Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

О счастье




 

 

Ты когда‑нибудь плыл по широкой воде,

обнимающей плотно и бережно тело,

и чтоб чайка в то время над морем летела

чтобы облако таяло в высоте?

Ты когда‑нибудь в зной

добредал до ключа,

что коряги и камни

обегает журча,

что висящие корни толкает и лижет

и на мох

серебристые шарики нижет?

Ты ложился и пил этот холод взахлеб,

обжигая им пыльные щеки и лоб?

Ты когда‑нибудь после

очень долгой разлуки

согревал свое сердце

о милые руки?

Ты когда‑нибудь слышал,

в полутьме, в полусне,

дребезжащий по крышам

первый дождь по весне?

И ребячья ручонка тебя обнимала?

И удача большая в работе бывала?

Если так, я почти согласиться готова –

счастлив ты…

Но ответь на последний вопрос:

ты когда‑нибудь

сделал счастливым другого?

Ты молчишь?

Так прости мне жестокое слово –

счастья в жизни

узнать тебе не привелось!

 

 

«Людские души – души разные…»

 

 

Людские души – души разные,

не перечислить их, не счесть.

Есть злые, добрые и праздные

и грозовые души есть.

 

Иная в силе не нуждается,

ее дыханием коснись –

и в ней чистейший звук рождается,

распространяясь вдаль и ввысь.

 

Другая хмуро‑неотзывчива,

другая каменно‑глуха

для света звезд,

для пенья птичьего,

для музыки

и для стиха.

 

Она почти недосягаема,

пока не вторгнутся в нее

любви тревога и отчаянье,

сердечной боли острие.

 

Смятенная и беззащитная,

она очнется,

и тогда

сама по‑птичьи закричит она

и засияет как звезда.

 

 

Ночь в горах

 

 

Мы ступаем по блеску лунному,

я и спутник случайный мой.

Ночь холодная,

ночь бездумная,

в лунном инее, как зимой.

Тускло теплятся

горы снежные,

невесомые под луной…

Небо прежнее.

Звезды прежние.

Крылья прежние за спиной!

Два моих молодых крыла…

Как забыть я о них могла?

Через скалы,

ручьев промоины,

речки скомканную парчу –

«Все доступно,

и все дозволено!» –

пожелаю

и полечу!

Под ногами – трава несмятая

в ледяной голубой росе.

А душа‑то –

у всех крылатая.

Только знают про то

не все.

 

 

«Воздух пьяный – нет спасения…»

 

 

Воздух пьяный – нет спасения,

с ног сбивают два глотка.

Облака уже весенние,

кучевые облака.

Влажный лес синеет щеткою,

склон топорщится ольхой,

Все проявленное, четкое,

до всего подать рукой.

В колеях с навозной жижею,

кувыркаясь и смеясь,

до заката солнце рыжее

месит мартовскую грязь.

Сколько счастья наобещано

сумасшедшим этим днем!

Но идет поодаль женщина

в полу шал очке своем,

не девчонка и не старая,

плотно сжав румяный рот,

равнодушная, усталая,

несчастливая идет.

Март, январь, какая разница,

коль случилось, что она

на земное это празднество

никем не позвана.

Ну пускай, пускай он явится

здесь, немедленно, сейчас,

скажет ей:

«Моя красавица!»,

обоймет, как в первый раз.

Ахнет сердце, заколотится,

боль отхлынет, как вода.

Неужели не воротится?

Неужели никогда?

Я боюсь взглянуть в лицо ее,

отстаю на три шага,

и холодная, свинцовая

тень ложится на снега.

 

 

К. Н. Кравченко. Портрет Вероники Тушновой. 1952 г.

 







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 165. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия