Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Психологический подход к стрессу




Приведенные данные свидетельствуют о том, что различные психологические проявления стресса находят свое отражение в вызванных стрессом изменениях физиологических функций. Это естественно, так как физиологические функции являются базовым субстратом психологических характеристик стресса. Наличие такой корреляции позволяет использовать изменения физиологических реакций на стресс в качестве объективных показателей психологического (эмоционального) стресса.

Стресс(в регулятивной концепции) - объективно испытываемая трудность и напряженность как субъективное переживание.

Показано, что стрессогенные стимулы, вызывая активное, агрессивное их преодоление, активизируют симпатико-адреналовую систему. В то же время нагрузка, провоцирующая пассивное поведение, “подчинение” стрессогенным обстоятельствам, активируют систему гипофиз — кора надпочечников. Стрессорные факторы, вызывающие у испытуемых эмоционально-астеническое поведение (скуку, раздражение, нетерпение), увеличивали выделение кортизола. В случае эмоционально-стенического поведения (концентрация внимания, увеличение усилий при решении задач) возрастало выделение адреналина. Содержание катехоламинов в крови с высокой вероятностью коррелирует с выраженностью эмоциональных переживаний и личностной предрасположенностью к ним. Преобладание адреналина по сравнению с норадреналином многие авторы связывают с возникновением реакций тревоги, страха, чувства беззащитности. Напротив, преобладание норадреналина определяет чувство решительности или гнева. Содержание норадреналина в крови возрастает в ситуациях неприятных, но знакомых, отличающихся стереотипностью. Накопление в организме адреналина, по-видимому, связано со стеническими реакциями, требующими длительного умственного и физического напряжения (гнев, агрессия, аффект и т.д.).

У человека реальный гнев вызывал преимущественную секрецию норадреналина, а мысленное представление гнева приводило к преобладанию в крови адреналина. В условиях сильного или длительного эмоционального напряжения в процессе пилотирования у опытных летчиков возрастало содержание в крови как норадре­налина, так и адреналина, повышалось их выделение с мочой. У авиапассажиров в полете преимущественно возрастал уровень адреналина.

Обнаружено, что дистресс, возникающий в эмоционально неприятной рабочей обстановке, имеет последствие, распространяю­щееся на внерабочее время. Такое “накопившееся” последствие трудно компенсировать в часы досуга, поэтому считается более эффективным предотвращать возникновение дистресса на работе, чем пытаться снять его в свободное от работы время.

Известным советским физиологом академиком АМН СССР К. В. Судаковым рассмотрены специфические механизмы эмоционального стресса. Следует отметить, что проблема стресса, выдвинутая Г. Селье на уровне целостного организма, в настоящее время все более и более трансформируется в проблему эмоционального стресса. Очевидно, что эмоциональные реакции являются первоначальными реакциями индивида на различные эндогенные, биологические и социальные факторы, а также на окружающую среду.

Рассматриваемые К. В. Судаковым аспекты понимания эмоциональных стрессов основаны на теории функциональных систем, предложенной академиком П. К. Анохиным.

Согласно этой теории, функциональные системы организма являются саморегулирующимися структурами, все компоненты которых служат для достижения результата, полезного как для самой системы, так и для организма в целом.

Центральная архитектоника (закономерность строения) поведенческого акта, который приводит к удовлетворению потребностей организма, состоит из следующих ключевых этапов: афферентного (несущий к органу) синтеза, принятия решения, вычисления приемлемого результата деятельности (так называемый акцептор результата действия), действия для достижения цели и, наконец, оценки результата, достигаемой с помощью обратной афферентации (система обратной связи). Согласно теории функциональных систем, поведение человека и животных в каждый данный момент определяется ведущими функциональными системами, сформированными на основании жизненных и социальных потребностей.

Эмоциональная оценка (ощущение, чувствительность) сопровождает все этапы центральных системных механизмов, особенно в процессе сравнения достигнутых результатов с акцептором результатов действия. Согласно теории функциональных систем, эмоциональные стрессы формируются в ходе так называемыхконфликтных ситуаций, когда субъект не способен спокойно удовлетворить свои доминантные (главенствующие) биологические или социальные потребности в течение длительного периода времени.

Эмоциональный стресс в этих условиях биологически оправдан и, по-видимому, является нормальной адаптивной реакцией живого организма. Эмоциональный стресс мобилизует жизненные силы организма для преодоления конфликтной ситуации и нахождения целесообразного выхода. В безнадежной конфликтной ситуации эмоциональный стресс может принимать патологическую форму непрерывного возбуждения центральной нервной системы. У некоторых индивидов это может привести к церебро-висцеральным нарушениям различной степени тяжести.

Теория функциональных систем открывает новые аспекты проблемы эмоционального стресса. Исходя из этой теории, проблема эмоционального стресса тесно связана с каждой индивидуальной специфической реакцией субъекта на одну и ту же конфликтную ситуацию. К сожалению, современная научная литература, касающаяся исследований различных проявлений стресса, переполнена множеством усредненных данных, в которых потеряна индивидуальность различных реакций субъекта.

Согласно теории функциональных систем, целостный организм представляется как интеграция (объединение в целое) различных функциональных систем в своем иерархическом взаимодействии. Отсюда следует, что в одних и тех же конфликтных ситуациях эти процессы могут влиять на различные функциональные системы.

Как же выражается специфичность различных реакций субъекта в ответ на одну и ту же конфликтную ситуацию, вызывающую эмоциональный стресс?

На этот вопрос был дан ответ К.В. Судаковым и его сотрудниками при изучении экспериментальных моделей конфликтных ситуаций у животных.

В этих исследованиях были использованы три экспериментальные моделиострых конфликтных ситуаций, которые вызывали эмоциональный стресс у животных. Первая модель заключалась в изолировании крыс в маленьких клетках, ограничивающих их подвижность или свободу перемещения. Во второй модели использовали крыс, фиксированных на подставке, с мягкой электростимуляцией кожи либо с периодической электростимуляцией вентромедиального гипоталамического “центра страха”. Сочетание мягкой электростимуляции кожи и вентромедиальной гипоталамической стимуляции крыс, находившихся в маленьких клетках,— сущность модели острой конфликтной ситуации третьего типа. У всех животных трех групп (каждая группа соответствовала описанным моделям) в условиях конфликтной ситуации измеряли электрокардиограмму и кровяное давление.

У крыс, подвергнутых изоляции в течение 30 ч, были выявлены следующие изменения. У животных первой группы поддерживался начальный уровень кровяного давления, у крыс второй группы наблюдали повышение или снижение первоначального уровня кровяного давления, которое и поддерживалось до конца эксперимента. Животные третьей группы погибали в различные сроки 30-часовой изоляции, причем смертельный исход у них сопровождался либо значительным снижением, либо резким повышением кровяного давления. Перед смертью у крыс наблюдали значительные изменения электрической активности сердца (электрокардиограммы).

У большинства животных при вскрытии обнаруживали этиологии клинических депрессий. Авторы предложили гипотезу адренерги–ческого—холинергического баланса, по которой предполагается, что депрессия вызывается преобладанием центрального ацетилхолина по сравнению с центральными катехоламинами, а маниакальные симптомы вызываются противоположным преобладанием. Они считают, что холинергический механизм имеет потенциальную значимость в происхождении эмоциональных расстройств. Стресс, по-видимому, также является ускорителем как негативных аффектов у нормальных людей, так и клинической депрессии у тех, кто страдает тяжелыми эмоциональными расстройствами. По всей вероятности, стресс через ацетилхолиновую активацию индуцирует негативные аффекты, а у некоторых людей и более тяжелую эмоциональную психопатологию.

Хотя Яновски гипотетически представляет возрастание ацетилхолиновой активности как причину многообразных проявлений острого стресса, он тем не менее отдает себе отчет в том, что ацетилхолин не может осуществлять свои воздействия как бы “в вакууме”. Можно допустить, что конечные проявления стрессорной реакции включают в себя комплексные, многообразные взаимодействия ингибирующих и стимулирующих нейромедиаторов, таких, как норадреналин и опиоидные полипептиды, на которые воздействует ацетилхолин. Вполне возможно, что ацетилхолин может быть, скорее всего, вторичным, чем первичным медиатором стресса. Тем не менее, считает Яновски, очень важно, что мы не знаем другого, кроме ацетилхолина, такого нейромедиатора, который был бы способен одновременно активировать сердечно-сосудистую систему, симпатико-адреналовую систему, поведенческую и эмоциональную, анальгетическую (вызывающую состояние обезболивания) и нейроэндокринную системы, как это делает ацетилхолин. Эти соображения делают гипотезу о первичной роли ацетилхолина в развитии стресса вполне вероятной.

Гипотезе “ацетилхолин—стресс” свойственен ряд клинических подтекстов, говорящих о возможности использования центрально действующих холиномиметических лекарственных средств (физостигмин, ареколин и др.) или центрально действующих антихолинергических средств (атропин, скополамин и др.) при оценкечувствительности организма к стрессу или уязвимости по отношению к нему, а также при лечении таких различных состояний, как брадикардия (урежение сердечных сокращений), гипотензия или гипертензия (пониженное или повышенное кровяное давление), сердечные аритмии и т. д., а также в лечении депрессивных и маниакальных симптомов у больных с расстройствами психики.

При рассмотрении вопросов, связанных с изучением эмоциональ­ного стресса, надо учитывать и следующие моменты. В ходе современной эволюции катехоламиновому ответу в реакции “борьба—бегство” привита новая реакция, которая имеет тесные взаимоотношения с комплексными социальными условиями, в которых живут высшие животные. Сущность этой реакции состоит в том, что механизм АКТГ—кортикостероиды включается в том случае, когда принято решение не реагировать на стрессорный вызов борьбой или бегством, а следовать третьей альтернативе. В социальной ситуации, в которой существует иерархия с единственной доминантой или с контролирующей это общество группой, этот третий вариант крайне необходим. Он включает в себя подчинение требованиям доминирующего индивида или общества и подавление предыдущих типов поведения. Когда существует конфликтная ситуация, вместо агрессивности или бегства индивид может больше выиграть от повиновения и испытания депрессии, связанной с потерей власти. Депрессивное животное с высоким уровнем АКТГ больше не конкурирует с другими, но ощущает неприятность фрустрации (крушения надежд). Оно обучается новому поведению быстрее, чем нормальное животное, и новые навыки, которые оно приобретает, позволяют ему избежать смертельного исхода вследствие открытого неповиновения доминирующей силе или ситуации. Благодаря повиновению оно может остаться вместе со стадом и повысить свою значимость в нем и посредством этого продолжать добиваться желанных целей.

Согласно этой концепции, представленной американским ученым Генри, в зависимости от способности индивида оценивать ситуацию стрессогенные стимулы воспринимаются либо как вызов реакции “борьба — бегство”, либо как побуждение к реакции “сохранение—депрессия”.

Рассмотрим пример стрессорных ответных реакций организма в зависимости от осуществления поведенческого контроля ситуации.

В том случае, когда имеется вызов контролю (положительная ситуация), ответная поведенческая реакция проявляется в смелости, хвастовстве, вызывающем поведении, агрессивности, достижении цели.

Результатом этого состояния человека является борьба с ситуацией. Его эмоциональное состояние характеризуется настойчивостью, напористостью, уверенностью, низким уровнем беспокойства и опасения; при этом отмечается высокий уровень норадреналина и тестостерона в крови. В случае угрозы контролю(противоречивая ситуация) ответная поведенческая реакция характеризуется уходом от действительности, аннулированием, отменой решений. В результате наблюдается уход от ситуации, а эмоциональное состояние такого человека отличается напряженностью, возбуждением, напуганностью, чувством страха. При этом выявляется высокий уровень адреналина в крови.

В случае потери контроля (отрицательная ситуация) поведенческая реакция проявляется в капитуляции, подчинении (повиновении) и беспомощности, результат —жертва ситуации. Эмоциональное состояние характеризуется подавленностью, угнетенностью, высоким уровнем тревожности. В крови у такого человека обнаруживается высокий уровень гормонов коры надпочечников, а содержание тестостерона является очень низким.

Исследования стресса в будущем должны уделять больше внимания индивидуальным различиям между животными и людьми и попытаться коррелировать биохимические и гормональные изменения с конкретными индивидуальными условиями. Это также подразумевает, что животные могут служить в качестве модели для исследования психосоматических расстройств, если психосоциальные отклонения (жизненные ситуации, социальные конфликты) будут приниматься во внимание и рассматриваться как воздействующие стимулы.

Нам представляется, что дальнейшее изучение стресса будет сконцентрировано на исследовании взаимоотношений между характером гормонального профиля крови и поведенческим и психическим состоянием индивида в различных стрессорных ситуациях.

Селье как представитель бихевиористской ме­дицины рассматривал стресс в качестве однонап­равленной связи организма и среды (негативный внешний стимул - физиологическая реакция орга­низма). Психологический подход, разрабатывае­мый, в частности, Лазарусом и его коллегами, по­нимает стресс как регуляционные, или двунаправленные, отношения: среда воздействует на инди­вида, а индивид, в свою очередь, влияет на среду, познавая ее, относясь к ней эмоционально и ка­ким-либо образом действуя. Как показано на рис. 1, ядром такого подхода служат два типа отно­шений: 1) взаимоотношение внешних требований и возможностей личности; 2) взаимоотношение способности личности к преодолению негативного воздействия и того, что объективно требуется в конкретной ситуации. Стресс наиболее вероятен, если есть несоответствие между личностными воз­можностями и объективными требованиями, а именно, если требуется больше того, на что чело­век способен.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-12-04; просмотров: 113. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.014 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7