Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

КОРКОВАЯ СТЕРЕОТИПИЯ




На большие полушария как из внешнего мира,, так и из внутренней среды организма беспрерыв­но падают бесчисленные раздражения различного качества и интенсивности... Все это встречается, сталкивается, взаимодействует и должно, в конце концов, систематизироваться... В окончательном результате получается динамический стереотип, т. е. слаженная уравновешенная система внут­ренних процессов.

И. П. Павлов

Переходим к рассмотрению весьма обширного круга явлений, свя­занных с формированием корковых динамических стереотипов.

В коре мозга в течение повседневной ее деятельности происходит беспрерывное систематизирование процессов, выражающееся в опреде­ленном распределении раздражительных и тормозных состояний, кото­рые при однообразно повторяющейся обстановке фиксируются, совер­шаясь все легче и автоматичнее. Таким образом, получается динами­ческий стереотип, поддержка которого требует все меньшей и меньшей затраты нервного труда. Стереотип становится трудно изменяемым, трудно преодолеваемым новой обстановкой, новыми раздражениями.

Запечатлевая жизненный опыт, корковые динамические стереотипы с годами обычно обнаруживают склонность к прочной фиксации, в си­лу чего сохраняются весьма длительное время.

Формируясь в онтогенезе, в условиях повседневного уравновешива­ния организма и среды, эти стереотипы составляют в известной мере основу человеческой личности, обычно весьма стабильную по форме и динамичную по содержанию.

Нас интересует также вопрос, возможно ли путем словесного воз­действия в состоянии бодрствования или во внушенном сне устранять последствия ломки динамического стереотипа, изменять его характер, если он уже не отвечает внешним условиям и, наконец, содействовать формированию нового динамического стереотипа в соответствии с но­выми жизненными условиями,

Ответ на эти вопросы, несомненно, имеет не только большой теоре­тический интерес, но и важное значение для лечебной медицины.

Итак, если динамический стереотип, т. е. «слаженная уравновешен­ная система внутренних процессов», оказался хорошо зафиксировав­шимся, то отмена его и выработка нового стереотипа представляют для нервной системы трудную задачу, которая может вести к полному вре­менному прекращению условнорефлекторной деятельности. Как пока-

143

зали эксперименты И. П. Павлова на собаках, задача в этом случае настолько трудна, что выдержать испытание может только сильный нервный тип.

Может ли в таком случае на помощь больному прийти «внушающее •слово» врача в виде психотерапии соответствующего содержания?

На этот вопрос могут дать ответ следующие примеры, взятые из иа-шей амбулаторной и клинической психотерапевтической практики. Начнем с иллюстрации устранения внушением последствий ломки динамического стереотипа.

1. Больной 3., 62 лет, артист, обратился к нам с жалобами на воз­никшую у него 3 года назад боязнь выходить на сцену и забыть текст исполняемой роли. Такая забывчивость во время игры на сцене, дейст­вительно неоднократно возникавшая, породила у него чувство неуверен­ности в себе, сопровождающееся «внутренней дрожью» и навязчивой мыслью во время исполнения роли: «Вот сейчас забуду!» Все это проис­ходило только в определенных местах второй и четвертой картин одной и той же пьесы, в роли, исполнявшейся им до того около 650 раз с неиз­менным успехом, без какой-либо забывчивости или волнения. Вначале, по словам больного, все это происходило так: «Вдруг выпадает текст, и я не могу его схватить, в мозгу после последней реплики — полный про­вал». Теперь несколько иначе: «Текст выпадает, но я уже могу заполнить это место своими словами». Однако в день спектакля уже с утра «пре­следует неотступная мысль о возможности забыть текст».

Причину возникновения этих явлений больной связывает с теми переживаниями, которые возникли у него вследствие вынужденного резкого изменения характера роли, исполняемой им на сцене. Дирекция требовала переделки образа изображаемого им действующего лица, что вызвало у него бурные переживания. Поэтому необходимая переделка исполняемой роли была выполнена им лишь с большим трудом. После этого и начались выпадения реплик именно в тех местах текста, кото­рые предлагалось толковать по-новому. Первый такой «провал» текста его силыно взволновал и смутил: уже во время самого исполнения роли «сильно ударило в голову, почувствовал прилив жара к голове и высту­пивший пот». В следующие 3 дня исполнение той же самой роли произо­шло «с такими же точно выпадениями текста, в тех же местах пьесы». В дальнейшем это явление возникало не при каждом исполнении этой роли. Но за последний год оно вновь стало повторяться особенно часто, что и вынудило больного обратиться к врачу.

В амбулаторных условиях было проведено 6 сеансов мотивирован­ного внушения в дремотном состоянии. Это дало положительный резуль­тат: неуверенность в себе и навязчивые мысли исчезли, с исполнением роли в трудных для него местах стал справляться успешно, без «прова­ла» реплик.

Как известно, И. П. Павлов отмечал, что включение новых раздра­жителей, особенно «сразу в большом количестве», или же перестановка местами многих старых раздражителей «есть большой нервный процесс, труд, для многих нервных систем непосильный, кончающийся банкрот­ством системы и выражающийся отказом на некоторое время от нор­мальной деловой работы», в то время как «колебания в установленных границах этой системы — относительно легкое дело»1.

Приведенный выше пример представляет именно такой случай «банкротства нервной системы», происшедший вследствие ломки старо-

1 И. П. Павлов. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. Медгиз, 1951, стр. 318.

144 —

If

го динамического стереотипа. Напомним, что данная роль до ее измене­ния исполнялась больным около 650 раз, т. е. стереотип был чрезвычай­но прочно зафиксировавшимся.

2. Больная Ш., 28 лет, обратилась с жалобами на угнетенное сос­тояние, .частые обмороки, иногда реактивные судорожные припадки с потерей сознания, расстройство сна, потерю трудоспособности и интере­са iK жизни, слезливость. Ранее считала себя вполне здоровой, была ра­ботоспособна, уравновешена, отличалась твердым характером. Наслед­ственность не отягощена. В течение нескольких лет в крупном комбинате руководила работой большой группы бухгалтеров.

Заболела 6 месяцев назад после внезапной трагической смерти му­жа, с которым прожила 8 лет и которого, по ее словам, «безумно люби­ла». В течение 6 месяцев у нее постоянно возникают галлюцинации: оставаясь в комнате одна, видит мужа, слышит его голос, беседует с его портретом. Гипнагогические галлюцинации такого же содержания, все время продолжает видеть мужа во сне. Иногда все это сопровожда­ется истерическими рыданиями, заканчивающимися судорожными при­ступами с потерей сознания. Нередко эти приступы возникают по услов-норефлекторному механизму.

Двухмесячное лечение в санатории не дало эффекта, так же как и амбулаторный курс электротерапии. По-прежнем|у продолжаются гал­люцинации, разговоры с портретом мужа, бессонница. Диагноз: реактив­ный истероидный невроз.

В дальнейшем была применена психотерапия. Больная оказалась хорошо гипнабильной, на протяжении 3 недель в амбулаторных усло­виях проведено 8 сеансов психотерапии во внушенном сне с последую­щими одночасовыми сеансами внушенного сна-отдыха. Отмечено, что после каждого сеанса патологические симптомы ослабевали, а после 5-го сеанса исчезли совершенно. Тем не менее было проведено еще 3 до­полнительных сеанса, после чего самочувствие больной стало хорошим, она начала работать, в то время как со дня смерти мужа была на инвалидности.

Через 4 года сообщила, что все это время чувствует себя хорошо, вполне уравновешена, работает бухгалтером расчетной части, по-преж­нему руководя группой бухгалтеров, умеет себя сдерживать, отмечает, что «воля окрепла». Еще через 5 лет, явившись в диспансер, сообщила о «полном благополучии и здоровье» и о том, что «стойко перенесла трудности эвакуации» (наблюдение автора).

Как мы видим, здесь у лица, относящегося, вне сомнения, к сильно­му и уравновешенному типу нервной системы, произошла ломка проч­но зафиксировавшегося в течение ряда лет динамического стереотипа, обусловленная внезапной утратой близкого человека.

Именно такого рода случаи и имел в виду И. П. Павлов, говоря: «...мне кажется, что часто тяжелые чувства при изменении обычного образа жизни, при прекращении привычных занятий, при потере близких людей, не говоря уже об умственных кризисах и ломке веро­ваний, имеют свое физиологическое основание в значительной степени именно в изменении, в нарушении старого динамического стереотипа и в трудности установки нового»'. В другом месте он отмечает, что «...отдельные истерические реакции как общефизиологические при крайне сильных раздражениях, при чрезвычайных ударах жизни, должны встречаться и у более или менее сильных типов...» 2.

1 И. П. Павлов. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. Медгиз, 1951, сир. 399.

2 Т а м же, стр. 383.

11 Слово как лечебный фактор — 14Я

В данном случае психотерапия (8 сеансов в состоянии внушенного сна с последующими одночасовыми сеансами внушенного отдыха во внушенном сне) с внушением «забвения» утраты и спокойного отноше­ния к ней устранила последствия ломки прежнего стереотипа и создала условия для нормального отношения к новым условиям жизни.

Итак, сложившийся и упрочившийся, т. е. сделавшийся привычным, уклад жизни со временем фиксируется настолько, что нередко человек может изменять его лишь с большим трудом. В силу этого может создаться положение, при котором необходима соответствующая психотерапевтическая помощь. Приводимые ниже примеры показыва­ют, в какой мере словесное внушение может помочь устранению такого упрочившегося, якобы «неустранимого» динамического стереотипа.

1. Больная С, 27 лет, обратилась с жалобами на снижение интере­са к жизни, тревожное состояние, тоску, потерю аппетита, нарушение сна. Поводом к этому послужило то обстоятельство, что в течение пос­ледних недель она стала замечать охлаждение к ней человека, которо­го сильно любила и с которым, по ее словам, «два года прожила душа в душу». Оставшееся у нее неизменным большое чувство и сильная привязанность к нему заставляли ее сильно страдать. Тем не менее из самолюбия С. решилась на полный разрыв с ним, причем «разум гово­рил одно, а чувство — другое». Вследствие этого невротическое состоя­ние углублялось, и она обратилась за врачебной помощью.

Рассказав о создавшемся положении, она призналась, что шла к врачу «с весьма малой надеждой на получение облегчения: казалось невозможным вырвать то сильное чувство привязанности и любви, во власти которого находилась около 2 лет». Первый сеанс психотерапии, проведенный в дремотном состоянии, ею описывается так: «Я не спала, но чувствовала какую-то приятную тяжесть во всем теле. Отяжелели веки, руки и ноги, но мысли мои работали, и я слышала все, что мне внушалось». Тем не менее, придя на следующий день на второй сеанс, она заявила, что, к ее удивлению, «наступило общее успокоение и вполне явно ощущаемое облегчение»: спала ночью хорошо, мысли о «нем» хотя и были, но уже ее не трогали, и она «впервые утром поела без принуждения».

Во время 2-го сеанса больная также «испытывала полное душев­ное и телесное спокойствие», причем после сеанса в течение всего дня спокойствие сохранялось, и даже к неоднократным встречам с «ним» на службе отнеслась без всякого волнения. Вынужденных мыслей о прошлом уже не было. Несколькими днями позже было проведено еще 2 сеанса, причем во время 3-го сеанса больная испытывала то же состояние приятного отдыха, а после 4-го сеанса сообщила, что, несмотря на ежедневные встречи с «ним» на службе, ее это «совер­шенно не волнует», а в «его» отсутствие «мысли о нем совершенно не приходят в голову».

Дальше произошел следующий эпизод: ее перевели на работу в ту комнату, в которой работал и «он». К своему удивлению, она на это никак не реагировала: «Вот уже 3-й день я работаю с ним в одной комнате совершенно спокойно, будто я его никогда не любила».

Неделю спустя был проведен 5-й, последний сеанс. Уходя, больная сообщила, что «сохраняет полное спокойствие, полностью работоспо­собна, вполне уверена в себе», что эти 5 сеансов дали ей то, к чему она стремилась (наблюдение нашей сотрудницы И. Н. Мураховской).

2. Больная С, 31 года, явилась к нам в сопровождении мужа, с жа­лобами на тревожно-угнетенное состояние, боязнь оставаться одной дома, отсутствие интереса к окружающему. Стала мнительной, испыты-

146

вает навязчивый страх умереть ночью от паралича сердца («уснуть и не проснуться»). В дальнейшем страх смерти сменился боязнью ослепнуть: «ощущаю давление в области глаз». Последние 3 месяца боится сойти с ума, что порождено ощущением давления в области темени. Отмечает­ся расстройство сна, отсутствие аппетита. За последние 5 месяцев поте­ряла в весе'15 кг (до заболевания весила 92 кг). Начало заболевания от­носит к тому времени, когда 9 месяцев назад переехала со своей семь­ей из города, в котором родилась и безвыездно прожила всю свою жизнь, в другой город (в связи с переводом мужа). Переезд восприняла как «большое и сложное событие, сломавшее ее жизнь». В течение 9 ме­сяцев не может примириться с жизнью на новом месте и с происшедшей, неприемлемой для нее ломкой бытовых условий. До заболевания (с ее слов и слов мужа) была вполне здорова, активна, бодра и жизнера­достна.

Проаедено несколько сеансов словесного внушения (первые сеан­сы — в бодрственном состоянии, последние — в состоянии внушенного сна), полностью устранивших весь сложный патологический синдром: новое место жительства уже не стало ей казаться «неприятным» и «чуж­дым», стала обзаводиться хозяйством, забыла все свои страхи. Катамнез положительный 2 года (наблюдение автора). Таким образом, и в дан­ном случае имелась картина прочно зафиксировавшегося динамическо­го стереотипа, связанного с привычной жизненной ситуацией, от послед­ствий ломки которого нервная система больной, характеризующаяся значительной инертностью нервных процессов, самостоятельно освобо­диться не могла.

Отмечая, что корковая стереотипия при определенных условиях приобретает значительную устойчивость, И. П. Павлов приводит случай, когда один студент, обнаружив, что избранная им специальность не отве­чает сложившимся у него жизненным интересам, впал в состояние глубокой меланхолии, вплоть до настойчивых попыток к самоубийству. Был избавлен от этого состояния благодаря энергичному содействию двух его товарищей, почти насильно заставивших его переменить спе­циальность, после чего его настроение стало заметно изменяться и, на­конец, состояние полностью нормализовалось. Найдя в этой новой спе­циальности предмет своих исканий, он в дальнейшем, по свидетельству И. П. Павлова, всю свою жизнь оставался нормальным.

Д. М. Гастев (Ленинградская клиника неврозов имени И. П. Пав­лова, 1938) приводит ряд наблюдений, когда рациональная психотерапия в виде разъяснения в бодрственном состоянии больного сущности пере­живаемых им явлений привела к успеху.

Итак, на основе всего изложенного можно сделать вывод, что при невротических заболеваниях, обусловленных нарушениями корковой динамической стереотипии, существенное значение принадлежит психо­терапии. Она может быть применена в виде рациональной психотерапии (наблюдения Д. М. Гастева) или же в виде суггестивной терапии во внушенной дремоте или внушенном сне. Как показывает опыт, последнее необходимо в тех случаях, когда психотерапия в бодрственном состоя­нии эффекта не дает. :: •■

Следует отметить, что применение речевой психотерапии в наших слу­чаях оказывалось патогенетически вполне правильным: оно устраняло патологически прочно зафиксировавшиеся динамические стереотипы, утратившие свою социальную значимость, открывая тем самым возмож­ность образования новых корковых динамических структур.

IIs

ГЛАВА XI







Дата добавления: 2015-06-16; просмотров: 108. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия