Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

POV Джунмён. Щекотные поцелуи с шеи переползают на спину, спускаясь вниз по позвоночнику, и я начинаю ворочаться




Щекотные поцелуи с шеи переползают на спину, спускаясь вниз по позвоночнику, и я начинаю ворочаться.
- Доброе утро. – шепчет он в ухо, когда складывает голову, умостившись где-то между моих лопаток.
- Привет. – отзываюсь я.
Каждый раз, просыпаясь вот так, с ним, я ловлю себя на мысли, что сошёл с ума, что живу в каком-то сне, дурмане, и совершенно не понимаю, что творю. Это безумие рано или поздно закончится, двумя трупами: моим и его.
Я переворачиваюсь на спину, а он остаётся лежать на моей груди.
- Выспался? – зовёт негромко, устремляя на меня взгляд чёрных глаз.
- Я проспал охоту из-за тебя, в курсе? – интересуюсь я строго, и он негромко смеётся.
- Ты был на охоте. – говорит он. – Со мной.
- И как? – я запускаю руки под голову, устраиваясь поудобней. – Я тебя поймал?
Он целует ямку на моей груди, а затем подаётся к лицу и в губы выдыхает:
- Поймал. – и неспешно целует.


В особняке стаи тихо. Джонин останавливается и неспешно выходит. На улице морозно, свежо, дышится здорово. Джонин оглядывается и потягивается, давая косточкам похрустеть, а потом направляется в дом.
- Есть кто живой? – интересуется он с порога, пока снимает пальто, оставляя висеть на крючке в коридоре. Деревянный пол приятно отдаёт тепло. Джонин проходит в гостиную и от неожиданности замирает, когда ему прилетает тяжёлой ладонью по щеке, голова дёргается. Джонин прикрывает глаза, а потом усмехается, устремляя взгляд точно на Криса.
- Ты рехнулся! – коротко говорит он. – Чёртов эгоист!
- Фань, не начинай. – Джонин спокойно обходит его, устремляясь к дивану, но Крис ловит за руку, разворачивая к себе, и бьёт ещё раз. На этот раз Джонин не теряется и даёт сдачу.
- Не начинать? Ты вообще понимаешь, что ты делаешь? Ты головой своей вообще думаешь, или у тебя инстинкты раньше мозгов срабатывают? Ты зрелый и взрослый, тебе до черта десятков лет, ну так какого чёрта ведёшь себя, как маленький несмышленый волчонок? Какого чёрта ведёшь себя, как эти безмозглые придурки, которых-то и ликанами назвать стыдно, которым без году неделя, а? – голос Криса переходит на крик. – Не скатывайся до их уровня, думай, что делаешь, думай о последствиях. Скатишься до их уровня, а потом и до уровня оборотней и кем ты будешь тогда, Нин?
- Я не питаю жажду убивать. – отвечает Джонин спокойно. – Ты слишком рано стёр меня со счётов.
- Рано? – Крис снова кричит. – Рано, чёрт тебя бери? Рано?! Он – охотник, сын своего отца и внук своего деда. Он охотник, такой же охотник, какие расправились тогда с нашими семьями, убили детей, которые луны своей первой ещё не видели, не моргнув глазом. Мне напомнить тебе об этом? О твоих сестрах, Нин? Напомнить?
- Он не такой. – голос сходит на нет и Джонин говорит едва слышно.
- Он – охотник! – повторяет Крис. – Этого ничто никогда не изменит. И не важно, кто обратил его, важно то, кем он является. Он – враг! Бэкхён держит врага на расстоянии вытянутой руки, а ты, ты уже перешёл любые грани! – старший кивает. – Получив его однажды, ты больше не сможешь остановиться – соблазн получить его снова и снова будет слишком велик. Тебя будет ломать, как наркомана, и ты не сможешь больше прикоснуться ни к кому другому, как не позволишь касаться и себя. Поэтому, остановись, Джонин, пока ещё не поздно, остановись!
- А что, если я не хочу останавливаться? – Джонин хмыкает. – Что, если уже поздно?
- Да услышь же ты меня, глупый мальчишка! – Крис снова закипает, сгребая его за шкирку. – Подумай о своей стае, какому риску ты подвергаешь её.
- Не указывай мне, что делать. Я уже предупреждал тебя… - Джонин не успевает договорить, его, словно тряпичную куклу выбрасывают куда-то по коридору. Он бьётся о дверь кабинета, и с пола поднимается уже ликаном. Крис напротив скалит зубы, светлая шерсть на загривке встаёт дыбом.

Два крепких волчьих тела сцепляются.

Бэкхён понимает, словно что-то не так, когда слышит запах крови, он выскакивает из машины и устремляется в дом, а когда открывает дверь, ошалело выдыхает. То, что здесь погром – это мягко сказано, из гостиной слышится громкий рык и звуки борьбы, но Бэкхён не успевает вовремя. Спрыгивая с середины лестницы, что ведёт на второй этаж, белоснежный, словно нетронутый первый снег, на лапы приземляется волк, его сложно назвать ликаном. Большой, но по сравнению с ликанами, маленький, белый, стройный, пушистый. Бэкхён охает, устремляясь вперёд. Ликаны замирают, когда понимают, что в их стычке появился новый участник.
- Придурки! – орёт Бэкхён не своим голосом, опускаясь на колени рядом с белоснежным волчонком и нежно гладя между ушами. – Маленький мой, хороший. – приговаривает он. Волчонок тяжело дышит, его бок разодран. Две алых пары глаз переглядываются, когти у обоих в крови. – Ну вы твари, совсем озверели? Вы ликаны или оборотни? Бесчувственные скоты, вон пошли от сюда, и хоть поубивайте друг друга, уроды, мне плевать! Орёте друг на друга, пытаетесь вразумить, заставить думать головой, а сами поддаётесь инстинктам! Придурки. – злость Бэкхёна сходит на нет. – Малыш. – разговаривает он с белым волчонком. – Давай, родной, трансформируйся обратно, я тебя подлечу. Давай, мой хороший. – волчонок глядит на Бэкхёна совершенно человеческими карими глазами и словно отрицательно кивает, Бэкхён целует влажный нос. – Они уже успокоились, они больше не будут ругаться, я тебе обещаю.
- Маленький. – Джонин опускается рядом на колени, взволновано глядя как редкие капли крови красят белый мех в алый. – Золотой, прости. – Джонин тоже целует волчонка, только между ушей и обнимает. – Прости, мой хороший, прости.
Волчонок негромко скулит и мостится поудобней. Царапины действительно оказываются неглубокими хотя их много. Крис молча уходит.
- Всё? Ты целый? – Бэкхён нежно гладит шелковистую шерсть, когда спустя, кажется, бесконечное количество времени царапины затягиваются. – Ну давай, хватит противиться, давай, малыш.
Волчонок глядит на них по очереди, а потом слегка прогибается в спине, а через мгновенье на коленях Бэкхёна оказывается лежать светловолосый юноша, который поспешно забирается на диван.
- Глупенький. – приговаривает Бэкхён, обнимая его. – Ты же не ликан, никогда не влезай в стычки этих идиотов.
- Я не люблю, когда они ругаются. – отвечает светловолосый. – Они меня пугают.
- Пугаем мы его. – Джонин вздыхает, лохматя юношу по волосам. – Ох и Лулу, пугаем мы его.
- Пойду, поговорю с этим придурком. – Бэкхён вздыхает и поднимается, оставляя Лухана сидеть на диване.
- Он хороший. – негромко начинает Лухан, глядя в пол, словно считая, что не имеет права начинать этот разговор. – Джунмён… - добавляет негромко.
- Иди ко мне. – Джонин хлопает по своим коленкам и Лухан двигается поближе, умостив лохматую, светловолосую голову там. – Ты давно виделся с Сэхуном?
- Вчера. – отзывается Лухан.
- Он ещё не знает, кто ты? – снова спрашивает Джонин.
- Не-а. – Лухан отрицательно кивает, а Джонин гладит его по волосам. – Надо рассказать. Да?
- Ты должен сам решить. – отвечает Джонин. – Хочешь ли ты, чтобы он знал? Будет ли он после этого с тобой общаться, ведь ты вовсе не ликан, Лулу. – Джонин прижимает хрупкое тело поближе к себе и целует в макушку. – Наш малыш.
- Как ему объяснить? – Лухан вскидывает большие красивые глаза на Джонина, и тот нежно улыбается, продолжая гладить светлую голову.
- Может, ему стоит показать? – интересуется он в ответ.
- А он меня не….?
- Ты не ликан.- напоминает Джонин.
- Да, только на половину. – соглашается Лухан. - Именно благодаря этому я – волк, но он может… - Лухан вздыхает. – Ты так пахнешь. – говорит он. – Не собой. Джунмёном. – Лухан кивает. – Ты был с ним, да? – Джонин молча кивает. – Стараешься проводить с ним каждую свободную минутку? – снова короткий кивок. – Так должно быть, да? Фань зря злится?
- Даже если не зря, я никому не позволю причинить вам боль. – отвечает Джонин, укачивая Лухана в своих руках. После регенерации того всегда активно клонит в сон.
- А если это будет он? Если боль нам причинить попробует он, что тогда? – спрашивает Лухан зевая и поджимая под себя коленки.
- Такого, малыш, никогда не будет. Я не позволю этому произойти. А теперь спи. – Джонин снова целует светлую макушку, вытягивая ноги. Лухан мостится поудобней и окончательно прикрывает глаза, засыпая, Джонин продолжает перебирать светлые прядки.

 


POV Джунмён

В лесу снежно, от этого передвигаться порядком тяжело. Я кладу двоих мелких одним метким ударом на вылет, пулей большого калибра, а третий, крупный, который пару раз успел ударить меня о землю, падает к моим ногам мёртвый, словно трофей. Рядом на снег приземляется большой, угольно-чёрный ликан и валится в снег, просто катаясь в нём.

Я улыбаюсь – чудовище, а ведёт себя как ребёнок.

- Что ты смеёшься? – Джонин поднимает голову, а потом ловит меня за руку и роняет рядом. Кидается в меня снегом, и тот оказывается едва ли не везде, даже за шиворотом. – Что ты вот это смеёшься? Смешно тебе? Смешно?
Я прячу лицо за рукой, но когда он прекращает бросаться снегом, убираю её, вслух смеясь.
- Спасибо. – поворачиваю голову в его сторону.
- Будешь должен. – кивает он, а потом помогает подняться.
- Скоро рассвет. – я отряхиваюсь и устремляю взгляд вдаль, где на востоке уже розовеет небо.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 268. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.015 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7