, это даже здорово бы было.
Он высунулся в окно и мурашки пробежали у него по коже. То ли от холода, то ли еще от чего – он не понял. Джерард прикрыл глаза и втянул носом холодный воздух, и ему показалось, что сама жизнь залетела к нему в легкие. Он почувствовал запах окружавших дом сосен и елей, запах снега и запах земли. На миг ему почудилось, что он будет жить вечно. Вечно существовать и вечно быть.
Да и что такое вечная жизнь? Что это значит? На самом деле, это ничего хорошего. Сердце твое бьется медленнее и размереннее, дыхание не учащается, и времени не чувствуешь. Все проходит мимо, оставляя лишь воспоминания, а сам ты никогда им не станешь, потому что ты живешь вечно. Люди уйдут; поколения будут рождаться, жить, и умирать; а тебе не будет до них никакого дела, и все это пройдет мимо тебя.
Но он знал, что жить вечно он не будет. Конечно, нет. Может быть, когда-нибудь, но его тогда уже не будет. И он рад этому. Тогда будут другие люди и другая жизнь.
Все будет, но не сегодня.
Сегодня есть лишь его оболочка, что сияет ярче обычного, и другая оболочка, которая почти погасла. Но он не оставит ее.
Он стоял и дышал. Воздух входил в легкие и покидал его уже непригодным. Он стоял и перерабатывал воздух, ведь все это делают. Снаружи он казался совершенно обычным. Но внутри что-то надорвалось.
Он внезапно улыбнулся, окинул взглядом улицу.
-Нет, этого просто не может быть. – Сказал он в воздух, не переставая улыбаться. – Все-таки, я ненормальный.
Чувство, что жгло его изнутри, казалось, скоро прожжет ему все внутренности. Но он стоял и улыбался, ведь ему ничего другого и не оставалось.
О да, он отлично знал это чувство.
***
Фрэнку было разрешено выйти на работу только к понедельнику. И то, только потому, что ему самому уже осточертело сидеть дома и ничего не делать. За эти четыре дня он многое перенес. Температура то спадала, то снова подскакивала до предела. По ночам он метался в кошмарах, кое-как засыпал к утру, и просыпался только к обеду.
Естественно, Джерард почти от него не отходил. Только когда температура спадала, он ненадолго уходил, по сто раз напоминая Фрэнку, что тот, если что, должен сразу ему позвонить. Фрэнк все равно ни разу не позвонил. Он прекрасно понимал, что своей болезнью расстроил Джерарду все планы, и что требовать еще чего-то было бы очень нагло с его стороны.
Во всяком случае, что-то в поведении Уэя изменилось. Фрэнк все никак не мог понять, что с ним творится такое, но что-то определенно происходило. Он то и дело резко останавливался в разговорах, уставившись на что-нибудь мутным взглядом. То и дело делал все не так, как надо. И, что самое странное, он постоянно варил кофе. Сам. Фрэнк однажды попросил и ему чашку сделать, и чуть не расплескал его весь, чуть только попробовав. Такого потрясающего кофе, он, кажется, никогда не пил.
С Уэем явно что-то было не так, но Фрэнк решил, что если друг захочет, то сам все ему расскажет, и стал терпеливо ждать окончания своего больничного.
***
В понедельник вечером они сидели в кафе. Рабочий день закончился, но никому не хотелось уходить, и Джо предложил сделать всем кофе и принести с кухни кексы. Так они и сделали, и, сдвинув столики, вчетвером разговаривали обо всем подряд.
Джерард пришел под конец дня, и ему не составило трудности найти общий язык с Джесс, которая успела заметить, что Джерард не настолько мрачный, как показалось вначале. На это Джер справедливо заметил, что он сам не знает, какой он. Фрэнк вынужден был с ним согласиться.
Каким бы веселым не казался Джерард, Фрэнк видел в нем все те же странности. Парню это показалось подозрительным, но он постарался не заострять на этом внимание, хотя было безумно интересно, что там творится в голове у друга.
Часы били девять часов, но уходить никто не собирался.
-Ребят, - внезапно сказала Джесс, - через три дня Рождество. Есть какие-то планы?
-Может, сходим куда-нибудь? – Поддержал ее Джо, обращаясь к Фрэнку и Джерарду, словно все зависело от их мнения.
-Я не против, - сказал Фрэнк, - но куда?
Все ушли в свои мысли. Джерард в такт часам стучал ложечкой по чашке. Потом, кашлянув, сказал.
-Можем пойти ко мне.
Все посмотрели на него.
-Куда «к тебе»? – спросил Фрэнк.
-Ну, я не думаю, что Майки будет против веселенького вечера в вашей компании.
-То есть, мы вполне можем провести Рождество у тебя дома? – Удивилась Джесс. – Неудобно как-то, Джер. Припремся толпой и разнесем тебе всю квартиру.
-В таком случае, я только «за». – Усмехнулся Джерард. – Майки уже давно мечтает о перестановке.
Все переглянулись, а Фрэнк сказал.
-Знаете, мне нравится эта идея. Это, конечно, очень неудобно, но раз ты не против…
-Нисколько. – Джерард оживился. – Только вы должны сказать мне, что вы едите, и есть ли у вас аллергия на орехи, потому что Майки любит их пихать во все, что он готовит.
Заверив его, что аллергии на орехи ни у кого нет, они решили, что пора собираться. Они растащили столы и помогли Джо немного прибраться.
Стоя вчетвером на темной улице, они прощались до завтра. Джо и Джесс ушли вниз по улице, и хоть Фрэнку было в ту же сторону, он остался с Джерардом на несколько минут, ведь тому надо было идти вверх.
-Джер, - начал Фрэнк, когда друзья ушли, - точно нормально, что мы встретим Рождество у тебя?
-Все абсолютно нормально, не беспокойся, Фрэнки. – Ответил Джерард, смотря в небо.
Снега не было с середины дня, и в тучах даже были просветы. Через один из таких виднелась луна, и Джерард смотрел именно на нее. Фрэнк подошел к нему и тоже поднял голову к небу. Несколько секунд они стояли в тишине. Только редкие машины проезжали мимо.
-Она красивая. – Вдруг сказал Джерард, и Фрэнк вздрогнул от неожиданности.
-Луна? – Переспросил он. – Да, красивая. И на нее, в отличие от солнца смотреть можно и без очков.
-Да. – Согласился Джерард. – Она напоминает мне некоторых людей.
-Людей? – Удивился Фрэнк и перевел взгляд на Джерарда. – О каких людях речь?
-О некоторых. Просто люди.
-Ну, приведи пример. – Фрэнк снова посмотрел на Луну.
-Например, Майки.
-Хм. А еще?
-Ну, или Буша.
-Буш?! Буш собака, а не человек! – Рассмеялся Фрэнк.
-Но, тем не менее, они мне оба дороги. – Насупился Джерард.
Мимо проехала машина и осветила лицо Джерарда, и Фрэнк увидел на его лице какую-то грусть.
-Джерард, - начал он, - что с тобой? Я же вижу, что что-то не так. Расскажи мне.
-Пока нечего рассказывать, Фрэнки. – Ответил Джерард тихо.
-А когда будет что рассказывать?
-Не знаю. Пока не знаю.
-Странный ты, Джерард. – Фрэнк перевел взгляд на свои ботинки.
Джерард молчал. После нескольких минут молчания, Фрэнк понял, что устал и хочет спать. Он поднял голову, чтобы сказать об этом Джерарду и снова наткнулся на этот его затягивающий взгляд. Фрэнк почувствовал, как внутри что-то екнуло.
-Так… Если ты ничего не хочешь рассказать мне… то, может быть… по домам? – Говорить было почему-то трудно.
-Да, наверное. – Ответил Джерард и кивнул. Но взгляд, хоть и отведенный в сторону, все равно был туманным.
-Я надеюсь, когда-нибудь ты мне все расскажешь?
-Расскажу, обязательно. Пока, Фрэнки.
-Пока, Джерард.
Он развернулся и пошел вниз по улице, и скоро его силуэт исчез в темноте.
Джерард постоял еще несколько мгновений, размышляя над тем, что он все-таки придурок, и пошел в противоположную сторону.
***
Когда Фрэнк зашел домой весь вымотанный, он плюхнулся на диван и почти тут же заснул. Все-таки первый день на работе после болезни выдался трудным.
В тот момент, когда Фрэнк уже видел первый сон, Джерард шел вверх по лестнице в своем странном доме. Лифтом пользоваться он категорически отказался, и сейчас был в районе седьмого этажа. Ноги сами собой шли по ступенькам, он просто шел и шел, не задумываясь ни о чем. В голове была пустота, а в груди все еще жгло, не переставая, а только усиливаясь.
Он чуть было не пропустил свой этаж. Выйдя на балкон, он на секунду встал возле перил и посмотрел вниз. Снова срывался снег, и панорама города была в молочной дымке. Втянул носом воздух, который, казалось, на мгновение остудил жар в груди. Но так только казалось. Он прошел на другой конец балкона, прошел через коридоры к квартирам, и нажал на звонок возле своей, под номером 41. За ключами было лень лезть, Майки все равно дома и еще не спит.
Вскоре и сам брат открыл дверь.
-О, явился. А что так рано-то, Джерард? Всего-то 11 часов ночи.
-Отстань, Майки, что ты как мамочка. – Буркнул Джерард и протиснулся в квартиру.
-Трубку ты не берешь, сам не звонишь, откуда я знаю, что с тобой! Мог бы сам позвонить и предупредить.
-Успокойся, мелкий, все нормально.
Майки лишь фыркнул, как лиса, и пошел на кухню. Джерард снял пальто, разулся и пошел в мастерскую.
Как-то давно он тут не был. Он влюбился в эту комнату с тех самых пор, как они переехали. Большая, просторная, с широкими окнами и потрясающим видом. Все здесь было уставлено всякими необходимыми вещами, завалено чертежами. И, конечно, диван. Без него никуда.
В общем, Майки не зря говорил, что тут радиация.
Завалившись на диван, он достал свои рисунки из папки. Пересматривая их, он улыбался.
В комнату засунулся сам Майки.
-Тебе кофе сделать? – Спросил он недовольно. Видимо, еще не простил Джерарду его безответственности.
-Ну, сделай, если можешь.
Майки прикрыл дверь и Джерарда снова окутала тишина. Он оглядел свою обитель и вздохнул.
-И не буду я здесь убираться. – Сказал он в воздух. – Пусть братец даже не просит.
-Мог бы и прибраться, тут же шею свернуть можно на самом пороге. – Сказал Майки, который только что зашел и, видимо все слышал.
-Сколько раз говорить, что у меня здесь своя атмосфера?
-Это не атмосфера, это пылесфера! Когда ты в последний раз здесь убирался?
-Вообще не убирался и не собираюсь!
-Вот упертый баран. – Буркнул Майки и, переступив через коробку с комиксами, приземлился рядом с Джерардом на диван, и протянул ему чашку с ароматным кофе.
-Все-таки, твой кофе просто потрясающий. – Сказал Джерард, отхлебнув.
-Спасибо.
Они замолчали. Напряжения в воздухе не было. просто тишина.
-Что тебя гложет? – Вдруг спросил Майки.
Джерард взглянул на него.
-Ты это о чем? – Переспросил он.
-Я же вижу, что что-то не так. Джер, я же знаю тебя больше, чем кто-либо другой. Да и у тебя на лице все написано.
-Чертов психолог, с кем я живу? – Усмехнулся Джерард в чашку.
-Ты живешь со мной. Давай, рассказывай. Что тебя гложет?
-Отсутствие мозга.
-Все так плохо?
-Ну да.
-И в чем дело?
-Я влюбился, Майки.
Майки поперхнулся кофе и пролил половину на себя.
-Что ты сделал? – Переспросил он, кашляя.
-Я… влюбился.
-Ты… влюбился… Господи, Джер, и кто же она? – За стеклами очков глаза брата казались размером с блюдца.
-Как тебе сказать…
-Только не говори, что ты встретил ее в кофейне Фрэнка!
-Ты даже не представляешь, как ты близок к истине.
-Та-ак, - протянул Майки, - и кто же она?
-Майки… это не «она».
Казалось, Вселенная остановилось.
-Как это не «она»? Это... это… «он»? Джерард, что ты несешь? Ты влюбился в парня?!
-Майки, не голоси. Да, я влюбился в парня.
-Может, тебе показалось?
-Как мне могло показаться?!
-Не знаю, ты же Джерард.
-Это почти ничего не меняет.
Майки облизнул пересохшие губы.
-И… кто он? Черт, это странно звучит. Ты скажешь мне, кто он?
Джерард посмотрел на Майки и попытался вложить в свой взгляд намек на суровую правду. Видимо, до Майки дошло, потому что, казалось, глаза его теперь похожи по размеру на машинные диски, а рот приоткрылся.
-Это… не может быть. Это… Фрэнк?!
Джерард несколько раз кивнул, не отрывая взгляда от Майки. Тот сидел, как громом пораженный.
-Джерард… Позволь спросить, что ты собрался делать?
-Я не знаю, братец. – Вздохнул Джерард. – Буду ждать нужного момента. Конечно, ты можешь подумать, что я ошибся, но вряд ли это так.
-Мой мир никогда не будет прежним. – Сказал Майки ровно. – В любом случае, - он встал, - ты был и остаешься для меня братом, и я уважал и буду уважать твое мнение. Что бы ты ни сделал, я поддержу тебя, так что выбор остается за тобой.
После этого короткого монолога он, переступив обратно через коробку с комиксами, подошел к двери.
Джерард помялся и сказал:
-Спасибо, Майки. Я рад, что у меня есть ты. Я… наверное, буду спать сегодня здесь. Спокойной ночи.
-Хорошо. Спокойной ночи, Джер.
Майки Уэй вышел. Джерард снова оглядел свою мастерскую.
-Все-таки, я ужасный придурок. – Вздохнул он. – Но Майки хотя бы со мной по одну сторону баррикад.
За последние дни он стал привыкать к разговорам с пустотой.







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 217. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия