Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Функции памяти




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Память по существу своей организации явл. информационным процессом, передачей инф. во времени => органическая связь памяти со временем.

Основные функции психической памяти:

- осуществление связи прошлого с будущим, ориентация на будущее.

- организация инф. для её сохранения и последующего воспроизведения.

- организация и сохранение прошлого опыта для его последующего использования. - функция памяти, которая способствует развитию и обучению.

- центральная функция: ф-я приведения к единству, связывание в целое внутреннего опыта субъекта (интегративная ф-я памяти).

Высший уровень интеграции – сознание.

7.2 проблемный характер мышления. Фазы мыслительного процесса.

Проблемная ситуация не без оснований считается сти­мулом и исходным пунктом мысли. Это не сам по себе объективный стимул, не внешний толчок. Внутренним, психическим стартом мысли является отображение про­блемной ситуации, которое и составляет проблему или вопрос как мотивирующее, движущее начало мысли. Однако, как и самая категория мышления, понятие про­блемной ситуации как исходного пункта мыслительного процесса является чрезвычайно общим, фактически — при традиционной его трактовке — "растягиваемым" по всему диапазону психических явлений. Будучи необхо­димым для анализа пусковой фазы мыслительного про­цесса, оно недостаточно для выявления ее специфики. Проблемная ситуация обычно трактуется как выражение дефицита информации, необходимой для реализации какого-либо действия. Такой дефицит действительно яв­ляется исходным пунктом психической и поведенческой активности, но его преодоление в общем случае вполне возможно на уровне перцептивной или вообще образной регуляции действий. И не случайно поэтому проблемный ящик или проблемная клетка служат исходным пунктом для возбуждения психической активности животных, на­правленной на решение определенных поведенческих задач.

Однако более общий случай этого решения остается в рамках перцептивного выбора и не предполагает обяза­тельного участия понимания и вообще мышления. И толь­ко потому, что гештальт-психология, исследовавшая процесс решения такого типа задач животными (в част­ности, антропоидами), не располагая критериями для про­ведения границы между перцепцией и мышлением, отождествила этот перцептивный выбор с мышлением (пониманием), В.Келер мог сделать свой ошибочный вывод о принадлежности интеллекта антропоидов к тому же роду и виду, что и интеллект человека. Однако, при решении животными не только таких, чисто перцептив­ных, но и более сложных, орудийных "задач", требую­щих активного предметного манипулирования, такого рода извлечение информации о межпредметных отношениях путем простейших действий с этими предметами соответст­вует лишь той переходной форме между восприятием и мышлением, на которой мышление только формируется в ходе перцептивно регулируемой предметной деятель­ности, но еще не является сформировавшимся психи­ческим процессом, который сам становится регулятором этой деятельности.

Таким образом, не все то, что обозначается как проб­лемная ситуация и ее психическое отображение, не всякий содержащийся в стимульной ситуации информационный дефицит составляют исходный пункт собственно мысли­тельного процесса.

Не только у животных, но даже у человека, который преодолевает информационный дефицит, заключенный в стимульной ситуации, используя все уровни интеллек­та, существуют явно домыслительные способы пополне­ния информации, необходимой для адекватного действия. Сюда относится, например, перцептивная или вообще образная экстраполяция, детерминируемая общими за­кономерностями организации сенсорно-перцептивного поля, отсутствующие элементы которого достраиваются, исходя из принципов его гештальт-структуры. На этом же домыслительном уровне находится и перцептивный по­иск отсутствующей информации и даже элементарное манипулирование образами, занимающее, правда, про­межуточное положение между образным и мыслитель­ным познанием, но не достигающее мыслительного уровня в его специфических качествах.

Исходным пунктом специфически мыслительного пути преодоления информационного дефицита стимуль­ной ситуации является вопрос. Эмпирическое существо психического феномена, выражаемого этим термином, заключается не в самом объективном факте наличия де­фицита информации, а в субъективно-психологическом факте наличия информации об этом дефиците. Вопрос есть психическое отображение нераскрытое, непред­ставленное тех предметных отношений, на выяснение которых направлен весь последующий мыслительный процесс. Именно в таком качестве информации о ее дефи­ците и вместе с тем обобщенной информации о типе непредставленных предметных отношений (что? где? когда? как?), которые составят содержание мысли как результата мыслительного процесса, вопрос и является исходным пунктом развертывания этого процесса.

Всякий вопрос составляет отправной пункт мысли­тельного процесса, поскольку суждение как результат и универсальная единица этого процесса всегда есть ответ на актуальный или потенциальный вопрос Однако в разных вопросах степень этой пусковой, векторизующей функции по отношению к последующему процессу выражена по-разному.

Не всякий вопрос составляет проблему. Проблемный же характер вопроса, при котором пусковая, векторизу­ющая функция этой исходной фазы выражена гораздо более явно, заключается, как можно думать, не просто в факте нераскрытости соответствующих отношений, а в факте их непонятности. Здесь, в исходном пункте мысли­тельного процесса отсутствует понимание отношений — важнейшая характеристика мысли как результата этого процесса.

Такое информационное выражение нераскрытости и непонятности предметных отношений самим фактом ин­формации о соответствующем информационном дефиците ставит задачу, но уже не в обобщенном, распространяющемся и на перцептивные уровни, а в собственном смысле этого термина, т.е. задачу как специфически мыслитель­ный феномен, составляющий начальную фазу мысли­тельного процесса, направленного на устранение этого дефицита и тем самым представляющего собой ее реше­ние. В этом состоит сущность распространенной трактов­ки процесса мышления именно как решения задач. Самая же задача описывается и определяется в эксперимен­тальной психологии как "знаковая модель проблемной ситуации"

То обстоятельство, что эта модель проблемной си­туации является именно знаковой, не случайно по от­ношению к эмпирическому существу исходной фазы мыслительного процесса, а выражает природу начально­го этапа. Дело в том, что проблема, воплощенная в зада­че, представляет собой не просто информацию об объективной стимульной ситуации. Сама по себе инфор­мационная модель проблемной ситуации может быть представлена и на перцептивном уровне, и тогда она воплощает в себе задачу не в собственно мыслительном, а в обобщенном смысле этого термина ("перцептивную задачу"). Специфика же задачи как собственно мысли­тельного феномена состоит, как упоминалось, в том, что в ней представлена не только информация о проблемной ситуации, но и информация о дефиците информации об определенных предметных отношениях в этой проблем­ной ситуации. И если психическая модель этой ситуации может быть представлена предметными психическими структурами, прежде всего образами, непосредственно воспроизводящими ее предметное содержание, то ин­формация о нераскрытости или непонятности соответст­вующих отношений требует другой формы представления.

Эта необходимость определяется (если даже оставить в стороне социальную коммуникативную детерминацию мышления) хотя бы уже тем, что предметные психичес­кие структуры воспроизводят соответствующее объектив­ное предметное содержание, характеристики же самих этих психических структур непосредственно не воспроизводятся. Мы не воспринимаем перцептивные образы, а перцептивно отображаем их объекты. Поэтому инфор­мация о неполноте предметной психической модели проблемной ситуации не может быть представлена пря­мо на языке самих предметных психических структур. Она требует некоторой вторичной формы представления, та­кой, однако, которая сама бы непосредственно отобра­жалась и тем самым могла бы векторизовать процесс и управлять им (не говоря уже о том, что только это усло­вие может обеспечить межиндивидуальную передачу дан­ной информации об информационном дефиците). Именно таким требованиям удовлетворяет знаковая или, иначе говоря, речевая форма представления информационно­го дефицита. Поэтому действительно есть достаточные основания эмпирически определить задачу как знаковую или речевую модель проблемной ситуации.

Такова эмпирическая сущность исходной фазы мысли­тельного процесса: если структурная единица мысли как результата воплощает в себе раскрытое и понятое предмет­ное отношение, то процесс, завершающийся этим ре­зультатом, начинается с информации о нераскрытости, непонятности или непонятости этого отношения, выра­женной в психических мыслительных феноменах "вопрос", "проблема" и "задача". Эмпирическое описание показыва­ет, что, поскольку на начальной фазе мыслительного про­цесса имеется и модель проблемной ситуации, которая может быть выражена средствами предметных психических струк­тур, и информация о нераскрытости и непонятности неко­торых отношений, которая требует знаковой формы представления, уже на исходном этапе мыслительного про­цесса, как и в его результативной структурной форме, имеет место сочетание пространственно-временных и символи­чески-операторных (знаковых или речевых) компонентов.







Дата добавления: 2015-04-19; просмотров: 321. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия