Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

СЕКРЕТНАЯ СЛУЖБА ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА





Нэнси смотрела, как Ромеро уходит со сцены, и ее одолевали все новые и новые вопросы. Видимо, Ромеро собирается устроить в Ривер-Хайтсе средневековую ярмарку. И он хочет, чтобы ярмарка проходила одновременно с фестивалем. Однако Шоттер явно не заинтересован в том, чтобы делить это помещение с Ромеро. И на что же может отважиться Ромеро, чтобы получить помещение павильона? Неужто и он готов погубить фестиваль?

Когда Шоттер поднялся с места, Нэнси подошла к нему и рассказала о второй записке.

— Ничего не понимаю,— вздохнул Шоттер.— По правде говоря, у меня сейчас даже нет сил думать об этом. Следующий акт вот-вот начнется. Но я очень ценю вашу помощь, Нэнси. Давайте поговорим об этом завтра.

Нэнси понимающе кивнула. Директор фестиваля выглядел очень усталым. Было уже почти полдесятого вечера, когда Нэнси вышла из дома Бесс, где обедала вместе с кузинами. Джорджи уже неделю жила у Бесс, так как ее родители на время уехали из города. Нэнси вкратце рассказала подругам о появлении Луиса Ромеро. Пока она ехала домой, она мысленно перебирала таинственные события прошедшего дня; особенно занимали ее эти зловещие записки. Да, автору таких посланий не откажешь в смелости. К тому же он, вероятно, потратил массу времени на сочинение стихов. А подбрасывал записки, очевидно, кто-то, имеющий доступ в трейлеры и к бутафории.

Вариантов было так много, что голова шла кругом. Нэнси даже не была уверена, имеют ли эти угрозы конкретный адрес. Подпиленный шест паланкина и упавшая стойка с оружием... «Какая связь между этими двумя происшествиями? И существует ли она?» — недоумевала Нэнси.

Вдобавок в ушах ее все еще звучала угроза Филиппу Шоттеру. Может быть, эти варварские покушения были первыми попытками выжить елизаветинский фестиваль из города? Они, конечно, в чем-то достигли своей цели, напугали участников труппы. А Ромеро, как и всякий другой зритель, мог свободно зайти в трейлер с бутафорией.

Нэнси припомнились и слова Дина Бетлена, что он может «погубить фестиваль». Видимо, Дин полагает, что заслуживает большего. И свое недовольство намерен выместить на фестивале.

«Мы приехали сюда развлекаться, а не встревать во всякие таинственные истории,— вспомнила Нэнси слова Бесс.— Пожалуй, теперь уже поздно об этом говорить»,— с улыбкой подумала Нэнси.

На другое утро Нэнси прикатила на своем голубом «мустанге» на территорию фестиваля за несколько минут до полудня. Она хорошо выспалась и чувствовала себя очень бодро. Первым делом она направилась в костюмерную, надеясь встретить там Бесс и Джорджи. Когда Нэнси подошла к трейлеру, Бесс как раз выходила оттуда.

— Привет! — весело сказала Бесс. Она была в том же самом зеленом платье, что и накануне. Но сегодня она подобрала волосы и надела элегантную шляпку.— Джорджи ушла работать за кулисы, а я собиралась посмотреть на дневные игры. Подождать тебя?

— Нет,— покачала головой Нэнси.— Я приду попозже.

Быстро переодевшись в свое кремовое платье, Нэнси отправилась на площадь. День был теплый, солнечный, зрители разгуливали по всей территории фестиваля. Музыканты, фокусники и клоуны развлекали народ разными веселыми номерами.

Три стороны площади окаймляли бутафорские фасады домов шестнадцатого века. Четвертая сторона была оставлена не огражденной, чтобы посетители могли свободно заходить на площадь, в центре которой зеленел газон.

На лужайке рядом с площадью Нэнси увидела группу мужчин, игравших в старинную игру под названием «шары». Игроки по очереди катили свои шары к шару, неподвижно лежавшему на определенном расстоянии. Целью игры было подкатить свой шар как можно ближе. Вокруг собралось много зрителей, некоторые тоже вступили в игру.

На другой площадке несколько человек в старинных костюмах демонстрировали огнестрельное оружие. Публика с безопасного расстояния наблюдала, как заряжали ружья порохом и пулями. Когда пули и порох были заложены, к ружью подносили горящую спичку. Нэнси это показалось довольно нудной и опасной процедурой.

Побродив еще немного среди развлекающихся, Нэнси направилась в офис Филиппа Шоттера. Она полагала, что он, возможно, знает о Дине Бетлене или о Луисе Ромеро что-нибудь такое, что ей могло бы пригодиться.

Приблизившись к трейлеру Шоттера, она увидела, что дверь там приоткрыта. Сочтя это признаком того, что директор у себя, девушка уже хотела постучать, но внезапно отдернула руку — из трейлера доносился тихий, гортанный женский голос.

Нэнси мгновенно узнала голос Мартины Деври. Сперва она подумала, что Мартина говорит с Шоттером, но, убедившись, что голоса Шоттера не слышно, сообразила, что Мартина разговаривает по телефону. Стоя тихонько у двери, Нэнси услышала следующее:

— Нет, дорогой, бесспорных доказательств у меня пока нет. Но я была бы последней дурой, если бы не заметила, что здесь происходит.

Дорогой? Наверно, Мартина разговаривает со своим мужем, подумала Нэнси. После короткой паузы Мартина снова заговорила:

— Ну да, это очевидно. Со мной обращаются как с негодной рухлядью. Шоттер, видимо, думает, что я уже и на его фестивале не могу блистать, и собирается меня заменить. Но у меня для него есть небольшой сюрпризец.

Сердце Нэнси учащенно забилось.

— Нет, он, конечно, не говорил, что собирается меня уволить,— с раздражением сказала Мартина,

Нэнси улыбнулась. Человек на другом конце провода задал тот же вопрос, который возник У нее.

— Я думаю,— продолжала Мартина, понизив голос,— что Шоттер втайне ищет мне замену. Как только найдет — спокойно меня спровадит... Однако я должна тебе сказать, что он от меня так просто не избавится. Возможно, он забыл о моем контракте — ему придется держать меня до конца... Послушай, дорогой, мне уже надо идти.

Нэнси бесшумно отбежала за трейлер. Услышав, что дверь захлопнулась, она выглянула из-за угла и увидела, как Мартина удаляется по проходу между двумя рядами трейлеров.

Нэнси вздохнула с облегчением. Теперь она поняла, почему Мартина так рассердилась на Шоттера после вчерашнего спектакля. Она была уверена, что Шоттеру не терпится убрать ее с фестиваля и что это он подстроил поломку паланкина.

«Вряд ли она права»,—подумала Нэнси. Шоттер, казалось, был доволен, что Мартина, актриса с большим сценическим опытом, принимает участие в фестивале. А вдруг Шоттер вовсе так не думает? Возможно, он тоже актер, почище Мартины. А может быть, сама Мартина, обиженная на то, что ее хотят заменить, и есть виновница неприятных происшествий на фестивале? Но как тогда объяснить историю с паланкином?..

Нет, нельзя делать скоропалительных выводов. Пока у нее нет никаких доказательств. Все же Нэнси решила понаблюдать за Мартиной и, кстати, попытаться поговорить с Шоттером о ее контракте.

— Ты в самом деле веришь, что Шоттер хочет ее заменить? — спросила Бесс, услышав от Нэнси о разговоре Мартины по телефону. Обе подруги сидели за столом, приготовленным для трапезы королевы.

— Не знаю,— задумчиво сказала Нэнси.— Если у него и есть такая мысль, я не заметила никаких ее проявлений.

Близился вечер, и Нэнси предложила пойти к театру, чтобы присоединиться к процессии. Девушкам не хотелось пропускать спектакль, ведь на вчерашнем им не удалось побывать.

Через несколько минут все участники королевской процессии направились к первому ряду. Паланкин починили, но Мартина, когда ее несли по проходу, заметно нервничала. Ко всеобщему удовольствию, актрису благополучно доставили на ее почетное место.

Нэнси и Бесс, усевшись на свои места, стали ждать начала спектакля. Перед тем как в зале выключили свет, Нэнси с удивлением увидела, что через несколько рядов от нее сидит Луис Ромеро. На его смуглом лице застыло мрачное выражение. «Интересно, что заставило его прийти на спектакль?» — подумала она. Представление началось, и публика сразу погрузилась в историю враждующих семей Монтекки и Капулетти. Драка на мечах в первой сцене была разыграна прекрасно. Нэнси сама была увлечена действием, развернувшимся на сцене.

Когда на сцене появился Дин Бетлен в облике влюбленного Ромео, его звучный голос и патетическая манера игры сразу привлекли внимание зрителей.

— Я не театральный критик,— шепнула Бесс, наклоняясь к Нэнси,— но не кажется ли тебе, что он чуточку переигрывает?

Нэнси кивнула. Публике, однако, его игра пришлась по вкусу. В конце первого акта, после сцены, где Ромео и Джульетта встречаются впервые, раздались громкие аплодисменты.

Когда началась вторая сцена второго акта, Нэнси и Бесс обменялись улыбками. Девушки знали, что это знаменитая сцена у балкона. Ромео, стоя внизу, разговаривал с Джульеттой, вышедшей из своей спальни на балкон. Декорации на сцене изображали фруктовый сад. Справа стояла большая деревянная панель, разрисованная как стена дома Джульетты. На ней был настоящий балкон с широко распахнутыми застекленными дверями. Подмостки находились на уровне глаз Нэнси, а балкон был расположен футов на десять выше.

Нэнси видела, как Джоанна Мессерман в роли Джульетты, спрятавшись за прозрачной портьерой, ждала, когда Ромео кончит свой вступительный монолог. Наконец она вышла на балкон и, опершись руками о перила, начала:

— Ромео! Ромео, о зачем же ты Ромео?

Но едва она завершила стих, как перила балкона под ее руками обвалились. В следующее мгновенье Джульетта уже летела головой вниз на подмостки!







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 287. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.021 сек.) русская версия | украинская версия