Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Торжествующая Минерва « Ф. Волкова




Театрализованные представления послепетровской эпохи, память о которой дошла до нашего времени, были официозно-пышными дворцовыми зрелищами. В них – преувеличенно-торжественных, напыщенных, велеречивых и длинных – ощущается и время, и цели, которые преследовали создатели их, и стиль этих представлений: «Торжественное представление, которое при праздновании высокого дня рождения его императорского величества великая Государыни Елисаветы Петровны самодержцы всероссийская и проч., и проч., и проч. 18 декабря 1741 года в Санкт-Петербурге показано было».

«Торжественный праздник о благополучном заключении между его величеством императором Петром Третьим и его величеством Фридрихом Третьим, королём прусским перед Новым Зимним домом на Неве реке июня 1762 года»; «Торжественная Россия, изображённая в пяти аллегорических картинках, в высочайший день рождения ея величества Екатерины Вторая ноября 1770 года».

Известно, что первое из указанных представлений было в двух частях. Первая часть повествовала о «Цветущем состоянии империи в мирное время, силе и славе России в военное время». Вторая – «Богатство империи, почтение государства в чужестранных землях».

Церемония была напыщенной, торжественной и отменно лживой. Она открылась долгой раболепной одой во славу Елизаветы (кстати, восседавшей здесь же на троне). После оды началось представление, сопровождавшееся торжественной музыкой и световыми эффектами. В тексте, произносимом по ходу действия, Елизавета сравнивалась с богиней, её лицо – с солнцем и т.д.

Помпезно-раболепный характер этих представлений был подчёркнут присутствием народа, вынужденного стоять на коленях всё время, пока продолжалась длительная, торжественная церемония.

Но среди официозных торжеств середины XVIII века есть пример, убедительно свидетельствующий о совершенно противоположной позиции – как общественной, так и творческой. Во второй половине века при постановке в Москве карнавала «Торжествующая Минерва, великий русский актёр Фёдор Волков, которого можно назвать первым в России профессиональным режиссёром-постановщиком массовых празднеств, с успехом применил принцип русского народного массового действа.

И сегодня, знакомясь с этой постановкой по случаю коронации Екатерины II в 1763 году (авторы – Волков, Сумкароков и Херасков), поражаешься размаху режиссёра, его безудержной фантазии и творческой смелости. Фёдор Волков, «вымышлявший и располагавший» весь маскарад, выступал и в качестве сценариста («вымышлявший») и режиссёра-постановщика («располагавший»). Это обстоятельство является чрезвычайно важным, ибо необходимость деятельности режиссёра-драматурга массового представления подтверждается как современной практикой, так и историческим анализом.

«В процессии-маскараде принимали участие сотни людей. На площадях и улицах Москвы располагались огромные хоры. Гуляния продолжались три дня.

Екатерина хотела, чтобы маскарад восхвалял её как умную, гуманную царицу, несущую благо своим подданным. Волков придал празднеству иной смысл. В яркой форме, близкой к народной, в маскараде были показаны и неприятные жизни стороны государства Российского. Волков смело обращался к приёмам народных игрищ, скоморошьих забав, к песенному и плясовому фольклору. Нужно было иметь огромный талант режиссёра и организатора, чтобы создать такое грандиозное и красочное зрелище¹, - писал Б.Н. Асеев.

Ф. Волков необычайно по тому времени усилил социальную, обличительную сторону маскарада. Таким образом, вопреки желанию царицы, маскарад этот стал убедительным эмоциональным рассказом «о социальных язвах феодально-крепостной России: о беззакониях и произволе судей и подъячих, о нравах дворянства и пр.»².

С яростью подлинного художника-гражданина обрушился Фёдор Волков на социальные несправедливости своего времени. И чтобы быть понятным народу, желая рассказать обо всём, что он задумал, ясным и близким народу языком, Фёдор Волков построил массовый праздник на образах, взятых из русского фольклора, из скоморошьих игрищ и «небывальщин». Так, одна из частей маскарада – «Превратный свет» - строилась целиком на фольклорном материале и в основе своей на скоморошьей «небывальшине».

Принцип народного представления основывался на вовлечение народных масс в действие. В маскараде, к примеру, принимали участие хоры рабочих московских мануфактур (в основном исполнявшие сатирические песни, сочинённые М. Херасковым и самим Ф. Волковым). Эти хоры явились музыкальным фундаментом маскарада. А сам факт участия фабричных хоров представляет особый интерес с точки зрения способности Ф. Волкова организовать самодеятельное народное творчество, привлечь талантливых артистов из народа к участию в массовом празднике. Эти сатирические куплеты настолько полюбились народу, что их распевали в Москве долгое время после маскарада.

 

 

1. Асеев Б.Н. Русский драматический театр. М., «Искусство», 1976, с. 49.

2. Там же.

Необходимо отметить умно организованный подготовительный период, предшествующий празднику. Не вызывает сомнения, что Ф. Волков лично руководил всем сложнейшим комплексом подготовки массового праздника, и судя по результатам, организация подготовительных работ была проведена отлично. И дело здесь не столько в разнообразном и богатом оформлении и реквизите, сколько в репетиционной работе со многими исполнителями и коллективами.

Фёдор Волков сделал всю тогдашнюю Москву местом действия, её население – участниками праздника. Шествие карнавала – хоры, колесницы, где происходили аллегорические сцены (вспомните мистериальные пендженты!); персонажи русских сказок, сатирические маски – всё это пёстрое, шумное, невиданное по тому времени зрелище под громкую музыку, при огромном стечении народа, отправилось от Кремля по тогдашней Мясницкой (ул. Кирова), к Красным воротам (пл. Лермонтова), затем по Новой Басманной свернуло на Старую Басманную (ул. Карла Маркса), и по Покровке (ул. Чернышевского) и Маросейке (ул. Богдана Хмельницкого) вернулась к Кремлю.

В сценарно-режиссёрском решении использовались приёмы и образы старинных русских народных гуляний, фольклорные персонажи из сказок, былин. Сатирическая линия представления, шедшая от удалой русской скоморошины, воплощалась в образах Взятколюба, Кривосуда, Обдиралова. На колесницах, где были устроены площадки, зрители могли видеть сатирические маски Обмана, Насилия, Невежества, Мотовства, Лихоимства и т.д.

В представлении участвовали жонглёры, акробаты, эквилибристы, специально для карнавала выписанные из-за границы.

По свидетельству современника Ф. Волкова А. Болотова, «маскарад сей имел собственной целью своею осмеяние всех обыкновеннейших между людьми пороков, а особливо мздоимных судей, игроков, мотов, пьяниц и распутных, и торжество над ними наук и добродетели: почему и назван он был «Торжествующей Минервою»¹.

Свидетельство Андрея Болотова, очевидца этого удивительного и небывалого по тем временам события, представляет безусловный интерес для нас. Описание маскарада полео живых, непосредственных впечатлений: «процессия была превеликая и предлинная: везены были многие и разного рода колесницы и повозки, отчасти на огромных санях, отчасти на колёсах, с сидящими на них многими и разным образом одетыми и что-нибудь особо представляющими людьми, и поющие приличные и для каждого предмета нарочно сочинённые сатирические песни.

 

1. Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные им самим для своих потомков. 1738 – 1793. СПб., 1871.

Перед каждой такою раскрашенною, распещренною и раззолочённою повозкой, везомую множеством лошадей, шли особые хоры, где разного рода музыкантов, где разнообразно наряженных людей, поющих громогласно другие весёлые и забавные особого рода стихотворения; а инде шли преогромные исполины, а инде удивительные карлы. И всё сие великолепие было так хорошо, украшено так великолепно и богато, и все песни и стихотворения были петы такими приятными голосами, что не инако, как с крайним удовольствием на всё смотреть было можно.

Как шествие всей этой удивительной процессии простиралось из Немецкой слободы по многим большим улицам, то стечение народа, желавшего сие видеть, было превеликое. Все те улицы, по которым имела она своё шествие, напичканы были бесчисленным множеством людей всякого рода; и не только все окны домов наполнены были зрителями благородными, но и все промежутки между оными установлены были многими тысячами людей, стоявших на сделанных нарочно для того подле домов и заборов подмостках. Словом, вся Москва обратилась и собралась на край оной, где простиралось сие маскарадное шествие. И все так оным прельстились, что долгое время не могли сие забавное зрелище позабыть; а песни и голоса оных так всем полюбились, что долгое время и несколько лет сряду увеселялся ими народ, заставливая вновь их петь фабричных, которые употреблены были в помянутые хоры и научены песням оным»¹.

Маскарад продолжался несколько дней, закончившись всеобщим народным гуляньем с театральным представлением, со специально приготовленными по этому случаю спектаклями балаганов и цирка, как гласит изданная к маскараду программка: «…на сделанном на то театре представят народу разные игралища, пляски, комедии кукольные, гокус-покус, и разные телодвижения…»².

Как уже упоминалось, наряду с «Торжествующей Минервой» при дворе ставились и другие массовые представления. И если эти представления носили официозно-пышный характер, то в «Торжествующей Минерве» явно ощущалась тенденция демократизировать жанр.

Необходимо отметить, что это в известной мере политическое массовое представление Ф. Волков осуществил почти за тридцать лет до массовых празднеств Французской революции, основой которых так же явилось политическое содержание.

 

 

1. Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанное им самим для своих потомков. 1738 – 1793.

2. «Торжествующая Минерва», общенародное зрелище, представленное большим маскарадом в Москве 1763 года. Печатано при императорском Московском университете.

 

Талантливому творению Волкова было суждено и второе рождение – в наше время. Через несколько лет после Великого Октября, в двадцатых годах, сценарий «Торжествующей Минервы» был включён в репертуар государственных цирков.

Совершенно очевидно, что, обращаясь в начале 20-х гг. XX столетия к «Торжествующей Минерве», созданной в 1763 году, руководство цирков не без основания считало актуальным показ представления, в котором злая сатира на разные слои общества, на всевозможные пороки его приобретала силу и действенность политического памфлета, направленного против самодержавного российского строя. Как бы то ни было, но сам факт обращения к «Торжествующей Минерве» в первые послереволюционные годы весьма знаменателен. Это ещё раз подтверждает, что массовое народное представление, поставленное Ф. Волковым в 1763 году, было не развлекательным карнавалом, а несло в себе большой социальный смысл.

В царствование Екатерины II было принято всякое событие отмечать празднествами – придворными маскарадами для «избранных», гуляньями и фейерверками – для остальных. Следует рассказать ещё об одном массовом зрелище екатерининского времени.

На июнь 1755 года в Москве было назначено торжество по случаю заключения победоносного мира с Турцией. Празднество должно было сопровождаться публичным гуляньем на загородном Ходынском поле. Выдающийся русский архитектор В.И. Баженов осуществил постановку этого гулянья, найдя чрезвычайно остроумное и неожиданное его режиссёрское решение. По плану В.И. Баженова Ходынское поле изображало карту Крымского полуострова. Две дороги, ведущие из Москвы, представляли собой реки Днепр и Дон. По берегам «Дона» были устроены карусели и балаганы, где балагуры, канатоходцы, жонглёры, фокусники удивляли народ всяческими неожиданностями. На зелёном лугу, в центе Ходынки, изображающем Чёрное море, были установлены в боевом порядке корабли славного российского флота и вражеские турецкие фелуки. Искусно выстроенные башни, минареты обозначали завоёванные города и крепости – Азов, Керчь, Еникале. Оглушительно гремели сверкающие на солнце трубы, многочисленный хор пел торжественную кантату, встречая вереницу гостей, протянувшуюся от самой Москвы. Всё было подчинено основной идее гулянья – прославлению патриотизма народа, силы и могущества русского оружия.

 

 

Б – 12.







Дата добавления: 2015-04-19; просмотров: 3193. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия