Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Звуки и буквы. Понятие о фонетической транскрипции




 

Звучащая речь передается на письме буквами, причем буквы передают основные типы звуков, основные звуковые единицы — фонемы. Отношения между буквами и обозна­чаемыми ими звуковыми единицами рассматриваются спе­циальной наукой — графикой, которая определяет общие приемы передачи произношения, правила чтения отдельных букв.

Возможны случаи, когда число букв и звуков в слове совпадает и буквы употреблены в их основных значениях, как совпадают они, например, в русских словах: дом, он, мал, нос; немецких: in (в), Ende (конец), fest (крепкий); англий­ских: cap (кепка), cot (люлька), Шу (лилия); французских: fil (нить), sol (почва), та (моя), il va (он идет) и т. д. Но значительно чаще число звуков и букв не совпадает или буквы выступают в необычных для них звуковых значениях. Например, в русском слове юг — 2 буквы, но 3 звука, причем буква г передает звук [к] — Ijyk], в русских словах трава и дрова пишутся после [р] разные буквы, но произносятся одинаковые звуки [трлва] и [дрлва]; в английском слове daughter (дочь) пишется 8 букв, а произносится 4 звука [dD:ta]; в немецком слове deutsch (немецкий) при 7 буквах только 4 звука и 3 фонемы, так как дифтонг является одной фонемой; во французском слове bеаисоир (много) букв в 2 раза больше, чем звуков, так как произносят [bɔku].

В некоторых алфавитах постоянно для обозначения одного звука используется сочетание двух, трех и даже четырех букв. Например, в немецком звук [х] передается буквами ch, [г ]— буквами sch, [Ц ] — tsch; в английском сочетания er, ir, иг, уг передают звук (э:], th — звук /О/ или /в/; во французском сочетания аи, еаи передают звук [о], ch — звук [ J ] и т. д. Бывает и наоборот, когда 2 звука передаются одной буквой, например, русские буквы, я, ю, ё, е могут передавать сочета­ния 2 звуков, а именно согласного Щ и соответствующего гласного, т. е. [ja], [jy], [jo], [je] (ср.: [ja] — я, [jула] — юла, [join] — еж, [jел'] — ель),

Одна и та же буква может передавать в разных случаях разные звуки, например, буква г в русском передает звуки [г] и [к]: рогу — рог [рогу] — [рок]- буква о — звуки [о], [л], [ъ] (см. § 20): воды — вода — водовоз [воды, влда, въдлвбс]; з — [з] и [с]: роза — роз [рбзъ, рос]. В английском буква i означает [al] и [I] (ср.: five [falv] — пять и sit [sit] — сидеть); буква а — [еЦ и Щ (ср.: cake [keik] — пирожное и cat [kæt] — КОТ и т. д.).

Двойное значение очень характерно для русских букв я, ю, ё, е. Когда они стоят после согласных, то указывают на мягкость предшествующего согласного и обозначают гласные звуки [а], [у], [о], [э] — пять, люди, лён, лень — [п'ат\ л'уд'и, л'бн, л'эн'], когда же они стоят в начале слова, после гласного или после разделительных ъ, ь, то они обозначают сочетание двух звуков [ja], [jy], [jo], Цэ], т. е. яма, юла, ёлка, ель — [)амъ, ]ула, ]блкъ, ]эл']; моя, мою, моё, бытие — /мл]а, м л jy, мл jo, быт'и]^]; семья, шью, бытьё, съел — [cVM'ja, uijy, быт^о, с]эл] и т. д.

Есть буквы, которые никогда не передают никаких звуков, а только уточняют произношение других букв. Например, буква ь /ерь/ в современном русском языке указывает на мягкость согласного: конь [кон'], путь [пут'] или служит пока­зателем границы слога (как и буква ъ); солью [сбл'/jy], питьё [n'ht'/jo], отъезд [лт / j'Ict].

Все это делает обычное письмо непригодным для случаев, когда нужно возможно более точно передать звуковой состав языка. Для такой передачи прибегают к так называемой транскрипции (от латинского transcriptio — переписываю). Транскрипцией называется особый вид письма, приме­няемый с целью наиболее точной передачи звукового состава языка.

Имеется несколько типов транскрипции. Наиболее после­довательно различаются фонетическая и фонематическая транскрипции. Первая стремится передать звуки и их основ­ные варианты, вторая передает фонемы.

Чаще всего пользуются фонетической транскрипцией, передающей звуковой состав слов с помощью алфавитных знаков, но с закреплением за этими знаками своих особых значений. Основными правилами транскрипции являются следующие:

1. Знаки транскрипции должны обозначать тот звук, ко­торый -слышится в каждом данном случае, поэтому в транскрипции получают отражение все позиционные и ком­бинаторные изменения звуков.

2. Каждый знак может иметь только одно определенное значение, сохраняемое им во всех случаях.

3. Одинаковые звуки передаются одинаковыми знаками.

4. Дополнительные особенности звуков (ударность, долго­та, краткость, неслоговой характер, мягкость и т. д.) отме­чаются специальными дополнительными значками.

Транскрипция может быть более точной, когда учиты­ваются все оттенки звуков, и менее точной, когда учитывают­ся только практически необходимые, т. е. необходимые для правильного произношения, оттенки звуков.

В основу транскрипции могут быть положены буквы любого алфавита с добавлением специальных знаков. Наибольшим распространением сейчас пользуются две систе­мы транскрипции: основанная на русском алфавите и транс­крипция, выработанная Международной фонетической ассо­циацией (МФА) на основе латинского алфавита, но со зна­чительным изменением знаков последнего.

В русской фонетической транскрипции используются сле­дующие знаки:

а) для гласных звуков: а, о, у, э, и, ы, и3, ъ, ь (о значении знаков ы9, ъ, ь см. § 17);

б) для согласных звуков: б, п, в, ф, г, к, д, т, ж, ш, з, с, л, м, н, р, х, ц, ч, j (й). Кроме того, иногда встречаются спе­циальные обозначения звонких аффрикат дж, и дз, знак у (греческая буква, называемая гаммой) для передачи дли­тельного (фрикативного) (г] и знак w, используемый для передачи губно-губного [в] (см. § 12);

в) мягкость согласного обозначается запятой вверху над буквой справа — д\ т' (т. е. [пут', л'уд'и]);

г) долгота согласного обозначается удвоением буквы или чертой над буквой: [ дрбж'ж'и], [ в'эш'ш'и] или [дрбж'и], [в'э'ш'и];

д) ударение отмечается знаком ' над буквой, пауза —вертикальной чертой /, длительная пауза — двойной чертой //.

Транскрипция МФА содержит большое количество спе­циальных знаков для передачи разнообразных типов гласных звуков. Так, в транскрипции отмечается:

а) долгота звука знаком : после буквы — а:, о:, i:, е:, и т. д.;

б) носовой характер гласного, для чего используется специальный знак ~-над буквой — а, о, е,о<?;

c) степень открытости и закрытости звука, т. е. широта раствора рта, что передается путем подбора специальных парных знаков: открытые, т. е. широкие гласные, передаются знаками — о, е, v, ое, а соответствующие им закрытые, или узкие, гласные знаками о, е, и, 0;

г) наличие или отсутствие лабиализации указывается пу­тем введения особых обозначений для лабиализованных зву­ков: <0, ое, Y, v, и;

д) наличие дифтонгов передается путем написания двой­ных букв с дугой под ними или над ними: аи, ои, ае, ei и т. д.

или аи, ои, as, и т. д.

В транскрипцию введены особые знаки для обозначения нейтрального гласного — э и гласного нижнего подъема, продвинутого вперед — эе.

Знаки, используемые для согласных, значительно проще. Это обычные: Ъ, р, v, f, d, t, g, k, s, z, m, n, I, r, j, h. Кроме них, введены особые знаки для твердого /, звонкого и глухого межзубных согласных — Фив, звонкого и глухого нёбных согласных — з и J, для аффрикат — rj\ /5, dj, dz, для задне­язычного носового — т) и среднеязычного носового, билабиаль­ного сонанта — w и т. д.

От транскрипции надо отличать так называемую трансли­терацию, которая заключается в переводе написания с одного алфавита на другой, например, с русского на латинский и наоборот. Если звуковой состав совпадает, то эта задача решается просто (ср.: Oslo, London или Jaroslawl, Saratow и т. д.). В тех же случаях, когда звуковой состав не совпа­дает, а такое положение встречается чаще, перевод с одного алфавита на другой осложняется. Дело не только в том, что не хватает букв (нет в латинском алфавите букв, соответ­ствующих ы, ю, я, щ и т. п.), так как отдельные буквы могут быть заменены сочетанием нескольких букв (ср. написание jaroslawl в немецком, где русская буква я передается двумя буквами / а или написание is для передачи русской буквы ц), главное, что буквами другого алфавита трудно передать звуки языка (например, русские [ы,] (ш] или английские дифтонги, придыхательный [h] и т. п.). Поэтому всякая транс­литерация оказывается весьма условной (см. § 18 о субсти­туции).

Сложные соотношения между звуковыми и графическими системами языков ограничивают возможность использования транслитерации в чистом виде. Механическая замена букв чужого алфавита буквами своего без учета особенностей про­изношения привела бы к тому, что вместо Шекспир мы писа­ли бы по-русски Схакеспеар (ср. английское Shakespeare), Васхингтон или Васгингтон (ср. английское Washington), Роуэн (ср. французское Rouen — Руан) и т. п. Поэтому при передаче написаний иноязычных слов обычна сочетаются транслитерация (передача буквенного состава) и транскрип­ция (передача звукового состава).

Транскрипция находит широкое применение как при тео­ретическом изучении языка, так и при практическом изуче­нии чужих языков (иногда и при изучении родного языка, если произношение и правописание сильно расходятся). Но транскрипция не пригодна для повседневного практического письма. У каждого языка есть своя система практического письма, подчиненная строгим нормам, правилам.

 

 

§ 24. Орфография и орфоэпия

 

В каждом языке существуют определенные строгие пра­вила произношения и правописания. Литературный язык (см, § 79) не может обходиться без строго нормированного обя­зательного для всех единого типа произношения. Отклонения от единой произносительной нормы могут создавать затруд­нения для общения. Система норм, правил такого произно­шения называется орфоэпической системой языка, или просто орфоэпией (от греческих слов orthos — прямой и epos — речь). В основе орфоэпии всегда лежит фонетическая систе­ма данного языка: состав фонем, особенности их реализации в сильной и слабой позиции. Но общие правила реализации фонем в орфоэпии конкретизируются, уточняются, из воз­можных вариантов выбираются отдельные, которые стано­вятся обязательными для всех пользующихся данным лите­ратурным языком. С течением времени эти правила могут 96 меняться, как изменилось, например, произношение прила­гательных на -гий, -кий, -хий в русском языке: нормой было произношение [долгъ], kp'enkbj, т'йхъД, а стало [долг'и], кр'ёпк'и], t'hx'hj]. Однако эти изменения, как и все измене­ния в языке, происходят медленно, общие основы произноше­ния сохраняются в течение долгого времени.

Не меньшее значение для практического пользования язы­ком имеет и орфография (от греческого orthos — прямой, правильный и grapho — пишу). Орфография — это совокупность норм практического письма. Орфография устанавливает правила употребления букв алфавита при написании слов и правила написания слов и словосочетаний, независимо от входящих в их написание букв (слитные и раздельные написания, написания со строч­ной или прописной буквы и т. д.).

Орфографические правила могут опираться на различные принципы. Наиболее простым является фонетический, основанный на передаче на письме реально произносимых звуков (ср.: русские нос, дом, сам, дубы и т. п.; английские bag (сумка), bed (кровать), melt (таять), tent (палатка) и т. п.; немецкие Park (парк), Rat (совет), Morgen (утро). Шаг (яоный) и т. п.; французские tu (ты), И (он), lac (озеро) и т. п.). На фонетическом принципе основано написание при­ставок раз-, без-, из-, воз-, через- в русском языке (на письме отражена ассимиляция, см. § 18). Для русского и немецкого языков этот принцип довольно характерен, в английском и французском он представлен слабо. Фонетический принцип особенно характерен для языков с молодой письменностью (см. §81).

Во многих языках широко распространен морфологи­ческий принцип, проявляющийся в стремлении сохранить одинаковое написание морфем вне зависимости от изменений произношения. Таково написание о в корне вод-: вода, водо­воз, водный и т. п., хотя произносятся в этих словах разные звуки; [л], [ъ], [о] (см. § 17), или написание д в приставке под-, хотя произносят то [д], то [т] (ср.: подвоз и подход). Этот же принцип определяет написание немецкого alter (сравнительная степень от alt — старый). В английском в окончании множественного числа всегда пишется s, хотя произносится то [s], то [z] (ср.: cat — cats (кошки) произносят [kæts] и bag — bags (сумки) — [baegz] и т. д.).

Некоторые языковеды считают, что в данных случаях дей­ствует не морфологический, а фонематический прин­цип, т. е. стремление передать на письме состав фонем слова, вне зависимости от того, в какой позиции, слабой или силь­ной, оказывается данная фонема.

В ряде языков очень широкое распространение имеет традиционно-исторический принцип, проявляю­щийся в стремлении сохранить написание слова в том виде, какой оно имело в прошлом. Действие этого принципа опре­деляет наши написания сии мягким знаком после твердых /ж/ и /ш/ (жир, жить, шить, мышь, идешь и т. д.). Этот принцип широко представлен в орфографии французского и особенно английского языков (ср.: английские sun (солнце) — в произношении (элп], son (сын) — [блп] и school (школа) — в произношении [sku:I], sea (море) — в произно­шении [si:] и т. п.).

Так как звуковой состав языка постоянно, хотя и медлен­но, изменяется, то постепенно накапливаются большие рас­хождения между произношением и написанием. Это делает необходимым периодические реформы орфографии.

 

 

§ 25. Экспериментальный метод в изучении звукового состава языка

 

В § 9 и 10 указывалось на применение различных методов экспериментального исследования для лучшего выяснения акустических и артикуляционных особенностей речи. Экспе­риментальный метод, т. е. метод, связанный с опытом, спе­циально поставленным экспериментом, получил широкое распространение с конца XIX века в связи с усилением вни­мания к живой, звучащей речи (раньше изучали главным образом письменную форму речи). Одним из первых исследо­вателей, начавших широко пользоваться экспериментом при изучении фонетики, был профессор Казанского университета В. А. Богородицкий. Много сделал для развития эксперимен­тальной фонетики Л. В. Щерба. В настоящее время экспери­ментальные фонетические лаборатории есть во многих научно-исследовательских институтах и вузах страны.

Наблюдения за особенностями образования и звучания отдельных речевых единиц можно проводить и без приборов. Например, методом самонаблюдения, анализируя показания мускульного чувства, можно установить, участвуют ли губы в образовании звука, и определить, как они работают (вытя­гиваются в трубку, округляются), принимает ли участие язык, какая его часть напрягается и т. д. Однако применение специальных инструментов и приборов сделает наблюдения более точными и полными.

С помощью специальных приборов можно исследовать как акустическую, так и артикуляционную сторону речи.

Для исследования артикуляционной стороны используют­ся различные так называемые соматические (от греческого soma — тело) методы, фиксирующие разными способами положение произносительных органов. При этом может быть использован метод искусственного нёба, фотографирование, рентгенография и т. д. Искусственное нёбо представляет со­бой тонкую эластичную пластинку, точно подогнанную по форме неба испытуемого. Пластинка покрывается краской и вставляется в рот. После произношения звука на пластинке останутся следы, показывающие, в каком месте язык коснулся нёба (рис. 11).

Рис. 11. Палатограммы звуков [и] — первая; [у] — вторая; [т] — третья.

В настоящее время получил применение метод прямого фотографирования, когда палатограммы (от греческого palatum — нёбо) могут быть получены без использования искусственного нёба, а путем фотографирования через систе­му зеркал следов касания языка на окрашенном специаль­ным раствором нёбе. Таким же путем можно получить дентограммы, т. е. фотографии следов касания языка на зубах.

Наиболее полный материал о работе органов речи дает применение кинорентгенографии, что позволяет зафиксиро­вать движение органов речи в момент произношения звука.

Для изучения акустической стороны звука в настоящее время шире всего используются кимограф и осциллографы. Кимограф — прибор, который записывает на движущейся закопченной бумажной ленте кривые, отражающие работу гортани, рта и носа. Действие его основано на пневматиче­ском принципе, т. е. кимограммы, полученные на рисунках (кривые), передают движение (давление) воздушной струи (примеры кимограмм см. на стр. 36 и 46).

Осциллограф передает преобразованные в электрические колебания с помощью микрофона и усилителя колебательные движения воздушной струи (примеры осциллограмм см. на стр. 39 и 75).

С помощью спектрографа осциллографическая кривая может быть расчленена на отдельные составляющие, что по­могает выделить основной тон и обертоны (см. § 9)

 

ЛИТЕРАТУРА

М. И, Мату се вич. Введение в общую фонетику, изд. 3. М., Учпед­гиз, 1959.

Л. Р. 3индер. Общая фонетика. Л., Изд-во ЛГУ, I960.

Н. И. Жинкин. Механизмы речи. М., Изд-во АПН РСФСР, 1958.

Н. С. Трубецкой. Основы фонологии. М.( 1960.

Л. В. Щ е р б а. Избранные труды по языкознанию и фонетике. Л.. Изд-во ЛГУ. 1958.

Г. П. Т о р с у е в. Проблема теоретической фонетики и фонологии. М.: Издательство ЛКИ/URSS, 2008.

Г. А. К л и м о в. Фонема и морфема. М.р «Наука», 1967.

В. А. А р т е м о в. Экспериментальная фонетика. М., 1956.

Л. В. Бонда рко. Осциллограф ический анализ речи. Л. 1965.

Р. И. А в а н е с о в. Фонетика современного русского литературного язы­ка. М., Изд-во МГУ, 1956.

М, В. Пан о в. Русская фонетика. М., «Просвещение», 1967.

А. Н. Гвоздев. О фонологических средствах русского языка, М.—Л., 1949.

М. И. Матусевич и Н. А. Любимова. Альбом артикуляций звуков русского языка. М., 196Э.

Статьи по отдельным вопросам (Часть статей указана в подстрочных примечаниях)

Л. В. Б он д а р к о, Л. Р. Зин дер. О некоторых дифференциальных признаках русских согласных фонем. — «Вопросы языкознания», 1966, № 1.

Л. В, Бонда рко, Л. А. Вербицкая и Л, Р. Зиндер. Акустиче­ская характеристика безударности (на материале русского языка). — В сб.: Структурная типология языков. М., «Наука», 1966.

А, Л. Трах те ров. Основные вопросы теории слога и его определе­ние. — «Вопросы языкознания», 1956, № 6.

Т. М, Кузнецова. Мелодика простого повествовательного предложе­ния в современном русском языке. — Ученые записки ЛГУ. Вопросы фоне­тики, № 237, вып. 40, 1960.

И. П. Р а с п о п о в. Логическое ударение как особое средство структур-нон организации предложения. — «Русский язык в школе», 1966, № 4.

Л. Р. 3 ин д е р, М. И. Матусевич. К истории учения о фонеме. — Известия АН СССР, серия литературы и языка, 1953, т. 12, вып. 1.

А. И. Моисеев. Алфавит, графика и орфография. — «Русский язык в школе», 1970, Ns 4.

 







Дата добавления: 2015-09-19; просмотров: 2267. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия