Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тело и эмоции




Действительно ли гештальт является телесно-ориентированной терапией?

Итак, является ли Гештальт телесно-ориентиро­ванной терапией? Именно это часто приходится слышать.

На самом деле вовсе не все разделяют эту точку зрения! Все интересуются телом и внимательно за ним наблюдают — позы, дыхание, взгляд, го­лос, микро-жесты, и т.д., но одни предпочитают об этом говорить, тогда как вторые предлагают к тому же мобилизовать тело клиента и выполнять некоторые телесные упражнения; и, наконец, третьи, включают в работу собственное тело, не стесняются дотрагиваться до своего клиента, до­ходя иногда до истинного «терапевтического те­лом к телу».

Сам Фриц Перлз, оставивший психоанализ ради Гештальта, в начале своей практики держал своих клиентов вытянутыми на диване. Затем он ра­ботал лицом к лицу, заставляя своих клиентов двигаться, но сам не менял места: намного поз­же и лишь изредка он покидал свое легендарное кресло...тогда как его руки были вечно заняты сигаретой!

Напротив, Лора Перлз указывает: «Есть поло­жение, о котором я не достаточно говорила: те­лесная работа составляет интегрирующую часть гештальт-терапии. Гештальт представляет со­бой холистическую терапию — это означает, что Гештальт рассматривает организм в целом, а не просто голос, слова, действие или что бы там еще ни было».

Далее она продолжает: «Я использую все способы физического контакта, если считаю, что это мо­жет облегчить путь пациента хоть на один шаг к его осознанию текущей ситуации [...]. У меня нет особых правил в зависимости от того, является ли пациент мужчиной или женщиной. Я могу прику­рить сигарету, кормить кого-либо с ложечки, уло­жить волосы девушке, схватить за руку или при­жать клиента к груди, если мне кажется, что это средство лучше всего помогает установить несуще­ствующий или прерванный контакт. Я также дот­рагиваюсь до пациентов, и позволяю дотрагивать­ся до себя, если им надо экспериментировать с увеличением их телесного осознания.

 

Начиная с 1959 года она указывала: «Мне кажет­ся, что существуют самые разные точки зрения и огромная неразбериха относительно допустимости физического контакта в терапии». Как известно, такие контакты все еще подвергаются бурной критике (спустя 40 лет), даже «табуируются» в многочисленных культурах и субкультурах*: в тра­диционном психоанализе, в многочисленных ре­лигиях...и в большинстве англосаксонских стран!

Со своей стороны Лора Перлз не отделяла Геш­тальт от художественной и телесной экспрессии. К тому же она сама получила музыкальное и танцевальное образование, а также параллельно с психоаналитической подготовкой специально обучалась различным телесным техникам (Алек-сандер, Фельденкрайс, эвритмия Рудольфа Штейнера и т.д.).

Однако же некоторые известные гештальт-тера-певты крайне редко используют тело активным или интерактивным способом: они предпочитают его наблюдать или обращаться к нему вербально, не вовлекая свое собственное тело. Между тем

' Проксемика изучает символическое значение пространства в различных культурах (Эдвард Холл, 1971), социально санкцио­нированные дистанции и контакты: пожатие руки, объятия, прижимание к груди, поцелуи, и т.д. Тема оптимальной дистан­ции между двумя партнерами является центральной в Гештальте, ведь, очевидно, что это обусловливает качество контакта.

вызывает недоумение, когда терапевт побуждает клиента к целостной и полностью объединенной экспрессии его существа, но сам при этом не вы­ходит за пределы экспрессии, ограниченной вер­бальным контактом!

Конечно, фундаментальные теоретические прин­ципы и особая методология Гештальта не включа­ют в качестве обязательной телесную мобилизацию: феноменологический глобальный подход, теорияSelf, осознавание текущего процесса в «здесь и теперь» отношении, выявление наруше­ний в цикле контакта и всевозможных защит, и т.д. — все это вовсе не обязательно предполагает активное вмешательство тела. Между тем, на мой взгляд, «бестелесные» терапевты все же лишают­ся мощного терапевтического рычага, способству­ющего интенсивности и глубине работы, что по­зволяет повысить ее эффективность и уменьшить ее продолжительность.

Итак, подавляющее большинство терапевтов, практикующих в настоящее время в Гештальте, единодушны относительно особого места теле­сного опыта клиента —впрочем, как и телесно­го переживания самого терапевта. Они инте­ресуются как. рецептивной чувствительностью («Что чувствуешь ты в данный момент?»), так и моторной деятельностью организма («Я тебе предлагаю встать и сделать несколько шагов...») и при этом не задумываясь движутся сами (из­меняя в случае необходимости материальное рас­стояние или порой устанавливая телесный кон­такт — доходящий иногда до «терапевтической мягкости» или физического столкновения). Воп­рос стоит уже не только о том, чтобы говорить о теле, а скорее о том, чтобы разговаривать со своим телом, посредством своего тела, «телом к телу» — как говорит «душа с душой». Разуме­ется, такой очень близкий контакт предполага­ет взаимное доверие и строгий деонтологичес-кий контроль. На практике такой тесный телесный контакт в индивидуальной терапии слу­чается редко, где существует риск двусмыслен­ного истолкования; но к нему часто прибегают в ситуации группы.

«Игры» и «упражнения»

В калифорнийскую эпоху расцвета Гештальта (1964-1974) было придуманы различные невербаль­ные упражнения, направленные на то, чтобы спо­собствовать контакту, такие, например, как:

• переместиться по комнате, поддерживая в бод­рствующем состоянии все свои чувства (смот­реть, касаться, ощущать и т.д.);

• найти себе «самое лучшее место» в комнате;

• разговаривать с партнером с закрытыми глаза­ми или спиной к спине;

• защитить физически свою «территорию»;

• проверить свое доверие, позволив себе упасть на руки члену группы;

• или свое недоверие, намеренно отгородившись от него...

Такие упражнения помогают разогреву И снима­ют некоторые культурно обусловленные тормо­жения; они могут касаться как всей группы, так и одного единственного клиента. Эти упражнения нацелены на получение самого разного опыта, связанного с осознанием переживаемой забро­шенности, отпускания-притягивания, нежности, заточения, противостояния, риска, открытия, доверия, ограничений и т.д.; они позволяют от­крыть в самом себе новые грани, сделать более явной имплицитную ситуацию, путем ее проигры­вания или амплификации.

Но если они используются без достаточного ос­нования, помимо интересов текущего момента, то могут вызвать эмоциональную или отношенческую ситуацию, спровоцированную извне и совер­шенно не соответствующую актуальному чувству каждого участника. В настоящее время, в общем-то, предлагают использовать такие «игры» лишь по случаю, отдавая приоритет тому, что проявля­ется в спонтанном «здесь и сейчас» переживании каждого конкретного клиента (как правило, ра­бота остается индивидуализированной, проводится ли она в диадной ситуации или в рамках группо­вого опыта).

В диадной ситуации непосредственное телесное взаимодействие между терапевтом и его клиентом крайне ограничено и очень деликатно вследствие нескольких причин:

материальных: отсутствие партнеров;

психологических: чувства, связанные с перено­сом терапевта, могут бессознательно влиять на переживания клиента (например, терапевт мо­жет репрезентировать родительский образ, об­раз супруга или партнера клиента и т.д.);

деонтологических: риск сексуальных двусмыс­ленных коннотаций в обычной манифестации нежности, а также сдерживание прямого агрес­сивного противоборства.

В ситуации же группы такие контакты можно сме­ло использовать, их можно амплифицировать и во всяком случае пространно комментировать:

• «Что ты чувствуешь, когда опираешься на меня?»

• «Что происходит, когда ты чувствуешь себя по­давленным?»

• «Я всегда мечтал устроиться на коленях отца» и т.д.

Как бы там ни было, такие «опыты» или «проигры­вания ситуаций» редко удается запрограммировать заранее (кроме как в ситуации разогрева — как мы говорили — в ситуации начала работы семинара).

Недостаток некоторых терапевтов состоит в том, что в процессе терапевтической практики они со­храняют моменты телесной работы, чередующиеся с моментами вербального обмена, тогда как речь идет как раз о том, чтобы одновременно работать в физическом, эмоциональном, интеллектуальном, социальном и духовном плане. Такая манера по­ведения противоречит самому духу Гештальта — который предусматривает при работе с человечес­ким существом (в ситуации конкретного поля) гло­бальный, холистический способ обращения, с уче­том всех пяти основных качеств человека и их постоянных обоюдных взаимодействий*.

Телесное осознавание (Ашгепезз)

На самом деле гештальт-практик всегда предпо­читает работать с постоянным осознаванием, ко­торое спонтанно появляется «как это произошло и когда это произошло». Он особенно внимателен ко всем телесным проявлениям своего клиента: позы и явные движения, а также полуавтоматические микрожесты, что-то вроде «промашек тела», в которых выражаются процессы, часто бессозна­тельные; как, например, постукивание пальцами, качание ногой, минисжатия челюстей. Разумеется, он следит также за тоном и голосом, ритмом дыха­ния, а также кровообращением — особенно заметные изменения на уровне сонной артерии или прояв­ляющиеся в бледности или покраснении кожи. Он постоянно помнит, что тело одновременно явля­ется как языком персональной экспрессии («я себя чувствую уставшим»), так и языком межличност­ной коммуникации («я тебе показываю, что устал»).

Как я уже говорил в 1 главе, в Гештальте телесный симптом (временный или постоянный) — такой, как чувство удушья, мигрени, боли в спине — обычно используется как «вход», позволяющий осуществить прямой контакт с клиентом; «вход», который учитывает, чаще всего бессознательно, тот путь, который «выбрал» сам клиент.

Итак, клиента побуждают к тому, чтобы он был внимателен к тому, что он чувствует: это и есть гло­бальное осознание или «аыагепезх». Ему как пра­вило предлагают амплифицировать, или усилить, свои чувства или свой симптом — с тем, чтобы его можно было как можно лучше рассмотреть (как через лупу) и в некотором роде «позволить ему го­ворить». В этом заключается своеобразная уста­новка Гештальта, отличая его от традиционного медицинского подхода, нацеленного как раз на­оборот на ослабление симптома: действительно, если тело привлекает наше внимание и если его не слышат, оно начинает «кричать» все громче и гром­че! Целью психотерапии является не «излечение», а именно «открытие».

Не давайте пищу симптомам

Гештальтист не пытается во что бы то ни стало «де­кодировать» все множество симптомов — что дохо­дило порой до «подпитки симптома», как выразил­ся знаменитый психоаналитик Лакан. На самом деле вопреки очень распространенному мнению понима­ние — даже точное — природы или значения какого-то психологического симптома не всегда помогает его одолеть; напротив, оно может способствовать его культивированию, путем его подтверждения.

Например, некто говорит: «если я агрессивный и буйный, то это из-за идентификации с моим от­цом» или «если я бессильный, так это вследствие гиперопеки моей матери, которая меня всегда «ка­стрировала», пресекая всякую инициативу»; по­следствием этих слов может быть детерминистс­кая покорность: «я прощен за то, что агрессивен и беспомощен; принимая во внимание мое детство, это нормально, что я таков» или даже «с такими предками я обречен остаться таким!».


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 242. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7