Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Враг перекосов





 


Классический пример — уже комментировавшийся нами «оберуч-ный», то есть поворот кругом махом вперед из упора, название которо­го идет из 50-х годов, когда появились первые энтузиасты этого пово­рота, полагавшие, что делать его нужно именно с одновременным от­пусканием обеих рук. В действительности биомеханика этого поворота (втомчисле опорная биомеханическая специфика) вынуждает гимна­ста, снимая одну руку, возможно, дольше опираться другой (рис. 76-а).

Как только это было осознано в практике, возникли и представ­ления о том, что долгая опора на руку будто бы означает перенос тя­жести тела в сторону опорной жерди, например, на левую жердь при одноименном повороте. Казалось бы, четкое ощущение давления руку логически подтверждает эту точку зрения... Но так ли это?

Действительно, повороты типа «оберучного» иногда следует вы­полнять с четким и точным выходом на одну жердь и с соответствую­щим смещением всех масс тела в сторону. Но это лишь тогда, когда там же, на одной жерди, движение и заканчивается! Таковы все пово­роты в стойку продольно — на 90,270,450°.

Но что касается поворотов, кратных 180°, то в них все обстоит пря-^ мо противоположным образом. Начальные и конечные положения этих движений (то есть обычная стойка на руках или упоры поперек) располагаются в общей, продольной плоскости, в которой и должно протекать все движение — точно посередине жердей и без всякого смещения в сторону!

Читатель удивится: как же это возможно, чтобы, сосредоточив вес тела на одной руке, при боковой опоре, все-таки двигаться всем те­лом все время в средней плоскости? Недоумение это понятно, но воп­рос нашего воображаемого читателя неверно поставлен.

Дело в том, что, как уже и было отмечено выше, никакого переме­щения тяжести тела на одну жердь при правильной работе не бывает. Чтобы это произошло, нужно было бы сместиться вбок, так, чтобы проекция ОЦТ тела оказалась над опорной кистью, например, как при простом поворотеиз стойки поперекв стойку продольно (рис. 76-г). На самом же деле ОЦТ тела, инерционно двигаясь в махе, остается в про­дольной плоскости снаряда, хотя приопорные звенья оказываются несколько наклоненными к центру (в). В этих условиях жердь толь­ко частично загружена весом тела, не говоря уже о том, что при «под­лете», сопровождающем смену положения рук на жердях, кисть, од­ноименная повороту, разгружается полностью.

Нотогдане понятно другое, скажет скептик; если тело наклонено куда-то к центру, то как же удается сохранить устойчивость? Почему гимнаст не падает внутрь жердей?


Как же не падает, ответим мы, падает! Гимнаст «падает» с опорной руки на «оберучном» точно в такой же степени, в какой идущий чело­век «падает», совершая каждый свой шаг. Попробуйте, уравновешен­но стоя на ногах, слегка разведенных врозь, внезапно убрать из-под себя одну из них. Естественно, вы начнете падать в эту же сторону. Нечто подобное происходит и во время ходьбы: в любой одноопор-ной фазе вы каждый раз «падаете» и в сторону, и вперед, но — сохра­няя инерционное движение и работая ногами — успеваете вновь и вновь вовремя «подставлять» очередную опорную ногу, предотвра­щая заметную потерю равновесия. Это то, что называется динамичес­ким равновесием, то есть устойчивостью, поддерживаемой благодаря вполне определенному движению.

Но вернемся к теме перекосов. Вдумавшись в уже сказанное, можно понять, что точное, устойчивое движение при поворотах типа «оберучного», «диомидовского» поворотов или «заножки» становит­ся возможным только тогда, когда гимнаст ни в коем случае не пыта­ется уравновешиваться на одной жерди, а смело «проскакивает» сво­бодным, инерционным движением одноопорное положение, удер­живая при этом ОЦТ тела в одной, неизменной (для снаряда — про­дольной, для тела — сагиттальной) плоскости. И напротив: излишне осторожное, «зажатое», несвободное движение почти всегда оказы­вается неустойчивым, ОЦТ тела может легко при этом отклониться от нужной плоскости движения, что и приводит к видимым переко­сам маха, ударам ногами о снаряд. И уже тем более грубыми становят­ся подобные ошибки, если гимнаст стремится по ходу маха «притя­нуться» к опорной жерди и уравновеситься на ней.

То же самое можно проследить при поворотах махом назад (74). Наиболее типичный пример — темповые повороты через стойку (рис. 76-д). Хрестоматийная «заножка» (махом назад поворот кругом через стойку) оказывается надежной и точной лишь в том случае, если гимнаст не боится работать динамично, не «зажимает» мах и — боже упаси! — не смещает тела в сторону поворота13, как это часто хочется сделать. Впрочем, возможен и медленный поворот махом назад через стойку, который делается с более или менее выражен­ным переносом тяжести на жердь, который зависит, опять-таки, от темпа движения. Но это — уже совсем другое упражнение, которое основывается на закономерностях статического равновесия (как на

13 Отметим, что повороты кругом на продольной опоре (перекладина, брусья р/в), выполняемые вокруг опорной руки, всегда требуют смешения тела в сторо­ну поворота, тогда как на поперечной опоре брусьев — всё наоборот.


 




БРУСЬЯ___________________________________________________________

рис. 76-г), тогда как «заножка» — пример динамической устойчивости движения.

Наконец, самый современный и характерный пример — «обрат­ный диомидовский», то есть махом назад поворотна 360° через стой­ку. Здесь тоже важно (особенно при разучивании упражнения) дви­гаться без явных замедлений, но, естественно, толькотогда, когдас самого начала маха точность сохранения плоскости движения верно задана.

85. САЛЬТО ВПЕРЕД: СПОР ДВУХ «ТЕМПОВ»

Сальто вперед на брусьях, как и всякое полетное движение, хо­чется делать повыше. Соответственно, и мах назад в упоре, выводя­щий на это сальто, должен быть — согласно данной логике — высо­ким.

Действительно, большинство исполнителей сальто вперед на бру­сьях, разучивая этот элемент и выполняя его в комбинации, ориен­тируется на мах «под стойку». Учебным движением, моделирующим эту ситуацию и часто использующимся в тренировке в качестве «подводящего» упражнения, обычно служит мах назад в упоре, вы­полняемый с «подскоком» и приходом после этого именно в стойку на руках. (Дальнейший путь обучения в этом случае: выход в стойку со смещением вбок на ширину плеч на горку матов, уложенную на высоте жердей — то же в кувырок вперед — то же в виде сальто на спину и так далее, с постепенным наращиванием свободного враще­ния и устранением матов).

Следует констатировать, что такая трактовка сальто существует многие годы и, в общем, как будто бы себя оправдывает.

Однако существует и другой «темп» на сальто, по ряду признаков превосходящий первый {рис. 77-а). Он отличается более острым, акцентированным, коротким махом назад в упоре (к.к. 1—3), после которого следует также резкое торможение ног с одновременным мощным отталкиванием руками от жердей (и с более полноценным использованием их упругих свойств! К.к. 3—4). В норме такой «ран­ний» уход в сальто должен произойти в момент, когда гимнаст подни­мается тазом вверх, при ногах, расположенных горизонтально. Это — «индикаторное» положение данного отхода (к. 4). Вылет, который после этого получает исполнитель, при прочих равных условиях, за­метно выше, чем в традиционном «позднем» отходе в полет. Суще­ственно увеличивается и свободный подлет из положения отхода (к. 4) до высшей точки подъема (к. 5). Это не только повышает зри-


85. Сальто вперед: спор двух «темпов»

тельный эффект от всего сальто, но и существенно увеличивает ре­альное время безопорного движения, что очень важно для построе­ния произвольных действий в полете. Впрочем, есть у этого «темпа» и один недочет: резкое сгибание тела после броска на опоре (рис. 77-а, к.к. 3—4) играет роль «контртемпа» и несколько ограничивает «крут­ку» в полете. Тем не менее, общая активность этого движения может быть столь значительной, что скорость вращения тела в полете в этом случае бывает более чем достаточной не только для любых одинар­ных, но и двойных сальто.



Возвращаясь, в свою очередь, к традиционному движению «под стойку» (рис. 77-6), следует отметить, что зрительный эффект как бы высокого движения, связанный здесь с выходом почти в стойку (к. 5), обманчив. Во-первых, это относительно растянутое движение, все более замедляющееся к стойке; переход в полет после этого со­провождается довольно вялым вращением. Во-вторых, здесь почти отсутствует упоминавшийся свободный подлет; гимнаст, фактичес­ки, не столько вылетает вверх, сколько падает вперед-вниз из стой­ки на руках, имея весьма ограниченное время до приземления. «Спа­сает» его лишь то, что угловой путь при этом от стойки к доскоку сокращается, и гимнаст выполняет, фактически, лишь полсальто. В-третьих, «поздний» темп очень часто сопровождается ошибками типа «свала» вперед, тогда как все технически корректные соскоки с брусьев должны выполняться с выходом точно в сторону, без сопут­ствующего смещения вдоль жердей.


ТЕХНИКА ГИМНАСТИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ


Итак, что выбрать? Читатель должен почувствовать, что автор оп­ределенно отдает предпочтение «раннему» темпу, хотя антагонизм того и другого способов исполнения сальто вперед, на самом деле, не так велик, как может казаться. Дело в том, что на ранних фазах осво­ения упражнения мах «под стойку» удовлетворительно моделирует движение в целом, и не случайно описанная выше методика началь­ного обучения сальто вперед в соскок закрепилась в практике. Одна­ко, как только гимнаст в целом «схватил» движение (начал делать его со страховкой в соскок с низких брусьев), нужно переходить на все более ранний, активный «темп» движения, наращивая высоту подле­та, но избегая затяжного движения к стойке на руках.

-


КОЛЬЦА

86. ЕЩЕ ОДИН ШТРИХ К «БРОСКУ»

Кольца — единственный подвижной снаряд в гимнастике. Прав­да где-то, во мгле гимнастической истории, смутно мелькает и трапе­ция, то есть свободно подвешенная перекладина, которую ныне можно увидеть только в цирке.

Подвижность колец придает структуре и технике движений на кольцах неповторимое своеобразие. Но многое роднит этот аппарат с другими, «жесткими» снарядами, построенными также в расчете на исполнение махов в передне-заднем направлении, то есть — с перекладиной, атакже с мужскими и современными женскими бру­сьями.

Сходства и различия техники движения на кольцах с техникой упражнений на фиксированных опорах довольно примечательны. Нередко их анализ позволяет более ярко высветить особенности по­строения действий гимнаста и лучше понять то, что не всегда очевид­но вне такого сравнения.

Характерный пример — все те же размахивания. Если посмотреть на новичка, пытающегося «помахаться» в висе на кольцах, то, ско­рее всего, мы увидим что-то похожее на три первых кадра рис. 78 (на с. 210): гимнаст сгибается (к.к. 1—2) и разгибается (к.к. 2—3) в висе, почти не вводя в движение кольца с тросами. Это напоминает размахивания изгибами на перекладине, но как махи на кольцах со­вершенно не годится. Гимнаст подменяет здесь движение всего тела махами как бы изолированных ног. При этом в итоге (к.к. 2—3) тело очень мало поднимается, тогда как настоящий мах вперед или назад это обязательно хороший, хоть и не фиксированный подъем!

Как же «школярские» махи превращаются в настоящие размахи­вания?

Здесь нужно вспомнить, что звенья биодинамической цепи, ко­торую представляет собой тело человека, все время взаимодейству­ют, и это взаимодействие обычно носит как бы волнообразный ха­рактер, когда механическое возбуждение последовательно передает-


 


           
   
   
 


КОЛЬЦА___________________________________________________________

ся от одного звена цепи к смежным звеньям (22). В связи с этим пол­ноценный мах на кольцах следует выполнять так, чтобы возбужда­лась вся цепь тела гимнаста. Для этого уже первое движение ногами из виса, динамично начинаясь, должно затем столь же активно при­тормаживаться, в результате чего механическая волна получает быс­трое продвижение от стоп к опоре, последовательно вовлекая в этот процесс все звенья тела вплоть до кистей с кольцами (к.к. 3—4). На махе нового направления (к.к. 4—5) этот эффект — при правильной работе — усиливается, и тело, сохраняя позу, близкую к прямой, под­нимается все выше. Контрольным («индикаторным») здесь является горизонтальное положение тела (к. 5) с подъемом его ОЦТ (а не толь­ко стоп!) до уровня опоры или даже выше.

Впрочем, все сказанное достаточно банально, и ни для кого не со­ставляет секрета.


Интересно другое. В структуре описанных действий особенно ярко высвечиваются все необходимые компоненты техники броска. Сравните с перекладиной: ведь там, взяв мах, или даже получив его с помощью, можно некоторое время сохранять в висе совершенно пас­сивные маятникообразные махи. Но на кольцах этот номер не прохо­дит! Здесь нужно все время работать, иначе движение почти сразу затухает. И чтобы его поддерживать, необходимо непрерывно и очень четко действовать, вовлекая в движение все звенья, особен-







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 152. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.004 сек.) русская версия | украинская версия