Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЗНАЧЕНИИ РУНИЧЕСКОГО ПИСЬМА




 

Рунические памятники — свидетельства самих германцев. Поэтому они представляют собой про­сто незаменимый источник для освещения герман­ского раннего Средневековья, для изучения кото­рого мы все еще обычно привлекаем греческие и римские сообщения.

Как раз древнейшие рунические памятники, к сожалению, крайне скупы в своем содержании, час­то они содержат только одно слово или одно крат­кое предложение. Но, несмотря на это, они имеют огромнейшую ценность с точки зрения истории язы­ка, в особенности для германской ономастики.

Культурологически существенно то, что руниче­ские надписи сообщают германские термины, свя­занные с руническим письмом. Среди них не нахо­дится ни одного заимствованного слова; они все без исключения местного происхождения.

Некоторые рунические памятники важны с точ­ки зрения литературоведения. Так, например, пять слов с золотого рога представляют собой аллитерационную длинную строку и являются древнейшим подтверждением почтенного возраста этого вида стиха. Другие памятники свидетельствуют о рас­пространении важнейших строф Эдды по всему Се­веру, то есть не только в Исландии, но и в Дании и Швеции, где обычно нет поддающейся учету эддической поэзии. Камень из Рек содержит строфу, в которой речь идет о конунге Дитрихе. В результате эти четыре стихотворные строки доказывают, что сага о Дитрихе была известна и в Швеции.

С точки зрения истории саг большой интерес представляют две пластины находящегося в Бри­танском музее рунического ларца из Аузона. Они несут вырезанные на китовой кости изображения из саги о Виланде и из саги о Зигфриде-Сигурде в их скандинавско-эддической редакции. Ларец, покры­тый богатой резьбой, хотя и обнаружен во Фран­ции и потому называется «ларец из Клермона» или «Аузон», но был приобретен англичанином Фрэнксом и таким образом попал в Лондон.

 

 

В результате он вернулся в страну своего проис­хождения. По личности покупателя он называется «ларец Фрэнкса». На передней плоскости слева изо­бражения из «Песни о Виланде»: Бадухильд просит Виланда починить ее кольцо. Кузнец стоит позади наковальни, на земле лежат трупы братьев коро­левской дочери. Возле них Виланд кормит домаш­нюю птицу железными опилками, как сообщает норвежская «Сага о Тидреке»*. Справа три святых короля поклоняются младенцу Христу. Сверху руна­ми написано «Magi» (Волшебник). Надпись англо­саксонскими рунами гласит «hrönas ban fisk flodu ahof on fergenberig warth gasrik grorn thär he on greut giswom». Толкование может быть следующим: «Кость кита рыбный поток (море) поднял на твер­дые скалы (сушу). Извергнутый был печален, так как он плавал по песку (был выброшен на берег)». Таким образом, китовая кость принадлежала вы­брошенному на берег киту. На крышке написано рунами: «Ægeli», имя Эгиля, который был известен как брат Виланда и искусный стрелок: «Сага о Телле» вновь возвращается к нему. Так как «Песнь о Виланде» имеет нижнесаксонское происхождение, то ларец также имеет для нас немалое значение. Он датируется VIII в.

К саге о Сигурде-Зигфриде относятся и изобра­жения на скале Рамсунд, которая также называется камнем из Йедера (Швеция). Дракон ползет над ямой, в которой сидит человек и снизу его пронза­ет. Дальше можно видеть коня Грани, вещих птиц и убитого Регина вместе с инструментами.

К области дружинного быта с его долгом верно­сти и после смерти господина принадлежат такие надписи, как надпись на камне из Хэллестада (око­ло 990 г.). Он был высечен вассалами сына датско­го конунга Токи в Сконе в память о своем «благо­склонном» господине, тело которого они привезли с собой из Швеции после того, как он пал в битве при р. Фюри к югу от Упсалы в 985 г. Поле битвы упоминается в Сконском законе. Таким образом, рунический камень одновременно является и ис­торическим источником. То же самое относится к многочисленным руническим памятникам из кос­ти, металла, дерева и камня. Следами миграций го­тов, вандалов, бургундов, лангобардов и т. д. явля­ются наконечники копий из Ковеля и Мюнхеберга, золотое кольцо из Петроассы в Зибенбюргене, фибула из Шарнэ в Бургундии и т. д.

Еще многочисленнее рунические свидетельства о походах викингов (см. рис. 44). Как трогательный памятник этого рода следует привести надпись на камне из Хегбю в Эстерьетланде: «Торгейр поста­вил этот камень для Ассура Ленивого [Медлитель­ного], его дяди, который умер на востоке, в Гре­ции. У крестьянина Гулли было пять сыновей. Асмунд пал смертью храбрых на р. Фюри, Ассур погиб далеко в Византии, Хальфдан был убит на Борн­хольме, Кари умер в Дунде. Нашел вечный покой Буи. Торкель вырезал эти руны». Какой охватываю­щий весь мир взгляд лишь одного шведского рода являет нам только один этот камень!

Своеобразное очарование имеют рунические лен­ты на боках мраморного льва из Арсенала в Вене­ции. Раньше он стоял у входа в Пирей, который в Средние века по двум мраморным львам, охраняв­шим вход, назывался также Порте Леоне; оттуда он был похищен ганноверскими войсками наем­ников, служивших Венеции, в 1668 г. и увезен в город у лагуны. На правом боку льва можно разо­брать следующие слова: «Асмунд вместе с Асдейром, Торульфом и Иваром выбили руны по прика­занию Харальда Высокого, хотя греки заметили это и запретили». Упомянутый Харальд позже стал ко­ролем Норвегии Харальдом Суровым. Вероятно, его жизнь — это самое блестящее явление всей эпохи викингов; он пришел в Афины как предво­дитель варяжской личной охраны императора Вос­точной Римской империи.

О боях за крепость викингов Хайтабу сообщают четыре уже упоминавшихся рунических камня, ко­торые были найдены возле «Ольденбурга».

Из похода 1864 г. принц Фридрих Карл привез с собой в Берлин камень из Хаверсдунда и велел по­ставить его перед охотничьим дворцом Драйлин-ден (теперь здесь находится вокзал Ванзее). На кам­не написано имя «Хайрульфр».

О смелой исследовательской экспедиции сканди­навского мореплавателя и его смерти во льдах в 1333 г. свидетельствует камень, который был най­ден на острове Кингигторсоак вблизи западного побережья Гренландии под 72°58' с. ш.

 

 

Свидетельства о местных верованиях германцев содержат камень из Главендрупа на о. Фюн (около 920 г.), на котором написано: «Тор, освяти эти ру­ны», и большая нордендорфская фибула с именами «Водан» и «Донар». Надпись из Нолебю: «Руны ок­расил я, имеющий божественное происхождение», касается уже, вероятно, Одина, который, согласно эддическим преданиям, был мастером рунического искусства. Интересен и камень из Снольделева на о. Зеландия: «Камень Гуннвальда, сына Хроарса, тулира в Сальхауге»; он подтверждает сакральную направленность деятельности «тулиров», известных в качестве архаических хранителей сокровенного знания у скандинавов и англосаксов.

На сферу народных суеверий указывает надпись на древке копья из Крагехуля, которая уже упоми­налась ранее. Если на одной из поднятых со дна Везера костяной рукоятке кинжала стоит слово «Хагаль», то это, без сомнения, заколдованное оружие. На камне из Вальбю написаны слова: «Против не­милости». Значит, этот предмет должен был слу­жить в качестве оберега, как, например, кольцо из Керлина и свыше 400 найденных к настоящему времени золотых и серебряных брактеатов. «Камни победы», так называемые «Alsengemmen» из стекла, тоже должны были защищать своего владельца и приносить ему победу.

Многочисленные мемориальные камни дают воз­можность узнать о духовной жизни германских муж­чин и женщин, а также о внутрисемейных отноше­ниях супругов между собой и родителей и детей друг к другу. Так, на уже упоминавшемся камне Главендруп написано: «Рагнхильд поставила этот камень в память Але Сольвагоде, своего мужа, храб­рого воина. Сыновья Але соорудили эту могилу для своего отца и жена для своего мужа, но руны для своего господина вырезал Соте». Пример для гер­манских любителей спорта дает рунический камень, найденный возле Упсалы, с изображением конной и лыжной охоты на лося.

 

 

Наконец, рунические памятники многогранно повествуют о правовых воззрениях своего времени. Так, один житель Ютландии выражает благодарность своему отчиму за то, что он передал ему наслед­ственный крестьянский двор. Потрясающее свиде­тельство напоминания старого отца своему поздно родившемуся сыну, не забывать о мести за своего убитого брата, представляет собой камень из Рек.







Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 303. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия