Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

РОУЗ КЭЛЛОУЭЙ. Коннор не почувствует ту психическую слабость от травки, но он все еще может ощутить телесное наслаждение




 

 

Коннор не почувствует ту психическую слабость от травки, но он все еще может ощутить телесное наслаждение. По крайней мере так сказал Фредерик. Он не обрадовался тому, что мой парень собираемся смешивать препарат с марихуаной, но Коннор включил громкую связь, и я смогла немного успокоить волнения Фредерика, аргументируя это тем, что Коннор только что отказался от Аддералла. Я не упоминала уход из Уортона или тот факт, что он совершил мега важный выбор в мою пользу.

Уверена, они обсудят все это в понедельник.

Я начинаю кашлять от третьей затяжки; все никак не научусь правильно курить. Я была слишком сосредоточена на компании, учебе и различных мероприятиях (которые не включали в себя травку), чтобы погрузиться в любую нелегальную атрибутику жизни молодежи. Но мне двадцать три. И еще не поздно поэкспериментировать и попробовать что-то новое. Если бы я встретилась с семнадцатилетней версией себя же и рассказала ей, что через шесть лет меня будет душить и шлепать мой соперник №1 из академического сообщества (и мне это будет нравиться), и вместе с ним мы будет курить косяк - я бы никогда не поверила самой себе.

Но думаю, что мою семнадцатилетнюю версию все же чертовски соблазнила бы данная перспектива. Думаю, ей бы хотелось, чтобы это было правдой.

Я наблюдаю, как Коннор делает затяжку, и серый дым выходит струйкой с его рта, он не кашляет, подобно мне.

Я пытаюсь посмотреть на него сердито, но ничего не выходит из-за очередного приступа кашля.

- Сейчас... - Коннор набрасывает нам на головы одеяло, создавая искусственную палатку для нас обоих. Он зажимает косяк между пальцами, размещает кончик между губами и глубоко вдыхает. Его глаза не отрываются от меня, и я задаюсь вопросом ,хочет ли он научить меня, так, чтобы в следующий раз я сделала все правильно. Но тогда бы он произнес какую-то заумную фразочку насчет "преподавания".

Не зависимо от этого, я все равно внимательно изучаю то, как он глубоко вдыхает дым, позволяя тому скользить по его горлу. Я никогда не считала курение сексуальным - не до сегодняшнего дня, когда мой сверхумный, самоуверенный парень выдыхает дым словно чемпион, бог, некое бессмертное создание, наделенное усмешкой, от которой освещается весь мой мир и открывается мое личное самое грандиозное восьмое чудо света.

И я бы НИКОГДА не сказала ему этого. Между нами и так все ясно. Я прищуриваю глаза так, чтоб он не мог увидеть восхищение в моих глазах и преувеличение его качеств в выражении моего лица. Но он почти что смеется, так что видимо мне не слишком успешно удается скрывать все это. Я тянусь к косяку, но Коннор качает головой. Он еще раз хорошенько затягивается, но на сей раз держит рот закрытым, удерживая дым.

А затем он кладет свою руку мне на затылок и притягивает к себе. Не успеваю я и моргнуть, как наши губы соприкасаются. Дым врывается в мой рот, щекоча заднюю стенку горла. Назревающий кашель грозит вновь испортить весь кайф. Но Коннор душит его своим поцелуем, проскальзывая языком мне в рот и ослабляя першение в горле. Я дышу его наркотическим воздухом, а он моим; это самый интимный поцелуй, который мне когда-либо доводилось пережить. Дыхание для дыхания. Вдох, выдох.

Его пальцы пробегают по моим мягким волосам в то время, как второй рукой от притягивает меня к себе на колени. Я хватаюсь за его талию, но в данный момент происходящее ощущается неподконтрольным, оно всецело в его власти.

Мой пульс учащается от удовольствия, и руки сами собой перемещаются к его шее. Когда наши губы наконец-то рассоединяются, мы оба выдыхаем небольшой клубок дыма. Наши улыбки столь явные и искренние.

- Давай повторим, - говорю я, радуясь тому, что мне удалось вдохнуть и при этом не закашлять. Я правда верила, что мое тело просто не позволит яду течь по своим жилам. Хорошая работа, тело.

- Любимые слова каждого наркомана, - говорит он, игриво улыбаясь.

- Травка - это не так уж и плохо, - опровергаю я.

Коннор делает небольшую затяжку, а затем выдувает дым в сторону от моего лица. Наша палатка полна густого дыма и резкого аромата заполняющего это маленькое пространство. Мы будем вонять.

- Ты права, - говорит Коннор сухо, при этом оценивающе глядя на косяк. - Она не убивает клетки мозга. Только амбиции. Разве это может быть хуже?

Все, что угнетает человека или его способности - зловредно. По крайней мере так считает Коннор Кобальт.

Я не собираюсь оспаривать это с ним.

- У меня с этим есть одна проблемка, - признаюсь я.

От любопытства он приподымает бровь.

- Запах, - говорю я. - Он отвратителен. Хуже, чем сигаретный. Мне придется искупаться в хлорке.

Он улыбается и страстно меня целует. Я люблю это. То, как этот мужчина понимает мои мысли и желания без слов. Это возбуждает даже сильнее, чем его игры с моим телом - хотя, и этой частью наших отношений я тоже наслаждаюсь.

Когда мы отрываемся друг от друга, я говорю:

- Кто-то мог бы заработать кучу денег, если бы вывел сорт марихуаны без запаха. Ох! Или душистую марихуану! - я хихикаю. Хихикаю. Эти высокие нотки девичьего голоса мне не знакомы. Эта травка определенно хороша.

Коннор целует меня снова, заглушая мой смех и заполняя легкие дымом с примесью восторга.

Еще какое-то время мы сидим под одеялом. Когда я пытаюсь коснуться лица, руки двигаются слишком медленно, и кажется, что для того, чтобы согнуть ногу требуется целая вечность; мое тело слишком расслабленно, чтобы куда-то идти или даже встать с кровати. Так что я просто остаюсь сидеть на коленях Коннора. Но вот с головой ситуация совершенно другая: когда я пробую ею покрутить, все вертится с неимоверной скоростью, будто голова совершенно не прикреплена к телу. Чтоб осмыслить это странное сочетание, мне требуется минуты две. Хотя, две ли это минуты?

Коннор наблюдает за мной, попивая воду, когда он предлагает мне бутылку, я тянусь к ней, но вместо этого ударяю по его локтю. Снова смеюсь.

- Постой, - говорит он. Он прикладывает край бутылки к моим губам и наклоняет ее, помогая сделать пару глотков. Вода успокаивает мое раздраженное горло. Вытирая губы от воды, я вдруг замечаю пуговицы его рубашки, они такие очаровательные. Мои пальцы непроизвольно начинают с ними играть. Вау. Пуговки могут проскользнуть в такие маленькие дырочки. Такая простая математика, и кто-то же когда-то это придумал впервые.

Коннор говорит очень мало. Мне нравится тишина. Она обостряет все чувства. То, как он пропускает свои пальцы через пряди моих волос. Каждая частичка меня становится еще чувствительнее.

- Я голодная, - говорю я ни с того, ни с сего.

- Я знаю, как это решить, - он быстро приподымает меня и отбрасывает в сторону одеяло. Мое сердце ускоряет свой бег. Коннор утыкается лицом мне в шею. - Пришло время тебя накормить.

Я смеюсь от того, как его кожа щекочет мою, когда мы выходим из комнаты. Меня не волнует, что мы осмеливаемся выйти в заполненный камерами дом. Мы же не курим на камеру. Так что у них не будет доказательств.

И к тому же, рабочий день Саванны, Бретта и Бена окончен. Они, наверное, уже крепко спят в своих собственных домах, оставив камеры на стенах и потолке снимать нас в ночное время.

Коннор спускается по лестнице со мной на руках. Как только мы достигаем первого этажа, он опускает меня на ноги. Гостиная прямо перед нами. Но Лили и Ло сидят на диване спиной к нам, глядя на телевизор, висящий над камином. Они просидели в своих комнатах целую неделю, прежде чем Скотт извинился. Его извинения по словам Ло были "неосмысленными и неискренними", но этого хватило, чтобы ребята в конце концов осмелились спуститься вниз.

Я открываю рот, чтобы заговорить.

- Шшш, - тихонько шепчет Коннор, прижимая пальцы к моим губам. Мы улыбаемся друг другу. Почем все это так забавно?

Мы прячемся от... да, ни от чего мы не прячемся на самом-то деле. Ребята увидят нас, стоит им только повернуться, но они поглощены фильмом.

- Зачем мы это смотрим? - спрашивает Лорен.

- Затем, что тебе нужно знать, почему я считаю тебя воплощением Питера Пэна, - отвечает Лили.

Я почти прыскаю смехом. Правда, даже не знаю почему, но благо, Коннор снова прикрывает мне рот, приглушая звуки. Как ему все еще удается удерживать меня в вертикальном положении, используя лишь одну руку?

Он сильный, Роуз, не будь дурой. О мой бог. Травка делает меня глупой?

- Если я Питер Пэн, то кто ты? Вэнди?

- Нет, - говорит Лили. - Вэнди выбирает бренность, а не мальчика, которого любит. Я бы... - следует долгая пауза, и я провожу языком по ладони Коннора.

Он сжимает свои губы в линию, изо всех сил стараясь не засмеяться.

- Тинкербелл, - заключает Лили. - Она никогда не оставляет Питера. Она любит его сильнее, чем что-либо.

- Так ты - моя маленькая фея? - спрашивает Ло, и его слова так сильно меня очаровывают.

Это так мило, что мы с Коннором больше не можем сдерживать свой смех. Он вырывается на свободу, выдавая наше присутствие.

Головы Лили и Ло одновременно поворачиваются в нашу сторону, ловя нас хохочущими возле лестницы.

- Что, черт возьми, вы двое делаете? - спрашивает Ло, наклоняя голову и внимательно изучая наши позы и выражение лиц - на что здесь вообще смотреть-то?

- Мои ноги, - говорю я.

Коннор снова утыкается мне в шею, пытаясь заглушись свой следующий приступ смеха. Мне же нужны все силы, чтобы напрячь мышцы лица и сдерживать хихиканье.

- Что? - рассеяно спрашивает Лили, глядя на нас искоса.

Коннор еще сильнее наклоняется, опуская подбородок мне на плечо, а затем говорит:

- Мы собираемся поесть.

Лили ахает.

- Вы под кайфом? - она слезает с дивана прежде, чем я могу сказать что-нибудь в свое оправдание. Она от нас на довольно-таки приличном расстоянии, но все же делает еще пару шагов назад, пощипывая свою переносицу. – Фу, - она прикрывает рот рукой. - Ненавижу этот запах.

Лорен широко усмехается.

- Вы двое... - он качает головой, подходя к своей девушке. - Кто бы подумал, что самые ответственные люди в этом доме станут нарушать закон? Мои поздравления, вы официально приняты в наш клуб.

- Наш круг дружбы, - уточняет Коннор.

На меня накатывает еще один приступ смеха. Коннор подхватывает меня на руки, несет к кухне и усаживает на стойку.

- Мы можем остаться и посмотреть? - взволновано спрашивает Лили.

- Мы посмотрим это в следующем эпизоде, - напоминает ей Лорен.

- Я хочу неотредактированный вариант.

Коннор касается моей ноги.

- Ты в порядке? - спрашивает он, беспокоясь обо мне, даже при том, что сам под кайфом.

- У меня нет паранойи. Так что думаю, это отличная травка, - но до тех пор, как у меня есть Коннор, я знаю, что могу пережить даже негативное воздействие наркотиков.

Вот такая странная штука любовь.

И она вся моя.


 

 

ГЛАВА 42

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 260. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.017 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7