Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Страх как приобретенное влечение




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Все же доказать существование приобретенных влечений, пожалуй, удалось, если не среди поисковых, то среди аверсивных влечений, в ча­стности при научении избеганию. По-видимому, в данном случае действует страх. Страх можно рассматривать как условную реакцию на боль, а саму боль — как первичное аверсивное влечение, редукция которого под­крепляет инструментальное поведе­ние бегства или избегания. Поскольку можно показать (это будет сделано позднее), что и в искусственно вы­званном состоянии страха, не связан­ном необходимо с реально испытан­ной ранее болью, вырабатываются и сохраняются реакции бегства и избе­гания, то страх, видимо, является приобретаемым и получающим само­стоятельность влечением, которое можно связать со всевозможными ус­ловиями.

Эти соображения впервые были вы­сказаны Маурером [Н. Mowrer, 1939]. При этом он воспользовался вторым вариантом психоаналитической те­ории страха, сформулированным Фрейдом в 1926 г. Согласно ей, страх выступает как «реальный», т. е. эф­фективный, сигнал, предупрежда­ющий о приближающейся угрозе и мотивирующий защитные реакции. На­блюдения за животными в экспери­менте, на который часто ссылался еще Халл, показали, что реакции, направленные на избегание электри­ческого удара, поддаются угашению с большим трудом. Другими словами, животные, помещенные в ту же ситу­ацию, вновь обращаются в бегство, хотя болевой раздражитель, отсут­ствует. Казалось бы, речь идет о типичном случае классического обус­ловливания. Однако вызывает удив­ление высокая сопротивляемость уга­санию, хотя необходимое для класси­ческого обусловливания подкрепле­ние уже отсутствует. Значит, объяс­нение по аналогии с классическим обусловливанием не годится. Маурер предположил, что страх вызывают сигнальные стимулы, связанные с си­туацией, в которой первоначально бы­ла испытана боль. Выступая сперва как условная реакция на боль, страх затем превращается в качестве со­стояния аверсивного напряжения в автономное влечение, которое реду­цируется посредством реакции бег­ства. Тем самым именно редукция страха подкрепляет в дальнейшем реакцию бегства даже при отсутствии боли.

Это объяснение, казалось, разре­шило парадокс существования в дан­ном случае редукции влечения. Ма­урер [Н. Mowrer, 1938] воспользовал­ся им в эксперименте с людьми еще в 1938 г. Испытуемые получали в паль­цы легкий электроразряд, который предварялся световым сигналом. Из­мерявшаяся параллельно в качестве индикатора состояния эмоционально­го напряжения кожно-гальваническая реакция возрастала с появлением светового сигнала и падала при включении тока, что соответствовало данным самоотчетов испытуемых, го­воривших, что световой сигнал приво­дил их в возбуждение, а удар током был своеобразным облегчением.

Для доказательства на примере страха научаемости влечениям Н.Миллер [N. E. Miller, 1941; 1948] провел ставшие классическими эк­сперименты. Экспериментальный ап­парат состоял из двух разделенных дверцей камер. Левая камера была белой, и полом в ней служила сетка, через которую можно было пропу­скать электрический ток; правая бы­ла черной и имела обычный пол. Соединительную дверцу можно было открыть из белой камеры, повернув приделанное к ней горизонтально ко­лесико или нажав находящийся ря­дом рычаг. Убедившись, что при от­крытой дверце крысы не оказывают никакого предпочтения белой или черной камере, экспериментатор 10 раз помещал каждое животное в бе­лую камеру при открытой дверце и пропускал через пол ток. Животное могло спастись, убежав в черную ка­меру. На следующих этапах экспери­мента электроразряд больше не применялся. Животное сначала 5 раз помещали в белую камеру при закры­той дверце, и если оно приближалось к дверце, экспериментатор открывал ее. Затем в течение 16 раз дверца открывалась, если животное науча­лось поворачивать колесико. В пос­ледней фазе условием открывания дверцы было усвоение новой реак­ции — нажатия рычага. На последних этапах эксперимента все животные при открытой дверце бежали в чер­ную камеру, хотя электроразряда не было. Половина из них выучилась инструментальной реакции поворота колесика, чтобы спасаться, если дверца закрыта, а позже, когда эта реакция уже не действовала, научи­лись нажимать рычаг. Скорость реак­ции на протяжении 16 проб постоянно возрастала. Остальные животные проявили характерные реакции стра­ха: «застывание», съеживание, дефе­кацию и уринацию.

На основании этих результатов Миллер делает следующий вывод. Страх представляет собой безуслов­ную реакцию вегетативной нервной системы на болевые стимулы. Она может вызываться и другими, услов­ными, стимулами (белый цвет камеры как сигнальный стимул). Однако сам страх одновременно является стиму­лом, поскольку может вступать в связь с реакциями. Но, будучи стиму­лом, он является и влечением, так как любая реакция, выводящая из сферы действия вызывающие страх стимулы, подкрепляется. Страх отве­чает требованиям центрального по­стулата теории влечения: его редук­ция выполняет функцию подкрепле­ния.

Миллер в отличие от Халла лишил влечение его исключительной связи только с первичными потребностями. Он пишет:

 

«Влечение — это интенсивный, побуждающий , к действию стимул. Любой сделавшийся доста­точно сильным стимул может стать влечением. Чем интенсивнее стимул, тем большей фун­кцией влечения он обладает» [N. Miller, J. Dollard, 1941, p. 18]. Соответственно и внешние стимулы, если они достаточно сильны, могут приобретать характер влечений. Что же каса­ется приобретенных влечений типа страха, то «статус влечения приобретается через связь слабых сигналов с реакциями, порождающими сильные стимулы» [ibid., p. 66].

 

Однако возведение страха в ранг влечения, понимаемого в смысле Халла, приводит к осложнениям. В рас­смотренных экспериментах мы не имеем дело с научением бегству. Бег­ство дает животному возможность быстрее уйти от болевого раздражи­теля, как только он возникает. В нашем случае мы имеем дело с на­учением избеганию. На основании ус­военных предварительных сигналов животное после нескольких проб пус­кается в бегство раньше, чем возни­кает боль, т. е. оно избегает боли.

 

 

Рис. 4.9. Выработка реакции избегания на по­даваемый удар электрического тока у одного из подопытных животных [Я. Solomon, L. Wyn­ne, 1953, p. 6]

 

 

Мы уже видели, что высокую сопро­тивляемость угасанию нельзя объяс­нить на основании павловского обус­ловливания, так как боль, служащая в данном случае подкреплением, впоследствии отсутствует. Выйти из этого затруднения помогает призна­ние за страхом функции влечения. Вызываемая реакцией избегания ре­дукция страха подкрепляет эту реак­цию и повышает сопротивляемость угасанию (пока не угаснет сам страх). Вот почему нет необходимости отбрасывать постулат подкрепления.

Впрочем, сам Маурер [Н. Mowrer, 1947] ограничил применимость посту­лата подкрепления при помощи ре­дукции влечения. В 40-е гг. он испове­довал так называемую теорию двух факторов, согласно которой всякое научение опирается либо на класси­ческое, либо на инструментальное обусловливание. (Позже, в 1960 г., он перешел на позиции мотивационной теории ожидания; см. гл. 2 и 5.) По этой теории редукция потребности яв­ляется не универсальным условием любого подкрепления, а лишь услови­ем подкрепления при инструменталь­ном научении, которое ограничено произвольной моторикой скелетной мускулатуры. При классическом обус­ловливании, ограниченном непроиз­вольной моторикой, для подкрепле­ния достаточно простого совпадения. При научении избеганию оба механиз­ма действуют совместно: сначала страх по классической схеме связы­вается с сигнальными стимулами, за­тем редукция страха ведет к подкреп­лению инструментальных реакций из­бегания.

Однако с подобным объяснением не согласуются кажущиеся парадоксаль­ными данные Соломона и Уинна [R. Solomon, L. Wynne, 1953]. Эти авторы установили, что выработанная реакция избегания после нескольких повторений начинает осуществляться еще до наступления реакции страха. Через 10 с после условного раздра­жителя собаки получали сильный удар током и быстро научались избе­гать этого, перепрыгивая через барь­ер. На рис. 4.9 изображена типичная для подопытных животных динамика латентного времени. Уже после 7 проб собака прыгает, не дожидаясь электроразряда, и еще через 3 пробы латентное время устанавливается между 1 — 2 с. Это слишком короткий промежуток, чтобы можно было гово­рить о наличии реакции страха. Ведь страх — это реакция вегетативной нервной системы, требующая для сво­его возникновения, как правило, 2 — 4 с [см.: К. Spence, W. Runguist, 1958]. Если в отдельных случаях ла­тентное время превышало этот интер­вал, то затем оно становилось иногда еще короче, чем 1 — 2 с. Получается, будто животное стремится избежать не только боли, но и страха перед болью. Сопротивляемость угасанию в этом эксперименте оказалась почти неограниченной; некоторым собакам для угасания реакции требовалось свыше 650 проб. Здесь едва ли под­ходит объяснение, что уменьшение страха, действуя как редукция влече­ния, вызывает новое подкрепление усвоенной реакции избегания. Авторы объясняют высокую сопротивля­емость угасанию в терминах «консер­вации тревожности». Если тревож­ность ослабевает, время реакции уве­личивается, вновь возникает ощуще­ние страха, которое подкрепляет ре­акцию избегания. Но все же исключи­тельная сопротивляемость угасанию остается непонятной.

Объяснение, отказывающееся от попытки вывести реакцию избегания из приобретенных влечений, было предложено Шонфельдом [W. Schoenfeld, 1950]. Как и Скиннер, Шонфельд отбросил гипотетические про­межуточные переменные. С его точки зрения, все обстоит гораздо проще: есть стимулы с позитивной и негатив­ной подкрепляющей ценностью. Если они совпадают с нейтральными сти­мулами, последние со временем так­же приобретают соответствующую подкрепляющую ценность. В резуль­тате изначально нейтральные стиму­лы приобретают негативный характер и организм вырабатывает устраня­ющие неприятный стимул реакции. С точкой зрения на страх как на приоб­ретенное влечение связывались боль­шие ожидания. Здесь видели возмож­ность уменьшить, если не преодолеть совсем, разрыв между поведением животных и человека, между экспе­риментами по научению крыс с по­мощью голода или жажды и формами поведения человека, преследующего всевозможные цели и не удовлетво­ряющегося исключительно биологиче­скими потребностями. В этом случае стремление к обладанию, власти, признанию и достижению можно было рассматривать как выработанное по­ведение избегания, подкрепляемое и поддерживаемое редукцией страха и в конечном счете (если проследить индивидуальное развитие вплоть до раннего детства) коренящееся в пер­вичных влечениях типа голода, жаж­ды и боли. Такой ход рассуждений смыкался с идеями психоанализа и во многом способствовал тому, чтобы сделать их доступными, проверяемы­ми и применимыми в исследованиях научения и влечений. Примером это­му могут служить книги Маурера [Н. Mowrer, 1950], а также Долларда и Миллера [J. Dollard, N. Miller, 1950]. Рассмотренная в гл. 2 попытка Бра­уна [J. Brown, 1953] вывести «мотив денег» и связанный с ним «мотив труда» из приобретенного в раннем возрасте страха также свидетель­ствует о надежде вывести все проб­лемы мотивации из первичных влече­ний. Браун отмечает:

 

«Во многих, если не во всех, примерах поведения взрослого, отчетливо характеризу­ющегося реакциями добывания денег, вряд ли есть необходимость постулировать действие приобретенного влечения к деньгам. Влечение к деньгам не может быть объектом научения. Напротив, вырабатывается тревожность на по­явление разнообразных признаков, сигнализи­рующих об отсутствии денег. Приобретение денег автоматически ликвидирует или реши­тельно изменяет эти признаки и тем самым приводит к редукции тревожности» [J. Brown, 1953, р. 14].

 

Исследования, чьим символом была теория влечения, не оправдали этих ожиданий. Объяснительная ценность отдельных постулатов теории влече­ния, а также гипостазирования страха как приобретенного влечения все больше ставилась под сомнение. Для объяснения полученных эксперимен­тальных результатов (а в отношении их разнообразия теория влечения оказалась чрезвычайно плодотвор­ной) привлекалось все больше факто­ров, представлявших собой не внут­ренние (состояния влечения), а в ос­новном внешние ситуационные детер­минанты. События, так сказать, пере­местились «вовне». Сигнальные раз­дражители, содержания стимулов, мотивирующие ожидания явно предо­ставляли более подходящие теорети­ческие возможности для объяснения активации, направленности и интен­сивности, другими словами, для объ­яснения целенаправленности поведения. В следующей главе мы рассмот­рим эти подходы.

 

Рис. 4.10. Четыре вида конфликтных ситуаций. Р обозначает субъек­та, А, В, С и 0 — позитивный (+) или негативный ( — ) требовательный характер объектов, или целей поведения, между которыми осуще­ствлялся выбор. Строчные буквы а, Ь, с, d обозначают соответству­ющие этому характеру и воздействующие на субъекта силы, т. е. силы, толкающие его либо к объекту, или цели, либо от них

 

Рис. 4.11. Силы поля конфликтной ситуации, при которой позитив­ная и негативная валентности однонаправлены [К. Lewin, 1946a р. 812]

 

 

В завершение разговора о теории влечения уместно процитировать Боллса, внесшего свою лепту в свя­занные с этой теорией исследования:

 

«Понятие влечения можно сравнить со стари­ком, прожившим долгую, активную и небеспо­лезную жизнь. Это понятие породило значи­тельное число концепций и эмпирических ра­бот; возможно, косвенно оно внесло большой вклад в наше понимание поведения. Но время свершений позади. Пришла пора, когда более молодые, более энергичные, более способные концепции должны взять верх. Поэтому, как бы мы ни были привязаны к нашему старому другу, его уход не должен повергать нас в отчаяние» [R. Bolles, 1967, р. 329 — 330]







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 301. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.014 сек.) русская версия | украинская версия