Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Язык и речь




 

Большинство советских лингвистов считает необходимым разграничивать речь и язык. Первым последовательное раз­граничение языка и речи провел швейцарский языковед Фер­динанд де Соссюр, который рассматривал язык как основную часть речевой деятельности, как систему знаков, выражающих идеи, нечто социальное по существу, независимое от индиви­да, и речь как индивидуальную сторону речевой деятельности. Проблемой соотношения языка и речи занимались многие ис­следователи. В 1961 г. было проведено специальное совеща­ние, посвященное этой проблеме.

Как уже говорилось, непосредственному наблюдению до­ступна только речь. Именно с нее начинается знакомство с языком, но далеко не все, что мы непосредственно наблюда­ем в ней, имеет отношение к языку, например, особенности го­лоса говорящего, отклонения в произношении звуков. Речь может быть громкой или тихой, быстрой или медленной, длин­ной или короткой, диалогической или монологической, отрыви­стой, повторяющейся и т. д. Все эти признаки характеризуют сам процесс общения (два собеседника говорят или один, громко говорят или тихо и т. п.), а язык — это орудие общения. Процесс общения не может осуществляться без языка, не может быть чем-то посторонним, оторванным от языка, но многие признаки этого процесса являются, по отно­шению к языку, орудию общения, внешними, несущественны­ми. Для языка важны другие признаки: состав звуков, спосо­бы их соединения, характер слова и особенности его значе­ния, правила сочетания слов, т. е. все то, что, как мы уже уста­новили (см. § 4), составляет структуру языка. Язык восприни­мается нами как сложное целое, со своими законами строения и развития, речь же есть функционирование языка, процесс его использования для целей общения (коммуни­кации).

И язык, и речь имеют общественную, социальную природу, но в процессе общения речь принимает индивидуальную фор­му. Это значит, что язык проявляется в речи в индивидуаль­ной форме, так как каждый говорящий или пишущий отбирает ив общей системы языка нечто свое, варьирует эту систему в определенных пределах. Часто по небольшому отрывку мы можем отличить одного писателя от другого, потому что у каждого есть своя особая индивидуальная речевая манера письма. Но это индивидуальное, выступающее в речи, опреде­ляется тем общим, что характеризует язык в целом, опреде­ляется языковой практикой всего коллектива. Здесь не могут появиться слова, звуки или сочетания слов, не свойственные, не известные данному языку. Таким образом, индивидуальное в речи не противопоставляется общественному, социальному в языке, оно выступает только как форма проявления общест­венного, социального. Общественная сторона речи сказывает­ся и в том, что сам-то процесс речи не индивидуален. Человек всегда, или почти всегда, говорит и пишет в расчете на другое лицо или других лиц, в расчете на слушающего или чита­ющего.

В речевом процессе говорящий или пишущий постоянно создает новые сочетания слов, но пользуется при этом образ­цами, шаблонами, существующими в его (памяти и созданны­ми 'В языке. Отсюда можно различать язык и речь на основа­нии противопоставления общего и единичного, постоянного и переменного. Язык дает общие правила, шаблоны, модели, ко­торые конкретизируются, видоизменяются в речи. Можно ска­зать «очаровательный вод» и «очаровательный пейзаж», «взял книгу» и «взял газету», «упоминаемые работы» и «назван­ные работы» и т. д. В каждой сопоставляемой паре слов есть различия, но вместе с тем есть и нечто общее, связанное с на­личием определенных моделей, даваемых языком и реализуе­мых речью. Поэтому следует согласиться, с мнением ученых, подчеркивающих преобладание в языке общего и постоянного, а в речи — единичного и переменного Действительно, новое появляется первоначально в речи ,и потом, постепенно накап­ливаясь, переходит из плана речи .в план языка, приводя к появлению новых черт в языковой системе. «Система любого языка, — писал известный русский ученый П. С. Кузнецов, — хотя она и обладает определенной устойчивостью, не остается навеки (постоянной, а со временем меняется, причем изменения, характеризующие ее, возникают в речевом процессе и лишь на протяжении длительного периода откладываются в языке и стабилизируются» .

Рассмотренные факты позволяют утверждать, что язык и речь не разные явления, а лишь разные стороны одного и того же явления, различать которые необходимо для их пра­вильного понимания и изучения.

 

 

§ 6. Языкознание как наука о языке. Методы языкознания.

 

Общественный характер языка определяет место науки о нем в системе других наук. Языкознание (лингвистика) отно­сится ,к числу общественных наук.

Методологической основой советского языкознания, его фи­лософской базой является марксизм-ленинизм.

Диалектико-материалистическая марксистская филосо­фия требует, чтобы каждое явление (прежде всего обществен­ное явление), рассматривалось с его историческом развитии и в его связи с другими явлениями. В лекции «О государстве» В. И. Ленин указывал, что необходимо «смотреть на каждый вопрос .с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь».

В применении к языкознанию это значит, что язык должен изучаться 'не только в его современном состоянии, но и в его развитии. Поэтому к изучению языка возможны два разных подхода: синхронный и диахронный. Синхронный под­ход (от греческих слов syn — совместно и chronos — вре­мя) — это изучение языка в какой-то определенный период времени, исследование его состояния на определенный данный момент. При этом учитывается зависимость и взаимосвязь отдельных элементов языка, но не учитываются их историче­ские изменения. Так, рассматривается система существующих в настоящее время падежных окончаний существительных, разбираются их отношения, противопоставления и т. д., но не ставится вопрос о их происхождении, развитии, изменении. Синхронный подход имеет место и в применении к прошлому. Можно изучать ту же систему падежных окончаний приме­нительно, окажем, к XI—XII вв. или исследовать особенности сложного предложения в русском языке XVII в. и т. д. Прин­цип синхронности в изучении языка очень .важен, он помогает избежать ошибочного смешения фактов разных периодов в жизни языка, перенесения в современную языковую систему определений, правильных только для прошлого.

Диахронный подход (от греческого dis — через и chronos — зремя) рассматривает отдельные явления с учетом их изменения во времени. Например, можно взять труппу слон типа имя, время и т. п. и рассматривать, как менялись их па­дежные окончания от XI в. до наших дней, т. е. мы как бы бу­дем рассматривать их «через время», сквозь толщу веков. Такой подход будет диахронным. Он покажет нам развитие одного из языковых явлений, но не раскроет связи его с дру­гими явлениями. Практически мы чаще сталкиваемся с син­хронией, т. е. с изучением языка в плане одновременности (изу­чение правил письма, изучение чужого языка, разработка но­вых алфавитов, 'проблемы машинного перевода и т. д.), но это не значит, что мы можем пренебрегать диахронией, т. к. без этого мы не будем изучать явления в их развитии, т. е. нару­шим одно из основных требований диалектики. Но только диахронный подход тоже недопустим, так как он нарушает второе .важнейшее требование диалектики: изучать явления в их связи друг с другим, а диахронный подход вырывает от­дельные явления из системы. Ошибкой многих современных зарубежных ученых является разрыв этих двух аспектов (от греческого aspectus — вид), разных подходов к изучению язы­ка. Основа такого разрыва была заложена в учении о языке Ф. де Соссюра, который считал, что синхрония — это «ось одновременности», учитывающая связи, отношения между сосуществующими вещами, но исключающая «всякое вмеша­тельство времени», а диахрония — «ось последовательности», «на которой никогда нельзя увидеть (больше одной вещи за­раз» Таким образом, у Соссюра получалось, что при синхро­нии была система, но отключался фактор времени, а при диахронии присутствовал фактор времени, но пропадала си­стема.

В действительности ни одно изменение не происходит вне системы. Изменения любой единицы есть не изменение изо­лированного факта, а изменение части системы. Поэтому при диахронном изучении нельзя полностью исключать (систему. Нельзя также забывать о том, что язык существует во време­ни, т. е. каждый данный синхронный срез, период существова­ния определенной синхронной системы есть этап в общем про­цессе развития языка. Значит, при синхронном анализе нель­зя отбросить полностью фактор времени.

Подлинное марксистское изучение языка предполагает учет этих двух подходов, не допускает разрыва их и прене­брежения к одному из них. Явления языка нужно исследовать в их связи друг с другом и в их развитии, три этом не должно быть смешения фактов, относящихся к современной системе языка, и фактов, уходящих в прошлое, являющихся остатка­ми прежних периодов развития языка или нарождающихся вновь.

Эти принципы должны быть определяющими при изучении разных сторон языка.

Сложный характер языка определяет сложный характер науки о нем. Под общим названием языкознание, или линг­вистика, объединяется по существу целый ряд отдель­ных дисциплин, занимающихся изучением структуры языка, составляющих его компонентов, его функционирования и развития.

Особый цикл лингвистических дисциплин занимается изу­чением различных элементов языковой структуры. Звуки изу­чаются фонетикой; слово, их значение и употребление — лек­сикологией (от (греческого слова lexis — слово, выражение, оборот речи) и семасиологией (от греческого semasia — обоз­начение) ; грамматическое строение слов, их "изменение — мор­фологией, создание новых слов «а базе уже имеющихся — словообразованием; строение предложений, правила сочета­ния слов и т. п. — синтаксисом. Если эти элементы языковой структуры изучаются в их современном состоянии, можно го­ворить об описательной фонетике, описательной 'морфологии и т. д.; если они изучаются в их историческом развитии, гово­рят об исторической фонетике, исторической морфологии; ес­ли же изучается языковой или словарный состав близких, род­ственных 'языков в их сопоставлении, можно говорить о срав­нительной фонетике, сравнительной лексике и т. д.

Но наряду с изучением лексики, фонетики и грамматики (морфологии и синтаксиса) отдельных языков, возможно и научение тех общих особенностей, общих закономерностей, которые наблюдаются в фонетике, лексике и грамматике раз­ных языков. Изучением этих общих закономерностей занимается общее 'языкознание. Так, общее языкознание уста­навливает разницу .между гласными и согласными, (возмож­ные типы согласных звуков, возможные типы слогов и т. д., в фонетике; дает определение слова1, выясняет связь между словом и предметом, понятием, уясняет основные пути изме­нения словаря языка и т. д. в лексике; раскрывает понятие грамматического значения, способы выражении грамматиче­ских значений, основные типы связи слов и т, д. в грамматике. При решении этих проблем общее языкознание всегда отпира­ется на материал, полученный в результате изучения конкрет­ных языков. В свою очередь общее языкознание дает основные установки, (показывает основные пути (изучения материала конкретных языков. Общее языкознание разрабатывает и ос­новные методы, которыми следует вести изучение конкретных фактов языка.

Методы изучения языкового материала на протяжении исторического развития науки о языке менялись. На первых порах языкознание было частью философии и филологии, не имело собственных методов исследования языкового мате­риала, пользовалось методами других наук. Затем языкозна­ние выделилось в самостоятельную науку и начало разраба­тывать свои методы исследования. В XIX веке особое значение получил сравнительно-исторический метод, давший возможность научно классифицировать языки мира и выявить общее и различное в разных группах языков. Этот метод продолжает сохранять свое значение и в настоящее вре­мя. Он успешно применяется при изучении родственных язы­ков, т. е. языков, связанных единством происхождения, он по­могает раскрыть особенности развития генетически (т. е. по происхождению) общих явлений в разных языках. Этот метод, например, успешно применяется при изучении склонения имен существительных в разных славянских языках, особенностей изменения гласных звуков в русском и украинском языках и т. д.

Для изучения неродственных языков используется сопо­ставительный метод, дающий возможность с помощью различных специально разработанных приемов сопоставления изучать факты далеких языков, таких, например, как англий­ский и узбекский и т. п.

В последнее время широко применяется описатель­ный (дескриптивный) метод, очень эффективный при син­хронном подходе к исследованию однородного языкового ма­териала. Этот метод удобен, например, при изучении слово­образования в современном русском языке или особенностей употребления определенного и неопределенного артикля в ан­глийском или немецком языке и т. д. Из описательного метода выделились так называемые структурные методы, основ­ной признак которых — подход к языку как к единой цельной структуре.

Используются в языкознании и методы других наук: ма­тематики, физики, географии. Математические методы помога­ют найти более общие и точные формулировки для некоторых языковых явлений. Статистический метод дает воз­можность на основе учета количественных расхождений в упо­треблении тех или иных лингвистических элементов выявить тенденции в развитии языка, специфику их речевого употреб­ления. Особенно большую роль эти методы играют в приклад­ном языкознании, например, в теории машинного перевода, при разработке алфавитов для ранее бесписьменных языков, при составлении двуязычных (переводных) словарей для вы­явления круга наиболее употребительных слов, при разработ­ке теории орфографии, в методике преподавания иностранных языков и т. д.

В последние годы в связи с усилением интереса к изучению звучащей речи, необходимостью разработки способов переда­чи ее на далекие расстояния получили распространение экс­периментальные методы изучения образования и вос­приятия речи (см. § 25).

Применение картографирования при изучении территори­ального распространения языкового материала привело к раз­витию особого лингво- г е о г р а ф и ч ее кого метода.

Ни один из методов, применяемых в языкознании, не яв­ляется универсальным, поэтому общее языкознание не только разрабатывает основные принципы и приемы разных методов исследования языка, но и определяет границы их применения.

 

 

§ 7. Связь языкознания с другими науками

 

Сложный характер языка определяет не только сложность науки о нем, но и связь языкознания с целым рядом других наук. Общественный характер языка определяет тесную связь языкознания с такими общественными науками, как филосо­фия, логика, социология, история, психология, антропология, этнография. Многие проблемы языкознание может решать только совместно с другими науками. Такими проблемами яв­ляются, например, вопросы о сущности языка, о связи языка и мышления, о происхождении языка, об особенностях быто­вания отдельных языков и другие.

Особенно тесно языкознание связано с философией. Фило­софия является методологической базой языкознания, т. е. она определяет характер решения основных проблем языкознания, сам подход к изучению языка, принципы его исследования (см. § 6). Языкознание всегда опирается на определенную фи­лософскую базу: материалистическую или идеалистическую, что оказывается и на общем понимании языка (см. § 2), и на решении частных вопросов языкознания. Естественно, что тес­нее всего с философией связано общее языкознание.

Единство языка и мышления, их неразрывная связь опре­деляет связь языкознания с логикой, изучающей законы мыш­ления и формы мысли. Особенно важным оказывается вопрос о соотношении логических и лингвистических единиц: понятия и слова, суждения и предложения, логических и грамматиче­ских категорий. Связь с логикой в языкознании существовала издавна. Было даже особое направление в грамматике, полу­чившее название логической грамматики, которое по существу подменяло языковой анализ логическим. Современное языкознание стремится строго разграничивать логические и языко­вые явления, но использует многие достижения современной логики (логические построения при моделировании, изучении отношений и т. д.).

Поскольку язык существует только в обществе, языкозна­ние непосредственно связано с социологией, наукой об обще­стве, его строении и развитии. 'Связь языкознания и социоло­гии привела к появлению особой языковедческой дисципли­ны — социальной лингвистики (социолингвистики), которая изучает связь языка и общества, особенности функционирова­ния языка в различные периоды жизни общества, зависимость функционирования и развития отдельных языков от конкрет­но-исторических условий их бытования. Недавно появилось, например, очень интересное, обстоятельное исследование осо­бенностей развития русского языка в советский период.

Связь истории языка с историей народа, носителя языка, обусловливает связь языкознания с историческими науками. Знание исторических условий развития народа помогает по­нять особенности отдельных языков. Например, сильная диалектная раздробленность немецкого языка связана с мед­ленным развитием капитализма в Германии, сохранением в течение долгого времени феодальной раздробленности. Обилие в английском языке слов, имеющих латинские и французские корни, объясняется особенностями исто­рического развития Англии (завоевание страны римлянами в первые века нашей эры и норманнами в XI веке). В свою очередь языкознание помогает истории проникнуть в далекое прошлое народов: определить территорию, где жил народ раньше, особенности хозяйства в далеком прошлом, связь с другими народами и т. д.

Языкознание тесно связано с этнографией (от греческого ethnos — народ и grapho — пишу), занимающейся изучением быта, верований, культуры разных народов. В американском языкознании даже получило широкое распространение особое направление — этнолингвистика. Не менее тесную связь име­ет языкознание с антропологией (от греческого anthropos — человек), наукой о биологической природе человека, о его развитии и происхождении (археоантропология). Без учета данных антропологии и археоантропологии нельзя решать во­прос о происхождении языка. Для проблемы происхождения языка и его развития на ранних этапах существования обще­ства большой материал дает археология, изучающая истори­ческое прошлое человеческого общества по памятникам мате­риальной культуры.

При характеристике связи языка и мышления (см. § 2) уже говорилось о важности изучения конкретных форм этой связи в психической деятельности человека. Это определяет наличие общих вопросов в языкознании и психологии. Приме­ром может быть разработка проблемы внутренней речи (см. § 2). В Советском Союзе в последнее время довольно успешно развивается новая научная дисциплина — психолингвистика, основной задачей которой является изучение речевой деятель­ности человека.

Изучение речевой деятельности человека не может ограни­чиваться только проблемами психолингвистического порядка, оно оказывается тесно связанным с физиологией и акустикой. Необходимость изучения материальных условий производства и восприятия звуков породила развитие особого направле­ния — физиологии речи, которое изучает работу речевого ап­парата и особенности восприятия речевого потока органами слуха. В последнее время в этом направлении появилось мно­го интересных работ. Необходимость изучения физической природы звуков (силы, длительности, высоты и т. п.) опреде­ляет связь языкознания с акустикой. В последнее время воз­росла важность хорошего знания акустических свойств речи, что особенно существенно при использовании технических средств связи. Но дело не только в этом. Современное языко­знание все шире и шире обращается к изучению живой, звуча­щей (а не только письменной, как было раньше) речи, а это требует тесной связи с акустикой, наукой о звуках.

То, что язык представляет собой знаковую систему, опре­деляет связь науки о языке с семиотикой (от греческого sema — знак), т. е. с общей наукой о знаках. Языкознание ис­пользует основные положения семиотики о знаках, их призна­ках, типах, свойствах знаковых систем и г. д. (см. § 3). В по­следнее время .отчетливо наметилась связь языкознания с новой математической дисциплиной, получившей название теории информации. Теория информации изучает процесс передачи информации по каналам связи, что оказывается очень важным для языкознания, так как в процессе функционирования язы­ка, т. е. в процессе речи, мы имеем дело с передатчиком речи (говорящим), ее получателем (слушающим) и своеобразной формой связи (процессом восприятия, понимания и воспроиз­ведения речи). К языку оказались применимы и некоторые общие понятия, разработанные в теории информации. Приме­рами могут быть понятия избыточности информации и эн­тропии.

Избыточность информации — характерное свойство языка, проявляющееся в том, что какие-либо признаки указываются несколько раз разными способами. Например, в русском я го­ворю указание на первое лицо дано местоимением (я) и осо­бым личным окончанием глагола (-to), чего нет в английском / speak, где указание на лицо дано лишь местоимением. Под энтропией понимают показатель (меру) недостаточной информации. О большей или меньшей энтропии в языке обыч­но говорят в зависимости от большей или меньшей вероятно­сти появления тех или иных элементов. Например, если рус­ское слово начинается с согласного звука, то вполне вероятно ожидать появления дальше как гласного, так и согласного звука. В этом случае наблюдается высокая энтропия. Если же в слове есть два начальных согласных, то вероятность появле­ния следующего (третьего) согласного уже очень невелика, следовательно энтропия стала меньшей. Связано языкознание и с некоторыми другими отраслями математики: теорией мно­жеств, теорией вероятности и т. д.

Еще в далеком прошлом сложились связи языкознания с литературоведением. По традиции литературоведческие и лингвистические науки и сейчас объединяются под именем филологических наук, т. е. наук о слове, хотя изучают слово они с разных точек зрения и разными методами. Особенно тесно связана с литературоведением одна из отраслей языко­знания — стилистика, занимающаяся в числе других проблем и изучением эмоционально-экспрессивных средств языка, осо­бенностей его использования в художественной литературе, публицистике и т. п.

Связи со многими науками еще раз подчеркивают слож­ность языка и науки о нем.

 

ЛИТЕРАТУРА

К. Маркс и Ф. Энгельс. Немецкая идеология. — К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. 2, т. III, стр. 16—30, 427.

В. И. Л ежи н. О праве наций «а самоопределение. — В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 25.

В. М. Жирмунский. Проблема социальной дифференциация язы­ков. — В сб.: Язык и общество. М., 1968.

Ф. П. Ф и л и и. К проблеме социальной обусловленности языка. — В сб.: Язык и общество. М„ 1968.

В. Н. Я р u е в а. Проблема связи языка и общества в современном зару­бежном языкознании. — В сб.: Язык и общество. М., 1968.

Д. П. Горский. Роль языка в познании.—В сб.: Мышление и язык. М., Госполитиздат, 1957.

А. И. Соколов. Внутренняя речь и мышление. М.: Издательство ЛКИ/URSS, 2007.

А. Д. Наседкин. Язык как средство формирования мысли. — В сб.: Язык и мышление. М„ «Наука», 1967.

А. С. Ч и к о б а в а. К вопросу о взаимоотношении мышления и речи в связи с ролью коммуникативной функции. — В сб.: Язык и мышление. М., «Наука», 1967.

Ф. Н. Шемякин. Язык и чувственное познание. — В сб.: Язык и мышление, М„ «Наука», 1967.

М, Б. Ми тин. Марксистско-ленинская гносеология и проблема знака н значения. — «Вопросы философии», 1963, М 6.

Т. П. Ломтев, О природе языкового знака и значения. — «Вопросы философии», 1960, Лй 1.

А. Г. Волков, Язык как система знаков. М., Изд-во МГУ, 1966.

Л. О. Резников. Гносеологические вопросы семиотики. Л., 1964.

A. С. М е л ь н и ч у к. Понятие системы и структуры языка в свете диа­лектического материализма. — «Вопросы языкознания», 1970, № 1.

Материалы к конференции «Язык как знаковая система особого рода», м., «Наука», 1967.

Т. П. Ломтев. Язык и речь. — Вести. Моск. ун-та, серия VII, 1964, №4.

B. И. Ко духов. Методы лингвистического анализа. Л., 1963.

 

ГЛАВА II







Дата добавления: 2015-09-19; просмотров: 832. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия