Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Воскрешение




 

Квартира Фокса Малдера

18 февраля 1998 года

20:44

 

Малдер неотрывно смотрел в глаза Скалли, словно без ее одобрения не мог до конца поверить в случившееся и дать волю своим чувствам. Напарница так долго была его верным соратником, человеком, на которого он привык всецело полагаться, и в какой-то момент Малдер осознал, что не может позволить себе поверить во что-то, пока не увидит веру в ее глазах.

 

Стоявшая у окна лампа отбрасывала свет на лицо Скалли, и он ясно видел слезы на ее щеках.

 

- Я одолжила у Чендлеров альбом детских фотографий Сары.

 

В этом вся Скалли: в любой, даже самый трудный момент, непременно запастись фактами, предоставить неопровержимые физические доказательства.

 

Внезапно Малдер почувствовал, что у него дрожат руки.

 

Она мягко забрала у напарника папку и положила ладонь на его трясущиеся пальцы.

 

- Я понимаю, что все это не укладывается у тебя в голове.

 

Малдер только покачал головой, вспомнив, как один раз уже поверил в возвращение сестры несколько лет назад, но жестоко обманулся.

 

- Это точно она? Точно не очередная…?

 

- Я думаю, Сара Чендлер твоя сестра, Малдер. – Голос Скалли, хотя и тихий, был спокойным и твердым. – Думаю, что на это указывают все улики. Думаю, что как только мы ее найдем, анализ ДНК прояснит этот вопрос окончательно.

 

Ее слова, ее мягкий убедительный тон словно окутали его приятным теплом, и он позволил себе успокоиться.

 

- Но как? Как она…? Как…? – Малдр замолк, поняв, что ему никак не удастся произнести хоть что-то членораздельное.

 

- Малдер, я понятия не имею, почему твою сестру похитили. Не знаю, может быть, Картер Кристофер сказал правду, и им необходим был рычаг давления на твоего отца. Но я убеждена, что сейчас ее увезли из-за того, что те, прежние воспоминания начали возвращаться. Помнишь, я говорила тебе, что Сара вела дневник? Который мне дала почитать ее подруга, Энн Милликен?

 

Малдер кивнул. От напряжения у него затекла спина и шея, но так и сидел, не шелохнувшись.

 

- Она смутно помнила какого-то мальчика. Писала, что чувствовала к нему доверие, но злилась на него, потому что он вечно ее дразнил.

 

Малдер прикрыл глаза, вновь ощутив резкий приступ вины.

 

- Последнее, что я ей сказал…

 

Скалли сжала его руку.

 

- Она писала, что любила его. Послушай меня, Малдер. Одна вещь не дает мне покоя с того самого момента, как я увидела детскую фотографию Сары. То, что она написала на полях в своем дневнике.

 

- Что? – Малдер сам не узнал свой голос – сдавленный, резкий, скрипучий.

 

- Она написала: «Я их не ем ни там, ни здесь. Я не хочу нигде их есть».

 

- «Я яйца с ветчиной не ем», - продолжил шепотом Малдер, ощущая подступающую тошноту.

 

- «Не съем - ни в ящике пустом, ни с лисой с большим хвостом», - тихо закончила за него Скалли.

 

Малдер обхватил себя руками и стал покачиваться взад-вперед, утонув мыслями в прошлом. Саманта снова и снова выкрикивает стишок Доктора Сьюза, пока он не чувствует, что готов ее придушить…

 

- Я боюсь.

 

Скалли дотронулась рукой до его щеки.

 

- Чего ты боишься?

 

- Боюсь поверить, что это действительно Сэм.

 

- Потому что не знаешь, где она сейчас?

 

- Потому что я только-только решился поставить крест на всех попытках ее отыскать. – Малдер закрыл глаза. – Понимаешь, Скалли? Я боюсь поверить, что она сейчас где-то одна, нуждается во мне как раз тогда, когда я сжег все мосты. Прямо как тогда.

 

- Тогда? Малдер, ты пожертвовал всем, чем только мог, ради поиска сестры. – Скалли приподняла его подбородок и заставила посмотреть себе в глаза. – Никогда еще я не встречала человека, который бы так преданно и страстно посвятил себя одной-единственной цели. Сама мысль о том, что Саманта может быть жива, любому другому человеку показалась бы просто невероятной…

 

- Тебе, например?

 

Скалли дернулась, будто от удара, безвольно уронив руку на колени.

 

- Да. Например, мне.

 

Малдер покачал головой.

 

- Ты никогда не позволяла мне сдаться, Скалли. И даже в этот раз пыталась меня отговорить.

 

- Я старалась верить, ради тебя. – Скалли отвернулась. – Но, если честно, никогда не думала, что эти попытки в самом деле могут увенчаться успехом.

 

Малдер взглянул на ее удрученное лицо, с удивлением увидев в глазах напарницы вину. Неужели она думала, что подвела его? Неужели такое возможно?

 

- Мне хватало того, что ты старалась верить, Скалли. Большего я никогда у тебя не просил.

 

Скалли посмотрела напарнику в глаза.

 

- Мне так хотелось помочь тебе. Хотелось найти ее живой, ты даже не представляешь, насколько. И когда я увидела ту фотографию… - Она махнула рукой в сторону папки. - Я только об одном и думала - что нашла ее, что отыскала Саманту для тебя. Мне казалось, что это самое важное, чего я добилась в жизни.

 

Малдеру захотелось притянуть Скалли к себе, показать напарнице, как важна для него ее неиссякаемая вера. Но сейчас он сам себе за себя не ручался и опасался, что если прикоснется к ней, то отпустить уже не сможет. Боялся, что его желание поглотит ее целиком.

 

Он сцепил пальцы и покачал головой.

 

- Кто бы мог подумать, что именно в такой момент я решу положить поискам конец. – Он грустно усмехнулся. – Как всегда, выбрал самое подходящее время.

 

- Малдер, не вини себя, это глупо.

 

Но он все равно винил. Малдер отступился, и судьба не замедлила его наказать. Как ребенка, которому показали вкусное угощение, но сразу же отняли за неподобающее поведение.

 

- Она у них, так ведь, Скалли? У тех же самых людей, которые похитили ее в первый раз?

 

- Полагаю, что так. Думаю, они хотят каким-то образом… стереть ее воспоминания, - нехотя признала Скалли. – То же самое случилось с тобой тогда в Айдахо, на базе Эллен. Ты говорил, что видел что-то важное, но так ничего не смог вспомнить.

 

- Ты тогда мне не поверила, Скалли.

 

- Зато я верю тебе теперь.

 

Малдер улыбнулся и кончиком пальца провел по ее щеке.

 

- Ты веришь в меня.

 

Скалли кивнула.

 

- И я верю в лучшее, Малдер. Пусть они вновь забрали твою сестру, но не думаю, что ее собираются лишить жизни. Может, ее даже намереваются вернуть как Сару Чендлер.

 

- Но что дальше? – спросил Малдер, и его сердце сжалось от волнения. – Они ведь наверняка в курсе твоей поездки в Чарльстон. И что теперь ты, вероятно, знаешь, кто она на самом деле.

 

Скалли только вздохнула, не пытаясь скрыть тревоги.

 

- Ты прав.

 

- Думаешь, ее убьют? – Малдер вдруг осознал, что снова с надеждой смотрит напарнице в глаза.

 

- Малдер, она не случайно оставалась жива до сих пор. И я полагаю, причина, по которой ее не убили прежде, не потеряла своей актуальности. – Скалли говорила так, будто ей приходилось разъяснять что-то совершенно очевидное, и Малдер несколько успокоился, вдохновленный этой уверенностью. – Если они сочтут, что опасно возвращать Сару Чендлер, то просто придумают ей какую-нибудь новую историю. Но сомневаюсь, что спустя столько лет ее убьют.

 

И хотя Малдер не разделял ее оптимизма, но убежденность Скалли все же придала ему сил. У него еще будет время задаваться ненужными вопросами и дрожать от страха, а сейчас он хотел только одного - порадоваться, что его сестра жива.

 

- Надо найти ее, Скалли.

 

Она нахмурилась.

 

- Надо, но как? Мы знаем, кто Саманта сейчас, но не знаем, где она. Впрочем, для начала я попросила Пендрелла проверить тот логотип, который вспомнила.

 

Малдер провел рукой по подбородку и внезапно подивился его гладкости. Обычно к этому времени у него уже отрастала щетина, но сегодня он специально принял душ и побрился за пару часов до приезда Скалли. А еще заказал еду из тайского ресторана, которая сейчас остывала где-то на кухне. Более того - опустился до столь неоригинального поступка, как откопать диск Барри Уайта[37]. Да, еще недавно его планы на вечер были совсем другими.

 

Но все изменилось в один момент, и на первый план вышли иные заботы.

 

- Наверняка что-то можно сделать…

 

- У тебя есть какие-нибудь связи на такой экстренный случай?

 

Малдер обдумал ее вопрос и ответил:

 

- Нет. Больше я никому не доверяю.

 

- Рэйвен тоже не сообщила, как с ней связаться, только велела своим людям оглушить меня и бросить в грузовик. – Скалли криво ухмыльнулась. – Может, стоит выйти на угол какой-нибудь темной улицы и подождать? Вдруг история повторится?

 

- Нет. – Малдер понимал, что это шутка, но все равно вздрогнул, вспомнив те мучительные часы, пока он ждал вестей от напарницы. – Ты сказала Пендреллу, чтобы он позвонил, как только что-то выяснит?

 

- Конечно. Малдер, я понимаю, что ты хочешь действовать, но сейчас мы бессильны. Сара сейчас может быть где угодно: на другом конце страны или даже мира. Надо работать с теми данными, что у нас уже есть.

 

- А как насчет ее электронных писем?

 

- Я их не сохранила, Малдер. – Скалли отвернулась. – Но не помню в них ничего такого, что могло бы послужить подсказкой.

 

Малдер разочарованно закрыл глаза.

 

- Я позвонила Энн Милликен из Чарльстона, - добавила Скалли. – Она перешлет нам дневник Сары… то есть Саманты. Я оставила ей все необходимые координаты и попросила отправить его как можно скорее. Доставка будет не позднее половины девятого.

 

Скалли замолчала, вдруг со всей очевидностью осознав, что предприняла все, что можно было предпринять. Больше всего ее огорчало то, что Малдер на данный момент ничем не мог помочь, ведь и он сам, и его сестра больше всего нуждались именно в этом.

 

Скалли протянула руку и накрыла его ладонь своей.

 

- Я понимаю, как ты разочарован, но некоторое время нам придется просто ждать.

 

Признавая правоту напарницы, Малдер вздохнул и попытался расслабиться.

 

- Ты, кажется, говорила, что Чендлеры одолжили тебе фотографии?

 

Скалли подняла сумку и вытащила оттуда фотоальбом в пластиковой обложке. Она протянула его Малдеру и села рядом с ним на диван, поджав под себя ноги и положив руку на спинку. Малдер ощутил тепло ее тела и мгновение наслаждался этим чувством. Вина и страх на какое-то время отступили и сменились опьяняющей радостью от того, что его сестра жива, и у него все еще есть шанс ее отыскать.

 

Малдер глубоко вдохнул и открыл альбом.

 

***

 

46-я улица

Нью-Йорк

21:12

 

- Сложилась критическая ситуация. Все, над чем мы работали, может быть потеряно. – Худой, мертвенно-бледный мужчина, которого Рэйвен знала исключительно под именем мистера Ховарда, шагал по комнате из угла в угол. Снаружи моросил дождь, и стекающие по стеклу капли превращали вид за окном в размытый пейзаж, а городские огни сверкали, словно рождественские гирлянды.

 

На секунду Рэйвен задумалась о доме, где она не появлялась так давно, что даже не помнила, сколько лет минуло с ее последнего визита. Мичиган был куда дальше, чем могло показаться по карте. Казалось, их разделяли не мили, а световые года.

 

- Что ж, давайте обдумаем самый худший вариант развития событий, – предложил Рэй Леони. Этот моложавый коренастый мужчина сейчас выглядел постаревшим и усталым. В последнее время ему приходилось нелегко: до Рэйвен доходили слухи о том, что его сын буквально убит горем. К счастью, предательство Ли МакГроу пока не выплыло наружу, и Рэйвен надеялась, что так оно и останется.

 

Она понимала, что играет в опасные игры. И даже не могла похвастать тем, что ею двигали высокие благородные цели. Нет, мотивы этой женщины были исключительно личными. Просто-напросто банальная месть.

 

Она не могла подобраться к этим людям снаружи и сокрушить их. Зато изнутри…

 

- Худший вариант развития событий таков: мистер Малдер и его прелестная напарница разыщут мисс Малдер до того, как она будет готова к возвращению.

 

Картер Кристофер бросил взгляд на мужчину, сидевшего в другом углу комнаты. Рэйвен никогда не слышала, чтобы его называли по имени. Обычно к нему обращались так - «наш коллега из Вашингтона». Сама она прозвала его про себя «мистер Черные Легкие».

 

Мужчина поднес сигарету ко рту и затянулся.

 

- Само собой, ее нельзя возвращать под тем же именем, что она носит сейчас. Мы уже работаем над тем, чтобы создать ей новую личность. А потом… переместим ее.

 

- Можем ли мы позволить себе такой риск? – спросил мистер Ховард.

 

Мистер Глен снял очки и положил на колени файл, который тщательно изучал все это время.

 

- Нам следовало избавиться от нее еще двадцать три года назад.

 

Мистер Джеймс поставил чашку кофе на стол.

 

- Согласен.

 

- А почему бы нам не вернуть ее брату? – Мистер Черные Легкие, снова сделав затяжку, выдохнул, и его лицо исчезло в клубах дыма.

 

- Вернуть? – мистер Ховард пораженно смотрел на курившего мужчину.

 

- Стереть память и вернуть. Она ничего не вспомнит про свое похищение двадцатипятилетней давности. И про последнее тоже. А мистер Малдер наконец лишится повода продолжать свой бесконечный поиск истины.

 

Картер Кристофер встал и пересек комнату. Несмотря на изможденный внешний вид, он источал такую властность, что Рэйвен всякий раз невольно робела. К чести мистера Черные Легкие, он едва дернулся.

 

- Вы, разумеется, отдаете себе отчет в том, что у мистера Малдера имеется и другая страсть. Которая никуда не денется с возвращением его сестры.

 

Курильщик сделал последнюю затяжку и, затушив окурок в пепельнице, медленно выдохнул.

 

- Я в курсе всех недавних… увлечений Малдера, мистер Кристофер. Но мне прекрасно известно, что такие люди в большинстве своем пламенно преданы лишь одной цели. Готов поспорить: стоит только дать ему то, что он искал всю свою сознательную жизнь, как все его прочие «страсти» разом поутихнут. А последнее обстоятельство всем нам только на руку.

 

Картер, грозно прищурившись, отступил на шаг назад.

 

- Вы всерьез полагаете, что он забудет про свою напарницу? После той жертвы, которую ради нее принес?

 

Мистер Черные Легкие только пожал плечами.

 

- Он никогда не намеревался делать выбор между ней и своей сестрой. Но зная склонность юного мистера Малдера к самобичеванию, я сомневаюсь, что он пожелает приносить одни и те же жертвы дважды.

 

Значит, вы плохо знаете «юного мистера Малдера», подумала Рэйвен. С другой стороны, мужчины так глупы во всем, что касается любви и верности. До последнего не видят дальше своего носа.

 

Но она знала правду. Она видела ее.

 

- Нет, - наконец произнес Картер. – Это слишком большой риск. Избавьтесь от нее как можно скорее. Улик не оставлять. Фабрику закрыть. Насовсем.

 

Он повернулся к курильщику спиной и плеснул в свой стакан глоток виски и потому не увидел яростного взгляда, которым его пронзил мистер Черные Легкие.

 

Но Рэйвен заметила и поняла все правильно. Это не было бунтом: мистер Черные Легкие как хороший солдат выполнит полученный приказ. Он понимает, что значит принести жертву во имя высшей цели.

 

Но до конца своих дней будет ненавидеть Картера за то, что тот вынуждает его сделать. Опыт научил этого человека видеть разницу между долгом и чувствами. Но это не значит, что у него их нет.

 

Судьба Саманты Малдер по каким-то причинам ему небезразлична. Он убьет ее, но будет сокрушаться об этом всю свою жизнь.

 

Дурак, подумала Рэйвен. Несчастный дурак.

 

К счастью, она не была таким хорошим солдатом, каким ее считали. Ее верность принадлежала совсем другим людям.

 

Она подошла к Картеру.

 

- Я еду домой, если здесь больше не нужна.

 

Тот внимательно посмотрел в глаза собеседнице, и его взгляд потеплел. Рэйвен догадывалась, что он по-настоящему ей симпатизирует, и даже получала от этого какое-то извращенное удовольствие.

 

- Конечно, дорогая. Сегодня ты мне не понадобишься.

 

Рэйвен выскользнула из комнаты, убедившись, что остальные мужчины почти не удостоили своим вниманием ее уход. В этом отношении они были довольно старомодны и терпели присутствие женщины только потому, что повиновались приказу Картера, но на самом деле считали ее совершенно бесполезной.

 

Именно этого она и добивалась.

 

Рэйвен поймала такси на углу улицы и назвала адрес. Но убедившись через несколько кварталов, что за ней не следят, попросила поехать в другое место.

 

Водитель развернул машину и направился в аэропорт Кеннеди.

 

***

 

Лаборатория криминалистики

Штаб-квартира ФБР

21:43

 

Алан Пендрелл устало щелкал мышкой, листая базу товарных знаков в попытке отыскать логотип, примерное изображение которого прислала ему по факсу Дана Скалли. С присущей ему скрупулезностью Пендрелл просмотрел все существующие на сегодняшний день логотипы, но, ничего не обнаружив, принялся за базу пятилетней давности.

 

Усевшись за компьютер, Алан предварительно погасил свет в помещении. В нем не было нужды, да и ситуация обязывала: как-никак, это позволяло ощутить всю важность момента - трудиться над таинственным «секретным материалом», задержавшись в темной лаборатории поздним вечером, в затихшем и практически пустом здании. И изо всех сил пытаться помочь в раскрытии дела, представлявшего такую важность для Даны Скалли и ее напарника. Это позволяло ему ощутить себя самым настоящим заправским полевым агентом. Агент Алан Пендрелл, Федеральное бюро расследований.

 

- Ты чего это тут трудишься, аки пчелка? Не иначе как кто-то умер?

 

Внезапно раздавшийся в помещении негромкий протяжный голос заставил Пендрелла подпрыгнуть от неожиданности. Он резко обернулся и увидел веселый взгляд Аннелл Холлис.

 

- Ты меня до смерти напугала! – отчитал он ее.

 

Аннелл усмехнулась и, подойдя к его рабочему место, села на крутящийся стул.

 

- О какой смерти можно говорить, Алан, если у тебя, судя по всему, даже нет жизни? Ты в курсе, который час?

 

Пендрелл нахмурился, ощущая одновременно раздражение от этого несвоевременного вторжения и в то же время - любопытство при виде облачения коллеги, столь непохожего на привычное рабочее одеяние. Она выглядела совсем… по-другому. Темные волосы, обычно скрученные в тугой пучок, сейчас свободно рассыпались по плечам, а деловой костюм с мешковатым верхом сменили черный свитер и джинсы. Косметика практически отсутствовала, и по виду Аннелл невозможно было заподозрить, что эта женщина уже шесть лет как работает в ФБР.

 

Пендрелл оторвал взгляд от этой непривычной картинки и снова уставился на монитор.

 

- Ты, видимо, тоже не можешь похвастать слишком бурной личной жизнью, раз торчишь здесь в половину десятого вечера.

 

- Я ехала домой после ужина с подругой и увидела свет в офисе. Решила заглянуть и проверить, что за мазохист тут пытается выслужиться перед начальством, вот и все. – Она подкатила стул поближе. – Над чем работаешь?

 

Он свернул окошко.

 

- Это секретная информация.

 

Аннелл кокетливо прищурилась.

 

- Ага, понятно. Для Даны, стало быть?

 

- Да, это связано с «Секретными материалами».

 

Аннелл вздохнула и отъехала от стола.

 

- Все ясно.

 

Пендрелл посмотрел на нее, удивившись резкой перемене в ее голосе.

 

- Я думал, тебе этот проект нравится.

 

- Конечно, мне нравится любой проект с участием Фокса Малдера, - сказала Аннелл, криво усмехнувшись. – Но я понимаю, где проходит граница между симпатией и подхалимством.

 

Он возмущенно уставился на нее.

 

- Я просто делаю свою работу.

 

- Нет, ты пытаешься впечатлить Дану Скалли.

 

- Я пытаюсь помочь двум коллегам раскрыть очень важное дело…

 

Компьютер вдруг загудел. Пендрелл, немедленно забыв про спор, обернулся к монитору и, расширив окошко, увидел мигающую надпись.

 

СОВПАДЕНИЕ НАЙДЕНО.

 

***

 

Квартира Фокса Малдера

21:38

 

- Посмотри на эту. – Малдер провел пальцем по вставленной в пластиковую обложку альбома фотографии его четырнадцатилетней сестры, которая широко улыбалась, демонстрируя скобки на зубах.

 

- Я всегда подозревал, что ей придется их носить.

 

- Ну, на ней они смотрятся куда лучше, чем на мне, - прошептала Скалли, бросив взгляд на снимок, а потом взглянула Малдеру в лицо. Зрелище того, как Малдер прослеживал жизнь своей сестры по фотографиям, тронуло ее до глубины души. Малдер умел профессионально прятать свои эмоции, но она давно уже научилась расшифровывать даже такую скудную мимику, как едва заметный изгиб губ и учащенное моргание.

 

Шесть лет она провела бок о бок с этим непростым, но удивительно притягательным человеком и не раз оказывалась свидетелем того, как ему приходится бороться не только с ложью и махинациями других людей, но и со своими собственными страхами. Его доверие предавали, его чувства растаптывали, его веру подрывали, но он никогда не сдавался. Да, совместная работа с ним зачастую приносила больше страданий, чем удовольствия, но сейчас, сидя здесь, Скалли наконец-то чувствовала себя вознагражденной за все свои усилия.

 

Потому что сейчас, в этот миг, человек, которого она так любила, в самом деле радовался жизни. Неважно, что темнота опутывала их, что им пришлось столкнуться с очередным исчезновением Саманты. В этот вечер, сегодня, Малдер был счастлив, и Скалли делила это счастье с ним.

 

- Она такая красавица, правда? – Малдер посмотрел на напарницу горящими, как у ребенка, глазами. Вот тот самый мальчик, который потерял свою сестру, поняла она. Так он выглядел. Таким он был раньше.

 

Двадцать четыре года назад у него забрали больше, чем только сестру.

 

- Да, очень красивая.

 

- Похожа на маму в молодости… - Глаза Малдера вдруг расширились. – Мама… Она ведь не знает…

 

- Думаешь, стоит ей сообщать прямо сейчас? Мы же пока не выяснили, где Саманта…

 

Его глаза потухли, и Скалли отвернулась, жалея, что момент радости так быстро прошел.

 

- Ты права. Не стоит подавать надежду, пока мы сами не знаем…

 

- Я хотела сказать, что лучше всего будет показать ей Саманту лично.

 

Скалли не хуже Малдера ощущала бремя навалившихся на них новых проблем, но старалась не отчаиваться. Никогда прежде им не удавалось подобраться так близко. Еще три недели назад они понятия не имели, где находится Саманта и как она выглядит. И то, что Консорциум связан с этим…

 

- Это твой телефон?

 

Тихий голос Малдера прервал поток ее мыслей. Скалли, вскинув голову, прислушалась, и до нее в самом деле донесся приглушенный сигнал вызова. Она встала и направилась за телефоном, забытым в кармане пальто, которое в настоящий момент сушилось у Малдера в ванной.

 

- Скалли.

 

- Агент Скалли, это Алан Пендрелл. У меня для вас кое-что есть.

 

Ее сердце подпрыгнуло.

 

- Логотип?

 

- Это вышедший из употребления товарный знак, его сменили три года назад. Компания называется «Пинк Фармасьютикал».

 

При этих словах Скалли на мгновение потеряла дар речи. Как же она сама не догадалась? Ведь она сама была свидетельницей того, что эта компания была в каком-то сговоре с Консорциумом, видела, как улики уничтожили в мусоросжигателе той тюрьмы в Вирджинии. Неудивительно, что «Пинк Фармасьютикал» имели прямое отношение к этому чудовищу Ишимаре.

 

- Я уже собрал на них всю информацию, в том числе касательно корпоративной структуры и расположения складов, - добавил Пендрелл.

 

- Отлично, Алан, я приеду через несколько минут.

 

Скалли отключила телефон и, обернувшись, чуть не столкнулась с Малдером.

 

- Что у него?

 

Она рассказала напарнику о находке Пендрелла.

 

Глаза Малдера потемнели от гнева и страха.

 

- И теперь у этих ублюдков моя сестра.

 

- Пендрелл собирает информацию. Мне надо переодеться и поехать в офис.

 

- Подожди меня…

 

- Не надо, Малдер, побудь пока здесь. Ты совсем не спал.

 

- Да ты с ума сошла, Скалли, если думаешь, что я и правда тут останусь.

 

- Ты мне ничем не поможешь, Малдер, я сама справлюсь. Всего-то надо полистать бумажки и постучать по клавиатуре. А ты пока посмотри фотографии, отдохни. Поспи, если получится…

 

- Нет, я возьму с собой альбом и не буду лезть тебе под ноги, если ты так настаиваешь, но тут не останусь. – Напарник упрямо сжал губы. – Даже не предлагай. Ты бы так не поступила, будь это твоя сестра…

 

Острый приступ боли чуть было не свалил Скалли с ног, и она опустила голову, чтобы Малдер не увидел ее слез.

 

- Черт. – Он резко выдохнул, явно жалея о необдуманных словах. – Я не хотел, чтобы это так прозвучало, Скалли…

 

Она сморгнула слезы и посмотрела на напарника.

 

- Я знаю. Ты прав. Я бы не осталась, если бы речь шла о Мелиссе. Но, чур, я за рулем.

 

Малдер кивнул.

 

- Переодевайся, а я пока захвачу зонт.

 

Он отвернулся, вышел из ванной и закрыл за собой дверь.

 

Скалли сняла с себя толстовку и переоделась в запасной костюм, который брала с собой в Чарльстон. Он здорово помялся, но сейчас это ее не волновало. Набросив на плечо сумку, она вышла в гостиную, где Малдер уже упаковывал фотоальбом. Напарник так и остался в своей черной водолазке и джинсах и лишь накинул поверх теплое пальто. В руках он держал огромный зонт, под которым без труда поместились бы они оба.

 

Без дополнительных просьб с ее стороны он протянул Скалли ключи от машины и проводил до водительского места, заботливо держа над головой напарницы зонт. Затем Малдер сел рядом и усмехнулся, когда они одновременно принялись перенастраивать сиденья.

 

- Только попробуй что-нибудь сказать про мои коротенькие ножки, - с притворной угрозой предупредила Скалли, стараясь ослабить напряжение и тревогу, которая не давала покоя им обоим.

 

- Мне бы и в голову не пришло, - отозвался Малдер, а в его голосе звучала нескрываемая благодарность за эту попытку хоть как-то разрядить обстановку.

 

Если и вправду есть что-то паранормальное в Чокнутом Фоксе Малдере, так это его способность беседовать с ней без единого слова. Скалли никогда в жизни не испытывала такого родства душ ни с кем, кроме своего напарника. Он изменил ее жизнь и продолжал менять - каждый день, каждый час, каждую секунду.

 

Им придется многое решить и обговорить, когда все закончится, но сейчас, мчась по дороге к Гувер-Билдинг, Скалли то и дело возвращалась мыслями не к этому. Она снова и снова вспоминала другое: неприкрытую радость, что озарила лицо напарника в тот краткий момент надежды. Мечта всей его жизни внезапно оказалась рядом, так близко, что, казалось, можно было протянуть руку и дотронуться до нее. И больше всего на свете Скалли хотела подарить ему такую возможность.

 

Помочь воплотить его мечту в жизнь.

 

Пендрелл ждал их в лаборатории. Скалли с удивлением отметила, что он был не один, а в компании невысокой темноволосой девушки с веселыми карими глазами. Специалист по отпечаткам, вспомнила она. Анна или что-то в этом роде. Скалли бросила быстрый взгляд на бейджик, прикрепленный к поясу ее джинсов. Аннелл Холлис.

 

Затем она посмотрела на Малдера, но тот даже внимания не обратил на присутствие девушки, прямиком направившись к столу Пендрелла.

 

- Что у вас?

 

- У «Пинк Фармасьютикал» имеются склады по всей стране, - начал рассказывать молодой агент, жестом пригласив Малдера и Скалли сесть рядом. – На западе – в Юджине, Денвере и Сан-Диего, в центре – в Канзас-Сити, Хьюстоне и Детройте, на юге – в Таллахасси, Бирмингеме и Мемфисе, а на востоке – в Бостоне, Кэмдене и Роквилле, штат Мэриленд.

 

- Роквилл? – Малдер сразу определил ближайший к ним город. – До него же отсюда рукой подать.

 

Скалли бросила недоверчивый взгляд на девушку. Интересно, сколько той известно? И можно ли вообще обсуждать эту ситуацию при ней?

 

Малдер по-прежнему не замечал ее присутствия и продолжал расспрашивать Пендрелла.

 

- Где в Роквилле этот склад?

 

- На севере города… На полпути к Гейтерсбергу.

 

- Поехали.

 

Скалли схватила Малдера за руку.

 

- Малдер… Мы же не можем просто так вломиться в частное владение.

 

Он повернулся к напарнице, и его глаза гневно сверкнули.

 

- Черт возьми, Скалли, нет времени беспокоиться о протоколе. Речь идет о Саманте!

 

Но Скалли, сжав губы, упрямо продолжала стоять на своем.

 

- Я все понимаю. Но если ты ворвешься туда ни с того ни с сего, как какой-то одержимый, то из-за тебя ее могут убить.

 

- А ты думаешь, я просто буду сидеть тут сложа руки?

 

- Я думаю, что сперва ты должен остыть и подумать головой, Малдер. Если ты этого сделать не в состоянии, я позвоню Скиннеру и попрошу его снять тебя с дела. А теперь успокойся и пораскинь мозгами. – Скалли нарочито спокойно посмотрела в его сверкающие от ярости глаза и не дрогнула, хотя ей было сильно не по себе. Впрочем, напарник, кажется, сумел взять себя в руки. Или ей удалось передать ему толику своего самообладания.

 

- Ладно, ладно. – Он запустил пальцы в волосы и тут, кажется, впервые заметил Аннелл Холлис. – А вы кто?

 

- Агент Холлис. – Темноволосая девушка даже не вздрогнула, несмотря на весьма недоброжелательный взгляд Малдера. «Крепкий орешек, - подумала Скалли, - хоть и выглядит как школьница». – Мне уйти? Или, может быть, я могу помочь?

 

Глаза Малдера сузились.

 

- А на чем вы специализируетесь?

 

- Отпечатки пальцев, но этим мои таланты не ограничиваются. Еще я умею наливать кофе и не настолько гордая, чтобы за ним не сходить. Хотите? – Она посмотрела на Скалли, как будто ожидая, что та откажется.

 

Но Скалли лишь кивнула.

 

- Спасибо, Аннелл, было бы здорово.

 

Женщина вышла из комнаты, и Скалли повернулась к Малдеру и Пендреллу.

 

- Малдер, сомневаюсь, что Саманту станут держать на складе, который активно используется по прямому назначению.

 

Мужчины задумчиво переглянулись.

 

- Да, ты права, - сказал Малдер смущенно.

 

- Простите… Мне и в голову не пришло. – Пендрелл выглядел совершенно уничтоженным.

 

- Как насчет старых или заброшенных помещений?

 

- Боюсь, что они не отмечены в документах, - сказал Пендрелл. – Но я проверю.

 

- Будьте добры. – Скалли подошла к Малдеру и, положив ладонь ему на руку, отвела в сторону, пока Пендрелл с энтузиазмом погрузился в выполнение новой задачи. Понизив голос, она сказала:

 

- Малдер, прости, что я так жестко с тобой говорила…

 

Он прервал ее, покачав головой.

 

- Ты была права, и я это заслужил. Спасибо, что вовремя меня приструнила.

 

Скалли хотелось обнять его, крепко прижать к себе, сказать, что все будет хорошо, но она ограничилась тем, что мягко сжала его руку, а потом вернулась к Пендреллу проверить, удалось ли тому что-нибудь найти.

 

***

 

Техническая лаборатория

Штаб-квартира ФБР

23:26

 

Малдер поднял руки и потянулся, желая хоть немного размять затекшие шею и спину. И сразу почувствовал на себе обеспокоенный взгляд Скалли и волнами исходившую от нее тревогу.

 

Его собственные чувства и эмоции так и не устоялись и пребывали в полном беспорядке. Что он испытывал? Счастье? Печаль? Злость? Страх? Малдер сам не знал и отчасти хотел просто замкнуться в себе, отрешиться от всего. Вся неделя выдалась для него весьма нелегкой, и он здорово вымотался эмоционально и физически. Тем более за последние пять дней ему не удалось проспать больше двух-трех часов за ночь, и в результате он никак не мог стряхнуть с себя непонятное оцепенение и вернуть себе ясность мысли. Дальше так продолжаться не могло, но если им повезет, то и не придется.

 

- Есть что-нибудь? – Он посмотрел на экран компьютера, за которым сидел Пендрелл. Поверхностный поиск закончился ничем. Аннелл предложила попробовать вебсайт коммерческой фармакологии, и сейчас Пендрелл просматривал страницу за страницей в поиске упоминаний «Пинк Фармасьютикал». А затем оглянулся на Малдера и покачал головой.

 

- Пока ничего. Но сайтов еще немало.

 

- Малдер, поезжай домой, поспи, - предложила Скалли. – От тебя тут мало толку…

 

- Нет, Скалли. – Он решительно покачал головой.

 

- Ну, хотя бы сделай перерыв. Можно что-нибудь заказать. Наверняка ты не ужинал.

 

Малдер вяло улыбнулся, вспомнив нетронутую упаковку с тайской едой, а заодно и свои несбывшиеся планы.

 

- Все в порядке, Скалли. Как-нибудь с голода не умру.

 

- Я могу за чем-нибудь сбегать, - предложила Аннелл, встав из-за компьютера.

 

- Нет, лучше продолжайте искать, Аннелл. – Скалли похлопала девушку по плечу. – Я сама что-нибудь куплю. На Нью-Гемпшир есть круглосуточное кафе. Тебе как обычно, Малдер?

 

Он только кивнул: от разговора его отвлек обрадованный возглас Пендрелла.

 

- Что там?

 

- Нашел старую рассылку Фармакологической ассоциации, в которой упоминается «Пинк Фармасьютикал». Судя по всему, они работали над сывороткой от болезни Марбурга и вирусов Эбола.

 

- Это как-нибудь связано с обезьянами с эболавирусом рестонского подтипа? – спросила Аннелл.

 

Малдер и Пендрелл одновременно обернулись к ней.

 

Ее темные брови слегка приподнялись.

 

- Я читала «Горячую зону»[38], - произнесла она, словно защищаясь.

 

- Может быть, связь действительно есть? – предположил Малдер.

 

- У меня дома есть папка, в которую я собирала все, что смогла найти, об инфекционных заболеваниях после той вспышки в тюрьме Камберленд, Малдер. – Скалли подошла к напарнику, опустив руку ему на плечо, и это теплое прикосновение сразу придало ему уверенности. – Все остальные улики утрачены, но я подумала, что, возможно, нам сейчас пригодится эта старая информация плюс кое-какие новые данные …

 

Малдер посмотрел на нее со смесью нежности и гордости в глазах. Это его Скалли, ярая защитница истины, которая всегда умудрялась найти выход, даже когда выхода, казалось, не было.

 

- Там есть что-нибудь на «Пинк Фармасьютикалс»?

 

- Кое-что. Прошло немало времени с тех пор, как я в последний раз открывала эту папку. Я могу съездить за ней и заодно привезти чего-нибудь перекусить.

 

Малдер кивнул.

 

- Хочешь, я поеду с тобой?

 

Скалли покачала головой.

 

- Нет уж, лучше оставайся тут и стой дальше над душой у Пендрелла.

 

Юный агент, обернувшись, ухмыльнулся. Вот чертов щенок-подлиза, подумал Малдер.

 

Скалли мягко провела пальцами по его плечу и шее. Почувствовав легкое царапание ноготков, он ощутил, как по всему телу прошла волна возбуждения. Ее глаза, встретившись с его, слегка потемнели, и Малдер с трудом сглотнул.

 

Скалли убрала руку и повернулась к двери. Напарник, затаив дыхание, проводил ее взглядом.

 

- Я только что проверила Рестон, никакой связи с «Пинк». – Странную, напряженную атмосферу нарушил тягучий южный акцент Аннелл Холлис. Малдер, глубоко и медленно вздохнув, посмотрел на девушку. Ее карие глаза насмешливо блестели, и он внезапно почувствовал себя так, будто оказался голым на оживленном перекрестке. Малдер нахмурился, но это явно развеселило девушку еще больше. – Могу попробовать форт Детрик, но наверняка большая часть информации будет засекречена.

 

Малдер отвернулся, чтобы не видеть ее ухмылки, и кивнул.

 

- Все равно попробуйте.

 

Да какая разница, он не отступит, даже если ему придется взломать все компьютеры в Пентагоне…

 

При этой мысли Малдер внезапно подскочил. Черт возьми, почему он сразу об этом не подумал?

 

И, схватив телефон со стола, быстро набрал номер. Послышались два гудка, после чего ответил Лэнгли:

 

- «Одинокие стрелки».

 

- Отключи запись.

 

***

 

Скалли извлекла досье на «Пинк Фармасьютикалс» из спрятанной глубоко в шкафу запертой коробки. А затем, предварительно заказав сэндвичи в круглосуточном кафе на соседней улице, сгорая от нетерпения, открыла папку и торопливо принялась просматривать бумаги. Информация в досье носила скорее медицинский характер и вряд ли оказала бы большую помощь расследованию: усилия Скалли были главным образом направлены на то, чтобы тщательно задокументировать течение болезни. Доказывать, что «Пинк Фармасьютикалс» причастны к возникновению заболевания и как-то связаны с Курильщиком и его подельниками, не пришло ей в голову. Такими вещами обычно занимался Малдер.

 

Скалли отыскала распечатку статьи, посвященной закупкам «Пинк Фармасьютикалс» со склада Роквилл. «Пинк» выкупили всю территорию вместе со зданием, которое раньше служило складом для продуктов, в марте 1995 года. Мимоходом в статье упоминалась вспышка вирусной инфекции у лабораторных животных в одном из исследовательских институтов компании. Местонахождение «горячей точки» там не указывалось, только сообщалось, что институт закрыли на карантин в начале августа 1994 года и больше не открывали.

 

Август 1994-го…

 

Телефон Скалли завибрировал, и она закрыла папку.

 

- Скалли.

 

- Привет, это я.

 

- Есть что-нибудь? – с надеждой спросила она.

 

- Пока нет… Я попросил Стрелков кое-что проверить по их каналам.

 

- Да, стоило сразу их привлечь.

 

Малдер замолчал, и Скалли на секунду решила, что пропала связь.

 

- Малдер?

 

- Просто не привык, чтобы ты так хорошо отзывалась о парнях.

 

Она улыбнулась.

 

- Как ты сам сказал, Малдер, речь идет о Саманте. Если бы я думала, что Великолепный Яппи может навести нас на дельную мысль, то уже бы набирала номер его горячей линии.

 

- А ты что-нибудь откопала?

 

- Только подтверждение того, что «Пинк» проводили исследование вирусных заболеваний в каком-то институте, который закрыли на карантин после вспышки инфекции у лабораторных животных.

 

- А в чем заключается связь?

 

Скалли помедлила с ответом, опасаясь, что слишком торопится с выводами, тем более что сама так часто обвиняла напарника в том же самом грехе. Но это совпадение все же казалось ей чересчур странным.

 

- Скалли?

 

- Этот институт закрыли в начале августа 1994-го.

 

Малдер долго ничего не говорил, Скалли только слышала тихий звук его дыхания.

 

- Вероятно, это никак не связано… - начала оправдываться она.

 

- Во время сеанса ты упоминала, что тебя отвезли куда-то после того, как держали в поезде. Может, это и был исследовательский институт?

 

Плечи Скалли моментально напряглись, и она вновь ощутила сопротивление собственного разума, мешающее проникнуть за эту завесу.

 

- Не знаю. Я не помню ничего из того, о чем рассказывала во время сеанса, Малдер, я тебе это уже говорила. – Ее вдруг охватил иррациональный страх, а сердце забилось быстрее. – Я не…

 

«Я не хочу вспоминать», - вдруг поняла она.

 

«Не хочу знать».

 

Ее разум боролся с мрачными воспоминаниями, пытался не выпустить на волю весь тот кошмар, с которым она столкнулась. К чему отрицать? Именно в этом и кроется причина ее внезапного напряжения. Дело не в тревоге за Саманту или беспокойстве о Малдере. Это был страх.

 

Чистой воды ужас.

 

- Скалли?

 

Она прокашлялась, пытаясь успокоить внезапно сбившееся дыхание.

 

- Я заказала сэндвичи… Заберу их и скоро буду у вас. Может, к тому времени Байерс что-нибудь откопает. – Скалли повесила трубку, даже не попрощавшись, из опасения, что ее очевидный дискомфорт только даст Малдеру лишний повод для переживаний.

 

Дождь уже прекратился, на улице похолодало. Резкие порывы ветра быстро высушили лужи на улицах, а заодно и одежду людей, случайно угодивших под ливень в столь позднее время. Скалли быстро заехала за едой и поспешила обратно в машину, вздрогнув, когда очередной порыв ледяного ветра взлохматил ей волосы и забрался под воротник пальто. Она включила обогрев на полную и вырулила на Нью-Гемпшир Авеню.

 

Скалли проехала порядка десяти километров, прежде чем поняла, что направляется совсем не туда, куда нужно, и почти выехала из города.

 

Она моргнула, сама подивившись своей рассеянности, и, съехав с главной улицы, уже собиралась развернуться, но в этот момент заметила на парковке знак магазина «Бест-Бай».

 

Ничем не примечательный указатель, который до этого попадался ей на глаза бессчетное количество раз. Синие буквы с красной каймой на желтом фоне. Табличка подсвечивалась, но одна из лампочек, видимо, перегорела, и свет в левой части был куда более тусклым, чем в правой.

 

И тогда Скалли вспомнила.

 

Ночь. Темная, непроглядная, жуткая. Ей было очень, очень холодно. Холодно и больно. И эта боль, казалось, отдавалась в каждой клеточке тела. Она умирала.

 

Скалли припарковала машину и, дрожа, откинулась на сиденье. О господи…

 

Она вспомнила.

 

Вспомнила, как ехала в закрытом кузове какой-то машины. Похожей на «скорую», но без сирены. И рядом с ней - никого. Может, это был катафалк. Может, она уже умерла…

 

Внезапный тихий стук в окно испугал Скалли. Она подскочила - так резко, что сердце чуть не выпрыгнуло из груди, и увидела через стекло лицо охранника.

 

- С вами все в порядке, леди? – донесся до нее его приглушенный голос.

 

Скалли кивнула.

 

- В порядке, - промямлила она.

 

- Вы не потерялись?

 

Скалли покачала головой.

 

- Нет, все нормально. – А затем завела машину и снова выехала на шоссе.

 

И направилась в противоположную от города сторону - на восток, к кольцевой дороге, а оттуда съехала на бульвар Вашингтон-Балтимор, позволив своим воспоминаниям указывать путь.

 

Ее привязали к каталке, и она не могла пошевелиться, но через затонированные окна видела все, что проносилось снаружи. Дорожные знаки, деревья, здания… До нее даже доносился шум других машин.

 

Внезапный звонок телефона заставил Скалли вздрогнуть. Ее руки дернулись, и автомобиль заехал на соседнюю полосу. К счастью, машин на дороге почти не было, и Скалли удалось избежать аварии. Она приложила телефон к уху.

 

- Скалли.

 

- Где ты?

 

- Бульвар Вашингтон-Балтимор, еду в Балтимор.

 

- Балтимор? – удивленно переспросил Малдер. – Зачем?

 

- Я кое-что вспомнила… - Скалли чувствовала, как по спине поползли мурашки, и, несмотря на заполнявший машину теплый воздух, ее охватил озноб.

 

- Скалли… послушай… меня… Байерс… кое-что… - голос Малдера затих и сменился громким треском. Она сбросила вызов и набрала номер напарника, но не смогла дозвониться.

 

Телефон прозвонил еще дважды за следующие двадцать минут, но в трубке слышались лишь помехи. Скалли как раз поравнялась с Национальным институтом сельскохозяйственных исследований и фортом Мид: может, около этих правительственных учреждений стояли блокираторы связи. Они сталкивались с таким и раньше.

 

Когда она проезжала мимо Международного аэропорта Балтимор-Вашингтон, прямо над шоссе заходил на посадку самолет, и его рев почему-то вызвал новый поток воспоминаний. Скалли вновь увидела себя словно со стороны: она лежит в той машине, периодически выплывая из странного полусна, и в эти недолгие минуты ощущает лишь одно – всепоглощающий страх.

 

Они не потрудились скрыть от нее, где она находится. И Скалли боялась, что это значит только одно – что ее не собираются оставлять в живых.

 

Ее сердце сжалось при воспоминании о захлестывающем с головой ужасе, о той кошмарной уверенности, что ей никогда уже не увидеть свою семью.

 

Никогда не увидеть Малдера.

 

Звонок сотового вернул ее мысли к настоящему. Скалли с удивлением осознала, что по щекам текут слезы, и, торопливо смахнув их, поднесла телефон к уху.

 

- Скалли.

 

- Скалли, ты где?

 

Она услышала какой-то странный шум и через какое-то время поняла, что Малдер сейчас за рулем.

 

Скалли посмотрела на указатель.

 

- В десяти минутах от Балтимора.

 

- Я еду за тобой, минут через десять-пятнадцать нагоню. Послушай, Байерс кое-что выяснил.

 

Скалли, едва обратив внимание на это замечание, автоматически перестроилась в соседнюю полосу на поворот.

 

- Скалли, ты меня слышала?

 

Она повернула направо и только потом ответила:

 

- Да… Что там выяснил Байерс?

 

- Он отыскал статью в журнале «Заговоры» о том, как «Пинк Фармасьютикалс» закрыли исследовательский институт.

 

- Он рядом с Балтимором, да?

 

После небольшой паузы Малдер ответил:

 

- Да, на Альварадо Парквей.

 

Скалли бросила взгляд на указатель.

 

- Я как раз на Альварадо.

 

- Скалли, какого черта…?

 

- Я была там, Малдер. Я была в этом институте. Его закрыли не из-за вспышки инфекции, а для удобства тех, кто меня похитил. Они проводили эксперименты как раз там, Малдер, эксперименты, вероятно, связанные с вирусными заболеваниями. Вот только не на животных.

 

Она внезапно задрожала всем телом.

 

- Скалли, остановись и подожди меня. Не вздумай сунуться туда одна…

 

Машина заехала на небольшой подъем, и Скалли обнаружила перед собой двухэтажный склад.

 

- Малдер, я уже на месте.

 

Склад находился на краю промышленной зоны, вдалеке от других строений и от любопытных глаз, но не настолько на отшибе, чтобы вызвать подозрения. Идеальное место, чтобы творить зло у всех на виду.

 

Обшарпанный, покосившийся знак «Продается» стоял на покрытой травой обочине между дорогой и внешней стороной парковки. У Скалли невольно мелькнула мысль, что вряд ли это здание привлекает внимание покупателей: кому нужно место, где когда-то свирепствовал смертельный вирус? Она съехала на обочину и выключила фары.

 

Снова послышался голос Малдера:

 

- Скалли, уезжай оттуда немедленно. Подожди меня на шоссе, слышишь?

 

Она внимательно осмотрела склад, размышляя, как лучше подобраться к нему незаметно. Главный вход выходил прямо на парковку, так что там пробовать бесполезно. Зато позади росли какие-то деревья. Пожалуй, разумно припарковаться у другого здания, а потом вернуться пешком…

 

- Черт побери, Скалли, делай, что я тебе говорю!

 

Скалли заметила какое-то движение снаружи и пригляделась внимательнее. Из помещения вышла группа людей в темном, двигавшихся на удивление слаженно и быстро. Пять или шесть человек. Может, больше. Они стремительно пересекли газон и сели в стоявший неподалеку черный фургон. Не успела за ними закрыться дверца, как двигатель машины завелся.

 

- Малдер, из этого склада только что в большой спешке вышли несколько человек, – торопливо проговорила она, наблюдая, как задние огни фургона исчезают за поворотом.

 

- Я уже еду, Скалли.

 

- Малдер, здесь больше нет машин. Я пока попробую осмотреться.

 

- Нет, Скалли…

 

Но она уже вышла из автомобиля и перешла дорогу, подхлестываемая странным ощущением, велевшим ей действовать как можно скорее. Вот-вот что-то случится. Что-то непоправимое и ужасное. И Скалли просто не могла усидеть на месте.

 

- Я иду внутрь, Малдер. Думаю, Саманта здесь.

 

- Скалли, черт тебя дери!

 

Осознав, что руки лучше держать свободными, Скалли убрала телефон в карман. На улице было темным-темно, облака закрывали свет от луны. Чуть дальше по улице фонари освещали дорогу, но здесь они располагались только в непосредственной близости от здания. Она подавила неприятное ощущение уязвимости и осторожно подобралась поближе. Все то же самое чувство, которому ей никак не удавалось подыскать определение, неумолимо подталкивало ее вперед. Впрочем, у нее не было времени раздумывать об этом.

 

Зазвонил телефон, и Скалли с трудом подавила желание выключить его совсем, но потом все же пожалела Малдера и ответила.

 

- Твою мать, Скалли, не смей бросать трубку! Ты где?

 

- Рядом со складом. Метрах в двадцати от входа…

 

Внезапно раздался оглушительный грохот, и секундой позже Скалли рухнула спиной на землю, как будто ее сбил невидимый грузовик. Телефон вылетел из руки и приземлился в нескольких метрах от нее. Прокатившись по асфальту, он остановился, и на мгновенье на дисплее отразилось вспыхнувшее в ночи пламя, вырывавшееся из самого сердца темного склада.

 

Из полуживого динамика по-прежнему раздавался наполненный паникой голос Фокса Малдера, окликавшего Скалли, но его крики вскоре утонили в шуме пожара.

 

***

 

1:11

 

Она очнулась. Нет, не до конца: голова по-прежнему оставалась затуманенной, но впервые после того, как ее схватили и прижали ко рту пропитанную хлороформом тряпку в переулке за кафе «Гарнем», Сара Чендлер пришла в сознание.

 

Она помнила практически все: и то, кем была в последние 22 года своей жизни, и свою прежнюю жизнь тоже. Да, пробелы остались, но это не помешало ей понять, что она оказалась в серьезной опасности. Почувствовав запах дыма, Сара ощутила, что в помещении, со всех сторон охваченном пламенем, становится все жарче и жарче.

 

Надо выбираться отсюда.

 

Однако она с трудом могла пошевелиться. Тело не подчинялось ей, она почти ничего не чувствовала. Зато больше в комнате не было никого. А значит, никто не мог ее остановить. Но и помочь тоже.

 

Сара подумала о своих родителях – точнее, Чендлерах, поправилась она про себя, нахмурив лоб. Людях, которых Сара Чендлер считала своими родителями на протяжении двадцати двух лет. Хотя прошло больше года с тех пор, когда они встречались в последний раз, да и расстались они отнюдь не по-доброму.

 

И теперь она спрашивала себя: удастся ли ей увидеть их снова? И своих настоящих родителей? Билла и Кэролайн Малдер?

 

Они хотя бы живы?

 

Помнят ли они ее?

 

И Фокс…

 

Сара едва слышно прошептала его имя в тишине. Она знает, где его искать. У нее есть его фотография. Теперь Сара понимала, почему ее так завораживал тот снимок в альбоме. Теперь она понимала.

 

Фокс… такой симпатичный. Кто бы мог подумать, что с возрастом он станет… таким? В детстве ее брат был странноватым и замкнутым в себе мальчишкой.

 

По щекам девушки потекли слезы, а от множества мыслей начала болеть голова. Надо было шевелиться и убираться отсюда как можно скорее.

 

Саманта собрала последние силы и попыталась сесть, но в итоге рухнула с каталки на пол, ударившись подбородком. Боль пронзила все ее тело от макушки до кончиков пальцев на ногах, и она с рыданиями свернулась комочком на полу.

 

Чьи-то руки коснулись ее плеча, и девушка рефлекторно отдернулась.

 

- Не бойтесь, я хочу вам помочь, – раздался мягкий, теплый женский голос. А затем чьи-то руки – сильные, но нежные - решительно помогли ей подняться. Женщина подхватила ее за талию, удерживая от падения. – Помогите и вы мне, Сара.

 

- Саманта, - прошептала та. – Я Саманта Малдер.

 

Она попыталась поднять голову, чтобы взглянуть на свою спасительницу, но все силы ушли на то, чтобы стоять ровно.

 

- Саманта, - повторила женщина у нее над ухом глубоким, успокаивающим голосом, а поддерживающая ее рука подтолкнула девушку вперед.

 

Они вышли из комнаты. Следующее помещение уже затянуло серой плотной пеленой дыма. Саманта закашлялась, и женщина, обхватив ее еще крепче, буквально потащила за собой и завернула за угол.

 

Послышался какой-то треск, и перед глазами Саманты вспыхнуло пламя. Рядом с собой она услышала вскрик, держащие ее руки ослабили захват, и Саманта ничком рухнула на пол.

 

Снизу дым оказался не таким плотным, и она смогла несколько раз глубоко вдохнуть и затем попыталась привстать. Та же самая рука вновь помогла ей подняться, на сей раз обхватив за запястье.

 

- Все в порядке? – В уверенном голосе женщины явно звучало напряжение, вызванное болью.

 

- Кажется, да… - Саманта всмотрелась в дым, надеясь разглядеть лицо своей спасительницы. Но не очень-то в этом преуспела. На складе было слишком темно, чтобы различить цвет волос или черты лица. Кроме того, незнакомка закрывала правую щеку рукой, а левая была запачкана сажей, как и тыльная сторона ладони: похоже, она здорово обожглась. Но тем не менее женщине хватило сил на то, чтобы другой рукой подхватить Саманту и снова поставить ее на ноги.

 

- Нет времени отдыхать. – И незнакомка потащила ее вперед.

 

Саманта ковыляла рядом, спотыкаясь на каждом шагу, но изо всех сил стараясь не отставать. Странно, но прикладываемые усилия почему-то не выматывали ее, а напротив – прибавляли сил.

 

- Кажется, здесь есть запасной выход.

 

Легкие Саманты уже горели от дыма. Она по-прежнему с трудом держалась на ногах, бесконечные коридоры двоились в глазах, превращаясь в сложный лабиринт. Девушка почти ничего не видела, но ей казалось, что помещение походит на обычный склад, вот только куда более запутанный.

 

Внезапно неподалеку раздался громкий крик, и спасительница Саманты замерла на месте, решительно прижав ее к стене.

 

***

 

1:21

 

Малдер выжимал из «бьюика» все возможное, вдавливая педаль газа в пол и стремительно перестраиваясь между немногочисленными машинами на бульваре Вашингтон-Балтимор. Впереди уже виднелся съезд. Он швырнул телефон на сиденье, пока на полной скорости совершал крутой поворот, а потом снова поднес его к уху и прислушался, но оттуда донеслось лишь шипение помех.

 

Или огня?

 

Минутная стрелка на часах Малдера еще не успела сдвинуться, как он заметил вздымающуюся в ночной воздух колонну дыма. Ярко-желтые всполохи расцвечивали темноту. Агент вновь нажал на педаль, и «бьюик», заревев, рванул вперед. Заехав на подъем, Малдер увидел впереди охваченный пламенем склад.

 

Времени продумывать план действий не было. Бросив машину на стоянке, он выскочил из нее и ринулся прямиком к горящему зданию.

 

На полпути Малдер споткнулся обо что-то и упал на траву, получив прямиком в солнечное сплетение удар, от которого на мгновение потерял способность дышать, и его скрутило от боли. Секунду-другую он судорожно пытался вдохнуть и наконец смог опереться руками и коленями о землю и разглядеть, что же послужило причиной его падения.

 

Телефон Скалли.

 

Бросив взгляд в сторону склада, Малдер заметил, что пламя разгорелось еще сильнее и сейчас полыхало вовсю, словно в аду. А Скалли наверняка находилась внутри и искала его сестру.

 

О господи, нет, прошу тебя…

 

Скалли не пожалела бы и собственной жизни, лишь бы вернуть ему Саманту. Он понял это еще много лет назад и потому-то и скрыл от нее тогда, кем была та женщина на мосту. Интуиция подсказывала агенту, что напарница никогда бы не оценила бы свою жизнь выше, чем его жизнь или жизнь Сэм. В этом была она вся – преданный друг и надежный напарник.

 

А теперь…

 

Малдер вскочил на ноги и нетвердым, но целеустремленным шагом двинулся к складу.

 

- Скалли!

 

***

 

Она услышала свое имя и остановилась, узнав голос Малдера. Так скоро?

 

Скалли задумалась, куда бежать. Саманта была где-то здесь: в этом не оставалось ни малейших сомнений. Но ничуть не меньше она была уверена, что Малдер последует за ней.

 

Она просто знала это.

 

- Сара!

 

Вместо громкого возгласа у нее вырвался лишь хриплый стон: за последние несколько минут Скалли успела изрядно наглотаться дыма. Голова кружилась, ноги не слушались. Склад представлял собой настоящий лабиринт: каждый коридор разветвлялся на несколько других, и разобраться в этих хитросплетениях в спешке, сквозь заволакивающую помещение мглу было заведомо невыполнимой задачей. Если Саманта сейчас находится где-то в центре, ее уже не спасти. Какой бы взрывной механизм здесь ни использовали, без зажигательной смеси дело явно не обошлось: ее запах, сразу напомнивший Скалли дело Сесила Лайвли, явно ощущался в воздухе. Слава богу, Малдер боится огня: он подумает дважды, прежде чем опрометчиво сунуться сюда и спасать их.

 

- Скалли!

 

Господи, его голос уже совсем неподалеку.

 

Он что, собирается войти сюда?

 

Нет. Этого просто нельзя допустить.

 

- Малдер, даже не думай входить!

 

Ее голос охрип и прозвучал совсем слабо, а в конце концов и вовсе сорвался и перешел в приступ кашля – такого сильного, что ей пришлось схватиться за косяк, чтобы устоять на ногах.

 

- Скалли!

 

Надо возвращаться. Если она не вернется и не остановит его, он тоже полезет сюда, и тогда погибнут все трое.

 

Она повернулась и медленно направилась к двери.

 

***

 

Рэйвен прикусила губу, стараясь не обращать внимания на тянущую боль в правой половине лица и шеи. Она подставилась, защищая Саманту Малдер от ливня горящих обломков, повиновавшись своему инстинкту солдата. Служи и защищай.

 

Но она больше не солдат, и у нее имелись более важные дела, чем возиться с этой женщиной дальше. Она сделала, что могла. Возможно, Саманту Малдер уже не спасти, а Рэйвен и так слишком многим пожертвовала, чтобы помочь ей добраться хотя бы сюда.

 

Мешкать нельзя, а то так недолго и самой здесь остаться. И дальше тащить на себе балласт попросту нет времени.

 

Рэйвен остановилась и, приподняв девушку, прислонила ее к стене. Впереди уже виделось место, где находилась предполагаемая дверь.

 

- Там есть выход, - сказала женщина Саманте, указав на дверь. – Я не могу больше ничем помочь. Если сможете, выбирайтесь тем же путем.

 

Она не стала ждать, чтобы убедиться, что ее слова поняты. Время было на исходе.

 

А затем Рэйвен, выскочив в дверь, исчезла в ночи.

 

От соприкосновения с холодным воздухом кожа в месте ожога буквально вспыхнула огнем, и она чуть было не закричала. Но регулярные тренировки отточили ее навыки самосохранения до совершенства. Надеяться приходилось только на скорость, а между складом и лесами было слишком много открытого пространства, чтобы привлекать к себе внимание.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 316. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.401 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7