Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

РЕПЕТИЦИЯ КАТАСТРОФЫ





И Дин Бетлен гордо удалился. Джош Форстер покачал головой, потом тоже встал и вышел из павильона.

Угроза Дина Бетлена еще звучала в ушах Нэнси, когда она шла к своему столу. «Из-за чего Джош наседал на Дина? — недоумевала она.— И как может Дин погубить фестиваль? И главное — почему он угрожал это сделать?»

И тут ее мысли вернулись к записке, которую она нашла на острие копья,— там тоже была угроза погубить фестиваль. Внезапно Нэнси остановилась. «Может быть, Дин имеет какое-то отношение к падению стойки с оружием?—подумала она.— Может быть, он пытался «погубить фестиваль» таким образом?»

— Нэнси!

Нэнси вздрогнула, почувствовав, что Бесс хлопает ее по плечу.

— С тобой все в порядке? Ты как будто замечталась.

— Да нет, все нормально,— сказала Нэнси, садясь рядом с Бесс.— Просто я размышляла.— И она сообщила об угрожающей реплике Дина.

— Как ты считаешь, что он имел в виду? — спросила Бесс, вытаращив глаза от изумления.

— Не знаю. Возможно, его угроза ровно ничего не означает. Дин, видимо, слишком высокого мнения о себе. А может, он просто хвастался.— Она помолчала.— Но у меня такое чувство, что это не просто угроза... Судя по всему, он очень зол на Джоша.

— Но какой смысл Дину губить фестиваль? — засомневалась Бесс.— Он же тогда потеряет работу.

— Вот именно. Поэтому я и хочу побольше разузнать о нашем Ромео,— озабоченно покачала головой Нэнси.

В это время между столами появилось трио музыкантов. Двое играли на гитарах, третий на флейте. Нэнси, погруженная в свои мысли, не заметила, что в ту часть зала, где были столы, перешли также танцоры и парочка клоунов. Они развлекали публику музыкой, плясками, шутками и загадками. Когда танцоры закончили свой номер, Нэнси и Бесс похлопали вместе со всеми.

— Как это было красиво,— вздохнула Бесс, глядя, как танцоры вытаскивают в круг пару из публики.— Мне очень хочется научиться так танцевать. Но, боюсь, тут требуется ловкость, которой мне не хватает.

— Не говори глупостей,— сказала Нэнси.— Почему бы не попробовать? — И, вставая- из-за стола, прибавила: — А я, пожалуй, схожу к тому трейлеру, где случилось утреннее происшествие.

— Ладно, а я останусь здесь, посмотрю еще немножко. Будь осторожна, ладно?

Подойдя к трейлеру, Нэнси очень удивилась, увидев, что оттуда выходит Джорджи.

— Догадайся, кому пришлось наводить тут порядок,— усмехнулась Джорджи, указывая на трейлер.

— Неужто ты водружала на место ту стойку? — спросила Нэнси.

— Да нет, Дж. 3. попросил нас перенести оружие в более надежное место.

— Кто это — Дж. 3.?

— Джерри Зиммер, главный декоратор,— сказала Джорджи.— Мы должны ему помогать. Ну а ты почему здесь? Есть какие-нибудь новости?

Нэнси рассказала подруге об угрозе Дина Бетлена.

— Любопытно,— сказала Джорджи удивленно.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Нэнси.

— Знаешь, судя по тому, что я слышала, Дину очень повезло, что его взяли на фестиваль. Говорят, он запросил кучу денег и рекламу. Но не получил того, что хотел. Актер он хороший, но у него уже нет прежней популярности. А может быть, ему только казалось, что она у него была?

— Если это верно, у Дина есть все основания обижаться на устроителей фестиваля.

— Извини, Нэнси.— Джорджи глянула на часы.— Мне надо бежать в трейлер с декорациями. Спектакль скоро начнется, а еще столько работы!

Нэнси поспешила в летний театр, надеясь застать там Дина Бетлена до начала спектакля. Послеполуденное солнце озаряло мягким светом пустые ряды и полукруглую сцену. Нэнси подумала, что этот день и вечер замечательно подходят для первого представления «Ромео и Джульетты».

Увидев, что на сцене никого нет, Нэнси направилась в большой шатер позади театра. Шатер был поставлен так, чтобы публика не могла видеть, что происходит за кулисами. Внутри шатра суетились рабочие, заканчивая последние приготовления к спектаклю. В стороне Дин Бетлен и Джоанна Мессерман, актриса, игравшая Джульетту, репетировали свои роли под наблюдением Джоша Форстера. Нэнси узнала Джоанну по портрету,* который видела в театральной программке. Хорошенькая темноволосая актриса была в костюме Джульетты, в простом кремовом платье. Нэнси подошла поближе, чтобы послушать.

— «Прости, прости! — декламировала молодая актриса.— Прощанье в час разлуки несет с собою столько сладкой муки, что...»[4]

— Нет, нет, нет! — подняв руки, воскликнул Дин Бетлен.— Не так, Джоанна! Ты говоришь слишком пылко. Эти строчки надо произносить более нежно.

— Послушай, Дин,— сказала Джоанна, явно сдерживая себя,— я тебе говорила, что ценю твою помощь, но это же просто смешно! Я в этой сцене делаю все как надо. Тебе, наверно, просто хочется меня покритиковать.

— Ах, мы, кажется, чересчур чувствительны! — хмыкнул Дин, поднимая одну бровь.— Думаю, что я лучше, чем кто-либо, знаю, как надо играть «Ромео и Джульетту». Если ты не хочешь слушать советы профессионала, значит, ты не годишься для участия в профессиональном спектакле.

— Я не гожусь?! — Джоанна от изумления приоткрыла рот. Потом она сделала глубокий вдох и спокойно прибавила: — Мне кажется, сцена эта вполне удачна такая, какая есть.

— Но эта сцена крайне важна...— начал Дин.

— Дин, Дин, послушай, Джоанна права,— перебил его Джош Форстер.— Этот диалог прозвучал прекрасно. Времени у нас осталось мало, надо двигаться дальше. А вот что действительно нуждается в шлифовке, так это твоя сцена дуэли в третьем акте.

— Что? Моя сцена дуэли? — Дин с негодованием уставился на Джоша.— Нет, право, я хотел бы знать, кто это вдруг назначил тебя режиссером?

Нэнси, стоя в стороне, смотрела на эту сценку с восхищением. «Да, за Дином Бетленом стоит понаблюдать»,— подумала она.

Джош поправил очки и наставительным тоном сказал:

— Что ж, если вас интересуют рекомендации, превосходно. Я, разумеется, не режиссер, но я полагаю, что многие годы занятий и исследований, проведенных в Лондоне, говорят сами за себя. И если я вам скажу, что вы действуете рапирой неправильно, то, поверьте, так оно и есть. Кстати, я занимался в школе фехтования.

— Да я... я...— запинаясь, начал Дин Бетлен. Тут Джош встал и схватил рапиру. Размахивая длинным, легким клинком, он начал показывать различные движения и выпады.

— Запомните, когда вы собираетесь нанести удар Тибальту, вашему врагу, выпад должен быть направлен...

— О, это уже чересчур! — вспылил Дин.— Вы обращаетесь со мной как с мальчишкой! Плевать мне на то, что вас считают, так сказать, экспертом. Я буду играть так, как нахожу нужным.

— Но послушайте, Дин, у Джоша действительно есть неплохие идеи,— сказала Джоанна, которая, стоя в стороне, наблюдала за ними.— Я думаю, вам стоило бы прислушаться к нему.

— Еще чего! Я буду делать то, что мне нравится,— возразил Дин.

— Нет, вы совершенно не правы,— настаивал Джош.

— Довольно! — раздался голос.— Прекратите ваши пререкания и приготовьтесь! — Нэнси, обернувшись, увидела, что к сцене приближается Шоттер.— Публика начинает собираться. Приготовьтесь! — повторил он.

Нэнси выскользнула из шатра. Дин Бетлен, судя по всему, очень зол и тщеславен. Он ведет себя, как неудачник, которому не удалось получить того, чего он, по его мнению, заслуживает.

Когда она вернулась к своему павильону, королевская процессия уже выстроилась. Королеве полагалось быть почетной гостьей на каждом представлении «Ромео и Джульетты». Нэнси встала позади Бесс, раскрасневшейся и возбужденной после нелегких танцевальных па, и шепотом посвятила подругу в события последней репетиции.

Девушки смотрели, как Мартину Деври посадили в паланкин и понесли. Актриса вставила старинный веер в украшенную самоцветами рукоять. Рукоять была тоже старинная и надевалась на треугольное основание веера. Время от времени актриса эффектно раскрывала веер.

Участники процессии вошли в театр и двинулись по проходу к переднему ряду, отведенному для королевской свиты. Нэнси заметила, как обычное для Мартины хмурое выражение лица сменилось ласковой, величавой улыбкой королевы Елизаветы. Она также ощутила воцарившуюся в зале торжественную тишину. Публика вела себя так, словно была полна почтения к королеве.

Но внезапно тишина в зале была нарушена резким треском.

Нэнси повернулась и увидела, что один из шестов паланкина сломался пополам. Паланкин резко накренился в сторону.

Актеры, несшие треснувший шест, поспешно подхватили раму паланкина. Но... чуть-чуть опоздали. Потеряв опору, Мартина Деври скатывалась вниз!







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 247. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия