Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 19. Истина.




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой


Вечер. 19:34.
« “Быть человеком – значит быть борцом...”- Иоанн Гете. »

<Север. Приграничная лаборатория Империи.>


<<Ненавижу имперских проектировщиков...>>- ругался в мыслях Неизвестный, ползя по узкой вентиляции имперской лаборатории. Неизвестный полз хоть и медленно, но тихо. Его нечеловеческие локти болели нечеловеческой болью от такого способа передвижения. Через редко встречающиеся затворы вентиляции были видны просторные и абсолютно пустые коридоры приграничной лаборатории, что ещё сильнее усугубляло моральное положение Неизвестного. Успокаивало лишь одно – когда он будет уходить с доктором, он будет уходить именно по этим коридорам.


Через некоторое время, Неизвестный таки дополз до того места, к которому он направлялся – к главному узлу вентиляции. В этом узле находилось несколько больших вентиляторов, да и сам узел был достаточно большим, чтобы Неизвестный мог в нём спокойно присесть. Последовав данной мудрой мысли, Неизвестный сделал передышку, а заодно и вытащил из сумки небольшое устройство цилиндрической формы, после чего поставил его рядом с вентиляторами. Вытащив также проектный чертёж лаборатории, Неизвестный начал думать, куда бы ему направиться в дальнейшем. Надо было найти либо местонахождение доктора, либо какое-нибудь удобное место для начала поисков. Таких мест было несколько, но Неизвестный, решив больше не мучить свои локти, выбрал самое близкое из них, после чего, ещё немного отдохнув, продолжил свою миссию.


Проделав очередной мучительный путь, Неизвестный взглянул в затвор вентиляции той комнаты, в которую он хотел проникнуть. В комнате, как и в коридоре, было пусто. По краям комнаты находилась разная аппаратура, а на другом конце находился какой-то человек в длинном плаще. Убрав затвор с крайней аккуратностью, Неизвестный также аккуратно и тихо спустился в комнату, после чего направился к человеку. Неожиданно, человек в плаще резко развернулся.


-- Ну как, руки не болят?- спросил человек в плаще. Неизвестный сразу же вскинул <<Маркиз>> и начал разглядывать лицо этого человека. Вместо ожидаемого лица доктора Абсолюта, Неизвестный внезапно разглядел на противоположной стороне того, кого знают абсолютно все агенты Федерации. На другом конце комнаты стояла правая рука Императора – Коротышка.


Коротышка. Он же – генерал Коротышов. Правая рука Императора. Бывший генерал Федерации. Гений своего дела. Предатель.

-- Я ведь всё рассчитал. Я изучил твою анатомию. Заставил разведку найти архивы с твоими данными. Я знал что ты будешь именно здесь. Я всё знаю. Как и всегда...- с полным спокойствием говорил Коротышка.


Неизвестный, ничего не отвечая, продолжал целиться в Коротышку. Военный указ №459, написанный собственноручно Главнокомандующим, приказывал ликвидировать Коротышку при любой же первой возможности. Однако, сейчас Коротышка стоял перед Неизвестным абсолютно без оружия и никакой опасности не представлял. Именно по этой причине, Неизвестный до сих пор не выстрелил.


-- Ты меня не убьёшь.- спокойно сказал Коротышка, продолжая стоять на месте.
Неизвестный, сильно удивившись наглости данного высказывания, не смог удержаться от вопроса:
-- С чего это?- спросил он Коротышку.
Коротышка слегка улыбнулся.
-- Видишь тот резервуар позади меня? Видишь?
-- Ну вижу. И что?- злобно спросил Неизвестный.


Сзади Коротышки находился большой резервуар, который занимал всю стену. В резервуаре находилась какая-то переливающаяся светло-зелёная жидкость.
-- Это антидот. Знаешь что такое антидот? – снова спросил Коротышка.
-- Ну как бы противоядие. А что? Что тут такого?- снова ответил Неизвестный, приготовившись нажать на курок.
Коротышка снова улыбнулся и посмотрел прямо в глаза Неизвестного.
-- Это антидот к твоему мутагену.


Неизвестный не сразу понял, про что ему сказал Коротышка, но как только он осознал, его тело резко похолодело, то ли от ужаса, то ли от радости. Неужели. Наконец-то. Наконец-то он сможет избавиться от своего уродства. Наконец-то, он станет нормальным человеком. Никаких пренебрежительных взглядов, никаких страхов, наконец-то он сможет нормально общаться с людьми. Но главное – родители. Родители ничего не узнают. Ничего не увидят. Он останется для них их любимым сыном, не мутантом. Не мутантом...


-- Если выстрелишь, пуля <<Маркиза>> пробьёт моё тело и разобьёт стекло резервуара и тогда – прощай путёвка в человеческое общество. Я же говорил что всё рассчитал. – с издёвкой говорил Коротышка.


Шокированный Неизвестный всё ещё продолжал держать Коротышку на прицеле.
-- Что ты хочешь?- немного испуганно спросил Неизвестный, осознавая безвыходность ситуации.
-- Мои условия просты. Ты сдаешься в плен. Я даю тебе антидот и обещаю хорошие условия в плену. Через какое-то время мы тебя обмениваем и ты возвращаешься к себе и своим родителям, здоровый, красивый и счастливый. Всё хорошо, все счастливы. Пойми, лично мне ты не нужен. Ты нужен мне лишь для того, чтобы отомстить одному мелкому и подлому существу. Ты, как я понял, согласен, правда?- спросил Коротышка и начал ожидать ответ.


Неизвестный немного опустил взгляд. В словах Коротышки была правда. В плену агентов не убивают. Никогда. Держат, кормят, обслуживают, пытаются задобрить и вытащить хоть какую-нибудь интересную информацию. Но не убивают. Вне зависимости от ценности пленного агента, всё заканчивается одинаково, всё заканчивается обменом. И все агенты это знают. Неизвестный в том числе.


Сдаться – это так легко. Сдаться – и всё, ты человек, ты жив, ты имеешь все шансы вернуться обратно и начать всё сначала. Хочешь – в отставку, хочешь – опять на службу. Никаких рисков, просто сдайся и веди себя хорошо. Просто сдайся...


Неизвестный резко поднял взгляд и взглянул прямо в лицо Коротышке. Глаза Неизвестного горели ярче двух стоваттных лампочек...


-- Вы ошиблись.- спокойно промолвил Неизвестный и нажал на курок.


Пуля калибра 12,7x108 мм. тихо вылетела из ствола и легко войдя в живую ткань, насквозь пробила шейный позвонок, после чего легко вылетела из затылка и врезалась в стекло резервуара. Стекло, растрескавшись, развалилось по кусочкам и антидот, такой дорогой и желанный, начал омывать ещё совсем тёплый труп Коротышки и стекая в маленький ручеёк, начал выливаться в канализационную решётку. Всё еще не оправившись от шока, Неизвестный продолжал стоять со вскинутой винтовкой, но услышав торопливые шаги сверху, опустил её и решил приступить ко второй части своего проникновения. К побегу.


Быстро надев на своё лицо специально сделанный для него противогаз, Неизвестный вытащил из кармана небольшой пульт и нажал на кнопку.
“БУМ”(бомба усыпляющая малая), которую когда-то давно очень любезно “одолжил” Неизвестный у своих союзовских “коллег” и которую он оставил в главном узле вентиляции, активировалась. Немного пропищав, бомба откинула крышечку и из неё начал активно валить красный усыпляющий дым, который начал быстро распространяться по зданию благодаря вентиляторам, работающим немного в другом режиме, чем изначально.


Шум и топот ног начал понемногу стихать и Неизвестный, спокойным шагом, направился к выходу. Решив таки не уходить из лаборатории с пустыми руками, он начал заглядывать в кабинеты в поисках разной интересной документации. Однако в кабинетах, кроме спящих в разных позах и положениях солдат, ничего особенного не было. Но несмотря на это, Неизвестный продолжал в них заглядывать. Было видно, что он до сих пор был в шоке.


Неожиданно, в одном из кабинетов Неизвестный нашёл то, что никак не должно было находиться в военной лаборатории. Как минимум – с моральной точки зрения. В одном из кабинетов, посреди спящих солдат и сотрудников, Неизвестный увидел маленького мальчика лет десяти. Мальчик был в белых одеждах и спокойно спал на диване. Не задаваясь лишними вопросами о том, что вообще какой-то маленький мальчик делает в имперской лаборатории, Неизвестный подошёл к нему и взял на руки. Держа в одной руке <<Маркиз>>, а в другой – мальчика, Неизвестный решил закончить с поиском документов и направиться к выходу.


Путь от самой лаборатории до приграничного аванпоста занял у Неизвестного несколько часов и прошёл вполне спокойно, если не считать случайно встреченного имперского взвода. Лежнев, с явным довольством смотрел на Неизвестного, который маячил на конце горизонта.


-- Смотри, наш горе-диверсант идёт! Живой, однако.- начал говорить Михаилу Лежнев.

Михаил, взяв бинокль со стола, посмотрел вдаль горизонта.
-- Как всегда, командир. Как всегда.- ответил Михаил.


Через несколько минут Неизвестный был уже совсем рядом с аванпостом. Вручив ещё спящего мальчика подошедшему к нему Первому, Неизвестный направился к Лежневу, чтобы отчитаться о провале операции.


-- Не стоит, ты не виноват. Доктора там не было, его успел похитить Союз.- начал говорить Лежнев, как только Неизвестный подошёл к нему.
-- Да неужели? Вот только наш “оковец” вряд ли захочет слышать эти отговорки. Провал есть провал, и не важно, по какой причине...- пессимистично отвечал Неизвестный.
-- Да ладно тебе, это ерунда. Лучше расскажи, что у тебя там было...- сказал Михаил.


Неизвестный начал во всех подробностях рассказывать Михаилу и Лежневу о своей миссии, начиная с неудобной вентиляции и заканчивая маленьким мальчиком.


Закончив свой рассказ, Неизвестный внезапно увидел своих родителей, стоящих в паре десятком метрах от него. Решив не показываться им на глаза, он накрыл свою голову капюшоном и отвернулся. Однако Лежнев неожиданно испортил его планы. Позвав к себе его родителей, он с улыбкой и гордостью на лице указал на Неизвестного. Неизвестный начал быстро ретироваться в сторону. Мать Неизвестного, явно почуяв неладное, быстро подбежала к сыну.


-- Что такое? Почему ты убегаешь? Ты ранен?- затараторила мать Неизвестного.
-- Ну...да...немного. Ну так...царапина.- скромно ответил Неизвестный, не разворачивая лица.
-- Хех, а я ведь говорил что твоя война не доведёт тебя до добра. Уж лучше бы отцу бизнесом помогал заниматься...- грубо сказал подошедший отец Неизвестного.
-- Что за царапина? А ну покажи лицо!- продолжала мать.
-- Мама...не надо...она большая, некрасивая и прямо поперёк лица... Давайте я лучше в госпиталь схожу, меня там...подлатают, а потом вернусь к вам.
-- Нет, покажи!- крикнула мать, хватая Неизвестного за плечо.
-- Нет, мама, не надо...
-- Покажи я сказала! Не перечь матери!- продолжала кричать мать.


Неизвестный глубоко вздохнул. И развернулся...

Утро. 9:17.
<Северный плацдарм.>


Стояло прекрасное свежее утро. Ясное голубое небо. Красивые перистые облака, перегоняемые лёгким тёплым ветром, играли на небосклоне. Всё было прекрасно, и лишь удвоенное количество вездесущих агентов “Ока” портило всю эту красивейшую картину.


Новость о смерти Коротышки быстро долетела до столицы и даже сам Главнокомандующий решил посетить Северный плацдарм, что и объясняло такое большое количество “оковцев”. Также, это объясняло то, почему с самого раннего утра всех солдат и агентов плацдарма заставили отдраивать этот самый плацдарм до алмазного блеска. Когда выяснилось, что до приезда Главнокомандующего такой громадный плацдарм не отмыть, к вынужденно-очистительным работам привлекли и самих “оковцев”. Было достаточно интересно наблюдать, как эти гордые и “высокопрофессиональные” агенты в красивых строгих костюмчиках вместе со швабрами, тряпками и матом отмывают очередную комнату. Однако, надо было отдать должное их организованности – плацдарм сиял чистотой ещё за час до приезда Главнокомандующего.


Главнокомандующий, в сопровождении наверно целой армии, прибыл ближе к полудню.
Как только он ступил на плацдарм, он сразу же выразил сильное желание посмотреть на “того интересного агента” который “грохнул врага Федерации №1”. Однако Лежнев, решил провести сначала небольшую экскурсию для Главнокомандующего, в течении которой он надеялся выпросить у него “чуть-чуть” более высокое финансирование для “сверхценных” и “сверхкрутых” агентов Тёмного Кордона. Главнокомандующий согласился на эту маленькую экскурсию, а Юрий Александрович тем временем приказал “оковцам” найти и привести Неизвестного.


И всё бы было хорошо, но Неизвестный, прикрываясь фразой “вы там что, окончательно офигели все?”, наотрез отказался встречаться с Главнокомандующим и в течении нескольких часов активно прятался от “оковцев” по всему плацдарму. Он бы мог прятаться от них и дольше, если бы сам случайно не наткнулся на Главнокомандующего.


Выслушав две тонны лести о “ценности таких агентов, как вы” и “гордости Федерации, за таких, как вы”, Неизвестный получил медаль с рук Главнокомандующего, после чего с милым и очень вежливым лицом, удалился в столовую. Кроме него, медаль получили почти все, кого он знал: Михаил, Барракуда, Лежнев, ну и конечно же Шелест. Кроме медалей, наши герои также получили повышения. Михаил, Барракуда и Неизвестный – на один ранг, став главными агентами, а Лежнев – сразу на 2 ранга, став главным агентом Севера. Однако Лежнева это не очень порадовало: жалованье его удвоилось, а вот количество проблем и ответственности – утроилось. Хотя он всё таки смог выпросить у радостного Главнокомандующего дополнительное финансирование, что сильно обрадовало уже всю организацию.


На организованною вечером по этому поводу пьянку, Неизвестный не пришёл, предпочитая ей одинокое времяпровождение в казарме. Лежа в темноте на кровати, он всё еще думал о своём выборе, о том что он потерял и о том что он приобрёл.


Зашедший в казарму Михаил нарушил царящий в в его голове поток мыслей и размышлений.
-- Эх, дурак ты, дурак, без пяти минут как главный агент, а все равно дурак.- немного пьяным голосом сказал Михаил.


Неизвестный никак на это не отреагировал, продолжая лежать в кровати. Он и сам прекрасно знал про это. Михаил, стоящий около двери, подошёл к Неизвестному и присел рядом с ним.
-- Как ты не понимаешь, что не вид делает человека человеком. Ты пожертвовал возможностью изменить жизнь, не сдался, убил предателя, спас какого-то мальчика. Скажи, сколько агентов поступило бы на твоём месте также? А? Лишь с очень большой натяжкой можно назвать тебя не человеком. С очень большой...- поучительно говорил Михаил.


Неизвестный улыбнулся, хотя его улыбка была больше похожа на звериный оскал.
-- Да, вот только ты попробуй это объяснить моим родителям. Вон, мать до сих пор в сознание не пришла...- с улыбкой ответил Неизвестный.
-- Да ладно, родители – это родители. Они поймут, простят, через какое-то время. Ведь не зря говорят, что время – лечит...- продолжал говорить Михаил.
-- Да, ты прав. Ведь этой грёбанной войне, у нас есть лишь время. Ни жизни, ни задачи, ни приказы... Только время...- с небольшой досадой сказал Неизвестный и встал с кровати. Подойдя к окну, Неизвестный осознал, что больше всего на свете,
на данный момент, он хочет просто прогуляться по этому ветреному вечернему плацдарму.







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 221. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия