Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Особенности архаического познания




 

Антропологами и культурологами XX в. предпринима­лись неоднократные попытки выявить характерные особен­ности исторически наиболее архаического, "первобытного" познания. Широко известны, например, концепции "прелогического познания" (Л.Леви-Брюль), "мифологиче­ского познания" (К.Леви-Стросс), "архаического познания" (М.Элиаде) и др. Хотя в этих концепциях речь идет об одном и том же феномене, существенные различия в подхо­дах дают, на первый взгляд, во многом несовместимые ре­зультаты:

-если для Л.Леви-Брюля древнее познание — это познание сугубо ассоциативное, управляемое законом сопричастности или партисипации, нечувствительное к ло­гическим противоречиям, которому несвойственно постро­ение силлогизмов и т.п;

- то у М.Элиаде первобытное познание в первую очередь отличается архетипами, катего­риями и образцами.

-К.Леви-Стросс вообще не усматривал в этом типе познания каких-либо принципиальных качественных особенностей — человече­ский разум, с его точки зрения, на всех этапах эволюции познавал одинаково "хорошо", менялись только объекты, к которым он прилагался. Все вышеприведенные характеристики, несмотря на их разно­родность и кажущуюся несовместимость, все же являются фрагментами единой картины, которая может быть получе­на в результате попыток взглянуть на первобытное познание с позиций эволюционной эпистемологии и когнитивно-информационного подхода.

Разумеется, речь в данном случае не идет о разработке какой-то абсолютно адекватной и исчерпывающей модели архаического познания. Кроме всего прочего, такая мо­дель не может быть в достаточной мере верифицирована или документирована ни этнографическими и антропологи­ческими данными, ни данными, полученными приматоло­гами, ни наблюдениями ранних стадий интеллектуального развития ребенка.

Правда, некоторые человеческие попу­ляции все еще ведут образ жизни охотников-собирателей, т. е. живут в условиях весьма близких к тем, в которых находились наши дальние предки (например, живущие в джунглях Бразилии и Венесуэлы племена южноамерикан­ских индейцев — яномама, шаванты и макиритаре.) Так что в известной мере возможен прямой подход к изучению эво­люции познания. Однако при этом необходимо учитывать, что жизнь этих племен под влиянием цивилизации уже во многом отличается от канонического образа жизни охотни­ков-собирателей, который преобладал в течение длитель­ного периода эволюционной истории человечества. Что ка­сается настоящих охотников-собирателей, то они были вы­теснены в столь недоступные районы, где непосредственное изучение первобытного познания практически невоз­можно.

Известно также, что наиболее высокоразвитые прима­ты — например, шимпанзе — обладают зачатками самосоз­нания и знаково-символического мышления. Как показывают проведенные в свое время в США эксперименты, они, в частности, способ­ны овладеть активным запасом порядка 100-200 слов на языке жестов и элементарными правилами синтаксиса. Тем не менее, даже самые "одаренные" из высокоразвитых приматов уже не в состоянии, например, объединить предло­жения типа "Маша дает мне банан" и "Мне нравится Маша" в гораздо более сложное предложение "Маша дает мне банан, и поэтому она мне нравится". Конечно, популяции наших дале­ких предков, которые уже систематически хоронили своих мертвых с соблюдением определенного ритуала и впервые развили идеи о "жизни после смерти" и потустороннем мире, не могли обойтись только языком жестов и, скорее всего хотя бы частично перешли к вербальной коммуникации.

Итак,возникновение первобытного познания истори­чески датировать невозможно, даже приблизительно, как невозможно непосредственно исследовать его ког­нитивные особенности. Но на основании косвенных данных мы все же можем составить себе представление о том, что около 40 000 лет назад был, не только достигнут значитель­ный прогресс в производстве орудий охоты, войны и тру­да — к этому времени наши предки уже умели объяснятьприроду и свое место в мире. Об этом свидетельствуют об­наруженные в пещерах наскальные рисунки, а также ка­менные и костяные статуэтки, гравюры, погребения и т.д. Можно также предположить, что уже неандертальцам (вы­мерший приблизительно 20 000 лет назад подвид Homo sapiens), кроме осознания своей собственной смертности, были присущи и другие элементы познания — вера в сверхъестественное (культ черепа), использование символов, телеологическихобъяснений и т.п.

Весьма надежным материалом для разработки когни­тивной модели архаического познания, видимо, могут служить также дошедшие до нас тексты мифов и других документов, фиксирующих древнее миросозерцание. Хотя эти тексты отражают гораздо более высокий уровень познания, такой подход вполне оправдан и хорошо согласуется с гипотезой, что архаическое познание в своей эволюции прошло несколько этапов. Разумеется, границы между эти­ми этапами весьма условны, их даже трудно жестко зафик­сировать, и это — несмотря на огромную дистанцию, отде­ляющую, например, познание первобытных популяций от приемов аргументации Платона (427-347 до н. э.) и Аристотеля (384-322 до н.э.) и логиче­ской техники средневековых диспутов.







Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 489. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия