Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Марксизм и фрейдизм: от попыток синтеза к идеологическому размежеванию




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Чем объяснить популярность фрейдизма у нас в 20-е годы?

Состояние и развитие отечественной социальной психологии в 20—30-е годы, равно как и в последующий период, нельзя по­нять, если не учитывать характер идеологической атмосферы того времени. Опыт строительства социализма был попыткой практического осуществления идей основоположников марксиз­ма и их последователей, нацеленных на революционное преоб­разование общества и формирование нового человека.

Для принципиальной возможности решения этой задачи уже имелись необходимые предпосылки в российской философии, социологии и психологии. Достаточно вспомнить предложения Н. А. Бердяева о необходимости изменения российского харак­тера как одного из решающих условий перехода к демократии, самоуправлению и социализму.

Однако предшествующий опыт не давал однозначного от­вета на вопрос о том, каким именно должен быть этот человек. Если для Ф. М. Достоевского не вызывала сомнений ценность братского, соборного начала в психологии русского народа, что не противоречило и принципам коллективизма, то идеалы социализма были для него символом утраты внутренней сво­боды личности в обмен на гарантии социального и бытового благополучия.

Но если Ф. М. Достоевский не видел в психологии Запада примера, достойного для переноса его опыта на российскую по­чву, то Н. А. Бердяев, наоборот, духовное преобразование рус­ского характера во многом связывал с усвоением западных добродетелей (привычка к порядку, дисциплине, законопослу-шание, хозяйственность и т. д.).

Вместе с тем и тот и другой понимали огромную слож­ность решения подобных задач, требующих, если говорить, например, о переходе от психологии одиночки и индивидуалис­та к братскому, коллективистскому характеру, такого отрез­ка времени, который измерялся бы, по словам Достоевского, тысячелетиями.

Атмосфера 20-х годов исключала такой подход. Преоб­ладающее настроение строителей нового мира, способных раз­рушить ради его скорейшего созидания все "до основания", требовала неоспоримо более динамичных и вместе с тем ради­кальных решений. Предшествующий опыт представлялся в свя­зи с этим неприемлемым.

Революционно настроенные массы были полны энергией преобразования и вместе с тем нуждались в постоянных источ­никах энергетической подзарядки для осуществления гранди­озных свершений.

Поэтому естественно, что наибольший интерес вызывала в то время психоаналитическая концепция и практика 3. Фрей­да, открывавшая видение, понимание и возможность использо­вания главного резервуара человеческой энергетики, которым согласно фрейдизму была сила сексуального влечения. Отсюда и основная цель деятельности одного из "главных" партийных психосоциологов того времени А. Б. Залкинда — подчинить сек­суальную энергию народа задачам революции. "Необходимо, чтобы коллектив больше тянул к себе, чем любовный партнер". Для этого Залкинд разрабатывает детальную систему — две-

надцать заповедей половой жизни [37]. Их общий смысл в том, что энергия пролетариата не должна отвлекаться на бесполез­ные для его исторической миссии половые связи. "Половое дол­жно во всем подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всем его обслуживая..." Двенадцатая, самая главная заповедь гласила: "Класс в интересах революционной целесо­образности имеет право вмешиваться в половую жизнь своих членов" [38, с. 328—329].

Кроме заманчивых выходов на неисчерпаемые запасы энергии здесь же, в обращении к 3. Фрейду, виделся и мощный инструмент в борьбе с прошлой, дворянской культурой и пра­вославием, альтернативных пролетарской культуре, которая нуждалась в своих простых и понятных самой широкой массе символах и ценностях.

Показательны в связи с этим рассуждения Георгия Мали-са, автора вышедшей в Харькове в 1924 году книги "Психо­анализ коммунизма", в которой он, обильно ссылаясь на Троцкого и выражая по сути его идеи с энтузиазмом, говорил о перспективах человека в новом обществе. Смысл их сводился к тому, что по мере усложнения культуры человеку приходит­ся вытеснять все больше своих желаний, потому и растет так быстро число нервнобольных. В гармоничном обществе завт­рашнего дня вытеснять будет нечего и незачем, будут раскры­ты все виды удовлетворения. А значит, "в коммунистическом обществе не будет ни неврозов, ни религии, ни философии, ни искусства" [38, с. 277—288].

Поясняя суть замысла подлинного вдохновителя внедре­ния идей и практики психоанализа в послереволюционной Рос­сии — Льва Троцкого, А. М. Эткинд отмечает, что последний выбрал самый "амбициозный, романтический и самый несбы­точный вариант из трех возможных в кризисной ситуации, став­шей очевидной после событий Кронштадтского мятежа". Один из вариантов был — отступление. Дать людям жить так или почти так, как они хотят, могут и умеют. Этот путь связыва­ют с Лениным и нэпом.

Был другой вариант: "искусственный отбор тех, кто го­тов жить в новом обществе, и устранение всех остальных", который А. М. Эткинд связывает со Сталиным и ГУЛАГом.

А Троцкий, по его мнению, искал третий путь. "Люди не способны жить в новом обществе — значит, надо переделать людей". Поскольку "марксизм здесь помочь не мог, он сло­жившейся ситуации не предусматривал", то пришлось совер­шать рискованные броски в сторону... [38, с. 290]. То есть в данном случае в сторону фрейдовского психоанализа.

За обращением к психоанализу у Троцкого просматривал­ся и свой собственный "особый мотив" видения стратегии пе­реустройства человека, "далеко уклоняющейся от знакомых ленинско-сталинских интонаций" [38, с. 282].

Вот его суть: "Человек примется, наконец, всерьез гармо­низировать самого себя. Он поставит себе задачей ввести в дви­жения своих собственных органов — при труде, при ходьбе, при игре — высшую отчетливость, целесообразность, экономию и тем самым красоту. Он захочет овладеть полубессознательны­ми, а затем и бессознательными процессами в собственном орга­низме: дыханием, кровообращением, оплодотворением — и, в необходимых пределах, подчинит их контролю разума и воли. Жизнь, даже чисто физиологическая, станет коллективно-экспе­риментальной. Человеческий род, застывший хомо сапиенс, сно­ва поступит в радикальную переработку и станет — под собственными пальцами — объектом сложнейших методов ис­кусственного отбора и психофизической тренировки. Это цели­ком лежит на линии развития..." [39, с. 196].

Ставку на глобальный эксперимент, предполагающий ис­кусственную манипуляцию массовой психологией, ее ради­кальную переделку в утилитарных целях создания армии высокопроизводительных людей-роботов, разделял вслед за Троцким и Бухарин, который писал о том, что нам нужно "в кратчайший срок произвести определенное количество живых рабочих, квалифицированных, специально вышколенных ма­шин, которые можно было бы сейчас завести и пустить в об­щий оборот [38, с. 319].

В унисон с этим шли и рассуждения психолога П. П. Блон-ского, бывшего в то время ответственным работником Нар-компроса, который вполне серьезно предлагал наряду с растениеводством и животноводством создать и науку чело-веководства, в рамках которой педагогика бы выполняла фун­кции, аналогичные зоотехнике и фитотехнике [40, с. 31].

Таким образом, еще одно существенное "достоинство" пси­хоаналитического подхода к возможности формирования нового человека состояло в том, что он не накладывал никаких вре­менных ограничений на процесс достижения необходимого ре­зультата. Психоаналитическая коррекция личности не требовала тысячелетий или хотя бы столетий. А это открыва­ло простор для ожиданий достижения быстрых результатов у адептов приложения психоанализа к задачам революционного переустройства человека.

Тем самым оба доминирующих в тот период времени про­цесса — обращение психологов к марксизму, с одной стороны, и увлечение концепцией и методами фрейдовского психоана­лиза, с другой — должны были так или иначе войти в тесное соприкосновение друг с другом.

Естественно, что соответствие или несоответствие мар­ксизму как "единственно верному учению" было критерием права на существование любых воззрений и теорий не только в сфере идеологии, духовной и политической культуры, но и науки.

Это, однако, не исключало в 20-х годах многообразных попыток использования опыта зарубежной социальной психо­логии, в частности теории и практики фрейдовского психоана­лиза, в интересах решения задач по воспитанию нового человека.

Даже руководители государства считали возможным под­держать экспериментальный поиск путей перевоспитания че­ловека на психоаналитической основе. Об этом достаточно красноречиво говорил факт пребывания в соответствующем специнтернате сына Сталина — Василия [38, с. 243].

Опыт попыток теоретического обоснования синтеза марк­сизма с фрейдизмом. Вместе с тем очевидная разница в исход­ных посылках марксизма и фрейдизма требовала осмысления. Необходимо было определить принципиальную возможность и степень как теоретического, так и практического совмещения друг с другом этих качественно разных подходов.

Связанный с этим рост интереса к Фрейду и фрейдизму и стремление к сопоставлению его с марксизмом стимулировался и дополнительными обстоятельствами. За ростом популярности фрейдизма в 20-е годы стояла, по мнению А. В. Петровского, как «нарастающая неудовлетворенность общим состоянием пси­хологической науки, плоским "поведенчеством", не оставляв­шим места проблеме активности личности и динамике ее развития», так и готовность Фрейда решать трудные вопросы науки и описывать человеческую природу в живой динамике, во взаимодействии ее частей и сторон [41, с. 86].

Вот почему многие психологи и философы — М. А. Рейс-нер, А. Р. Лурия, К. Д. Фридман, Б. Э. Быховский, А. С. Грибо­едов, А. К. Ленц — проявляют в эти годы интерес к Фрейду, а начиная с 1923 года растет число публикаций, как статей, так и книг, не только излагающих психоаналитическую концепцию, но и рассматривающих возможность синтеза марксизма с фрей­дизмом [41, с. 86—87].

Наибольшую активность в этом направлении предприни­мает бывший профессор юридического факультета Томского, а затем Петербургского университета М. А. Рейснер, привле­ченный после Октябрьской революции к работе в Народном Ко­миссариате юстиции и ставший в 1918 году одним из организаторов Коммунистической академии.

В ряде своих работ М. А. Рейснер говорил о необходимо­сти реформирования психологии на базе психоанализа в инте­ресах исторического материализма, о целесообразности сопоставления социологического метода Маркса с психоана­литическим методом Фрейда при изучении социально-психоло­гических явлений, наконец о необходимости соединения достоинств марксизма и фрейдизма в социальной психологии ради преодоления их недостатков. Тем самым, по мнению Рейснера, была бы устранена и компенсирована недооценка марк­сизмом сферы бессознательной и подсознательной психики человека, с одной стороны, и ограниченность фрейдизма с его невниманием к роли социальной среды — с другой [33], [42].

Поиски путей синтеза марксизма с фрейдизмом осуществ­лялись не только на уровне групповых педагогических экспе­риментов или в рамках общей теории, но и применительно к массовому обыденному сознанию.

Известна, например, широко распространенная в то вре­мя так называемая "теория стакана воды" или тогдашнее по сути нудистское движение, шедшее под лозунгом "Долой стыд". Последнее исходило из постулата о необходимости покончить с пережитками классово чуждой и далекой от простого народа, утонченной и излишне сентиментальной дворянской культуры.

Пролетарская культура в противовес дворянской высту­пала за полное моральное раскрепощение индивида — за брак и секс без условностей и излишних церемоний. Символом рас­крепощенной пролетарской эротики как раз и была концепция "стакана воды". Согласно последней утолить свою сексуаль­ную потребность "так же просто, как выпить стакан воды". Не здесь ли уже закладывались первые кирпичи в фундамент грядущей сексуальной революции?

Причины идеологического размежевания марксизма и фрейдизма. Конечно, вульгаризация в культуре и нравствен­ности не могла дать полноценной духовной раскрепощенности личности. Зато раскованность и непринужденность суждений не только в быту или в сфере науки, но и в идеологии предрас­полагала к нарушению партийной монополии на нее.

Есть основания предполагать, что ужесточение политичес­кого и идеологического режима и сопутствующая этому остро­та идеологической борьбы последующих 30—40-х годов сыграла свою роль в качестве фактора, который способствовал сверты­ванию былых и недолгих увлечений западными и в первую оче­редь психоаналитическими концепциями и методами.

Но из этого опыта должен был с неизбежностью родиться и вывод о несовместимости фрейдизма, а заодно и ряда других зарубежных течений в социальной психологии с марксизмом.

Поскольку идея синтеза марксизма с фрейдизмом играла, по сути, лидерскую роль в попытке создания методологичес­кого фундамента социальной психологии того периода, то ее критическая переоценка могла означать и конец исканиям в этой области в целом.

Неудачи попыток сведения социально-психологических закономерностей к законам физики или даже механики (как это делал, например, В. М. Бехтерев) также облегчили задачу глобальной критики социально-психологических начинаний. Итогом был общеизвестный вывод, прозвучавший в те и пос­ледующие годы, как о несовместимости социальной психоло­гии с марксизмом, так и о ее антинаучном характере.

Между тем в самом марксизме не было ни утверждения, ни отрицания социальной психологии как науки. Как показал последующий опыт развития социальной психологии, требова­лась иная трактовка связи марксизма с возможностями и опы­том развития отечественной социальной психологии.

 







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 769. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.022 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7