Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Профессиональные союзы в Казахстане периода (1917-1991)




Принимая во внимание историю и опыт профсоюзов в защите трудовых прав работников зарубежных стран, возникает вполне логичный вопрос: когда же возникли первые профсоюзы Казахстана и как они защищали труд работников?

Так как Казахстан был местом не только активной переселенческой политики царского правительства, но и местом ссылки политических, революционных деятелей и эти люди играли важную просветительскую, организационно-революционную роль в крае. Во второй половине XIX века в Казахстане возник ряд народнических кружков, а в 1896 году в Атбасаре ссыльным рабочим с Урала А. Д. Ушаковым был организован первый марксистский кружок в Казахстане. В начале XX века марксистские кружки возникли в Акмолинске, Петропавловске, Уральске, Костанае, Семипалатинске, Верном и других городах. На их основе оформились организации РСДРП - Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков). Стали возникать профессиональные союзы. В 1905 году одним из первых был создан профсоюз железнодорожников в Уральске, наиболее крупным был профсоюз железнодорожников Оренбургско-Ташкентской железной дороги. Состоявший из 68 организаций рабочих был «Русско-киргизский Союз против капитала» на Успенском руднике, им руководили П. Топорнин, Л. Байчагаров, С. Невзоров и другие. Поводом к революционным выступлениям в Российской империи послужили события «кровавого воскресенья» 9 января 1905 года в Петербурге, весть о которых достигла и Казахстана. В феврале 1905 года в ряде населенных пунктов края в Туркестане, Перовске, Джусалах, Шалкаре и других состоялись выступления трудящихся в знак протеста против расправы над демонстрантами. Под воздействием выступлений рабочих Петербурга, Москвы и других городов России в Казахстане стало нарастать революционное движение среди рабочих, все активнее оно распространялось на жителей казахского аула и переселенческой деревни. В мае 1905 года прошли рабочие стачки в Верном, Кустанае [160].

Рабочие Казахстана поддержали Всероссийскую стачку, которая прошла в октябре, стачечные комитеты были созданы на Успенском руднике, в Уральске, Кустанае, Перовске, Верном. 18-19 октября прошли массовые политические стачки в Оренбурге, 25 октября политическая демонстрация в Омске, 16-28 ноября забастовка почтово-телеграфных служащих в Семипалатинске. К революционным выступлениям рабочих, крестьян, шаруа присоединились солдаты. 6-7 ноября протест против антинародных действий выразили солдаты Западно-Сибирского полка, а 21 ноября солдаты Жаркентского гарнизона. Самым крупным выступлением казахских и русских рабочих стала забастовка на Успенском руднике, где было занято более 300 рабочих, в том числе 265 казахов. Руководил забастовкой «Русско-киргизский союз против капитала». Ее поддержали рабочие Караганды, всего в ней приняли участие 360 человек. 6 декабря 1905 года рабочие составили петицию, где были требования повышения заработной платы, улучшения условий труда и быта, отстранение чинившего произвола служащих, 10 декабря некоторые из их требований были частично удовлетворены, забастовка была ослаблена, продолжалась она 12 дней, после чего ее подавили, а организаторов арестовали [160].

В декабре 1905 года волнения прошли в ряде городов и населенных пунктов в Усть-Каменогорске, Павлодаре и других. Требования участников революционного движения все более становились политическими, наряду с лозунгами повышения зарплаты, улучшения условий труда также раздавались призывы свержения самодержавия, изменения существующего строя. В феврале 1906 года в Семипалатинске состоялся съезд казахов, который выдвинул требования о прекращении переселения в край, признания земли собственностью казахского населения, свободы вероисповедания и равенства языков, развития образования на родном языке. 3 июля 1906 года состоялась крупная стачка рабочих в Семипалатинске, число ее участников достигло 500. В это время проходит подъем крестьянского движения против аграрной колониальной политики. В частности, свой протест выразили крестьяне в Жаркентском, Аулиеатинском, Шымкентском уездах, а также в ряде уездов и волостей Уральской и Тургайской волостей. Революционные события в России длились около двух с половиной лет. Участие населения Казахстана в революционном движении 1905-1907 годов было большой школой, обретением опыта в борьбе за национальное и социальное освобождение [160].

Известно, что Казахстан на заре советской власти входил в состав РСФСР как автономная республика. В связи с этим историческим фактом, конституционно правовое регулирование деятельности общественных объединений берет начало в Конституции РСФСР от 10 июля 1918 года. Статья 16 данной Конституции гласила: «В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы союзов, Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, сложив экономическую и политическую власть имущих классов и этим устранив все препятствия, которые до сих пор мешали в буржуазном обществе рабочим и крестьянам пользоваться свободой организации и действия, оказывает рабочим и беднейшим крестьянам всяческое содействие, материальное и иное для их объединениями организации» [161]. Эта норма стала первым примером граждан на объединение, создавая тем самым возможность создания «Общественных организаций трудящихся».

О трудящихся и их организациях через нали­чие прав и свобод упоминается также во второй партийной программе, принятой VIII съездом РКП (б) в 1919 г.: «...Советская власть экспроп­риирует у буржуазии помещения, типографии, склады бумаги и т.п., предоставляя их в полное распоряжение трудящихся и их организаций». Впервые в законодательстве СССР подобный нормативный акт появился в 1930 году с приня­тием Постановления ЦИК и СНК СССР «О по­рядке учреждения и ликвидации Всесоюзных об­ществ и союзов, не преследующих цели извлече­ния прибыли» от 6 января 1930 года [162].

Постановление в основной своей части регу­лировало порядок регистрации «обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли». Однако оно не раскрывало указанного понятия, и, тем не менее, вывод о том, что с его принятием появился первый, законодательно закрепленный аналог используемого сейчас понятия «некоммер­ческая организация», вполне правомерен, посколь­ку в основу его выделения положен один и тот же критерий - цель деятельности. Следует отметить, что еще до принятия По­становления 1930 года на территории СССР дей­ствовали два Постановления ПИК и СНК СССР: 1) «О трудовых кассах взаимопомощи» от 22 ок­тября 1926 года, 2) «О клубах рабочих и служа­щих» от 2 января 1929 года. Первое было посвя­щено «трудовым кассам взаимопомощи, пресле­дующим цель оказания материальной товарищес­кой помощи своим членам», второе - «клубам ра­бочих и служащих, преследующим цель сплоче­ния рабочих, служащих и членов их семей вокруг задач профессиональных союзов». Сложно пред­положить, насколько правомерно относить данные виды юридических лиц к юридическим лицам, «не преследующим цели извлечения прибыли», по­скольку ни одно из упомянутых постановлений не приводило их определения. Думается, что клубы рабочих и служащих можно, не задумываясь, отне­сти к некоммерческим формированиям. Относи­тельно трудовых касс взаимопомощи этого так однозначно утверждать нельзя, однако следует иметь в виду, что более позднее законодательство прямо относило указанные виды организаций к общественным организациям [163, с.18].

Также в этой области действовало Постанов­ление ВЦИК и СНК РСФСР «Об утверждении Положения о добровольных обществах и союзах» от 10 июля 1932 года. В соответствии с пунктом 1 Положения, доб­ровольные общества и их союзы являлись орга­низациями общественной самодеятельности тру­дящихся масс города и деревни, главной задачей которых было активное участие в социалистичес­ком строительстве Союза ССР, а также содей­ствие укреплению обороны страны. Конституция КазССР 1937 года, отражала принципы, положенные в основу союзной конституции, что было обусловлено приоритетом закона перед законами союзной республики. В главе VIII Конституции, закреплявшей основные права и обязанности граждан, декларировались права граждан на свободу слова, печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций, а также на объединение в различного рода общественные организации [163, с.18].

Под социалистической политической организацией понималась система государственных органов и учреждений, общественно-политических организаций, работающих под руководством марксистко-ленинской партии. К числу этих организаций относятся профессиональные союзы, кооперации, союзы молодежи и другие организации и общества трудящихся. Эти организации являются формой выражения самодеятельности рабочих, крестьян, интеллигенции, людей разных возрастов, профессий и наклонностей. Самыми массовыми общественными организациями в рассматриваемый период были профсоюзы, поскольку почти каждый рабочий и служащий являлся членом профсоюза. Профсоюзы СССР имели широкие права в осуществлении функций управления производством, в вопросах приема и увольнения рабочих и служащих, назначения и смещения руководящих должностных лиц. Они ведали социальным страхованием, участвовали в назначении пенсий органами социального обеспечения, следили за строительством жилищ и участвовали в распределении жилищного фонда, контролировали работу предприятий торговли, общественного питания, коммунального и бытового обслуживания и т.д. С 1969 года в ведение профсоюзов была передана вся система санитарно-курортного обслуживания.

Право на объединение закреплялось и в Конституции СССР 1977 года, которая определяла роль общественных организаций как важной части политической системы [164].

В 80-х годах в профсоюзах появилась позитивная тенденция демократизации внутри профсоюзной жизни, расширение гласности в деятельности всех профорганов, повышение роли и значения органов. Вошло в практику обсуждение в профсоюзных организациях проектов решений ВЦСПС и Казсовпрофа, участие членов профсоюзных выборных органов всех уровней и активов в подготовке и проведении важнейших общепрофсоюзных мероприятий. Стало уделяться внимание улучшению индивидуальной работы с членами профсоюзов, повышению их ответственности за выполнением уставных требований. Этому в значительной степени способствовал обмен профсоюзных документов, завершившихся в 1988 году [165, с.63].

Затем, «кризис в экономике, резкое падение жизнен­ного уровня населения, медленный, трудный, болезненный ход преобразований вызвали рост социальной напряженности, заставили рабочих открыто и серьезно вступить в борьбу за общече­ловеческие права на труд, социальную защищен­ность, уверенность в своем будущем» [166, с. 193].

Доведенные экономическим кризисом до от­чаяния, шахтеры бывшего СССР решились на забастовку, и в июле 1989 г. началась забастовка шахтеров Кузнецкого угольного бассейна. 20 июля рабочие шахт Караганды «Тентекская», «Долинская» им. 50-летия СССР, «Абайская» также остановили работу. Тогда рабочие выдви­нули ряд требований по вопросам улучшения организации труда, его оплаты, улучшения усло­вий труда, быта. Позднее в забастовку включи­лись все 26 шахт бассейна [166, c. 193].

В своей борьбе шахтеры использовали и дру­гие формы выражения своих требований и воз­действия на администрацию и правительство: митинги, демонстрации, мирные шествия, выбор­ные кампании, манифестации. К забастовкам они прибегали лишь в исключительных случаях. Шахтеры Советского Союза, казахстанские в том числе, искали новые формы защиты интересов. Они осознали, что их интересы должна выпол­нять обновленная профсоюзная организация. Необходимо отметить, что на рубеже 80-х гг. проф­союз работников угольной индустрии объединял один республиканский (украинский), 58 терри­ториальных и 3665 первичных профсоюзных орга­низаций. В отрасли работали 2505,2 тыс. трудя­щихся, 99,7% являлись членами профсоюза [167]. В Экибастузе профсоюз угольщиков насчитывал 23,5 тыс. членов, в Караганде — более 114 тысяч [167].

Как правильно отмечает Ж.М. Асылбекова «советские профсоюзы тогда переживали глубокий, затянув­шийся кризис. Они не решали своей главной задачи — защиты интересов трудящихся. Подоб­ная ситуация сложилась в результате господства однопартийной политической системы, админи­стративно-командного руководства всеми сфера­ми жизни общества, жесткого однопартийного диктата, отсутствия реальной демократии. В ус­ловиях неограниченной власти партократии про­фессиональные союзы не смогли удержаться на принципиальных позициях защиты интересов рабочего человека и постепенно превратились в государственную чиновничье-бюрократическую структуру. Все это было характерно и для проф­союзов угольной промышленности. Здесь эта организация также играла роль проводника по­литики администрации предприятия» [166, с. 194].

Она также указывает, что в отраслевой профорганизации сложилась неоднозначная ситуация. Членами профсоюзов являлись все, кто работал под руководством Министерства угольной промышленности. Это сковывало борьбу шахтеров, прежде всего в кон­кретизации своих программ. Кроме того, в состав профорганизации входила и администрация предприятий. Таким образом, профсоюз, члена­ми которого были руководители предприятий, заключал трудовые договоры с тем же руковод­ством, со своей администрацией. Объединение с администрацией не позволяло самостоятельно выработать свои конкретные требования по защи­те интересов шахтеров. Поэтому естественно у рабочих появилась идея создания независимого профсоюза [166, с. 194].

После мощного всплеска забастовок и других форм борьбы отраслевая профорганизация Кара­гандинского угольного бассейна вынуждена была пойти на перевыборы профактива. Здесь после забастовки 1989 г. состав профкомов обновился на 16 из 26 шахт. Во вновь избранные органы выбрали членов рабочих комитетов [168].

Забастовочная волна шахтеров СССР вынуди­ла руководство союзного отраслевого профсою­за созвать внеочередной съезд работников уголь­ной промышленности. В руководящие органы — Центральный Совет, исполкомы были избраны прежние функционеры, в составе делегатов, а их было 606, только 123 человека представляли ра­бочих-шахтеров [169]. Все это сказалось на слабых результатах работы съезда. Сами горняки назва­ли этот форум «съездом профсоюзных аппарат­чиков».

В рабочих коллективах созрело решение со­звать самостоятельный шахтерский съезд. Воп­реки строгому запрету созывать подобный форум со стороны высшего руководства союзного Ми­нистерства угольной промышленности, ЦК от­раслевого профсоюза 1-й Всесоюзный съезд шахтеров начал свою работу 11 июня 1990 г. в Донецке [166, с. 194].

На II съезде был образован Независимый профсоюз горняков СССР (НПГ). Это означало отделение шахтерской организации от профсою­за работников угольной промышленности с пос­ледующим разделением имущества, бюджета и штатами прежнего профсоюза в соответствии с численностью и финансовым вкладом. В этот же период угольная индустрия республики перешла под юрисдикцию республики. На этом основа­нии горняки и шахтостроители Карагандинско­го и Экибастузского угольных бассейнов созва­ли 1-й республиканский съезд профсоюза работ­ников угольной промышленности, который про­ходил в Караганде 17 апреля 1991 г. Здесь были разработаны состав и принцип устройства Казах­станского угольного профсоюза, сформированы штаты и структура нового органа. Центральный комитет профсоюза должен был концентрировать требования шахтеров, обобщать взгляды, форми­ровать позиции, готовить совместно акции. Съезд уполномочивал его проводить переговоры и зак­лючать соглашения от имени трудовых коллекти­вов с республиканскими органами государствен­ной власти. Именно с профсоюзом правительство должно было согласовывать решения о сокраще­нии производства и закрытии угледобывающих предприятий [170].

Таким образом, во второй половине 80-х гг. отмечался значительный рост общественно-поли­тической активности горняков всего Советского Союза, казахстанских в том числе. Шахтерское движение оказывало мощное воздействие на раз­витие всей страны. На первом этапе движения горняки прибегали к крайнему средству борьбы за свои права — к забастовкам, несомненно осоз­навая мощное их воздействие на создание эконо­мической и политической ситуации в обществе, на усугубление социальной напряженности. В нача­ле своего развития движение шахтеров было не­достаточно организованно, не были отработаны формы воздействия рабочих на государственную власть. Позднее оно приняло организованный характер, стало использовать законные средства выражения своих требовании через создание организаций, в том числе профсоюзов, а также через представительство в парламенте и местных органах власти.

На рубеже 90-х — начале 2000-х гг. проявил­ся рост классового сознания и организованно­сти у казахстанских рабочих, особенно занятых в различных иностранных компаниях, специа­лизирующихся на добыче природно-сырьевых ресурсов.

Принимались меры по расширению прав и самостоятельности первичных профсоюзных организаций. В 1998 году на III Пленуме ВЦСПС принимается решение оставлять первичным организациям в своем распоряжении 65% суммы поступивших членских взносов. Это решение, к сожалению, пагубно отразилось на проблеме финансирования профсоюзного движения в целом, в вопросах солидарности и обучения кадров, в частности. Это решение привело к появлению местничества, ослаблению внутрипрофсоюзной дисциплины, стало характерным явлением в последующие годы, что в конечном итоге ослабило движение. Но все же расширялись демократические начала при формировании профсоюзных органов. Большинство респуб­ликанских, областных комитетов профсоюзов, областных межсоюзных объединений созда­вались путем прямого делегирования. Чаще стали практиковаться выборы руководителей профсоюзов на альтернативной основе [170, с.23].

Июньский 1989 года Пленум ЦК Компартии Казахстана уже в обстановке большей от­крытости, выдвинул Н.А. Назарбаева на должность главы республиканской партийной организации. В ходе дальнейшего развития событий Верховный Совет избрал его Прези­дентом Республики. Изменившаяся ситуация потребовала созыва совещания с председа­телями областных советов и РК профсоюзов в сентябре 1989 года. Здесь уже было заметно, что профсоюзы стали выходить из-под опеки партии, приобретать свое лицо. На совещании отмечалось, что страну раздирают националь­ные противоречия, идет безработица, людей увольняют в связи с переходом на хозрасчет и арендные отношения, отсутствуют продукты и моющие средства. В попытках определить задачи профсоюзов в изменившихся условиях проявились и радикальные тенденции. Секретарь РК профсоюза рабочих автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения кон­статировала, что профсоюзы, создаваемые как альтернатива правительству, забыли свои функции и погрязли в разборке отношений. Для объединения сил трудящихся прозвучал призыв к образованию единого, мощного профсоюзного органа. Также было озвучено предложение «найти противника», который виделся в лице правительства. Партия, хотя и признавалась противником, одновременно с этим призна­валась и партнером. В борьбе с противником назывались легитимными и оправданными любые методы, вплоть до стачки. При этом профсоюзы должны были организовать за­бастовки и возглавить их [170, с.64].

Вопрос о забастовках все больше и больше привлекал внимание профсоюзов. Прошедший 5-6 сентября 1989 года VI Пленум ВЦПС счел необходимым, чтобы все профсоюзные ор­ганизации сделали глубокие и принципиальные выводы и извлекли уроки из прошедших забастовок. В марте - апреле 1989 года в республике состоялось свыше 20 отказов от работы. Эти конфликты были разрешены с участием профсоюзов. Затем последовали массовые беспорядки в ряде населенных пунктов Гурьевской области и забастовки в Караганде. После этих событий начался процесс выдвижения трудовыми коллективами со­циально-экономических требований. Причиной, возникшей на момент забастовок стал тот факт, что власть больше обращало внимание на развитие производства, нежели вопросам социальной сферы [171].

Впервые законодательное определение общественного объединения появилось в 1990 году. В соответствии с Законом СССР «Об общественных объединениях» от 9 октября 1990 г. №1708-1, общественными объединениями признавались политические партии, массовые движения, профессиональные союзы, женские, ветеранские организации, организации инвалидов, молодежные и детские организации, научные, технические, культурно-просветительские, физкультурно-спортивные и иные добровольные общества, творческие союзы, землячества, фонды, ассоциации и другие объединения граждан [171].

В конце 1989 г. в профсоюзах республики состояли свыше 7,1 млн. человек, что составляло 99,5% от числа работающих. Профсоюзы обладали значительным комплексом прав в связи с охраной и защитой трудовых прав и интересов рабочих и служащих. В этом отношении правовые инспекции труда профсоюзов систематически осуществляли надзор и контроль за соблюдением законода­тельства о труде, проводили действенную работу по восстановлению нарушенных трудовых прав трудящихся. В этот период во многих республиканских и областных комитетах профсоюзов были введены должности правовых инспекторов труда, почти во всех районах республики действовали внештатные юридические кон­сультации [163].

С подписанием Соглашения о создании Содружества независимых государств (8 декабря 1991 года) и протокола к Соглашению (21декабря 1991 года) СССР как государственное образование перестал существовать. К этому времени стратегия и тактика профсоюзного движения, деятельность профсоюзов Казахстана, как и всех профсоюзов бывшего Советского Союза, не отвечала вызовам времени. Профсоюзное движение продолжало развиваться под влиянием изживших себя догм и стереотипов, все больше отставая от глубинных проблем, острых и сложных процессов реальной жизни. Профсоюзы постепенно теряли доверие людей труда [163]. История профсоюзов СССР – яркий пример того, как мало может остаться от здравой в целом идеи [172, с.140].

В СССР профсоюзы в полном соответствии с политикой коммунистической партии постепенно превращались в придатки государственной власти и сами выполняли некоторые государственные функции. Они выполняли в основном производственную функцию, тогда как защитная функция была второстепенной. В настоящее время профсоюзы, обретя независимость, вернулись к осуществлению свойственной им защитной функции, а производственная функция, гипертрофированная в советское время, уменьшилась до права решать некоторые производственные вопросы в коллективных договорах. В настоящее время профсоюзы являются общественными организациями, не имеющими никаких государственных функций. Они не имеют также право «вето» на решение работодателя об увольнении работников. Такое положение представляется правильным, поскольку иначе профсоюзы вмешивались бы в частную деятельность работодателя как предпринимателя, нарушая тем самым основополагающие принципы гражданского права. Однако это не означает, что профсоюзы лишились контрольных функций. Профсоюзы имеют право контролировать выполнение работодателем требований трудового права, они создают специальные органы общественного контроля. Отличие этих органов от прежних, советских, в том, что они не имеют государственных функций. Эти функции взяла на себя государственная инспекция труда, которая призвана обеспечивать паритет интересов работодателей и профсоюзов [173, с.177].

10 декабря 1990 года была принята Декларация об образовании Федерации профес­сиональных союзов Казахской ССР - право­преемника Казсопрофа. [165, с.69,70].

Как отметил в интервью корреспонденту газеты «Казахстанская правда» председатель Федерации профсоюзов Казахстана (ФПК) Абельгази Кусаинов: «Сегодня профсоюзы Казахстана – это 26 отраслевых профсоюзов на республиканском уровне и 14 облсовпрофов в регионах, которые представляют интересы 2,2 миллиона человек. Порядка 1,7 человека из 5,8 миллиона официально работающих в нашей стране входят в состав нашей общественной организации. 30% – это высокий показатель. Для сравнения: к примеру, в Канаде, США он ниже в два раза. Остальные полмиллиона профсоюзных членов – молодежь и пенсионеры. Это, конечно, серьезная сила. Но дело ведь не в количественных показателях, не в том, чтобы каждый казахстанец стал членом профсоюзной организации. Нужно, чтобы у профсоюзов, наконец, появились мускулы и энергия для выполнения заявленных защитных функций участников профсоюзного движения» [174].

Тем самым можно резюмировать, что развитие профсоюзов в Казахстане началось в советский период, где профсоюзы в полном соответствии с политикой коммунистической партии постепенно превращались в придатки государственной власти и сами выполняли некоторые государственные функции.

 







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 849. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия