Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Пирз Эггетт





Хотя большую часть своей жизни я интересовался психическими явлени­ями, учеными разработками я занимаюсь лишь двадцать восемь лет. Тем не менее, изучая распространение радиоволн в атмосфере Земли, я со­прикоснулся со многими другими аспектами науки и технологии, в том чис­ле с радио, электроникой, акустикой, физикой сверхзвуковых волн, меха­никой, лазерной физикой и оптикой водимого, инфракрасного и ультрафи­олетового спектра. Я полагаю, что этот опыт дал мне прекрасную возмож­ность увидеть, как все это работает и как можно добиться различных ре­зультатов. И, таким образом, я оказался в идеальном положении для спо­койного и честного наблюдения за физическими явлениями.

Меня пригласили участвовать в сеансе Скоулзской группы и систематизировать некоторые идеи и мысли, связанные с некоторыми техническими аспектами явлений. О ходе самого сеанса уже говорилось, поэтому я не буду повторять описание. Отмечу, что хотя, но общему признанию, я от­ношусь к тем, кто твердо верит в Дух, я убежден, что мое природное лю­бопытство и непредубежденность исключают возможность наивного легковерия.

Это была чрезвычайно впечатляющая встреча, на которой происходили самые разные явления, любого из которых было бы достаточно, что­бы убедить здравомыслящего человека. Надеюсь, что вскоре и другие группы начнут работать в том же направлении, добывая доказательства существования Духа, которые так нужны сегодня миру.

 

Светящиеся метки. Они были прикреплены к ряду предметов в комба­те, в том числе на запястьях постоянных членов группы, но в данном случае я хочу обратить внимание на четыре метки, закрепленные на поверхности центрального стола. Было отчетливо видно, как время от времени они заслонялись чем-то явно непроницаемым.

Эти метки маленькие и поэтому довольно слабые, но не настолько, что­бы их можно было увидеть лишь при помощи бокового зрения. Эта техника широко используется астрономами при наблюдении за тусклыми звезда­ми. Периферийное зрение, когда мы «смотрим уголком глаза», более гон­кое и восприимчивое, чем прямой взгляд на объект, и поэтому едва разли­чимые объекты можно лучше разглядеть именно таким образом. Поэто­му когда пробегаешь глазами по комнате, кажется, что повсюду то появ­ляются, то пропадают слабые огоньки. Светящиеся метки, используемые в Скоулзском эксперименте, слишком для этого яркие.

Кроме того, тщательная проверка показала, что в столе не было никаких вмонтированных источников света. Явление представляется абсолютно под­линным.

Духовный огонь. Он представляет собой небольшой шарик белого све­та, который движется по комнате во всех направлениях, иногда на большой скорости, оставляя след, подобно фейерверку. Это происходит в силу инер­ции зрительного восприятия: определенный отрезок времени образ оста­ется на сетчатке глаза после того, как свет, вызвавший его, уже исчез из поля зрения. (Такова особенность человеческого глаза, которая позволяет нам смотреть теле- и кинофильмы, не замечая смены кадров, т.е. без мер­цания, а также видеть след, «оставляемый» быстро передвигающимся све­товым объектом.) Время от времени огоньки повисали в воздухе и затем прикасались к кому-то из сидящих, вызывая ощущение слабого электри­ческого разряда.

Не было никакого фиксированного источника, из которого бы выходил луч света; шарик света был сам себе источником. Я не нахожу объяснения этому явлению, кроме того, которое уже дано, т.е. что он создается и уп­равляется Духом. Я отвергаю вероятность того, что его может воспроиз­вести какой бы то ни было маг или фокусник.

Энергетические голоса. Был совершенно отчетливо слышен человеческий голос, исходящий из центра комнаты. Конечно, мы все знакомы со стереофоническими звуками, производимыми электронным оборудованием и перемещающимися слева направо и обратно между парой усилителей, но гораздо труднее добиться трехмерного звучания.

Я убежден, что в комнате не было никаких скрытых громкоговорителей, и, в любом случае, голос был слишком четок и ясен что бы быть результатом репродукции.

Кроме того, судя по тому, что этот голос произносил, было очевидно, что говорящий присутствовал в комнате вместе с нами. У меня нет ни малейших сомнении, что это явление было также подлинным.

Левитация. На центральном столе была установлена белая чаша из огнеупорного стекла с помещенным в ней теннисным мячиком. На теннисном мячике имелась светящаяся метка. Время от времени «духовный свет» вхо­дил в чашу, освещая ее, и можно было ясно видеть, как эта чаша переме­щалась вместе с дребезжащим в ней мячиком. В какой-то момент этот свет поднял мячик вверх, поднеся его прямо к потолку, откуда он затем упал на пол и оставался там до конца сеанса.

На самом мячике не было признаков того, что он мог быть к чему-то привязан. Я не нахожу никакого физического объяснения этому феномену и убежден, что он подлинный.

Материализованные объекты. В конце сеанса на столе появилась почтовая открытка. Было отчетливо слышно, как она опустилась на стол, т.е. ее определенно сбросили откуда-то сверху. Следовательно, единственное место, где открытка могла бы быть спрятана, это потолок, но на потолке не было никаких механизмов и приспособлений, с помощью которых можно было бы это сделать.

В любом случае, если бы открытку сбросили с этой высоты, невозмож­но предугадать, куда она приземлится — она могла упасть куда угодно. У меня нет ни малейшего сомнения в том, что этот феномен абсолютно под­линный.

Как мы видели, еще до прихода исследователей группа уже пред­приняла определенные проверочные шаги и меры предосторожности. Все члены группы имели светящиеся повязки на руках, так что можно было бы заметить, если бы кто-то попытался перемещаться в темноте. Сначала эти повязки были прикреплены булавками, но позже их стали закреплять липучками, так что если бы кто-то захотел их снять, то это было бы слышно. На стенах и на полу были установлены высокочувствительные микрофоны, которые улавливали и за­писывали малейшие звуки. Температура также измерялась и проверялась группой при помощи сложного оборудования, позволяющего позже проверить, совпадали ли температурные изменения по времени с происходившими во время сеанса явлениями. Термометры были установлены на уровне пола и потолка в подвале и, для сравнения, на крыльце дома.

Температуру проверяли и записывали на каждом сеансе, начиная с 26 июня 1995 года. Ее замеряли в начале и в конце сеанса на уровне пола и потолка. Благодаря чувствительному прибору участники се­анса могли также определить максимальную и минимальную темпе­ратуру и отклонения. Температура менялась незначительно и коле­балась в пределах 1°С. Когда же «прибывали» подарки, температура на уровне 1,82 м возрастала на 2,5 °С, а на уровне пола — на 1,3 °С.

Группе казалось, что самый лучший способ убедить критиков — проводить как можно больше контрольных экспериментов. Для этих целей один доброжелательно настроенный ученый снабдил их «чрез­вычайно сложным и очень точным прибором», измерителем потоков воздуха над заданным участком. Как мы знаем, в течение многочисленных экспериментальных сеансов члены группы ощущали потоки и даже порывы (дуновения) холодного воздуха, которые они называ­ли «психическим бризом». Чтобы определить, вызваны ли эти ощу­щения субъективными или объективными факторами, участникам посоветовали поместить прибор туда, где, по их наблюдениям, дуновения были наиболее сильными. Когда во время сеансов члены груп­пы не ощущали дуновений, прибор не фиксировал никакого движения воздуха. Но однажды, когда дух-помощник активно проявлял свое присутствие вблизи прибора, он зафиксировал значительный объем перемещения воздуха. Подобные измерительные инструменты помо­гают убедиться в том, что происходящее является реальным фактом, а не плодом воображения участников эксперимента.

Итак, Скоулзская группа признавала важность фиксации показа­телей во время экспериментальных сеансов, и точно так же эти усло­вия соблюдали во время последующих экспериментов и другие груп­пы по всему миру.

Когда к эксперименту подключились научные исследователи, они предприняли все возможные шаги, чтобы обеспечить научную фик­сацию всею происходящего. Они следили за тем, чтобы все двери были заперты, тщательно обследовали подвал и прилежащие комнаты, а также проверяли наличие или отсутствие возможных потайных входов и скрытого оборудования. Несмотря на такие меры предосторожности, как это и бывает в научной практике, коллеги задействованных в эксперименте ученых все равно подвергали критике те или иные условия и процедуры. Например, почему, спрашивали они, перед сеансами не проверяли самих участников группы. В прошлом медиумов работавших с эктоплазмой, нередко подозревали в том, что в телесных отверстиях они прячут муслин или какую-то другую ткань, которая в процессе демонстрации выглядит как эктоплазма. Поэтому производился очень тщательный телесный осмотр участников, который обычно осуществлялся медсестрами, поскольку среди медиумов были преимущественно женщины. Это и другие критические высказывания отражены в «Скоулзском отчете». Что касается телесного осмотра, то в отчете сказано, что Скоулзская группа не выделяла эктоплазму, и большая часть наблюдавшихся физических явлений не могла быть напрямую (физически) связана с членами группы или каким-либо образом принадлежать им

Это обстоятельство подводит нас к важному моменту самого научного наблюдения в ходе Скоулзского эксперимента. Те, кто участвовал в экспериментах, исследовал и наблюдал — были ли это защит­ники, критики или нейтральные наблюдатели, — все они испытывали недостаток словесных определений и опыта подобных исследова­ний в прошлом, с помощью чего можно было бы оценить новый фено­мен «духовной науки». Эксперименты, основанные на новых энерги­ях, были уникальны и совершенно не изучены. Казалось бы, разум­ная критика, в частности, требование производить телесный осмотр, может свидетельствовать о недостаточном понимании новаторской природы работы, предпринятой в Скоуле.

В известной степени все мы, конечно, являемся учеными, исследующими любые доказательства «реальности», которые жизнь подки­дывает нам. 13 нашем распоряжении имеются разнообразные естественные и рукотворные инструменты, а также накопленные знание и опыт. Однако «общественное мнение» определяется в основном открытиями научно подготовленных (и, следовательно, «квалифицированных») людей. Большинству из нас понадобились бы такие специа­листы, чтобы провести тщательное расследование. Поэтому для Скоулзской экспериментальной Группы было важно, чтобы независимые исследователи произвели необходимые научные действия, после которых Скоулзский эксперимент был бы со всей серьезностью воспринят как научными, так и общественными кругами

Вначале главной целью исследователей было установить контроль над определенными параметрами эксперимента, особенно установить, время и способ проведения фотографических феноменов. Монтегью Кин так объяснил их намерения:

 

Мы сначала хотели посмотреть, может ли феномен в тех условиях, в которых он происходил, вызываться «естественны­ми», созданными человеком средствами. Если нет, то тогда мы бы хотели удостовериться, исходит ли какая-либо видимая паранормальная сила из психики членов группы или от развоплощенных существ.

 

Объяснение в пользу «развоплощенных существ», конечно, поддержало бы идею продолжения жизни после смерти, хотя теоретически эти существа могли бы никогда и не жить на Земле, а наслаждаться какой-то другой формой существования. Тем не менее, если бы все остальные объяснения удалось опровергнуть досконально проведен­ными проверками, то это стало бы важным шагом для доказательства того, что изображения на пленках свидетельствуют о существовании жизни после смерти.

Скептики, которые не хотят принимать каких-либо доказательств существования жизни после смерти, поспешили заявить, что явле­ние не является паранормальным. Если все уникальные явления, с которыми соприкоснулись исследователи Скоулзского эксперимен­та, были «нормальными», то это означает, что Скоулзская группа со­вершала тщательно разработанную мистификацию и сознательно обманывала огромное количество людей, посещавших сеансы, и экс­пертов, которые приходили, чтобы удостовериться в том, что там про­исходило. Но до сих пор исследователи не сумели найти ни единого доказательства мошенничества. В «Скоулзском отчете» предприни­мается попытка дать всесторонний ответ любого рода критике.

При отсутствии постоянного паранормального объекта (из-за того, что команда духов имела свой собственный план экспериментов), исследователи (и. как оказалось, команда) рассудили, что из всех феноменов, имевших место в Скоуле, фотографии представляют собой са­мое лучшее и неопровержимое физическое свидетельство, доступное для научного изучения.

Пирз Эггетт написал статью для «Духовного Ученого» по вопросу о приемлемом доказательстве происходящих феноменов.

 







Дата добавления: 2015-09-06; просмотров: 263. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.024 сек.) русская версия | украинская версия