Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Профиль нашей личности




Принципиальные позиции

В гештальт-терапии всегда развивалась экзистенци­альная и свободная точка зрения, согласно которой каждое человеческое существо является уникальным и неповторимым. Эта философская позиция прин­ципиально противостоит всяческой классификации, которая перегруппировывает людей по категориям, и особенно в соответствии с традиционным разде­лением на «нормальное» и «патологическое».

«Нормальное» никак нельзя определить статис­тически, в противном случае «рыжие» ...или геш-тальтисты будут «анормальными», потому что яв­ляются исключением! Как это определить социально, не впадая в тенденциозный расизм? Можно ли гомосексуалистов рассматривать как «больных»? Такая позиция, особенно поддержи­ваемая во времена Фрейда и Райха, сегодня уже пройденный этап.

Однако же можно ли считать галлюцинирующе­го и страдающего бредом шизофреника «нормальным»?

Столкнувшись с такого рода трудностями, орто­доксальные гештальтисты отказывались от какой бы то ни было психопатологии, тем более, что пси­хогенетической гештальтистской теории, опреде­ляющей «нормальные» этапы психологического роста, не существует. Они предпочитают искать индивидуальные смыслы для каждого отдельного «пограничного феномена», рассматриваемого как имеющий оригинальный способ происхождения, здесь и сейчас, в определенном поле.

Веер каталогов

Видимо, нет людей, использующих постоянно «конфлюенции» или «проекции»*! Между тем по опыту хорошо известно, что некоторые из нас ве­дут себя очень однообразно, то есть стереотипно, с помощью какого-то одного основного механиз­ма. Можно ли пойти еще дальше и по идеологи­ческим соображениям закрыть глаза на некоторые, очень даже реальные трудности и применить те­зисы антипсихиатрии, согласно которым обще­ство ответственно за безумие и должно сопровождать больного в его «плавании», заботиться о нем, а не помещать его в сумасшедший дом? Как бы там ни было существуют личностные трудности, хотим мы этого или не хотим! «Факты упрямы», и неразумно обращаться одним и тем же способом с депрессивным суицидентом, агрессивным па­раноиком или возбужденным истериком.

Практически каждый терапевт, сознательно или бессознательно, ставит свой собственный диагноз, в соответствии с нозологическими категориями*, известными ему, и адаптирует затем свою «тера­певтическую стратегию» применительно к каждо­му случаю.

Итак, многие практикующиеся в гештальт-терапии, сами впряглись в течение нескольких лет в гештальтистское чтение по психопатологии. Не­которые ссылаются, в зависимости от их соб­ственной чувствительности и их культурных предпосылок, на классификации, предложенные другими родственными подходами, такими, напри­мер, как био-энергетика (Райх и Лоуэн), психо­анализ или же DSM. 4 (или Диагностический и статистический справочник душевных болезней). Этот перечень, разработанный американцами, постепенно адаптируется во всем мире, потому

"Нозология: описание и методическая классификация нару­шений и болезней.

что он остается чисто описательным, не подчи­няющимся никакой теоретической базе для объяснения генеза нарушений.

Другие предполагают создать автономную психопа­тологию, специфически гештальтистскую, которая бы вытекала из теорииSelfГудмана и Фрома.

Что касается меня, я развиваю, начиная с 1985 года, «поперечное» чтение, которое принимает в расчет работы Фрейда, Мелани Кляйн, Юнга, Карен Хорни, Бержере, Кернберга, Гелфи, интегрируя мно­гие психоаналитические, неорайхианскием гешталь-тистскиенаправления, но при этом не пренебрегая вкладом традиционной психиатрии и самых пос­ледних исследований в области нейронаук.

На самом деле мне кажется, что учреждение спе­цифической психопатологии в духе гешталът-терапии —тем более, что ее остается еще сделать, и требуется провести много предварительных ис­следований с последующей валидизацией — было бы крайне преждевременным (имея в виду акту­альную ситуацию во Франции) и было бы прежде всего стратегической ошибкой: мы рискуем отда­лить гештальтистов от их коллег психиатров, пси­хологов и психоаналитиков, потому что Гештальт еще не завоевал права гражданства в университе­тах и психиатрических клиниках. Каждый и так достаточно часто говорит на своем жаргоне, малопонятным для других. Избежим же искушения и фантазии о паранойяльном всесилии, которое толкает любого специалиста к желанию «пересоз­дать мир»...

Вот почему я сознательно высказываюсь в пользу установки на междисциплинарную кооперацию, и сам при этом ссылаюсь на нозологические кате­гории, наиболее часто используемые в настоящее время во Франции, что я попытаюсь очень крат­ко изложить ниже.

Итак, я опираюсь на традиционные нозологические описания, подкрепленные некоторыми исследова­ниями и публикациями, но не разделяю при этом этиологических гипотез различных школ, касатель­но предполагаемого происхождения заболеваний, и еще меньше их терапевтические стратегии.

По моему мнению, гештальт-терапия часто предла­гает радикально новую терапевтическую установку, терапевтическая эффективность которой уже более не обсуждается, но она не предназначена для объяс­нения происхождения нарушений. Это согласуется с идеей Перлза, избегающего ввязываться в чистые полемики между школами — особенно в состоянии неуверенности современных исследований, относя­щихся к бормочущей психопатологии, едва только вышедшей из «каменного века». Как бы там ни было, я хочу избежать «приклеивания этикеток» клиенту,

определяя его в заранее установленный коллектив­ный ящик, единственный и отчуждающий, и даже произвольный — такой как : «Серж одержим» или «Жанетт —истеричка». Я предпочитаю построить для каждого «профиль» его собственной личности.

Рассмотрим пример: специалисты всего мира спорят сегодня, чтобы узнать, действительно ли разрыв контакта с социумом у больного шизоф­ренией спровоцирован:

• генетикой (хромосомами 5 и 11),

• биохимическим дисфункционированием ней-ромедиаторов мозга (нарушение чувствительно­сти рецепторов допамина);

• анатомическими нарушениями (префронталь-ная область мозга);

• ранним вирусным расстройством (недавняя ги­потеза — поддерживаемая некоторыми иссле­дователями);

• патогенной установкой его матери («шизофре-ногенная» гиперопека традиционных психоана­литиков, или «двойная связь» Бейтсона);

или же несомненно комбинацией многих свя­занных факторов...

Определенно, нам неважно!

Психоаналитическая догматическая связь, которая уже давно прописана, помимо прочего, утверждает, что параноики являются «вытесненными» гомосек­суалистами, удовлетворяющимися лишь тревожны­ми мыслями «понимания» — т.е. произвольного со­единения фактов, часто независимых. Кто сегодня может подтвердить, является ли выброс серотонина причиной или следствием некоторых форм деп­рессии или невроза навязчивых состояний.

Помимо всего этого, следует ли знать все детали о природе взлома (место происшествия, обстоятель­ства, интенции жертвы), чтобы оказать ей по­мощь? Даже если расследование может нам помочь в будущей профилактике, оно не является экстрен­ной мерой ...и рискует даже затормозить лечение.

Я сознаюсь без стыда и колебаний, что на протя­жении долгой клинической практики, после 20 лет интенсивной психоаналитической «бани» и последующих 20 лет «страстей» по гешталь-тера-пии, я никогда не испытывал больших трудностей по адаптации гештальтистской установки, стол­кнувшись с «категоризованными» клиентами — совсем предварительно — в соответствии с тради­ционной (т.е. негештальтистской) нозологией. Помимо всего прочего психопатологический под­ход включает два раздельных этапа:

• нозологическое исследование (установление диагноза)

• терапевтическое вмешательство (персонализи­рованное лечение).

В настоящий момент гештальт-терапия прекрас­но помогает нам на втором этапе ...и это уже со­всем не мало!

Личностная основа

Согласно Фрейду, двумя основными побуждени­ями человека являются сексуальность и агрессив­ность (Эрос и Танатос, или же побуждение к жиз­ни и побуждение к смерти). Тревога рождается из-за неудовлетворенности архаических сексуаль­ных потребностей. Все неврозы происходят из нарушения сексуальной функции, реального или символического. Райх их сводит более прямоли­нейно к оргазмическому неудовлетворению.

Согласно Карен Хорни (одного из психоаналити­ков Перлза — которая оказала на него глубокое влияние) и многих экзистенциалистов, человек — начиная с рождения — живет базовой «экзистен­циальной тревогой». Тогда можно рассматривать сексуальность и агрессивность как два побужде­ния жизни, или выживания (выживания вида и выживания индивида): репродукцию и спарива­ние, чтобы защитить; борьбу, чтобы защититься. Тогда неврозы и психозы можно было бы рассмат­ривать как один из механизмов защиты против ба­зовой тревоги.

Итак, для Фрейда и Мелани Кляйн тревога явля­ется одним из последствий сексуальности и агрес­сивности, тогда как для Карен Хорни, наоборот, сексуальность является одной из здоровых реак­ций — «страховкой» против тревоги.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 268. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.026 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7