Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Потребность и влечение




 

Промежуточную позицию в спорах об инстинктах занимал Вудвортс [R. Woodworth, 1918]. С одной сторо­ны, полемизируя с Мак-Дауголлом, он выступал против абсолютизации ин­стинктов как последнего мотивацион­ного основания детерминации поведе­ния. С другой, не соглашаясь с бихе­виористским ассоцианизмом, он оспа­ривал объяснительную ценность чи­стых S — R-связей. Он вставил между стимулом и реакцией еще один детер­минант — состояние организма — и обогатил уравнение поведения S — R членом О (организм): S — О — R. Раз существует организмическое состо­яние нужды, следует, как предложил еще Шеррингтон, различать подгото­вительные и консумматорные реакции (конечные действия). Подготовитель­ные реакции могут в весьма значи­тельной степени определяться внешними стимулами, на консумма-торных, напротив, сказывается вли­яние внутренних стимулов, влечений (drive), которые приводят поведение к завершению, к удовлетворению, к покою.

Рассматривая поведение «динами­чески», Вудвортс указывал на возмож­ность приобретения «механизмами» поведения (структурный компонент) характера стабильного влечения (т. е. превращение в мотивационный компо­нент).

В результате под стимулами начали понимать не только внешние воздей­ствия на организм, но и внутренние возникающие в самом организме и оказывающие на него свое действие стимулы. Фрейд еще в 1895 г. отме­чал специфику внутренних раздражи­телей, как таких, от которых орга­низм не может спастись бегством, в физиологии начался поиск способов регистрации внутренних стимулиру­ющих различные формы поведения раздражителей. Для голода и жажды Кенноном с сотрудниками была раз­работана локальная теория мотива­ции [W. В. Cannon, A. L. Washburn, 1912]. При помощи проглатываемого резинового шарика, который в желуд­ке надувался, измерялись желудоч­ные сокращения. Они коррелировали с ощущениями голода. Внутренними организмическими стимулами, ответ­ственными за чувство жажды, счита­лись ощущения пересыхания слизи­стой оболочки рта.

Под напором развернувшихся в пос­ледующие десятилетия интенсивных исследований [см.: R. Bolles, 1967; 1975] локальная теория мотивации рухнула. Например, оказалось, что собаки, которых поили «не по-настоящему» (выпитая вода выводи­лась наружу через вставленную в пищевод трубку раньше, чем достига­ла желудка), выпивали чрезвычайно большое количество воды, хотя их полость рта постоянно была влажной. Регуляция приема пищи и жидкости оказалась необычайно сложной, и до сих пор ее физиологические механиз­мы полностью не раскрыты. Наряду с периферическими органами (пищевой тракт, желудок, кишечник, печень, соматические клетки, артериальное и венозное кровообращение) в ней при­нимают участие и мозговые центры как центральные интегративные меха­низмы [S. Balagura, 1973].

С физиологической точки зрения более сбалансированную теорию вле­чений предложил Морган [С. Т. Mor­gan, 1943], назвав ее теорией «цен­тральных мотивационных состояний»-При различных видах мотивации, как, например, голод, жажда или половое влечение, за счет внешних и внутрен­них раздражителей, гормональных факторов и факторов опыта возникает специфическое для каждого моти­ва «центральное мотивационное со­стояние», которое характеризуется следующими признаками:

1. Стойкость. Длительность состо­яния превышает время появления инициирующих условий и последу­ющего поведения.

2. Общая активность. Ее уровень постепенно возрастает.

3. Специфическая активность. Вы­зывает специфические формы пове­дения, не зависящего от конкретных условий ситуации.

4. Подготовленность. Повышение готовности организма к консумматорному поведению, определяемому со­ответствующими средовыми услови­ями.

Все эти признаки, считает Морган, нельзя объяснить воздействием внешних или внутренних стимулов. И хотя центральные мотивационные со­стояния детально изучены физиоло­гически, но на сегодняшний день ма­ло изучена их связь с последующим протеканием поведения, что делает это понятие малопригодным для психологического объяснения поведе­ния.

В другом направлении исследова­ний, связанном в первую очередь с именем Рихтера, за индикатор пери­одических колебаний влечений была принята общая активность подопыт­ных животных, которая, очевидно, за­висит от циклических колебаний пот­ребностей, необходимых для поддер­жания организма в состоянии равно­весия (гомеостаза). День за днем в барабанах для бега автоматически регистрировалась активность живот­ного. Интерпретация зарегистрирован­ных колебаний активности строилась на трехчленной схеме детерминации: потребность через внутреннюю сти­муляцию вызывает влечение, or ко­торого линейно зависит повышение активности. Долгое время считалось, что физиологические индикаторы потребностных состояний свидетель­ствуют о наличии соответствующего влечения и что последнее, пока оно не удовлетворено, ведет к повыше­нию общей активности. Вначале даже считали, что при помощи принципа гомеостаза можно объяснить любое поведение [R. В. Raup, 1925]. Однако вскоре оказалось, что выводы о на­личии влечения, основаны ли они на предварительных индикаторах пот­ребности (need) или на последующем повышении активности, слишком пос­пешны и прямолинейны.

И в этом случае все оказывается значительно сложнее. Повышение и понижение активности изголодавших­ся крыс гораздо сильнее зависят от условий внешней стимуляции, чем это кажется на первый взгляд. Это мож­но пояснить на примере эксперимен­та Кэмпбелла и Шеффилда [В. Campbell, F. Sheffield, 1953]. Они держали крыс семь дней в специаль­ных клетках, опора которых позволя­ла регистрировать каждое движение животного. Экспериментальное поме­щение было темным и звукоизолиро­ванным, вентилятор создавал равно­мерный звуковой фон, маскирующий остаточные шумы. Первые четыре дня пищи было достаточно, послед­ние три дня ее не давалось вовсе. Раз в день экспериментатор входил на 10 мин в помещение, включал свет и выключал вентилятор. Активность регистрировалась как во время изме­нения стимуляции, так и за 10 мин до этого. На рис. 4.1 приведен график изменения активности на протяжении семи дней. В отсутствие изменений стимуляции активность сохраняется на одном и том же низком уровне, хотя начиная с четвертого дня голод возрастает. В периоды изменения стимуляции, напротив, активность устойчиво выше и увеличивается с возрастанием голода.

 

 

 

Рис. 4.1. Средние изменения активности, изме­ренной в 10-минутные интервалы до или во время ежедневного изменения стимуляции в сытом состоянии (14 дни) и при возраста­ющем голоде (57 дни) [В. Campbell, F. Shef­field, 1953, p. 321]

 

 

Эти данные противоречат предпо­ложению Рихтера об автоматическом возрастании активности с обострени­ем потребностного состояния. Что яв­но возрастает, так это готовность реагировать на внешние стимулы. В какой-то мере приведенные данные подтверждают рассуждения Моргана об усиливающемся общем мотиваци-онном состоянии. В последующих эк­спериментах Шеффилд и Кэмпбелл [F. Sheffield, В. Campbell, 1954] пока­зали, что рост активности в период голодания особенно выражен, если в предыдущие дни изменение стимуля­ции происходило во время кормления. Животные научались выделять сиг­нальные стимулы, за которыми обыч­но следовало кормление. Это позво­ляет предположить, что наблюдавши­еся Рихтером периодические колеба­ния влечения вызывались стимулами, предвещавшими кормление, этот мо­мент в его экспериментах не контро­лировался.

 

 

Рис. 4.2. Колумбийский проблемный ящик с пре­пятствием для измере­ния уровня активности, вызываемой конкретным влечением [Т. Jenkins, L. Warner, С. Warden, 1926, p. 366]

 

 

Тем не менее к перспективе вы­явить и измерить влечение через наблюдаемые показатели исследова­тели относились оптимистически. Ре­гистрация общей активности была сопряжена с трудностями интерпрета­ции, поскольку каждый раз остава­лось под вопросом, с каким конкрет­но влечением мы имеем дело. Ведь общая активность не целенаправлена соответственно конкретному влечению. Поэтому шагом вперед явилось измерение конкретной и целенаправ­ленной активности при помощи ново­го экспериментального аппарата: ко­лумбийского ящика с препятствием. Его чертеж представлен на рис. 4.2' Чтобы добраться до объекта, побуж­дающего влечение, животное, поме­щенное во входную камеру (А), долж­но пробежать по решетке, через кото­рую пропускается электрический ток (В). Дверца, ведущая к ней (t,), от­крывается экспериментатором. Когда животное преодолевает препятствие, оно попадает в переднюю часть каме­ры с подкреплением (С) и наступает на пластинку (Е), открывающую дверцу (t2) в заднюю часть этой каме­ры (Д), где собственно и находится специфический объект конкретного влечения (пища, вода или партнер по полу).

Вначале животным давалась пред­варительная тренировка, чтобы они ознакомились с устройством при на­личии объекта влечения, и лишь во время последних тренировочных про­бежек через решетку пропускался ток. В основных экспериментах варь­ировалась продолжительность лише­ния возможности удовлетворить спе­цифическую потребность (депривация) и затем в течение 20 мин реги­стрировалось, сколько раз животное стремится преодолеть боязнь решетки с электроразрядами, чтобы до­браться до привлекающего объекта. Таким путем рассчитывали не только определить зависимость интенсивно­сти или настоятельности отдельных влечений от продолжительности деп-ривации, но и сравнить различные виды влечений.

Как видно из рис. 4.3, жажда, по-видимому, быстрее достигает своей интенсивности, чем голод, а голод — быстрее, чем половое влечение у самцов. Конечно, число попыток пре­одолеть препятствие по ряду причин не может служить надежным индика­тором интенсивности влечения. На­пример, во время предварительной тренировки неконтролируемые фак­торы могли привести к различным результатам научения. На результа­тах может также сказаться измене­ние длительности наблюдения. Вряд ли можно решить, какая продолжи­тельность наблюдения наиболее ва­лидна для измерения интенсивности данного влечения. Прежде всего в опыте систематически не контролиро­валась привлекательность объекта. Между тем, как теперь хорошо изве­стно, этот мотивирующий фактор мо­жет активировать поведение незави­симо от потребностного состояния. Кроме того, при каждом контакте с объектом влечения, каким бы мимо­летным этот контакт ни делал экспе­риментатор, возникают различные проявления консумматорной активно­сти, которые нельзя считать полно­стью сопоставимыми между собой.

 

 

Рис. 4.3. Зависимость от длительности депривации частоты, с которой крысы преодолевали в 'ящике решетку,- пропускавшую ток, с тем, чтобы добраться до объекта специфиче­ской потребности [Т. Jen­kins, L. Warner, С. War­den, 1926]

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 359. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.021 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7