Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Гражданское общество: диахронический и синхронический аспекты






В развитие концепции гражданского общества внесли значительный вклад многие ведущие философы, историки и правоведы: Томас Гоббс, Джон Локк, Жан-Жак Руссо, Самуэль Пуфендорф, Готфрид Лейбниц, Шарль Луи Монтескье, Христиан Вольф, Иммануил Кант, Томас Пейн, Алексис де Токвиль, Адам Фергюсон, Георг Гегель и Карл Маркс и многие другие. Происхождение понятия «гражданское общество» - societas civilis является производным от двух понятий - «общество» и «гражданский». Поэтому интерпретацию понятия следует приводить по двум основным направлениям: определение гражданского общества через родовое понятие «общество» и через указание специфических признаков понятия «гражданский». От Аристотеля до наших дней значение понятия «гражданское общество» постоянно менялось.Понятие «общество» в его современной интерпретации появилось сравнительно недавно. В античной и средневековой социальной мысли использовались в основном его аналогии - понятия «государство» и «община». Научное определение понятие civil society первоначально получило в XVII и XVIII веках, в первую очередь, в работах таких авторов, как А. Смит, Дж. Локк, Фергюсон, И. Кант и др. В XVIII веке понятие «гражданское общество» не было отделено от экономики. А. Смит считал модернизацию и саморегуляцию рынка необходимыми компонентами гражданского общества. Термин «гражданский» происходит от латинского слова «civilis». В русском языке его синонимом является термин «цивильный», этот термин получил свое распространение в системе римского права. Он стал входить во многие юридические выражения и понятия. Например, «гражданское право», «гражданский процесс», «гражданский иск» и др.Т. Гоббс считал, что гражданское общество и государство - синонимы. Меньшинство не имеет права на инакомыслие. Но и большинство не может обвинить суверенную власть в несправедливых или пагубных действиях, ибо у него нет на это законных полномочий. Интересно, что Т. Гоббс считает возможным лишь индивидуальное сопротивление граждан попыткам государства лишить их естественных прав на жизнь или довести своими действиями до смерти.

Существенной особенностью государства, обеспечивающего безопасность, является его монопольное право решать, что необходимо для сохранения или восстановления мира внутри страны и за ее пределами. Т. Гоббс считает, что это монопольное право неделимо и не может быть передано подданным, поскольку никакое гражданское общество не может долго просуществовать при разделении государственной власти, в противном случае естественные страсти приведут неизбежно к гражданской войне. Разумеется, Т. Гоббс не сторонник произвола власти. По его мнению, верховная власть должна всегда согласовываться с общими «естественными законами», которые запрещают уничтожение жизни и средства ее поддержания[1]. Надо отметить, что Т. Гоббс оговаривает существование в рамках гражданского общества частной сферы, где подданные могут пользоваться определенными свободами. К ним относятся виды деятельности, которые суверен не запретил. Например, свобода индивидов «покупать и продавать и иным образом заключать договоры друг с другом, выбирать свое местопребывание, пищу, образ жизни,наставлять детей по своему усмотрению и т.д.»[2]. Взятые вместе, эти виды деятельности образуют сферу частной свободы («частные группы»), которая недосягаема для суверена. Благодаря «умолчанию закона» подданные могут заключать сделки и создавать объединения, которые Т. Гоббс называл «лигами», «частными телами», «корпорациями или «обществами»[3]. Но эта уступка принципу ограничения сферы деятельности абсолютной политической власти носит скорее формальный, нежели реальный характер. На частную сферу в целом постоянно распространяются прерогативы и посягательства со стороны верховной власти. Во всех сферах жизни эта власть осуществляет надзор за подданными и управление ими. Одним из первых, кто задумался о чрезвычайной опасности неограниченной государственной власти, был соотечественник Т. Гоббса Джон Локк. В своей работе «Опыт об истинном происхождении, области действия и цели гражданского правления» (1689) он высказал мысль о несовместимости абсолютной власти с личными свободами. Между взглядами Т. Гоббса и Дж. Локка, безусловно, имеются сходства. Хотя бы уже в том, что как у Т. Гоббса, так и у Дж. Локка государство предназначено для обуздания конфликтов между людьми. В обеих моделях это состояние политически обеспечиваемого спокойствия называется гражданским политическим обществом. Гражданское общество представляет собой комплекс устойчивых взаимодействий между «свободными, равными и независимыми» индивидами, чье имущество (в самом широком смысле этого слова) охраняется политически, то есть благодаря подчинению этих индивидов государству, монополизирующему в своих руках процесс создания, проведения в жизнь и исполнения законов[4].. В то же время во взглядах Дж. Локка на ограничение государственной власти в интересах гражданского общества имеется по крайней мере два существенных различия по сравнению с гоббсовской теорией. Во-первых, Дж. Локк не считает естественное состояние общества состоянием войны. Люди имеют естественную предрасположенность к созданию больших объединений, именуемых обществами. Патриархальная семья, по утверждению Локка, представляет собой первоначальную и самую

основную форму естественной солидарности[5].. Естественное состояние - это не состояние вольницы и насилия, подчеркивает Локк. «Индивидуумы» склонны поступать в соответствии с определенными естественными законами, которые запрещают акты насилия и разрушения и в целом побуждают индивидуумов уважать собственность друг друга, сохранять мир. Таким образом, государство расценивается не как полное отрицание естественного состояния, а, скорее, как средство исправления такой несовершенной социальности. Государство призвано охранять и исправлять, а, следовательно, и «совершенствовать» естественное общество. Во-вторых, Дж. Локк отрицает абсолютность верховной власти и исходит из признания верховенства закона. В гражданском обществе ни одного индивида нельзя освободить от подчинения закону. Локк подчеркивает, что должен существовать «один закон для богатого и бедного, для фаворита при дворе и для крестьянина за плугом»[6]. В каком-то смысле Дж. Локка вполне оправданно считают основоположником теории конституционного государства. Локк отстаивает право собственности на жизнь, свободу и имущество, которое нельзя отнять без согласия на то большинства лиц, наделенных гражданскими правами. И, наконец, причисляя семью к элементам естественного общества, Локк не позволяет вмешиваться суверену в дела семьи. В патриархальной семье мужчина «по закону природы» обладает абсолютной властью над «своими» женами, детьми и слугами[7].

Существенный, имеющий непреходящее значение вклад в теорию гражданского общества внес Г. Гегель. Прежде всего, Гегель обосновал гражданское общество как исторически сформировавшуюся сферу жизни человека, являющуюся частью государства. Он отверг натуралистический подход в трактовке гражданского общества. Он утверждал, что гражданское общество это совокупность индивидов и отношений между ними, сфера деятельности конституированных товариществ, общин и корпораций. Основополагающими принципами гражданского общества наряду с принципами частной собственности и личной свободой являются принципы публичности, всеобщей осведомлен-ности, а также эффективное правовое государство. Гегель рассматривал гражданское общество как систему частных лиц, групп и социальных институтов, не зависящих от политической власти государства. Их взаимодействие регулируется правом[8]. Гражданское общество Гегель рассматривал как институт, позволяющий интегрировать индивида в систему общественного устройства, то есть в систему государства. Хронологически государство возникло раньше гражданского общества. Например, в античности и в период раннего средневековья гражданского общества не существовало, но было государство, и была семья. Возникновение гражданского общества Г. Гегель связывал с распадом патриархальной семьи и формированием буржуазных отношений. «Создание гражданского общества - это достижение Нового времени»[9]. Обоснование своих идей он находит у А. Смита и П. Рикардо, основателей политической экономии, положивших в основу развития общества экономические законы. Благодаря развитию экономических отношений члены патриархальной семьи отчуждаются друг от друга, и человек попадает в систему, регулируемую нуждой и трудом. Распад семьи привел к тому, что «индивид стал сыном гражданского общества»[10]. Попадая в эту систему, каждое частное лицо преследует свой частный интерес. Но для его удовлетворения он нуждается в других частных лицах, которым, в свою очередь, нужны свои частные лица. Множество и различие потребностей составляет конкретное содержание гражданского общества. Гражданское общество - это общество социальных антагонизмов, где сталкиваются противоречивые интересы[11]. Таким образом, взгляды Гегеля существенно отличаются от договорной теории Гоббса и Локка и просветительской идеи естественного гражданского состояния. Вслед за Гегелем К. Маркс рассматривал гражданское общество как исторический феномен. По мысли К. Маркса, социальные структуры гражданского общества представляют собой формы, в которых возникло буржуазное общество. Это центральный пункт анализа К. Маркса. В письме П.В.Анненкову К.Маркс писал: «Возьмите определенную ступень развития производства, обмена и потребления, и вы получите определенный общественный строй, определенную организацию семьи, сословий или классов словом, определенное гражданское общество, и вы получите определенный общественный политический строй, который является лишь официальным выражением гражданского общества» [12]..По К. Марксу, гражданское общество есть буржуазное общество, в немецком языке термины «гражданский» и «буржуазный» идентичны по смыслу. Совокупность материальных жизненных отношений, мир частной собственности, потребности и труда - это синтезированное определение классической философской и политико-экономической мысли. История гражданского общества берет начало в XVIII веке. И это понятно: если гражданское общество - плод буржуазных отношений, то именно в XVIII веке делаются гигантские шаги на пути к его зрелости. Наиболее точно и ярко это подметил и осмыслил в эпоху Просвещения всеми признанный демократ Ж.-Ж. Руссо. Собственно говоря, именно он впервые заговорил о соединении гражданского общества и демократии как о единственной правильной форме правления. Различая три основные формы правления (демократическую, аристократическую и монархическую), Ж.-Ж. Руссо полагал, что именно в демократической форме правления правительственные функции возлагаются на весь народ или на его часть. Идея выполнения небольшой частью избранных людей исполнительных функций, порученных народом-сувереном, вдохновила деятелей Великой Французской революции на соответствующее преобразование феодального устройства общества в демократическое. Возникшее гражданское общество стало театром самой ожесточенной войны. Появилось деление на богатых и бедных, возникли наемный труд и право собственности[13]. У Ж.-Ж. Руссо гражданское общество, так же как и у Т. Гоббса, противостоит естественному состоянию человека. Придерживаясь договорной теории, Ж.-Ж. Руссо предположил, что именно в рамках гражданского общества возникает государство как результат соглашения между богатыми и бедными. Но оно должно представлять собой не конфликтную ситуацию, а диалогически-демократический способ самоорганизации общества. Основная задача общественного договора состоит в отыскании такой формы ассоциации, которая бы защищала и охраняла общей силой личность и собственность каждого члена и в которой каждый, соединяясь с другими, оставался бы в то же время свободным. Права всех людей, вступающих в подобную ассоциацию, должны быть отчуждены в пользу общественного целого. Зато каждый человек приобретет здесь «гражданскую свободу и право собственности»[14]. Общие признаки гражданского общества - это автономность и относительная особенность сферы гражданской жизни людей, разнообразие потребностей и интересов организаций и групп, входящих в состав гражданского общества, их независимость от государства и его институтов, тесная связь с экономическими формами и формами общения, характерными для современной цивилизации. Понятие «гражданское общество» и «государство» теоретически расчленяет общественную жизнь на две взаимосвязанные и относительно самостоятельные стороны - гражданскую и государственную сферы, на государственное и негосударственное, на общественное и частное. Однако государство воспринимается не как безликое коллективное сообщество людей, в котором была бы растворена индивидуальность, а как сообщество свободных индивидов, объединяющихся на солидарной основе. Конечно, как показывает практика, для демократизации гражданского общества государственные институты не всегда являются эффективным инструментом, так как это нередко приводит к бюрократизации и усилению власти государства[15]. Государство с его властными отношениями должно участвовать в обеспечении функциони-рования гражданских институтов, чтобы гарантировать их демократическое управление, сдерживая рынок, стремящийся к поглощению и разрушению всего, что несовместимо с его логикой прибыли.Идею делегирования власти государства ради всеобщего блага общества поддерживал и развивал в своих работах англо-американский философ и писатель эпохи Просвещения Томас Пейн. В работе «Права человека» (1791-1792) он утверждал: чем совершеннее гражданское общество, тем больше оно управляет собственными делами и тем меньше возможностей оно оставляет для правительства. В современном ему мире, отмечает Т. Пейн, к великому прискорбию, господствует деспотизм. В результате люди оказываются пленниками бесконечного лабиринта политических институтов, всеобъемлющей системы политического отчуждения.

Как и большинство просветителей, Т. Пейн убежден, что деспотические государства обречены на гибель в силу своей «неестественности». Цивилизованные правительства - это конституционные правительства, облеченные властью вследствие действительного согласия со стороны свободных и равных от природы людей. Власть делегируется государству только на основе согласия граждан, которые могут на законных основаниях в любое время взять обратно эту власть, отказавшись от своего согласия. Это убеждение Т. Пейна основано на принципе естественного равноправия, согласно которому «человек не имеет права собственности на другого человека».[16] В отличие от Т. Гоббса и Дж. Локка он полагал, что естественные права предрасполагают людей к взаимоуважению и следованию христианскому постулату «поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой». У правительства такого государства нет прав, есть только обязанности перед гражданами, и все споры между правительством и гражданами решаются исходя из постулата «все предпринимается в пользу жизни, свободы и невинности». Таким образом, мы видим четкое разграничение гражданского общества и государства. Далее, Т. Пейн пытается объяснить, почему свободные и равные люди стремятся к мирным и кооперативным формам совместного проживания на земле.

Во-первых, согласно Т. Пейну, естественные потребности людей существенно превосходят их индивидуальные способности, то есть люди не могут собственными силами удовлетворять свои потребности и нуждаются в помощи других людей. Это толкает их к установлению различных форм обмена, основанных на взаимной выгоде. Коммерческая зависимость людей друг от друга подкрепляется, по мнению Т. Пейна, «системой социальных чувств»[17]..

А, во-вторых, естественное чувство к совместному существованию, в свою очередь, подпитывается рыночными интересами, служащими ему стимулом. Такое сочетание разума и чувств приводит к гармонии друг с другом. Люди осуществляют свои естественные права на свободу и счастье в рамках гражданского общества, при этом институты государственной власти не препятствуют удовлетворению интересов безопасности и свободы всех людей. Именно в стремлении людей к социальному объединению Т. Пейн видит гибель деспотического государства. По сути, чем больше гражданское общество проявляет способность к самоуправлению, тем меньше его потребность в государственных институтах. Для самоуправляемого общества требуется минимум политических механизмов. По мнению Т. Пейна, «правительство» в идеале должно лишь обеспечивать взаимодействие различных частей гражданского общества. Государство и общество должны объединять взаимные интересы к установлению порядка и гармонии. Свободные индивиды процветают благодаря помощи, получаемой друг от друга и от других гражданских обществ. Общий интерес и стабильность - это, для Т. Пейна, есть закон гражданского общества, который по своей важности значительно превосходит законы, принимаемые и претворяемые институтами государственной власти. «Как только устраняется официальное правительство, начинает действовать общество. Возникает общее объединение, и общий интерес рождает общую безопасность».[18] Люди стихийно склоняются к взаимодействию друг с другом, это побуждает их создавать самодостаточные социальные структуры, свободные от конфликтов. Если бы государства были построены на естественном социальном фундаменте, они были бы более миролюбивыми, простыми в своем функционировании.

Т. Пейн внес существенный вклад в теорию гражданского общества.

Во-первых, он решительно поставил вопрос об ограничении государственной власти в интересах гражданского общества.

Во-вторых, увидел в основе гражданского общества как естественные, так и социальные причины и диалектично взаимообусловил их. Другой исследователь - Э. Арато считает, что простое разграничение между государством и гражданским обществом было унаследовано от английской либеральной традиции. С развитием капитализма государство стало оттесняться так, чтобы стало возможным освобождение «волшебной силы рынка». Поэтому он предложил вместо дихотомического противопоставления государства и гражданского общества модель, состоящую из трех частей: государство, гражданское общество и экономика[19]. Дискуссии об отношении государства и гражданского общества продолжаются и по сей день. Так, например, Т. Янссон, характеризуя отношение государства и гражданского общества, считает, что мы имеем дело с драматическим «треугольником»: государство находится наверху, а внизу, с одной стороны - местное самоуправление: муниципалитеты, относящиеся к общественной сфере и государству, с другой стороны (также внизу) - добровольные объединения, помещающиеся в «частной, социальной, свободной сфере», управляемой по правилу Бентама, согласно которому целью общества является наибольшее счастье возможно большего числа граждан.

В результате в одних обществах наибольшее распространение получил тип общества с акцентом на местное самоуправление, а в других общество стало «ассоциативным». Добровольные организации становились общенациональными и сплачивали народ всей страны.[20].

Таким образом, гражданское общество предстает как негосударственная общественная реальность, противостоящая государству, гражданское общество как частная сфера жизни людей, их ассоциаций, отличная от государственной и общественной сфер.В современных условиях «гражданское общество» определяется как: –во-первых, тип социального действия;

– во-вторых, как область, расположенная на стыке экономики, государства и сферы частной жизни. Гражданское общество представляет собой общество свободных и ответственных граждан, сознательно управляющих делами государства и добросовестно выполняющих свой долг. В качестве его необходимых предпосылок выступают развитая экономика, информационная открытость, экологическая безопасность, правовое государство и правовые механизмы регулирования региональных, международных конфликтов, система правовой и иной защиты прав и свобод человека и многое другое.С этих позиций его можно представить также как коммуникативный процесс между гражданином и государством, приобретающий в современных условиях форму «коммуникативной рациональности» (Ю. Хабермас).

Именно такую «смешанную» модель гражданского общества предлагает Ю. Хабермас. Он рассматривал его, во-первых, как сферу интеракции и коммуникации автономных и свободно самоопределяющих индивидов и, во-вторых, как совокупность негосударственных, внегосударственных и внеэкономических (культурных, профессиональных, церковно-религиозных, спортивных и иных) союзов, формирующихся спонтанно и на добровольных началах. Именно здесь формируются мнения, идеалы, ценности и ориентации. В понимании Ю. Хабермаса, гражданское общество охватывает не только общественные объединения (структуры общественности), имеющие неформальный и неофициальный характер существования, но и частную сферу, «где развертывается необобществленная деятельность индивидов по производству и обмену товаров, куда также включается жизнь отдельной семьи…»[21] Антонио Грамши доказывал, что гражданское общество — это сеть частных организаций господствующего класса, прямо не задействованных в аппарате государственной власти. Он включил сюда профессиональные, культурные, общественные, религиозные, благотворительные организации и политические партии, а также средства массовой информации, через которые господствующий класс насаждает свою идеологию, свое мировоззрение, развивает и укрепляет свое политическое влияние, добивается поддержки своей политики со стороны союзников и подчиненных социальных групп. Очевидно, что в странах победившего социализма эта идея нашла отражение в минимизации роли гражданского общества и в развитии его имитационных моделей. И все же Грамши допускал, чтозрелое гражданское общество может находиться в сбалансированных отношениях с государство.[22] А. Арато и Дж. Коэн развивают далее идею Хабермаса о «промежу-точном» состоянии гражданского общества и его статус своеобразного посредника. Они подчеркивают, что на стадии возрождения гражданского общества в бывших социалистических странах формируется «сеть ассоциаций и объединений, которые являются опосредующим звеном между индивидуумом и государством, между частной и общественной сферами»[23]. Примерно такой же точки зрения на данное общество придерживается также Гоулднер, по его мнению, гражданское общество служит защитой и опорой для индивидуумов, противодействуя атомизации: это такой опосредующий институт, который позволяет индивидууму достигнуть своих целей в повседневной жизни и избежать зависимости от государственной власти. Венгерский исследователь А. Аг предлагает расширить содержание понятия «гражданское общество», противопоставляя его тем самым не государству, а институциальному обществу вообще. С этой точки зрения оно рассматривается как сфера, где возникают новые движения, чтобы в конце концов утвердить в качестве новых институтов и новых сфер». Такое общество отличается богатством и разнообразием организационных форм, охватывал различные спонтанно организуемые союзы, представительства интересов и квази-институтов.

Мы считаем, что гражданское общество как разновидности национального самосознания, как гаранта индивидуальных прав и свобод, как следствие формирования гражданской культуры в условиях демократии, несмотря на временную имитацию моделей гражданского общества в идеологических целях, в поиске новых форм кооперации между государством и рынком. В целом, гражданское общество можно охарактеризовать как самоорганзующее начало и сосредоточение негосударственных отношений. Мы также считаем, что гражданское общество — это совокупность всех формальных и неформальных организаций и правил, которая соединяет отдельного индивида или семью, домохозяйство, с государством (властью) и бизнесом (частным сектором экономики). То есть гражданское общество есть договор в том смысле, что это связь человека с государством и частной экономикой через те или иные формы организации, объединения. У российских исследователей, также нет единства мнений по сущности гражданского общества, например, А.П. Кочетков определяет гражданское общество как «совокупность внегосударственных общественных отношений и институтов, выражающая разнообразные ценности, интересы и потребности членов общества»[24]. В.Г. Смольков считает, что «гражданское общество – элемент единой мегасистемы (социума), это та часть общества, которая взята как бы вне политической власти включая неполитические отношения, то есть совокупность негосударственных общественных институтов, выражающая разнообразие ценностей, интересов и потребностей людей»[25].

По мнению Я. Рубина, Гражданское общество – это непосредственная инициатива и самодеятельность граждан в установленных государством правовых рамках[26]. В содержании понятия «гражданское общество» включают все многообразие индивидуальных и групповых интересов, а также соответствующих им способов реализации. Гражданское общество занимает промежуточное место между личностью и государством и выполняет функцию сцепления общественных и частных интересов. Сейл выделяет три теоретических модели взаимоотношения частной и государственной сфер, определяя в каждом отдельном случае конкретное место и роль гражданского общества в дуалистической модели «государство – гражданское общество», при котором последнее практически отождествляется с частной сферой (первая половина ХХ века); модель взаимосвязи этих сфер, где гражданское общество рассматривается как арена отношений между ними, призванная выполнять роль буфера (60-70 – е гг. ХХ века); модель совместной информации и проникновение друг в друга частной и государственной сфер, при которой гражданское общество, вовлекая в себя элементы частной и государственной сфер, постепенно формирует внутри себя общественную сферу (80-90 – е гг. ХХ вв.). Разновидностью последней является трехполюсная модель «система – гражданское общество – жизненный мир», которая в общих чертах разработана Ю. Хабермасом. [27] Таким образом, независимо от вариантов определения гражданского общества представители такого понимания приходят к выводу, который в обобщенной форме выразил Л. Андерсон. По его мнению, гражданское общество «по прежнему является необходимым практико–индикативным понятием, обозначающим все те институты и механизмы, которые выпадают за рамки государства в строгом смысле слова»[28]. Говоря о гражданском обществе, пишет Стивен Дэвис, доктор философии, президент фирмы «Davis Global Advisors, Inc.»,мы подразумеваем определенные институты, которые обеспечивают демократизм политических процессов. Кризис свободного предпринимательства настойчиво требует сформулировать аналогичную концепцию – концепцию гражданской экономики[29]. По нашему мнению, все эти авторы противопоставляют частное и общественное. Частное и общественное суть не антипод, а два соотнося-щихся между собой аспекта одного и того же общества. Они объединяются понятием «социальное», выражающим целостность общества и взаимосвязь всех его частей и элементов. На уровне конкретного поведения индивида или реальной группы социальное проявляется в существовании двух типов интересов и видов деятельности, которые определяются доминирующей ориентацией того или иного субъекта в данный момент его жизни – либо ориентацией на общее (общезначимое) с точки зрения господствующих в обществе ценностей и норм, либо ориентацией на частное, выражающее особенные цели и интересы, не совпадающие зачастую с общепринятыми представлениями. Мы считаем, что гражданское общество есть тип социального действия, область общественной самоорганизации, оно должно быть вписано в рамки меняющихся экономических, социальных, политических и культурных условий, сохранности и укреплению которых оно, в свою очередь, служит.

XX век принес понимание того, что демократическое, правовое гражданское государство может решить свои основные задачи только при наличии развитой системы самоуправления - как местного, так и общест-венного. «На пути этого процесса, по мнению В. Г. Игнатова и В. И. Бутова, стоит целый комплекс экономических (затянувшийся процесс перехода к рыночным отношениям), финансовых (ограниченность доходной базы и несбалансированность местных бюджетов), социальных (распад существовавшей социальной инфраструктуры, резкое снижение уровня жизни населения и т. д.), политических (падение доверия населения к институтам власти) препятствий[30].

Переходной к гражданскому обществу социально-экономической формой являются муниципальные образования самоуправление и саморегулирование. В конечном итоге, интересы государства, муниципальных образований и организаций саморегулирования должны совпасть, если исходить из того, что любой уровень власти, самоуправления и саморегулирования должен руководствоваться интересами отдельного человека, населения, а не интересами каких бы то ни было бюрократических структур.

Мы считаем, что для решения накопившихся проблем, необходимо, чтобы «вертикаль управления» была поддержана «горизонтальными уровнями» (региональным, районным, муниципальным уровнем управления). В российских условиях наиболее рациональным представляется сочетание твердой вертикали власти с ее устойчивыми и повсеместно развитыми горизонталями, главная государственная функция которых в этом контексте – обеспечение реальных и достаточно полных обратных связей между государственными структурами и населением. Совершенствованию же горизонтальных связей должны содействовать некоммерческие организации.

Местное самоуправление и саморегулируемые организации и другие институты гражданского общества имеют общие экономические и финансовые основы. Их отношения должны строиться на институционально-контрактной форме гражданского общества – общественном договоре.

Местное самоуправление – это система организации и деятельности граждан, которая обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, управления муниципальной ответственностью, исходя из интересов всех (или большинства) жителей данной территории[31]. По нашему мнению, развитие механизма местного самоуправления в России предопределялось рядом предпосылок, которые, свою очередь, находились в тесной взаимосвязи с эволюцией производственных процессов и деятельностью НКО. Таким образом, местное самоуправление предстает в качестве формы и способа организации и осуществления населением властных полномочий на местах; граждане получают право на самостоятельное решение вопросов данной местности. Местное самоуправление как организационная форма гражданского общества должно наряду с некоммерческими организациями и организациями потребителей могут и должны в соответствии с заказами, запросами, требованиями и предпочтениями потребителей заниматься формированием общественных потребностей. При этом ответственность за результаты управления и самоуправления, принятия решений и осуществления полномочий берут на себя сами граждане и органы местного самоуправления.

Конец двадцатого столетия был отмечен так называемой «глобальной организационной революцией» (global assotiational revolution) – интенсивным массовым формированием институтов гражданского общества и их развитием. Сегодня гражданское общество с беспрецедентной стремительностью внедряется в новые области политики и экономики – экологию, права человека, критику глобализации и т. д. В западноевропейских странах формирование институтов гражданского общества проявилось на несколько лет раньше, чем в России, что связано с разным общественно-экономическим укладом. Так, во Франции пик формирования новой волны институтов гражданского общества пришёлся на 1960-90 гг.: за этот период численность некоммерческих организаций выросла с 10000 до 50000-60000. Половина всех некоммерческих организаций, существующих на сегодняшний день в Италии, сформировалась в 1970-80 гг[32]. В марте 2004 года в Будапеште состоялась международная (с участием 33 стран) конференция организаций гражданского общества, властных структур, благотворительных фондов и соседских объединений по общинному развитию и стимулированию этого процесса. В России формирование современного третьего сектора только началось в начале 1987-90 гг., поэтому российские некоммерческие институты гражданского общества не столь разнообразны, как западные, и изучены недостаточно глубоко.

Особенность нынешней ситуации в России состоит в том, что элементы и блоки гражданского общества предстоит создавать во многом заново. Прежде всего, нужны полноценные предпринимательские и некоммерческие объединения; те, что существуют сегодня, либо неэффективны, либо преследуют узкие, не включающие интересы всего общества цели. Постепенно возникнут и другие «группы интересов» - общенациональные, региональные и локальные.

Можно выделить следующие направления формирования гражданского общества в России:

1. Создание экономического фундамента на основе многообразия форм собственности и социально ориентированной рыночной экономики.

2. Формирование нового типа государственности, базирующегося на приоритете права, способного к социальному партнерству, в условиях реально сложившейся дифференциации интересов различных групп и общностей.

В современном мире некоммерческий сектор рассматривается как организационная основа гражданского общества. Некоммерческие организации не могут иметь в качестве основной цели извлечение прибыли не потому, что это продиктовано законодательным ограничением, а потому, что деятельность, реально направленная на достижение истинных общественно значимых благ, по своей сути, неприбыльна. Некоммерческие организации (НКО) занимаются оказанием социальных услуг населению, общественно-значимой деятельностью, защитой прав человека, через механизмы общественной экспертизы и контроля способствуют прозрачности и эффективности работы государственных служб и судебной системы. НКО - катализатор реализации механизмов обратной связи между гражданами и правительством. Существование некоммерческих организаций связывается и со спецификой потребления коллективных благ, обладающих признаком неисключаемости. Население, в своей массе высоко оценивая пользу общественных благ, не прочь избежать расходов на их создание, рассчитывая воспользоваться результатами затрат других лиц. Рыночный механизм в этом случае также оказывается непригодным, и производство «коллективных благ» либо берет на себя государство, финансируя его за счет налогов, либо некоммерческие организации третьего сектора, опираясь на внебюджетные источники финансирования. Таким образом, гражданское общество – необходимый элемент на пути модернизации российской жизни. Как было показано, что только социально-экономические отношения, идущие от человека, гражданского общества и местного самоуправления к государству и создают целостный общественный организм. Отсутствие институтов гражданского общества формирует такой тип экономики, который не имеет стимулов к саморазвитию. С одной стороны, между рыночной экономикой и гражданским обществом, существует определенная напряженность, с другой - рыночной экономике необходим минимум доверия и социального капитала - это те ресурсы, которые предлагает гражданское общество. На определенном этапе гражданскому обществу также нужен рынок. При отсутствии типичной для функционирующей рыночной экономики децентрализации экономических решений и экономической власти гражданское общество сильно проигрывает.







Дата добавления: 2015-08-31; просмотров: 775. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!



Практические расчеты на срез и смятие При изучении темы обратите внимание на основные расчетные предпосылки и условности расчета...

Функция спроса населения на данный товар Функция спроса населения на данный товар: Qd=7-Р. Функция предложения: Qs= -5+2Р,где...

Аальтернативная стоимость. Кривая производственных возможностей В экономике Буридании есть 100 ед. труда с производительностью 4 м ткани или 2 кг мяса...

Вычисление основной дактилоскопической формулы Вычислением основной дактоформулы обычно занимается следователь. Для этого все десять пальцев разбиваются на пять пар...

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМОВОСПИТАНИЕ И САМООБРАЗОВАНИЕ ПЕДАГОГА Воспитывать сегодня подрастающее поколение на со­временном уровне требований общества нельзя без по­стоянного обновления и обогащения своего профессио­нального педагогического потенциала...

Эффективность управления. Общие понятия о сущности и критериях эффективности. Эффективность управления – это экономическая категория, отражающая вклад управленческой деятельности в конечный результат работы организации...

Мотивационная сфера личности, ее структура. Потребности и мотивы. Потребности и мотивы, их роль в организации деятельности...

Метод архитекторов Этот метод является наиболее часто используемым и может применяться в трех модификациях: способ с двумя точками схода, способ с одной точкой схода, способ вертикальной плоскости и опущенного плана...

Примеры задач для самостоятельного решения. 1.Спрос и предложение на обеды в студенческой столовой описываются уравнениями: QD = 2400 – 100P; QS = 1000 + 250P   1.Спрос и предложение на обеды в студенческой столовой описываются уравнениями: QD = 2400 – 100P; QS = 1000 + 250P...

Дизартрии у детей Выделение клинических форм дизартрии у детей является в большой степени условным, так как у них крайне редко бывают локальные поражения мозга, с которыми связаны четко определенные синдромы двигательных нарушений...

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия